электронная
223
печатная A5
388
18+
По ту сторону любви

Бесплатный фрагмент - По ту сторону любви

Сборник рассказов

Объем:
250 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-0328-3
электронная
от 223
печатная A5
от 388

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Благодарности!

Благодарю Вселенную и существ населяющих её, за возможность развиваться именно здесь, на нашей прекрасной Земле!

Особенно благодарю своих Наставников и Учителей, терпеливо и с любовью, ведущих меня к нашей общей цели!

Благодарю свою семью за каждодневную поддержку, любовь и ваши искренние улыбки. Благодаря вам, мои дорогие, я расту и двигаюсь вперёд!

Благодарю прекрасную Наталью Коваленко за оформление моих рассказов через мир поэзии!

Благодарю всех и каждого, что вы есть, что вы дарите мне минуты вдохновения. Ведь люди — это самый мощный источник вдохновения!

Благодарю всех, кто читает и знакомится с моими мыслями. Это пробуждает желание творить и дальше!

От Автора

Любовь — как много в этом звуке… Уникальность слова «Любовь» заключена в том, что оно единственное в своём роде способно равняться по объёмности смысла, содержания и формы, лишь со словом «Истина». Так может, истина и любовь — это одно и то же?

Любовь творит чудеса. Любовь противостоит любым страхам, сомнениям и боли. Любовь взращивает любому существу крылья, дав возможность подойти к бездне ближе, чтобы заглянуть ей в глаза. Любовь может оказаться испепеляющей, но лишь для того, чтобы возродиться вновь. Любовь заставляет двигаться, мечтать, фантазировать и творить. Любовь это сила, способная вывести «слепого» на тропу просветления лишь с помощью надежды и веры в само слово «любовь».

Истина… Каждый упорно ищет её на протяжение всей своей жизни из года в год, из века в век, из воплощения в воплощение. Истина побуждает задавать вопросы. Истина вынуждает искать ответы. Истина задаёт темп развития души и устанавливает рамки восприятия мира. Она находит тропу к пониманию и осознанности. И однажды Истина, встретившись с Любовью, сливается с ней навсегда, чтобы стать новой Мыслью.


Анютины глазки

Ситуации в жизни случаются —

Позитивные, трудные… Разные.

Как пройти их у нас получается,

Смотрят Ангелы вниз беспристрастные.

То, что кажется в жизни трагическим —

Может к счастью дорогу открыть,

Все зависит от зрелости личности

От того, КАК захочется жить.

Вы всё это почувствовать сможете,

Прочитав, Ольги дивный рассказ.

Вы душе непременно поможете

Видеть Ангелов верящих в вас.

Наталья Коваленко

1

Это был по-весеннему прекрасный и такой солнечный день, когда Анечка не торопясь вышагивала по ровному тротуару. В ушах звучала любимая музыка, эхом разносившая свой ритм по всему телу, пробираясь в самые сокровенные уголки её юного сердца. Ей было всего семнадцать. Так мало для того, чтобы научиться осознавать, но достаточно для того, чтобы научиться любить…

Как всегда она мечтала. Мечтала о нём. Когда он ворвётся в эту скучную жизнь и раскрасит её красками захватывающих приключений, любовных страстей и бессонных ночей. Когда от одного лишь его взгляда она будет готова следовать за ним на край света. Когда лишь подумав о нём, она покроется тысячами мурашек. Когда прикоснувшись к нему, она поймёт, что это навсегда…

Довольно прищурив глаза и подставив своё прекрасное личико солнцу, Аня закружилась в хаотичном танце. Она, конечно же, догадывалась, что в данный момент на неё смотрят несколько десятков удивлённых глаз, однако предположить, что кто-то уже давно наблюдает за ней, не могла. Ей было просто весело, хорошо, она ведь сдала последний зачёт и теперь впереди — длинное лето.

Он решил, что сейчас самое подходящее время и ждать просто глупо. Его нога резко надавила на газ и, поравнявшись с ней, тонированное окно дорогого автомобиля опустилось.

— Вас подвести, красавица! — задорно выкрикнул он, самодовольно улыбаясь при этом.

Обычно этот номер срабатывал безотказно. Неожиданность появления, красивая машина, кожаный салон и привлекательный водитель. Однако повернув в его сторону голову, Аня лишь презрительно фыркнула, поправила выпавший наушник и прибавила громкости, чтобы больше не слышать глупых попыток познакомиться.

Максим немного удивился, но отступать было совсем не в его правилах, тем более что он высматривал её уже целую неделю и лишь ждал удобного момента. Прозорливый ум сразу начал искать пути решения и недолго думая, он вышел из своей машины, догнал её и, подхватив на руки, направился обратно к автомобилю.

— Отпусти немедленно! — вскричала Аня, попутно вырываясь из его цепких и сильных рук. — Я закричу!

— Кричи! — улыбнулся он ещё шире. — Нас всё равно уже не будет здесь через одну минуту.

И не став дальше слушать возмущения девушки, просто и дерзко усадил её в свою машину. Однако пока он обошёл автомобиль и коснулся дверной ручки, Аня выскочила и со всех ног побежала куда-то вглубь дворов, благо она их знала очень хорошо.

— Вот, идиот! — вслух выругался Максим, жалея, что забыл заблокировать двери. Он даже не успел сообразить, в какую сторону она убежала, и ещё раз поругал себя за столь опрометчивый промах. Всё-таки он надеялся, что заинтригует её, а не напугает.

Аня тем временем бежала сломя голову, вся дрожа от страха и гнева одновременно. Сказать, что её сердце ушло в пятки, когда он поднял её на руки — это ни сказать ничего. Страх граничил с отчаяньем, и в одно мгновенье ей показалось, что её жизнь кончена. Но инстинкт выживания гораздо сильнее и теперь она неслась, не обращая внимания на прохожих.

Пробежав так минут десять, Аня вынужденно остановилась, чтобы перевести дыхание. Подсчитав в уме преодолённое расстояние, она спокойно выдохнула и уже не спеша двинулась в сторону метро. Снова поправив наушники, она в панике поняла, что её руки свободны, а сумки нет. Неужели…

2

«Неужели я её больше не увижу?» — пронеслось у Максима в голове, когда он тронулся с места и медленно поколесил, пытаясь где-нибудь рассмотреть её силуэт. Поблуждав хаотично ещё минут десять, ему пришлось признать бесполезность этого занятия; и тут его внимание привлекла маленькая чёрная сумочка, лежащая в ногах пассажирского сиденья.

Догадавшись, откуда она могла здесь появиться, Максим расплылся в довольной улыбке и, притормозив на обочине, взял её в руки. Зачётка, студенческий и паспорт, где он тут же посмотрел адрес прописки. «Всего пять станций метро отсюда. Что ж, попробуем ещё разок».

Аня тем временем спустилась в метро и опустошённо уставилась на бегущие провода за окошком. «И на что он только надеялся? Дурак какой-то! Мало того, что напугал до жути, так я ещё и сумку там оставила. Что я скажу маме? Она ни за что не поверит, что я взяла и потеряла её просто так…»

«Ладно, — думала Аня, — в конце концов, паспорт восстановят за пару недель, студенческий с зачёткой тогда в сентябре сделаю… Господи, мама же наверняка захочет посмотреть все оценки за сессию!» И она лихорадочно стала думать, что такого можно выдать за правду, не вызвав абсолютно никаких подозрений. Пока голова пыталась выйти из лабиринта, ноги сами привели её к дому. Аня, наконец, оторвала глаза от асфальта и уже хотела поднять руку, чтобы коснуться домофона, как встретилась с пристальным взглядом Максима.

Он стоял как стена, загородив своей широкой спиной дверь. Вся его стать просто кричала уверенностью и какой-то непонятной для юной девушки дикостью. Он притягивал и отторгал одновременно. А глаза… эти стальные осколки его души, сейчас сверлили её беспощадно.

Немного опешив, она никак не могла сообразить, как нужно поступить. Внутрь явно не пропустит, бежать — так же нет смысла.

— Чего тебе надо? — резко спросила Аня через минуту молчания.

— Кажется, это твоё, — повертел он в руках её сумочкой.

— Дай сюда, — хотела отобрать девушка свою вещь, но Максим лишь выше поднял руку.

— Отдам, отдам, но только на одном условии.

— Ты издеваешься?

— Я? Мне показалось, что это ты издеваешься надо мной и заставляешь за собой бегать, как собачку.

— Как будто я просила…, — она безнадёжно отвернулась и пошла прочь.

— Да подожди ты хоть минутку, — выкрикнул ей в след Максим, так же не понимая, что ему делать дальше, но продолжая следовать за ней.

— Отвали, сказала! — не поворачиваясь, грубо выговорила она.

— А сумка?

— Можешь оставить себе.

Похоже, что Максима это известие только раззадорило и, догнав её, он продолжил идти с ней нога в ногу.

— Ты всегда такая упрямая?

— С упрямыми тугодумами, да.

— Ну, хорошо, давай пройдёмся. Погода-то отличная, — веселился юноша, — тем более для первого свидания.

— Послушай! — вдруг остановилась Аня и посмотрела ему прямо в глаза.

— Слушаю, моя госпожа, — улыбался он во весь рот.

На секунду в её сердце что-то ёкнуло, разумные доводы сразу поблёкли, и появился нескрываемый интерес. Она явно ему нравилась, и это легко читалось в его взгляде даже такой юной девушкой, как Аня. Но ей только семнадцать, у неё нет отца, мать кое-как тянет их обоих и вообще надо думать об учёбе. Тем более что он может быть проходимцем, наркоманом, да и вообще, что ему может понадобиться от молоденькой хохотушки, конечно, только Этого, как говорит мама. Да ещё эта дорогая одежда, манера разговаривать, излишняя самоуверенность…

Всё это пронеслось в её хорошенькой головке за считанные секунды и не став дальше испытывать судьбу, она продолжила:

— Уходи, слышишь? Отстань от меня. Не хочешь отдавать сумку — не надо.

С лица Максима, наконец, сползла неуместная улыбка, и став в одно мгновенье серьёзным, он тихо зашептал:

— Полчаса и ты меня больше не увидишь.

— Пятнадцать минут, — быстро отрезала Аня.

— Двадцать!

Девушка лишь вопросительно уставилась на него, не в силах что-либо сопоставить этой дерзости, однако быстро нашлась и, посмотрев в телефон, засекла время.

— Уже девятнадцать.

— Пошли, — и он потянул её за руку, обратно к подъезду.

— Хватит уже меня трогать! — нервно вырвала она руку. — Тебе кажется, что ты такой крутой, да? Типа подкатил на тачке, улыбочку натянул, поиграл в непонятную игру «давай познакомимся» и подумал, что я сразу пойду за тобой? Вам, богатеньким детишкам, и в голову никогда не приходит, что не всё продаётся и покупается.

— Ты совсем не знаешь меня …, — попытался реабилитироваться Максим, совсем не ожидая такой тирады в свой адрес.

— О, да, конечно! — не унималась Аня. — Ты не такой как все и поэтому тебе просто так захотелось посмотреть, как поведёт себя дурочка, вроде меня. А вдруг? Так?

Юная красавица даже не подозревала, что столь яркой вспышкой гнева она лишь усилила чувства Максима. Он смотрел на неё не отрываясь, как завороженный. Эти струившиеся длинные волосы, метающие искры глаза, поза неповторимой амазонки и этот ни с чем несравненный пыл, исходивший от неё, будоражил его сознание. Будь его воля, он просто подхватил бы её и увёз с собой. Но чутьё подсказывало, что ещё рано, надо по-другому, надо подождать. Она другая…

Не отрывая взгляда, Максим подошёл к Ане вплотную и просто… поцеловал её. Девушка никак не ожидающая такого поворота, хотела сначала огреть его по голове, но пролетевшая мысль о том, что кем бы он ни был, первый поцелуй лучше не портить. Оторвавшись от неё через несколько долгих и в тоже время таких коротких секунд, он приблизился к её уху.

— Если ты хочешь, чтобы я ушёл — я уйду, — чуть слышно проговорил Максим. — Но я всё равно вернусь за тобой.

И вложив в её руки сумочку, он сразу же ушёл.

3

Аня долго ещё не решалась пойти домой, хотя там никого и не было. Ей казалось, что она горит в прямом смысле этого слова, что всё, что с ней сегодня произошло, непременно узнают. Присев на лавочку и, открыв холодными руками свою сумочку, она проверила содержимое. Все документы были на месте. С облегчением вздохнув, её глаза ещё раз взглянули в ту сторону, куда ушёл странный незнакомец, сорвавший с её губ первый поцелуй.

Ей было пока трудно определить, что именно происходило в её душе, а тем временем сердце уже открылось настежь. Где-то глубоко внутри произошёл щелчок, благодаря которому девушка смогла бы понять, что это знакомый момент, а возможно даже особый поворот судьбы.

Как всегда провернув ключ в два оборота, она тихо вошла в дом. Её взгляд тут же привлекла пара маминых туфель, которым находиться здесь было ещё слишком рано. Отчего-то Аня сжалась. По спине пробежалась армия мурашек, то ли от гуляющего по квартире свежего прохладного воздуха, то ли от предстоящего разговора с мамой, то ли…

То, что она сейчас увидела, заставило молодую девушку задрожать. Ноги приросли. Холод, пронзающий тело, парализовал её. Аня стояла и смотрела на пол ничего невидящими глазами минут десять. Ей показалось, что комната двоится, потолок опускается всё ниже и ниже, а сил стоять — больше нет. Тело резко обмякло и рухнуло само собой…

Она порхала словно бабочка с цветочка на цветок. Вокруг были только цветы, море цветов. Ими было усыпано огромное поле, у которого не было никаких границ и преград. Аня посмотрела себе за спину и увидела там пару прекрасных крыльев. Улыбнувшись, она продолжила своё увлекательное путешествие. Затем она увидела такой же прекрасный и огромный океан. Океан любви, заботы и поддержки, откуда к ней стали выходить яркие существа, подобные ангелам. Каждый подходил к ней с искренней улыбкой и проговаривал одни и те же слова:

— Ты будешь видеть нас, даже с закрытыми глазами…

Тупая боль в правой стороне головы, заставила Аню открыть глаза. Вокруг стояла кромешная темнота, отчего ей стало понятно, что сейчас глубокая ночь и в таком состоянии она пролежала как минимум семь часов. Голова раскалывалась на части, медленно переходя в тошноту. Немного приподняв себя на руки, девушка поползла вперед до тех пор, пока не нащупала липкую влагу под руками.

— Мама… мамочка, мама, — стала возвращаться к ней память. — Мама! — на ощупь стала трогать её Аня. — Скажи хоть что-нибудь…, — стала теребить она её неподвижное тело. Нащупав ледяную руку матери, она по-детски прижалась к ней лицом и в голос зарыдала. — Нет… мама, нет…

Забыв уже о своей боли, до неё стало доходить, что глаза так и не привыкли к темноте, она абсолютно не разбирала никаких очертаний. Кое-как поднявшись на ноги, Аня пошла по стене в поисках выключателя. Пальцы защёлкали, поочерёдно перебирая то одну, то другую кнопку, но вокруг по-прежнему зияла глубокая темнота. Совсем ничего не понимая, девушка дошла до коридора, опустилась на колени и стала искать свою сумочку. Вывернув наизнанку всё содержимое, она почувствовала телефон и теперь стала нажимать кнопки дисплея, но и там… свет отсутствовал.

Аня снова поднялась на ноги, нашла входную дверь и, провернув ключ, вышла на лестничную площадку. Тут до её сознания стало доходить, что она абсолютно ничего не видит. Глаза открыты, но вокруг ни одной искорки света. Слёзы продолжали скатываться по щекам сами собой. Снизу послышались чьи-то шаги.

— Аня?! — уловила она голос своей соседки. — Что с тобой? — странным голосом спросила женщина. — Почему ты вся в крови, что случилось?

Девушка лишь подняла глаза в неизвестность и безжизненно опустилась на корточки.

— Ничего не вижу, ничего, — стала шептать она. — Мама?! — вдруг вспомнила она и, спотыкаясь о стены, кинулась вперед в комнату.

Соседка побежала за ней и, увидев на полу мать Ани в луже собственной крови, испугалась. Но ещё больше женщину потрясло состояние девушки, так как та обнимала её, целовала, не обращая никакого внимания на кровь. Долго не думая, она побежала в свою квартиру, чтобы вызвать скорую. Вернувшись обратно, стало понятно, что у девочки началась самая настоящая истерика. Она била кулачками по груди матери и просила её очнуться.

Скорая вместе с участковым приехали достаточно быстро, который стал подробно расспрашивать о случившемся. Аня как заведённая лишь повторяла, что она ничего не видит. После её осмотра, врач проговорил:

— Зрачки не реагируют на свет. Она действительно не… видит.

Дальше всё происходило как во сне. Девушку постоянно трогали чьи-то руки, она слышала много разных голосов, её куда-то перевозили с места на место, всегда ведя за руку, но в глазах так и оставалась… чёрная пустота.

Когда настал день похорон, она отказалась присутствовать на процессии.

— Аня, ты уверена, что не хочешь попрощаться с матерью? — ещё раз спросила Аню родная сестра мамы, её тётя — Марина.

— Уверена, — твёрдо произнесла девушка, сидя на полу балкона. — Она ведь не захотела попрощаться со мной…

— Ты говоришь, как маленький обиженный ребёнок, — не выдержала Марина. — Она не виновата, что упала и ты не виновата, что так вышло. Никто ни в чём не виноват! Понимаешь? Так вышло. Скажи лучше спасибо, что жива после удара, а не осталась лежать возле матери.

— По-твоему остаться в семнадцать лет никчёмной, беспомощной слепой куда лучше? — обозлилась Аня. — Да лучше бы я умерла рядом с ней!

— Не говори так, — уже тише заговорила тётя, понимая свою ошибку. — Всё ещё наладится, вот увидишь. Врачи же сказали, что попытаются понять, что произошло с тобой.

— Мне и без них уже всё понятно. Глаза, это не рука и не нога, которую можно разработать. Я прекрасно разбираюсь в анатомии, так что оставь эти разговоры и уходи, иначе опоздаешь.

Марина переминалась с ноги на ногу, жалея о своих словах. Оставлять сейчас девочку в таком состоянии просто нельзя, но и не пойти на похороны невозможно, кто-то должен сделать это. Собрав нужные вещи, она специально хлопнула дверью и затихла, чтобы посмотреть, что будет делать Аня.

Казалось, девушка вообще не отреагировала на это событие. Продолжая сидеть на полусогнутых коленях, она могла видеть лишь… собственный внутренний мир. Там было мрачно, тихо и веяло отчаянием. В голове роились кучи вопросов. Зачем всё это? Каков высший замысел в таком исходе? Что Бог хочет от неё? Она больше не плакала. Теперь её мучили лишь эти вопросы, так как логичность в этих последствиях отсутствовала.

— Может я теперь и слепая, но не глухая — уходи! — крикнула Аня, зная, что Марина всё ещё здесь. — Я буду хорошей девочкой,… обещаю, — произнесла она то, что сейчас очень хотела услышать её тётя.

Ничего не говоря, Марина захлопнула дверь и ушла.

4

Потекли одинаковые дни, затем недели. Аню возили по разным клиникам, делали несколько томографий и прочих исследований, но все врачи в один голос говорили, что видимо, это последствия удара головой, когда она потеряла сознание. Возможно, там произошли необратимые изменения, возможно, лопнул какой-то сосуд, возможно, возможно, возможно… Естественно делать что-то вроде трансплантации глаз бессмысленно, так как изменения произошли именно в мозговой части, а открывать черепную коробку, чтобы разобраться будет она видеть или нет, не захотела даже сама Аня…

Сейчас она жила у тёти в другом городе, постоянно чувствуя себя обузой, хотя она и старалась целыми днями сидеть на своём месте, чтобы лишний раз никого не тревожить. Вообще представить зрячему человеку, что испытывает каждый день слепой человек крайне сложно. Твои глаза вроде бы открыты, но ты ведёшь себя, словно слепой котёнок, постоянно натыкаясь на какие-то преграды. Разговаривая с другим человеком, ты можешь оценивать лишь его тембр и интонацию. По вдыхаемому воздуху, ты можешь определить, что приготовилась какая-то еда, прошёл дождь или человек, оставив за собой шлейф духов или ещё каких-то запахов.

Да, теперь Аня жила миром звуков и запахов. Слух действительно обострился, точнее всё её внимание отныне находилось в ушах. Первые дни, переживая потерю матери и зрения, она вела исключительно сидячий образ жизни, причём именно на балконе. Затем, когда Марина вышла через несколько недель на работу, Аня стала бездумно передвигаться по дому, каждый раз высчитывая шаги от той или иной стены, двери или шкафа, запоминая их расположение. Сложно сказать, делала ли она это от необходимости или от ничегонеделанья. Мысли в её голове напоминали хаос. То она часами искала смысл своего существования, то представляла себе, что снова видит, то продумывала план… ухода из жизни.

Однако глубоко внутри она знала, что чтобы с ней не произошло, уходить самой — нельзя. Зачем-то умерла её мама, зачем-то она стала именно такой и видимо, хочет она или нет, ей придётся найти смысл всего этого. На удивление самой себе, Аня не пролила ни одной слезы после смерти матери. Её слова теперь стали более резкими и короткими. Если уж быть честными до конца, девушка просто в одно мгновение прибавила себе лет пятнадцать в сознании…

И сейчас, ей впервые пришло в голову поставить себя на место её тёти, которая примчалась к ней на помощь, так же потеряв родную сестру, ещё вдобавок забрала с собой свою племянницу, которая теперь днями напролёт сидит в комнате, мысленно ноет, жалуется и вообще задумала свести с собой счёты в её квартире.

Из уважения к Марине, Аня перестала жаловаться, хотя она вообще по большей части молчала, но в голове постоянно прокручивались одни и те же мысли. Теперь, чтобы быть более полезной и хоть немного стать похожей на нормального человека, девушка стала думать, что она могла бы сделать. Пришла мысль — пропылесосить.

— Отлично, — иронично улыбнувшись, вслух сказала Аня. — Слепая пылесосит… ладно.

Пройдя по стенке до шкафа, где стоял пылесос, нащупав и достав его, девушка развернула шнур и, найдя розетку, включила прибор. Это оказалось не так уж и сложно, хотя, конечно же, заняло это немного больше времени, чем это сделал бы обычный человек. Она хаотично направляла щётку пылесоса в разные стороны, но затем ей пришла в голову мысль, что начав пылесосить из углов комнаты, вероятность того, что работа будет сделана более качественно, увеличится.

Аня совершенно не знала, сколько у неё занял процесс уборки, однако мы можем с уверенностью сказать, что полчаса, которые она тщательно выводила по коврам и всем доступным уголкам пола, пошли ей на пользу. Ей захотелось сделать ещё что-то. Убрав пылесос на место, она отправилась на кухню и встала у раковины. Мысленно обрадовавшись, что сегодня Марина слишком торопилась на работу и оставила посуду не мытой, Аня расстелила полотенце на соседнем кухонном столе и медленно, очень осторожно и тщательно, стала мыть её. И хотя там было всего две кружки, тарелка, несколько вилок и ложек, ей хватило и этого, чтобы понять, что она сейчас сделала.

Снова улыбнувшись, она пошла в свою комнату и постаралась ровно застелить кровать, сначала свою, затем и Маринину. Она развесила какие-то вещи в шкаф. Конечно, делая всё это, ей требовалось больше времени, и поскольку она не видела результата своей работы, приходилось его увеличивать ещё. Проголодавшись, девушка снова переместилась на кухню, сумела сделать себе несколько бутербродов и даже заварить чай. Довольная такими результатами, Аня впервые за месяц почувствовала себя снова живой. И хотя красок вокруг больше нет, она могла их… представить.

Да, да, девушка вдруг поняла насколько её положение выигрышно в сравнении с теми людьми, кто уже родился слепым. Ведь она прекрасно помнит, как выглядит небо, цветы, животные, люди, даже она сама. Машинально прикоснувшись к своей щеке, ей по-женски захотелось увидеть себя в зеркале. Рука тут же потянулась к хвосту на затылке и, распустив свои длинные волосы, она почувствовала неприятный запах, исходящий от них.

— Что ж… я всё-таки девочка и остаюсь ей навсегда.

Аня сразу направилась в ванную. Там она заранее приготовила себе полотенце в определённом удобном для неё месте, обнюхала все тюбики с косметикой, даже растирала их консистенцию на пальцах, чтобы определить, где шампунь. Минут через пять она безошибочно нашла его и, устроившись в ванне, совершенно спокойно помылась, как обычный человек.

Тем временем Марина вернулась с работы и первое на что она обратила внимание — это журчание воды в ванной. Сердце женщины сразу сжалось, и она бросилась туда.

— Аня? — дернула она ручку двери, но та оказалась запертой.

— Я сейчас, — звонким голосом ответила девушка.

Марина тут же расслабилась и прошла на кухню. На столе лежал недоеденный бутерброд, заваренный в кружке чай. Взгляд автоматически перекинулся к раковине, где рядом с ней лежала чистая посуда. Лицо женщины обмякло, приняв уставшую, но радостную улыбку облегчения. Она села на стул и тихонько заплакала. Впервые после похорон сестры. Ведь раньше её слёзы могли только обострить в Ане печаль и тоску, возможно и чувство вины, тем более что сама девушка так ни разу и не пролила слёз. Но теперь Марина могла освободиться от всех своих тяжких дум, от всех навалившихся забот. Ведь в голове Анечки явно что-то произошло.

5

Пожив с тётей ещё две недели, Аня приняла решение вернуться домой, не смотря на все её уговоры и доводы.

— Анечка, я честно не понимаю, к чему ты затеяла всё это? — призналась Марина. — Я живу всё равно одна. Двухкомнатная квартира. Неужели нам не хватит места вдвоём? Тем более что твоей стареющей тётке бывает весьма скучно по вечерам. Да и квартиру вашу можно сдавать и это будет, считай твоей зарплатой. Я же не смогу тебя оставить там совершенно одну.

— Тётушка, милая, — начала Аня, — пойми меня правильно. Ты всё равно не сможешь быть со мной двадцать четыре часа в сутки, я должна научиться быть одна. Потому что постоянно ждать от кого-то помощи — глупо. Тем более что я хочу закончить колледж. Не знаю, правда, пока как, но хочу…

— Я ведь не смогу приезжать к тебе каждые выходные, а тут мы с тобой вдвоём каждый вечерок гулять бы ходили, да и учиться я думаю и здесь можно. В наше время это доступно в любом уголке мира.

— Позволь мне хотя бы попробовать, ладно? — решила успокоить её Аня. — Я же смогу вернуться, если что? — улыбнулась она.

— О чём ты говоришь, Анечка. Ты ведь теперь моя… доченька.

И они обе заплакали. От счастья, от облегчения и чувства того, что они есть друг у друга.

Ступив на порог своего дома, Аня в нерешительности остановилась. Воспоминания тут же дали о себе знать и она в очередной раз вспомнила события того «странного», как она его называла, дня. Дотронувшись рукой до левой стены, девушка медленно прошла в комнату и присела на край кровати. Именно здесь её жизнь изменилась так круто, что теперь она вынуждена участвовать в весьма затейливом эксперименте, именуемым — судьба.

Аня лишь попросила Марину помочь ей расставить всё так, чтобы она с лёгкостью могла найти тот или иной предмет. Они вместе ходили по квартире за руки и запоминали, что и где лежит. Продукты и средства гигиены были закуплены впрок и расставлены каждый по своим местам.

Конечно, Марина пока плохо понимала, как молоденькая ничего невидящая девочка семнадцати лет может остаться абсолютно одна в квартире. Но она чувствовала, что должна ей дать этот шанс, так как видела, что Аня на порядок «выросла» и возможно, просто хочет побыть одна. В любом случае, она попросит и соседок приглядеть за ней, и сама будет приезжать по выходным. «Дальше, будет видно», — думала она.

— Обещай, что если тебе станет плохо или тяжело здесь находиться, ты сразу позвонишь мне?

— Конечно.

Марина нехотя ушла, оставив, наконец, нашу юную красавицу, одну.

Первые несколько дней, Аня заново изучала свою квартиру. Её воспоминания помогали ей хорошо ориентироваться в пространстве, а некоторые купленные приборы значительно упрощали её новую жизнь. Например, говорящие часы, при нажатии кнопки которых, она могла знать точное время, электрический чайник и диктофон для будущей учёбы.

Да, Аня, конечно, думала, что каким-то образом надо закончить хотя бы колледж, но каким, пока представить было крайне сложно. Весь её мир теперь состоял лишь из её мыслей, звуков и запахов. За короткий срок она научилась руками познавать окружение, ухаживать за собой и домом. Пожалуй, самым примечательным в истории является то, что Аня, то ли в силу своего возраста, то ли в силу особенных черт характера, была тверда как камень и училась приспосабливаться к новым реалиям с особым рвением. В ней абсолютно отсутствовала жалость к себе. Она приняла обстоятельств такими, какие они есть, и просто продолжила жить.

Аню привлекли звуки пения птиц, и она вышла на балкон. Поскольку вокруг всегда темно, иногда она могла, как вставать, так и ложиться спать, очень рано. Вот и сейчас стояло раннее утро, воздух был наполнен свежестью и влагой. Она прекрасно ощутила это своей кожей, открыв окно. Прикрыв веки, девушка облокотила голову об оконную раму и впервые стала наслаждаться красотой пения птиц. Подумать только, раньше могла ли она встать на рассвете и обратить внимания на птиц? Трель и щебетание разносились эхом по её телу, даже вызывая при этом мимолётную дрожь. В воображении поплыли цветные картинки. Снова цветы, океан и десятки ангелов, преподносящих ей… цветы.

6

Жизнь Максима как всегда походила на хорошо заученный сценарий. За него с рождения решили, что он будет продолжать дело своего отца, поставили перед фактом, где начнётся его учёба, кто будут его друзья и даже, девушки. Однако, как обычно это бывает, родители хотят одного, а их дети совершенно другого. Поэтому Максим категорически отказался идти учиться на финансиста, выбрав профессию инженера. Английский с немецким, заменил на испанский и… румынский. Друзей выбрал особенно отвязных. Ну, а девушки… девушки приходили к нему порой и сами.

Но, несмотря на то, что ему было всего двадцать лет, внутри гуляла — пустота. Он постоянно искал успокоения, отдушину. Ведь как бы он не сопротивлялся настояниям родителей, это не делало его счастливым. Он понимал, что он раб и заложник и спасёт его только… она.

Да, с тех самых пор, как он повстречал Аню, в его сердце что-то защёлкнулось и он снова и снова возвращался к ней в памяти, потом к её дому, к её подъезду. Но, так и не дождавшись девушки, постоянно уходил домой полностью опустошённым. Потом, не выдержав, он спросил у какой-то соседки, не знает ли она, где живёт Аня, но та лишь уклончиво ответила, что Аня уехала и скорее всего навсегда. Но он воспринял слова бабушки по-своему и продолжал время от времени подъезжать к дому, чтобы заглянуть в её окна.

Сегодня настал очередной раз, когда его словно магнитом стало притягивать на знакомую улицу и, сам не понимая, зачем ему в семь утра проверять дома ли девушка, Максим медленно, даже скорее осторожно, подъехал к подъезду. Увидев желаемый силуэт, он пулей выбежал из машины и на минуту замер. Аня, словно фея из волшебных сказок, стояла с закрытыми глазами и явно мечтала о чём-то. Ему поскорей захотелось с ней заговорить.

— Красавица, смею ли я надеяться, что вы мечтаете сейчас обо мне? — игриво улыбнувшись, начал было он.

Аня резко отдёрнулась от окна и быстро закрыв окно, вышла с балкона.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 223
печатная A5
от 388