электронная
108
печатная A5
417
18+
По ту сторону луны

Бесплатный фрагмент - По ту сторону луны

Книга 1


5
Объем:
222 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-6321-3
электронная
от 108
печатная A5
от 417

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

I

«Нет ничего страшнее, когда в обществе семьи

ты ощущаешь себя никчемным одиночеством.

Но потеряв все,

что раньше тебя докучало и обескураживало,

понимаешь, как оно тебе было дорого»

Я всегда чувствовала себя одинокой. Даже, когда была полная семья. Отцу не было дела до детей. Мать вертелась вокруг отца. А дети — это вынужденная мера для удержания отца рядом. Но даже эта мера не оказалась спасительной. И тогда профессиональное предназначение взяло вверх, накрыв серым покрывалом прошлое и настоящие обязанности.

02,05.

Ну, все, как обычно! Я не могу даже спокойно заняться домашними занятиями, а у меня миллион дел, спасибо, мам! А завтра зачет по алгебре, который опять завалю. И снова, буду сплошным разочарованием для предков, не оправдавшая великих надежд, возложенных на меня. Не помогу по дому, опять будут недовольства… а, впрочем, какая разница?!

03,05.

Утро началось не предвещавшим беды. Алекс написал, что не сможет остаться на выходные, предки тащат его с собой в мини-путешествие. Я снова останусь на выходные за старшую, поработаю в нашем магазине, и домашние дела снова сваливаются на меня. Бабушке стало хуже, поэтому мама будет присматривать за ней, потом ее сменит сиделка из социальных органов. И почему она не привезет ее к нам домой? Все подружки пойдут болтаться снова по магазинам и собирать сплетни про парней. Ну, хоть какое-то разнообразие от уроков.

Ладно. Пора вставать.

Швырнув телефон на кровать, я пошла быстро умываться, а то в раздумьях пролетело много времени.

— Кэт! Собирайся! Мы скоро уезжаем! — крикнула я сестре.

— Пораньше не могла начать собираться, ну ты даешь! — фыркнула она.

Ну, погоди, пиявка, пойдешь пешком до школы… — подумала я и быстро натянула джинсы и вчерашнюю футболку. Взяв рюкзак, я быстро вышла из комнаты, даже не потрудившись закинуть кровать. Мелкая ждала уже внизу (у нас не очень большая разница, но все равно я называю ее «Мелкой»). Мисс совершенство!

— Мэр, ты заберешь меня домой, да, же? — решила подластиться сестра.

— Врятли. Сама топай домой. Ты, вон, какая умница стала, ума хватит дойти самой и не заблудиться.

— Хватит вредничать, ты же знаешь… — она нахмурилась — тебе от мамы влетит за это.

— Ну и ладно. Все равно выходные испорчены. — я правда, с утра ужасно разозлилась. Иногда, когда настроение совсем паршивое, начинаю говорить неприятные вещи, хотя так не думаю.

— Как думаешь, бабуля поправится? Или мама так и будет все выходные с ней пропадать?

— Ну не бросит же она свою маму, когда ей плохо. Ты ведь не бросила бы? — спросила я.

Сестра посмотрела в боковое окно машины и закрыла глаза руками.

— Мы и так ее видим редко. Я скучаю.

— Я тоже. — мне стало еще грустнее.

Я довезла сестру до школы. Она была в 10 классе, отличница, впрочем, всегда была лучше меня во всем. Сама же я двинулась в сторону универа, заехав по пути за кружкой кофе с собой в ресторанчик мистера Бэна. Все равно опоздала на первый урок. Терять нечего.

Сара и Сью как обычно лепетали о парнях. Ставили ставки, кто кого пригласит на свидание и еще, спорили, стоит ли приглашать их на двойное свидание. Вместе не так страшно. А потом передумали, боясь, что парни выберут из них не ту, что их бы устроило. Фи, какая дружба между ними, если они не могут поделить парней и соперничают. Все перемены разговоры только о парнях, я помалкивала, иногда вставляла фразы для поддержания разговора, ведь у нас с Алексом все по-другому. Они больше мне подруги, чем между собой, хоть со мной они ведут себя по-настоящему, а когда они вместе, тут идет бой «кто круче».

— Мэри, давай после занятий пойдем в кафе? Посидим, поболтаем? — спросила у меня Сью, когда мы остались одни.

— Ты хочешь посекретничать вдали от Сары? — раскусила ее я.

— Ну, типа того. Ты же знаешь, ей нравится Пит. Я не знаю, что делать с ней. И как подружку терять ее не хочу… Не то, чтобы мы были супер-подруги. Ну… с ней веселей, чем с тобой иногда бывает.

Я удивленно посмотрела на нее.

— Ну да?

— …у тебя вечно заботы. Ты взрослее нас на самом деле, да, мы ровесницы… но все же… ну, ты понимаешь? Вот я с Сарой тогда, когда тебя нет рядом и мне скучно. — смущенно призналась она.

Ее часто веселое лицо с ямочками на щеках, веснушками и темно-коричневыми ресницами стало грустным. Мне захотелось с ней поговорить наедине тоже, мы давно не говорили…

Сью была моей давней подружкой, еще со школы. Но по мере роста домашних проблем мы стали отдаляться, и редко были одни и начистоту разговаривали.

— Ну что насчет… — ее золотистые глаза вспыхнули и она запнулась, смотря в сторону дверей столовой.

На горизонте появилась худощавая Сара, с накрученными русыми прядями. Она была бы обычной мышкой, если бы не умела себя эффектно преподать, такому можно только позавидовать.

— Ну что, пойдем? Ты сейчас куда, Мэр? — не к месту писклявый голосок Сары выдернул меня из раздумья.

— Алгебра… — промямлила я.

Сью вопросительно на меня посмотрела. Я ей подмигнула в знак согласия на встречу. И сказала:

— Позвони мне, ок, Сью? Поможешь с алгеброй… Может, с третьего раза повезет не завалить.

Она подмигнула и засмеялась мне вслед.

Я ушла, думая о том, что если бы Сара вела себя так же со Сью, как со мной, они могли бы стать настоящими подругами.

05.05.

Я пригласила Сьюзен в гости, вчера, когда переделала все задания. Кстати, с натяжкой я сдала зачет. Но, признаюсь, могла и лучше, если бы у меня было больше времени на занятия. Еще снабжение маминого магазина и подработка там. Но я все равно пригласила Сью. Ведь алгебра — это был всего лишь предлог для встречи, а Сара терпеть не может заниматься уроками, ей скучно. Ну, да… куда уж нам до нее, у нее и так все прекрасно получается, а на нас она смотрит даже свысока, ведь для нее точные науки — легко!

Я открыла дверь, а там стояла Сью, смущенная и румяная.

Сьюзен — добрая девчонка, которая часто думает больше о других и о том, что подумают другие, чем о себе. Мы с ней этим похожи, кстати говоря. Ничего особого она мне не рассказывала, только про своего Пита.

— Привет, Мэр. Как сдала? — спросила она, смущенно улыбаясь.

— Дотянули до зачета, да и на том спасибо. Я думала, опять придется приходить к мисс Роуз и трепать ей нервы. Она первая сдалась! — я рассмеялась, — Заходи, не топчись!

— Кто дома?

— Кэт, мама еще не приехала.

— Мэри… давай поговорим о Питере. Я с ума схожу.

— Да что с тобой, Сью… Почему ты так не уверенна в себе? Налить чаю или кофе? — спросила я, чтоб настроить ее на более спокойный лад.

— Нет, спасибо. Мне не естся и не спится. Все мысли о нем только. Я влюбилась сильнее, чем в Майка в школьные времена. Я заметила, что Саре он тоже нравится. Но я знаю, что это для нее лишь спорт, или типа того. Коллекция парней… — она нахмурилась, — А ты знаешь, как она может себя преподать, мне далеко до нее. Но я прекрасно понимаю, что Питу нужна девушка не то, чтобы красотка, как Сара. Ему скучно с пустышками. Ему нужна подружка, с которой он мог бы поговорить. Но, я боюсь, что вертлявая Сара может его увести. Мне же надо время для того, чтобы открыться. — она тяжело вздохнула, серьезно посмотрев в окно.

Я поняла, что он действительно запал ей в душу. Давно мы так не разговаривали. Она несколько минут молчала, а я не хотела перебивать ее, заметив, что она серьезно размышляет над следующими словами.

— Может поговорить с Сарой? — спросила я.

Сьюзен помотала головой.

Теребя низ от своей голубой футболки, она неожиданно громко спросила:

— Мэр, ты видела новеньких братьев в параллели?!

Я удивленно посмотрела ей в глаза.

— Каких? Даже не представляю, о ком ты.

— Знаешь, у меня такие подозрения, что Пит не приболел в эти выходные.

— Как это? — удивилась я.

— Неужели ты не заметила двоих новеньких парней, которые похожи, как близнецы?! Пит, Алекс и Джон сразу приняли их в свою компанию. Мало того, теперь они не разлей вода.- она посмотрела мне в глаза, немного краснея, ее золотистые глаза заблестели, — Пол и Ник Гроув. Они будто отражение друг друга. Один — светлый, другой брюнет, только и всего одна разница у них… Я сначала заподозрила, что Пит с Сарой куда-то собрался на выходные. Ну, ревность, сама понимаешь… Но нет, мы с Сарой вчера ездили покупать платье на выпускной. Ты кстати, себе купила уже? — я удивленно посмотрела на нее. Совсем забыла про выпускной. Ого, вот так дела. Куда уж мне было заметить новеньких парней, когда дальше своих мыслей ничего не замечаю.

— Когда новенькие объявились? — спросила я.

— Да уже три месяца как. Хотя, перед концом учебного года перевелись к нам, странно как-то. Ну, так вот… — Сью посмотрела серьезно на меня, — Пит особенно не отрывается от этих парней. Да кто они такие вообще. Он бегает за ними, как щенок. Ну, я не спорю, они симпатичные, странные… но не парням же за ними бегать. Они будто все время были среди нас, мне странно это.

— Надо присмотреться поближе к ним. — задумчиво произнесла я. — А тебе кто-то приглянулся из них, а?

— Нет, конечно, Мэр! У меня есть Пит!

— Так, дорогуша… когда мы поедем за моим платьем?! Ты, мелкая предательница, опять меня обошла! — я рассмеялась, чтобы сменить тему.

Я редко видела Сью такой озабоченной, что даже не нашлась, что ответить, на счет этих странных и загадочных парней, которые прямо напугали подружку. И чем они так ее зацепили? А чем зацепили парней?…

07.05.

Сью показала мне их. Удивительно, но на меня они так же гипнотически подействовали, как и на остальных. Что в них особенного? Даже объяснить не могу. У них, я бы сказала, бездонные глаза. Будто смотришь в них, а им известна вся твоя подноготная, все твои слабости и все твои грешки.

Один брат, его зовут Пол, блондин, со светло-голубыми глазами. Другой — Ник, темненький с серыми глазами, как стекло. Оба стройные и поджарые, будто статуи сбежали с выставки. Они даже немного испугали меня, когда вдруг двинулись в мою сторону в универе, улыбаясь.

— Мэри, как дела? — улыбнулся Ник и посмотрел мне прямо в глаза.

— Ник, отстань, она моя, уяснил? — рассмеялся Пол и ткнул брата в бок, подмигнул мне.

И они оба ушли, смеясь. Мне почему-то хотелось послушно идти за ними, куда они скажут. Я проморгалась. Парни ушли. А я осталась стоять посреди коридора, в растерянности. Что это было?

08.05.

Час ночи. Звонок. Я еле нашла телефон под подушкой.

— Алло?

— Милая Мэри. Ты не даешь уснуть мне.

— Алло? Кто это? — прохрипела я спросонья, пытаясь понять, сплю я или нет.

— Это Пол.

— Пол? Откуда у тебя мой номер? — я была в шоке от того, что звонит именно он, в такой час.

— Мне Алекс его дал.

— Как это? Он мой парень вообще-то…

— Я попросил, он дал. Я попросил тебя одолжить еще три месяца назад, как мы приехали сюда, он любезно отступил в сторону. Ты разве не заметила этого? — я замерла от страха, что за бред он несет? — Милая, Мэри… ты не даешь мне покоя, я любой ценой тебя сделаю своей, помни об этом.

Я бросила трубку. Что за идиот! Алекс дал ему номер?! Алекс одолжил меня?! Завтра ему несдобровать!

09.05.

Идя с парковки около универа, раздраженно топая ногами, я свирепо пыталась поймать глазами этого подонка. Он ответит мне за все. За то, что разбудил, за то, что я не могла заснуть до самого утра. Такое ощущение, что я задремала за пять минут до будильника! Да кто они такие, черт возьми, эти братья!

Я приехала рано, за час примерно до первых занятий, поэтому на парковке и вокруг универа было пустынно.

Вот он!

— Стой! Пол! — я закричала на всю парковку.

Он быстро обернулся ко мне, обезоруживающе улыбаясь мне в лицо.

— Ты что себе придумал, скажи мне?! — я думала, его ударю с первых слов.

— Мэри, я рад тебя видеть. — он улыбался мне, будто мы родственники.

— А я — нет! — мне хотелось сказать, что я из-за него всю ночь не могла уснуть, но осеклась вовремя, потому, как посчитала это проявлением слабости. А мне нужно дать ему отпор!

— Давай поговорим в сквере?

— Нет уж! Выкладывай, что ты там задумал…

Он схватил меня за руку, молча и потащил в сквер очень быстро, мои ноги заплетались. Я пыталась вывернуться, откуда у него столько силы? Я стукнула его по плечу, а он лишь улыбнулся мне еще шире. Он остановился около старого дерева и повернулся ко мне, держа меня за плечи.

— Зачем ты взял мой номер и что тебе нужно? — прошипела я.

— Мэри. Ты не даешь мне спокойно жить с тех пор, как встретил тебя. Я рад, что буквально в этот понедельник ты меня заметила.

Я просто была в шоке, опустила руки и молча слушала его. Ну не это я была готова услышать. Все, что угодно, только не это.

— Ты можешь себе представить такое чувство? Это совершенно не то, что у тебя было с Алексом. — его голос звучал, будто умиротворяющая колыбельная для моего гнева.

— А тебе откуда знать? — я снова почувствовала закипающую ярость.

Что значит, не то, что с Алексом?! Мы с первых дней знакомства стали сладкой парочкой, которой все завидовали… все было гладко, мы любим друг друга. Последние полгода, правда, из-за разрушения нашей семьи (отец ушел к молоденькой пассии) мы стали реже общаться и видеться…

Надо это все исправить, пока не поздно.

— Когда-нибудь ты это поймешь, милая Мэри. — Пол улыбнулся слащаво-снисходительно на мой взгляд, будто мне пять лет, а он — мой папа. — Я не мог спать из-за тебя сегодня ночью, поэтому я позвонил. Ты сводишь меня с ума.

— Это я не смогла спать из-за тебя! — я тут же пожалела, что проговорилась.

— Правда? — неужели надежда засветилась в его прозрачных глазах? Что за странные глаза у него голубые, прозрачные, как океан…

— Конечно да! Кто звонит в час ночи! И говорит странности!

— Это не странности, это чистая правда.

— Все. Больше не звони мне, забудь мой номер. Я расскажу еще все Алексу, пусть он настучит тебе по твоей физионо…

Он не дал мне выплюнуть всю мою злость на него. Пол лишь рассмеялся, схватил меня в охапку и поцеловал в лицо много-много раз.

10.05.

Алекса вчера не было на занятиях. И всю прошлую неделю тоже не было. Трубку он не берет. На смс не отвечает. Что с ним? Я сидела, завтракала, слушая маму в пол-уха, она рассказывала, что хочет на выходные испечь яблочный пирог, ведь мы давно не ужинали вместе — Мэри, ты чем-то озабочена? — мама перебила мои мысли об Алексе.

— Нет, мам. Все нормально. Просто Алекса давно не видела.

— Может, он приболел?

— Не знаю. Не до такой же степени, что не может ответить на звонки или смс. Надо будет наведаться в гости к нему. — я убрала телефон в карман, после того, как снова отправила ему сообщение.

— Ты думаешь, это будет правильно? — ну конечно, как обычно, мама именно так думает. Мама вечно уходит в свою раковину, лишь бы ее не трогали и решили всю ситуацию за нее.

— Мам, а что, если что-то случилось? Надо узнать. Его с прошлой недели нет на занятиях…

— Значит, он не может разговаривать…

— Если бы он просто заболел, все в универе были бы в курсе… по крайней мере преподаватели. Все молчат!

Меня и дальше стали теребить мысли и сомнения на счет исчезновения Алекса. Где он? Почему не отвечает? Пол… почему так все происходит, неожиданно и странно. Почему он вдруг стал как таран на меня идти и давить. Почему поцеловал в тот раз. Почему я не ударила его, этого самоуверенного блондинчика, который так посмел вести себя. Где та Мэр, которую так прозвали в детстве из-за своей выдержки и взрослости, (как мэр города) или вся из себя важная персона. Что-то не то происходит.

Я съездила после обеда к нему. Он даже не пустил меня на порог. И сказал, чтобы я не навязывалась, у него очень важное дело и важные решения.

Какие такие важности, из-за которых он может прогуливать пары?

— Алекс…

— Уходи, Мэр.

— Так. Ты вообще в курсе, что мне вчера ночью звонил Пол! И знаешь, чего он мне наговорил?! — я начала сердиться, что он, мой лучший друг и любимый, не хочет видеть меня. — Я соскучилась. Ты понимаешь?

— Я дал ему сам твой номер, Пол давно просил. Он лучше подходит тебе, чем я. Поверь.

— Что?! — что вообще происходит? — Алекс, что с тобой?

— Уходи.

Он закрыл дверь перед моим лицом.

Я простояла в оцепенении еще несколько минут. Я просто не могла поверить, что это он мне говорит. Что спокойно так все воспринимает, как должное.

Что происходит? Алекс — мой лучший друг, любимый, близкий самый человек мне за последние несколько лет. Вдруг так вот захлопнул дверь и сказал: уходи? «ОН ЛУЧШЕ ПОДХОДИТ ТЕБЕ, ЧЕМ Я».

Я приходила к нему еще три недели. Он все время отшивал меня, угрожал, что скажет моим родителям. Да, он появился в универе, но стал совершенно другой, холодный, молчаливый и будто меня не замечал. Это были самые страшные дни в моей жизни. Даже страшнее, чем те дни, когда мои родители развелись. Я хоть понимала в то время, что происходит и знала, что могу увидеться с отцом, когда захочу (пусть сейчас я этого не хотела и считала его предателем, но это зависит от меня), а сейчас — я вообще не понимаю, что происходит.

Я просто замкнулась. Даже маме не сказала, подружки тоже заметили неладное, и, видя мое состояние, почему-то стали сторониться меня. Может, я выгляжу ужасно или устрашающе, не знаю. Я знаю лишь то, что Алекс, моя отдушина, отрекся от меня. И, возможно, во всем виноват Пол. Я наберусь сил. Отомщу ему. Мне уже все равно на все.

Я лишь хочу, чтобы он почувствовал боль. И я просто не хочу уже жить, не зная, что ему не было больно. Все вверх дном. Все не так и я не вижу выхода.

02.06.

— Милая, тебе стоит развеятся, ты какая-то грустная последнее время. Ты не ешь пирог, который любишь… Даже не пошла выбирать себе платье на вечеринку по окончанию универа. Давай вместе съездим? — мама озабоченно посмотрела на меня, впрочем, такой взгляд я наблюдаю почти месяц.

— Мам, завтра тебе к бабушке. Как вернусь, попробую твой пирог. А сегодня я иду к Съю в гости, — соврала я, — Вот и развеюсь.

На самом деле я планировала опять бесцельно блуждать по городу, до самой ночи. Я это делала уже подряд дней десять. Меня просто накрыло. Все в раз, в какие-то полгода, со мной происходит какая-то ерунда, которая отнимает у меня дорогое и важное.

Пол все это время доставал меня своими подарочками, которые не доживали и минуты, я выкидывала их в первый мусорный бак. Не знаю, видел ли он это все, плевать.

Я шла, погрузившись в свои мысли, как обычно. Вдруг меня схватили за руку и потянули в темноту переулка. Мне даже не стало страшно, настолько я упивалась своими несчастьями. И тут я увидела ЕГО лицо.

— Мэри, не дело так ходить уже столько дней по темноте. Неужели ты не боишься?

— Убери от меня руки, мерзавец! — о боже, его я тут увидеть никак не ожидала, что ему нужно? Он следил за мной?

— Что ты тут делаешь, милая? — спросил Пол, и на его лице промелькнула тревога, или что-то похожее на нее, — Отвечай же!

— Тебя это не касается, убирайся! — процедила я сквозь зубы.

Он стал целовать мои щеки, губы, шею. Крепко держал мои руки вдоль бедер, не давая вырваться.

— Хватит! Отстань от меня!

— Я люблю тебя, как ты не понимаешь. Я полюбил тебя с первой нашей встречи!

— А я ненавижу тебя. — и тут у меня промелькнула мысль.

Я знаю, как сделать ему больно. Раз он меня любит, пусть меня потеряет.

— Ты полюбишь меня, если узнаешь, что Алекс променял тебя на соглашение. На соглашение, которое его изменит. Это я не стал тебя брать, как он хотел. Ведь я понимаю, что ты любишь этого засранца, хоть он этого и не заслуживает.

Он снова стал меня целовать, как сумасшедший, как-будто в пустыне нашел оазис и не мог напиться водой.

Мне было противно, до тошноты, то, что он говорил, то, что он делал. Я стала вырываться от него. Он хватал мои руки еще сильнее. Но потом отпустил. И сказал:

— Мэри, что я должен для тебя сделать, чтобы ты посмотрела на меня с другой стороны?

— Умереть. — выплюнула я ему в лицо.

— Я сделаю все, что ты захочешь. Только дай мне шанс. Пойдем, я угощу тебя чем-нибудь? — сказал он, указывая в сторону кафе неподалеку. — И давай я тебя увезу домой после этого.

Он не дал мне ответить и потащил меня в сторону этого кафе. «Парочка кофе», да уж, точно наш случай.

Почему-то его спокойный тон, несмотря на мое поведение, меня очень смущал. Я чувствовала себя грязной дрянью рядом с ним. Поэтому я не стала закатывать истерик в кафе, чтобы еще больше не упасть в своих глазах. Он не переставал вести себя спокойно, настойчиво, хотя, по нему видно было, как горят глаза и полыхает огонь у него внутри. В универе он вел себя больше как самовлюбленный кретин. Здесь же его терпение меня обезоруживало, как и его смертельная хватка на моем запястье.

— Мэри. Ты хоть знаешь, насколько ты обескураживаешь меня и не даешь мне жить? — проговорил он, пододвигая мне стул.

— Это все вранье. — честно призналась я, — И я не знаю, что тебе действительно от меня надо.

— Мне нужна ты.

— Раз уж ты сюда меня притащил, говори начистоту. — сказала я, чувствуя, как моя уверенность тает, чувствуя, как теряю смысл всего происходящего сейчас. — Что тебе от меня нужно? Почему Алекс отстранился от меня и гонит меня от себя?

— Ты не готова к правде. Пока что.

— Ты не можешь решать за меня.

— Но ты пожалеешь, что узнаешь о ней.

— Что за чушь ты несешь? — я начала злиться, мне совсем не нравились его уклончивые ответы, — мы собрались говорить начистоту!

— Да.

— Так говори! — почти крикнула я.

— Ваш заказ… — проговорила официантка, поставив две чашки кофе, и пирожное на мою сторону.

— Так вот, — начал Пол, когда девушка ушла — Мэри Элизабет, твой возлюбленный Алекс Честер предал тебя за тайну, которую узнал. Он узнал кое-что обо мне и брате. И решил присоединиться к нам. Когда он получил отказ, то стал умолять и просить, и обещал за это любую цену. Тут я решил воспользоваться случаем и назначил цену. Тебя. Он, не минуты не думая, согласился. Он трус, раз не рассказал тебе сам, если ты действительно это слышишь впервые от меня.

Я сидела, раскрыв широко глаза. Понимая, что он говорит правду, но я не понимала весь смысл этой правды.

— Так что он такого узнал?

— О нашем происхождении. Теперь твоя очередь. Что ты тут делаешь, уже девять дней ты приходишь сюда…

— Так, я не понимаю! Какое — такое у вас происхождение, раз Алекс решил бросить меня, мы ведь с ним с начальной школы вместе!

— Ну, для него это не имеет такого значения, как для тебя, видимо.

— Что за происхождение?

— Пошли выйдем. Не в этом месте такое обсуждать. Пошли в машину.

Я сама вышла за ним. Сердце колотилось от страха и злобы. Я увидела его машину, припаркованную на обочине дороги. Пока мы шли до ней, у меня подкашивались ноги, будто я пьяна. Мы остановились у машины, я уставилась на Пола. Его светлые волосы переливались серебром в свете ночи. Глаза были грустные. А меня обуревали вопросы. Как Алекс мог так поступить со мной, из-за вступления в какую-то банду поставил на кон меня. Этого не может быть, в голове не укладывается.

— На самом деле, мы убиваем тех, кто каким-то образом узнает о нас.

Я встала в ступор. Точно банда. Наркотики? Работорговцы? Проституция?

— Но я тебя не трону. И никому не дам тронуть тебя. Я так долго тебя искал.

— Говори уже!

Он погладил меня по щеке. Молча погладил пальцем мои губы. Я брезгливо одернула его руку. Потом вздохнул, будто волновался на экзамене и прошептал:

— Я и мой брат — мы вампиры. Древний род, который хранит все в тайне, нашему роду уже больше 350 лет. А есть еще старше роды.

— Ты пошутил? Что за бред ты несешь?

Он закрыл глаза. Я стояла, не шевелясь, как вкопанная. Я, хоть он нес какой-то бред, понимала, что он говорит мне правду. Невероятную, но правду. Опустив голову, я смотрела вниз, пытаясь осмыслить и как-то бить себе в голову невероятное. На самом деле у меня все перед глазами поплыло.

— Нет, не пошутил. Таким, как мы, хочет стать твой Алекс. Он что-то нес про детский дом, что у него нет настоящей семьи, что он живет не своей жизнью…

— Я не дам тебе сделать этого… с ним… — и я побежала от него со всех сил, что были у меня.

На подкашивающихся ногах я понеслась через дорогу, мимо мелькало много фар от машин. Я думала лишь о том, что нужно его отговорить, если это правда… если они существуют… какая же это ерунда! Какая это будет ошибка! Нет семьи! Я же его семья с самой школы, он моя семья, я должна… его…

II

— Долго она не приходила в сознание? — спросил Пол, когда врач вышел из кабинета.

— Молодой человек, вы спрашивали меня это на прошлом обходе. Мы контролируем ее состояние каждые 1,5 часа. Пока ничего не изменилось, она в коме. Черепно-мозговая травма с переломом шейных отделов просто так не проходят бесследно. Будем надеяться, что она вообще придет в себя и сможет хотя бы шевелить самостоятельно верхними конечностями…

— Можно к ней зайти в палату?

— Нет, запрещено. Вам вообще не положено находиться в отделении реанимации, сами должны понимать, дела у нее плохи.

Врач внимательно посмотрел на парня. Вид у него был подавленный и растерянный.

— Тот водитель, он выжил?

— Нет, его травмы оказались несовместимы с жизнью. Вашей девушке повезло, возможно, в рубашке родилась…

— Понятно.

Пол резко повернулся в противоположную сторону и зашагал прямо, ничего не видя перед собой. Как вдруг открылась дверь перевязочной, оттуда вышла медсестра с женщиной в коляске. Пол, не думая метнулся в этот кабинет. Быстро оглядев глазами по комнате, он увидел висящий на крючке халат с респиратором. Он быстро надел халат и вышел из кабинета. Остановившись около двери, надел респиратор и вошел в палату №21.

Посреди палаты, со всем подключенным оборудованием (от капельницы, до искусственного вентилятора легких), стояла кровать с надписью в ногах:

«17.06.2018 Беккер Мэри-Элизабет, после ДТП, черепно-мозговая травма, перелом 2,3,4 отдела позвоночника, шейного отдела».

— Милая, — прошептал Пол.

Он погладил волосы девушки, плавным движением, боясь навредить. Рука опустилась к щекам, бледным и безжизненным.

Только равномерное шипение искусственного вентилятора легких намекало на то, что она еще чуть-чуть жива.

— Мэри, куда же ты побежала от меня, милая. Зачем ты так… — слезы покатились по щекам мужественного парня, его ледяные глаза еще больше заблестели и стали похожи на морскую волну.

Тут индикатор сердцебиения запищал, так жалобно и громко, что парень подскочил от неожиданности. На экране появилась прямая полоска, означающая, что сердцебиение пропало. Он посмотрел на дверь, прислушался. Никого.

— Да где они там!?

Он выглянул из палаты. Тишина.

— Они не успеют!

Парень метнулся к кровати, сдернул с девушки все датчики и капельницы, схватил ее на руки, прижался к ее шее губами и выскочил в окно с третьего этажа. И след его простыл моментально, будто это был мираж, если бы не было разбитого окна, можно было бы подумать, что девушка просто-напросто исчезла из палаты.

— Ты с ума сошел, брат?! Что ты наделал? — в ярости вскричал Ник на брата, увидев, как он занес девушку в больничной одежде к ним домой.

— Я не мог поступить иначе, брат. Ты же знаешь, что это произошло практически по моей вине. И ты прекрасно знаешь мои чувства к ней. Я перед страхом смерти не дам ей помереть.

— А ты думаешь, ее спасешь?!

— Надежда есть. Отойди. — Пол, толкнул брата плечом, чтобы тот отодвинулся с дороги.

Он положил девушку на кровать. Пол порвал на ней рубашку, чтобы можно было добраться до ее тела. И стал кусать ее шею, плечи, руки, ноги. Кровь стала течь из этих ран тонкими струйками. Пол судорожно сглотнул. Ему сложно было смотреть на Мэри в таком чудовищно-мертвом виде. Где ее зеленые кошачьи глаза, ее щеки побелели, будто волосы даже потускнели, потеряв жизнь. Он погладил Мэри по волосам, поцеловал ее в лоб. Затем, он отыскал в шкафу постельное белье и накрыл ее, оставив голову не накрытой. Никаких признаков жизни. Она словно мертва.

— Брат!

— Чего тебе, Пол?

— Ты тоже должен укусить ее, во что бы то ни стало, я хочу ее спасти.

— Я не стану этого делать, это лишь твоя новая игрушка, прихоть. — сказал Ник, с горечью смотря на брата. — Ты совершаешь ошибку, брат.

— Помоги мне! Это не то, что было раньше. Она первая, кого я хочу сделать нашей на веки! Моей на веки! Я хочу подарить нашу жизнь, бессмертие, я люблю ее, брат!

Ник посмотрел на брата с недоверием. И сказал:

— Ты в ответе будешь за нее, брат. Только ты.

Ник вздохнул. Он не сможет не помочь брату. Ник поверил ему. Семья превыше всего. Он стал кусать девушку почти в те же места, что и Пол, только из его ран уже не текла кровь.

— Почему кровь не течет? — спросил Пол.

— Наверное, процесс пошел. Я не знаю. Мы этим не занимались уже больше 100 лет. Я и не знаю, на что могут быть способны новые обращенные. Но знаю, что раньше люди переставали быть людьми в понимании человечности и теряли себя. Я не даю гарантий, что она сможет держать себя в руках и не вырежет полгорода, до того, как ее пристрелит какой-нибудь коп.

— Такого с ней не случится. — заверил Пол, — она не такая, она чувственная, отзывчивая и добрая, жалостливая и верная…

— Посмотрим. — перебил его Ник. — НЕ зарекайся.

Пол не отходил с того момента от кровати Мэри. Он лишь решил покинуть ее на несколько минут, когда готовил воду и губку для обмывания ее тела. Так же по пути он схватил расческу, чтобы расчесать ее волосы. Часы шли, а он так и сидел у ее лица, как верный пес, ждал, когда проснется его хозяйка.

Мэри не приходила в себя еще долгие полторы суток. Ее истошные хрипы заглушили тишину в доме. Пол тут же встрепенулся, схватив ее за руку. Мэри, словно билась в горячке, хрипела и дергалась. Фиолетовые синяки стали пропадать с ее тела сами собой, кожа становилась ровного цвета, бледно-розового. Черты лица стали более острыми и четкими, будто девушку отшлифовали. Ей очень тяжело давался каждый вздох, болью пронзая грудную клетку. Вдруг судороги прекратились. Ее перестало трясти и из груди не вырывались страшные хрипы. Мэри открыла глаза, их сковало невыносимой болью, словно мыло попало в них, только боль гораздо острее была. Она закрыла глаза руками.

— Ш-ш-ш, милая. Это пройдет. — ласково проговорил Пол.

— Кто здесь? М-м-м-м… — Мэри схватилась за горло, его тоже пронзила боль.

— Это я, открой глаза.

— Пол? Что ты здесь делаешь?

Он улыбнулся, погладив ее по щеке.

— Вообще-то ты у меня дома…

— Что?! — Мэри стала озираться по всем сторонам комнаты, — Что я здесь делаю? Почему у меня все тело болит, мне даже говорить сложно.

— Давай я тебе все расскажу, позже? Сначала выпей. — он протянул Мэри железный стакан с темной жидкостью внутри.

Запах из стакана обжег дыхание Мэри, словно она сотню лет не пила ничего, и надо было срочно напиться воды. Плевать, что это совсем не вода. Она схватила стакан и осушила его, практически одним глотком.

— Что это было? Дай еще…

— Нет, пока тебе хватит. Давай оденься, — улыбнулся Пол, подавая ей свернутую одежду. — Я буду ждать тебя снаружи.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 417