электронная
200
печатная A5
549
18+
Плоды безумия

Бесплатный фрагмент - Плоды безумия

Боги и пешки

Объем:
360 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-6586-2
электронная
от 200
печатная A5
от 549
До конца акции
13 дней

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Тот, кто борется с монстрами, не сможет уберечь себя, чтобы самому не стать монстром»

Фридрих Вильгельм Ницше

Эта книга не увидела бы свет без тех, кто каждый день в течении полутора лет поддерживал меня и не давал опустить руки. Спасибо вам любимые, за ваше терпение, слова и верность.

Пролог

1

Россия. 27 Сентябрь 1993 года

Шёл третий час ночи — разъяренная стихия продолжала наводить ужас на окрестности небольшого поселения, которое находилось на высоком обрыве неподалёку от широкой реки. С каждой минутой ветер и дождь становились сильнее и обрушивали на дома и землю всю мощь суровой природы. Обнаженные кроны деревьев со страшной силой бросало из стороны в сторону — их толстые корни вырывало из-под земли и словно куски рваного тряпья болтало в воздухе. Мелкий мусор вперемешку с вымоченными в дождевой воде опавшими листьями, резкими порывами швыряло вверх, и несло вдоль широкой улицы, в самом начале которой стоял обычный сельский дом, где после очередного раската грома загорелся жёлтый свет.

Через секунду свет погас — сквозь дикое грохотание бури прозвучали женские вопли. Входная дверь распахнулась, и на улицу, которая за пару часов успела превратиться в сплошное грязевое месиво из листьев мелких камней и веток в одном белье выбежала молодая девушка. Ее бледное тело и светлая ночная рубашка были забрызганы кровью. Её тёмные длинные волосы быстро намокли и тонкими прядями облепили залитое слезами покрасневшее лицо. В одной руке она крепко сжимала связку ключей, а другой прижимала к груди небольшой свёрток плотной белой ткани.

Она добежала до середины двора — где рос старый орех поскользнулась и начала падать, но в последний момент успела пронзить рукой ворох черных листьев и приземлилась на четвереньки. Край белой ткани выскользнул наружу, повис над землёй и стал быстро обрастать каплями грязи, а через секунду свёрток зашевелился и раздался громкий детский визг. Под ним находился бледный младенец.

Девушка громко рыдала, бубнила под нос что-то невнятное, поднималась и бежала дальше. Ветер становился сильнее — громоздкие ветки ореха ломало пополам и бросало вниз прямо ей под ноги. Она вздрагивала, оббегала их стороной, оступалась и продолжала двигаться вперёд к старым белым «Жигулям», которые стояли у железных ворот.

В тот же момент прозвучал оглушительный раскат грома, после которого в доме раздался пронзительный мужской крик. Девушка резко остановилась, обернулась назад и уставилась в темный проем откуда спустя секунду медленно показалась худая рука с окровавленным кухонным ножом. Вслед за ней из проёма резко вынырнула голова мужчины, а через секунду весь двор девушку и мужчину озарила яркая вспышка молнии, за которой последовал очередной раскат грома.

— Нет… не подходи, — заливаясь слезами бормотала девушка.

Худощавый мужчина вышел на порог и остановился. Его тело белая майка и белые семейные трусы были в крови — на перекошенном лице застыла жуткая гримаса из широкой улыбки и выпученных голубых глаз. Он поднес ко лбу кончик ножа и начал резать бледную кожу, медленно спускаясь по щеке до самого подбородка. От увиденного лицо девушки задергалось — она нервно перекрестилась, прикрыла грязной рукой рот и стараясь не закричать поспешила к машине.

Мужчина слизал с холодного лезвия кровь спустился по ступеням и бодрой походкой пошёл за девушкой, которая уже стояла возле автомобиля и судорожно водила по металлическому замку одним из ключей, в надежде отпереть дверь и оказаться внутри.

— Ну, давай, пожалуйста! — завопила девушка, и дверь открылась. Она прыгнула на водительское сидение и заперлась.

Она аккуратно положила ребёнка на соседнее кресло и начала заводить машину. В то же время к автомобилю подошел мужчина. Он закричал, и ударил ножом по боковому стеклу — девушка подпрыгнула и плотно закрыла лицо руками. Обезумевший мужчина снова размахнулся и со всей силы ударил по стеклу, а потом по крыше. После каждого удара девушка вздрагивала, и кричала — её маленький ребёнок ворочался и разрывался от дикого плача.

Не выдержав младенческих криков и грохота металла, девушка дернула ключами, и машина завелась — вместе с ней включилась магнитола, откуда на весь салон загремела музыка. Девушка закричала, выключила магнитолу, бросила жалобный взгляд на лобовое стекло и замерла: мужчина, который минуту назад находился за дверью уже стоял перед машиной и освещался оранжевым светом фар. Он улыбался и смотрел прямо на девушку, а спустя мгновение его лицо перекосило от ярости — он закричал, разбежался и прыгнул на капот, после чего замахнулся и ударил ножом по лобовому стеклу. Девушка заорала, подскочила на месте и намертво прилипла к сиденью.

— Зачем?! — она смотрела на мужчину, плакала и била руками по рулю. — Зачем ты это делаешь?!

Спустя минуту нож сломался — мужчина бросил металлический обрубок в сторону сжал кисть в кулак и начал бить им по стеклу. С каждым новым ударом его тонкие костяшки превращались в кровавое месиво из ошметков кожи и мяса, а на стекле появлялись бурые разводы.

После очередного удара раздался хруст — мужчина замер и посмотрел на свою руку. Его кисть болталась на сухожилии, а сломанные пальцы безвольно качались в воздухе. Он не стонал от боли и даже не пытался что-нибудь сделать. Он сидел на капоте и спокойно смотрел на сломанную конечность, потом повернулся к девушке и с еще большей силой продолжил наносить удары по стеклу.

Лицо девушки окончательно лишилось симметрии. Она дернула ручку сцепления, включила заднюю передачу и надавила на педаль газа — холодная резина заскользила по земле, и автомобиль резко тронулся с места. Он проехал пару метров, снес железные ворота и вылетел на обочину, где тут же остановился — мужчина слетел с капота и распластался вдоль широкой грунтовой дороги.

От сильной встряски девушка ударилась головой об руль откинулась назад и застонала от легкой контузии. Придя в себя, она включила дворники и посмотрела на дорогу, где неподвижно лежало тело мужчины. Она небрежно вытерла руками лицо, повернулась к ребёнку и начала его успокаивать.

Спустя минуту она снова посмотрела на дорогу — мужчины на ней уже не было. Она стала лихорадочно крутить головой по сторонам в поисках мужчины — в тот же момент раздался грохот. Она дернулась и повернулась в сторону шума. На лобовом стекле была огромная паутинообразная трещина, а на капоте лежал камень. Девушка прищурилась и увидела на дороге мужчину, который подтягивал за собой вывернутую в обратную сторону ногу и медленно приближался к машине с крупным камнем в руке.

Девушка закричала и надавила на газ. С диким визгом машина дернулась с места, и наехала на мужчину. От сильного удара его забросило на капот, после чего он пролетел по крыше и упал на дорогу. Автомобиль проехал дальше и остановился. Девушка положила голову на руль и заплакала, а затем и вовсе забилась в истерике.

Спустя время она успокоилась, вытерла заляпанный соплями рот и посмотрела в зеркало заднего вида: мужчина по-прежнему лежал на другой стороне дороги в лужи собственной крови, которая вытекала из-под его головы.

После очередного раската грома автомобиль выехал на дорогу и петляя по ней скрылся за водной стеной.

Глава 1

1

Двадцать четыре года спустя. Таганрог. 3:35

Среди колоритных улиц и утопающих в голых деревьях кварталов, кривых переулков, вымощенные брусчаткой из натурального камня и заводских построек простирался обычный городской район, в котором мирно уживались панельные высотки частные дома и десяток разбросанных по округе двухэтажных жутковатых особняков девятнадцатого века.

На первый взгляд район ничем не отличалась от остального города. Разве что вместо сверкающих в ночи супермаркетов, парков и площадей, где часто собирались горожане он был заполнен круглосуточными пивнушками рюмочными и потрепанными баннерами с назойливой рекламой от чего эти места уже давно облюбовала разного рода четвероногая живность и бездомные, которые холодными ночами часто грелись в старых особняках. Один из них уже многие годы ютился в самом конце улицы в паре метров от трамвайных путей.

Его высокие стены были разрисованы всевозможными граффити — сатанинскими символами, невнятными узорами и надписями. Выгоревший кирпич уже долгие годы крошился и кусками валялся под резными дверьми и пустыми оконными проемами, которые были небрежно заколочены широкими досками. Сквозь узкие зазоры между ними внутрь дома легко проникали лучи фонарных столбов. В их тусклом лимонном свете медленно летала пыль, которая годами скапливалась в доме на деревянной мебели, что на протяжении десятилетий неподвижно поедалась термитами под грудой ветоши и грязных клеенчатых полотен. В первозданном виде внутри этого ветхого особняка сохранилась только тишина, но и она была вскоре нарушена.

Сквозь пустые комнаты и коридоры второго этажа на весь дом прозвучали глухие выстрелы. В одном из дверных проёмов замерцал бледно-голубой свет, а следом за ним из темноты выбежала молодая девушка. Она крепко удерживала в руке австрийский пистолет «Глок 19» калибра девять миллиметров с тактическим фонарём на подствольной планке.

На девушке плотно сидела черная облегающая шапка, из-под которой выглядывали острые кончики черных волос, а также забрызганная черными пятнами серая водолазка с высоким воротником, поверх которой находился черный облегченный бронежилет. Руки и ноги защищали черные наколенники налокотники велосипедные перчатки с вырезами под пальцы и облегченные черные берцы, в которые были заправлены черные брюки от армейского спец костюма. Обувь, как и вся одежда была в пыли и потертостях. В районе талии размещался широкий пояс, на котором располагались два малых подсумка с запасными магазинами. На бёдрах толстыми ремнями были закреплены две кобуры под пистолеты, и чехол, в котором находился короткий нож.

Следом за девушкой неслись глухие нечеловеческие вопли. Она быстро пробежала большой зал ловко маневрируя между ворохом из деревянной мебели резко обернулась назад, оскалилась и побежала дальше.

Из проёма выскочили низкорослые человекоподобные твари бледного цвета. Они были полностью обнажены и лишены волос, а сквозь их гладкую тонкую кожу легко просматривалась розовая мышечная ткань. Их тела были гибкими и жилистыми, что позволяло им легко передвигаться по заставленной мебелью комнате.

Их тонкие длинные конечности оканчивались кистями и ступнями с пятью продолговатыми пальцами и острыми когтями. На лицах была пара крупных выпуклых черных глаз, между которыми располагались четыре мелких отверстия похожих на вывернутые человеческие ноздри. Вместо ушей было два слипшихся с головой у основания черепа нароста. Общий портрет мерзких тварей завершала широкая пасть, из которой временами вырывался тёплый пар и мутная слюна.

Твари ныряли между собой и втаптывали друг друга в деревянный пол, сметали на своём пути всю мебель и продолжали преследовать свою добычу.

Девушка забежала в длинную комнату, которая была исполосована лучами жёлтого света, обернулась и несколько раз выстрелила по двум оторвавшимся от стаи существам. Они завопили и рухнули на пол, после чего в динамике беспроводной гарнитуры, которая находилась в ушах у девушки, раздался скрежет.

— Крис ты меня слышишь? — прозвучал мужской голос.

Девушка промолчала, а через секунду в комнату выскочили еще твари. Они настолько хотели полакомиться своей жертвой, что не могли все разом миновать узкий проём. Они застревали, махали конечностями и продолжали вопить, потом прогрызали дверную коробку и снова пускались в погоню за девушкой, которая на ходу пыталась от них отстреливаться.

Один за другим твари падали на пол с простреленными телами и конечностями, но этого было мало. Мерзкие существа продолжали проникать в коридор, а их количество только увеличивалось.

Девушка выбежала на лестницу и почувствовала сильный удар сбоку после которого влетела в гнилую перегородку и со второго этажа рухнула на массивный деревянный стол.

Кашляя от пыли и падения с высоты, она несколько раз ударила себя в грудь, чтобы восстановить дыхание, скатилась со стола и побежала в сторону широкого проёма.

Спустя несколько комнат, она забежала в широкий длинный коридор, который заканчивался высоким заколоченным окном, резко остановилась и попыталась отдышаться, но в это же время весь дом буквально ожил: отовсюду начал доноситься скрежет и неприятный визг, который с каждой секундой становился громче.

Девушка стиснула зубы и начала разбегаться по коридору. Хрупкие стены по обе стороны от неё моментально покрылись глубокими трещинами, откуда спустя секунду вырвались тощие конечности тварей. Они хаотично болтались в воздухе и пытались схватить девушку за ноги, но она ловко уворачивалась и продолжала бежать дальше. Остальные существа врывались в коридор через проем и с открытой пастью бросались в погоню за убегающим от них куском мяса.

Девушка добежала до конца коридора выстрелила по окну, прикрыла голову руками и прыгнула в него. Пробив собой простреленные доски, она вылетела на улицу, скатилась по пригорку вниз и ударилась спиной об трамвайную остановку, после чего резко достала из второй кобуры ещё один пистолет и направила оба ствола в сторону окна, откуда спустя пару секунд показались твари.

Девушка закричала, нажала на спусковые крючки и открыла по ним огонь. Мерзкие существа завопили и забились в конвульсиях. Бронебойные пули дырявили их тощие тела и вырывали из них мелкие куски мяса после чего обезумевшие твари замертво влетали обратно в дом.

Всё стихло и существа пропали. Девушка сбросила пустые магазины быстро перезарядила оружие и направила его на дом. Все это время она не сводила глаз с разбитого окна. Её зрачки увеличились, а пульс ускорился. Она знала, что в доме еще оставались твари.

— Гронская отвечай! — мужской голос прозвучал снова.

Девушка молчала. Она судорожно водила светло-карими глазами по окнам и ждала появление кровожадных монстров. Через минуту вдалеке послышался звук трамвая, а в окне показались две твари. Девушка мгновенно среагировала и выпустила в них все два магазина. Одна из тварей влетела обратно в дом, а другая замертво упала на подоконник. Часть её тела осталась в доме, а голова и руки перевалились через оконный проем и повисли над землей.

Девушка глубоко вздохнула и несмотря на достаточно высокий болевой порог тут же почувствовала тупую боль по всему телу. Она выпустила оружие из рук, схватилась за грудь и начала сильно кашлять. Из её рта вылетели полупрозрачные клубы теплого пара, после чего она захрипела и выплюнула сгусток крови.

Убрав со рта остатки крови, девушка запрокинула голову назад, а спустя минуту, в наушнике снова послышался мужской голос.

— Гронская не молчи!

Девушка дёрнулась и зажмурилась.

— Не надо орать я слышу, — сквозь зубы ответила она.

— Тогда почему не отвечаешь? Где ты?

Девушка облизнула губы и покрутила головой по сторонам.

— Не знаю… кажется с другой стороны дома.

— Мы слышали выстрелы, что у тебя происходит?

Девушка глубоко вздохнула, посмотрела на мёртвое существо в оконном проеме и провела рукой под расцарапанным вздернутым носом.

— Я напоролась на тварей.

В наушнике раздался противный скрежет, после которого мужчина снова заговорил, но уже с раздражением в голосе.

— Повтори.

Девушка тяжело вздохнула и сдавила губы.

— Я вошла в дом и случайно напоролась на тварей.

— Я же сказал: только наблюдать и всё, — мужчина начал говорить громче. — Зачем ты туда полезла?

— Мне показалось что в доме были человеческие голоса.

— И что дальше? Ты должна была сообщить нам и ждать.

— Вы были на другом конце улицы, что мне оставалось делать? — пробурчала девушка.

— Ждать… просто ждать и всё!

— Может, хватит на меня орать? — огрызнулась девушка.

— По-другому ты не понимаешь.

В эфире наступила тишина. Девушка стянула с головы шапку вытерла ею испачканное лицо и спрятала оружие в кобуру.

— Что с тварями? — заговорил мужчина.

Девушка нахмурила изогнутые брови и надула ноздри.

— Мертвы, — сквозь зубы произнесла она.

— Уверена?

— Да, — раздраженно ответила девушка.

— Проверь и возвращайся.

— Я же сказала…

— Ты слышала меня?

В эфире снова образовалась пауза.

— Слышала, — скрипя зубами ответила девушка после чего скривила от злости смуглое лицо, отключила гарнитуру, схватила с земли камень и бросила его в стену дома.

Спустя время девушка успокоилась, глубоко вздохнула и повернула голову в сторону пожелтевших плакатов с рекламой, которыми была обклеена вся остановка. На одном из них были изображены четверо улыбающихся молодых людей в красивой одежде: две девушки и два парня. Их руки были вытянуты вперед, а большие пальцы рук подняты вверх. На всём постере большими буквами красовалась надпись: «Почувствуй нашу любовь».

Девушка лениво цокнула, скривила лицо и отвернулась. В тот же момент прозвучал дикий скрежет и к остановке подъехал старый трамвай. Его корпус был выкрашен в цвета российского флага и расписан разными граффити. Местами краска отсутствовала и оголяла ржавый металл.

Железные двери с грохотом открылись и на остановку выскочили три пьяных подростка. Они обошли трамвай и под нервный смех, и громкий свист исчезли в мрачном переулке. Двери трамвая закрылись — он медленно двинулся с места, после чего стал постепенно набирать скорость пока не скрылся за поворотом.

2

Гронская Кристина. Такое имя и фамилия были даны двадцатичетырехлетний девушке при рождении.

Она сидела на мокром куске картона в окружении другого мусора, который валялся около остановки, и поправляла высокий воротник водолазки, что плотно облегал её горло. С голых веток, которые словно когти возвышались над её головой падали капли воды, что остались там от недавно прошедшего дождя. В воздухе пахло сыростью и выхлопными газами, которые долетали до остановки с проезжей части.

Кристина глубоко вздохнула, опустила голову и плюнула на тротуар, затем подобрала с мокрого асфальта пустые магазины, встала на ноги и поднялась по склону к окну, где лежала мертвая тварь. Она достала миниатюрную камеру из металлического кожуха, который был закреплён на её жилете включила нагрудный фонарик и пару минут водила камерой над телом неизвестного существа после чего спрятала камеру обратно и осмотрелась по сторонам. Убедившись, что поблизости никого нет она взялась руками за края оконного

проёма, уперлась ногой в голову существа и затолкала его тело обратно в дом, куда следом залезла сама.

Обойдя весь дом и не найдя ни одной живой твари, Кристина поспешила покинуть особняк: она вылезла через разбитое окно спустилась вниз и быстро перешла трамвайные пути, следом миновала пустырь и оказалась среди гаражей, где под темным брезентом стоял её чёрный подержанный внедорожник Jeep Wrangler II (TJ) 2005 года. Подобный выбор транспортного средства девушка сделала неслучайно. Чаще всего ей приходилось бывать на окраинах города, где в принципе отсутствовали дороги, а вот глубоких оврагов, болотистых мест и холмов было предостаточно.

Кристина стянула с машины плотную ткань, достала из кармана брюк брелок с ключами и нажала на кнопку. В дверях автомобиля тут же прозвучал щелчок. Она открыла багажник, который был отделен от салона толстой сеткой с крупными ромбовидными отверстиями, сняла всю экипировку и вместе с оружием спрятала ее в тайник под полом после чего скомкала брезент и бросила его сверху. На ней осталась водолазка брюки и берцы.

Спустя минуту Кристина уже находилась в машине с включенным двигателем. В салоне стоял запах искусственной кожи вперемешку с резиной и слабым ароматом сосны, который источал висевший на зеркале заднего вида освежитель «Ёлочка». На приборной панели была закреплена красная фигурка дьявола с вилами, голова которого при каждом покачивании болталась из стороны в сторону. На пассажирском сидении лежал пластиковый запечатанный стакан кофе и полупустая банка энергетика, которую девушка купила по пути к особняку.

Кристина дождалась пока разогреться двигатель, взяла жестяную банку и залпом допила напиток, после чего открыла боковое стекло и бросила её в ближайшую кучу мусора. Спустя несколько минут девушка покинула район под раскаты грома и проливной дождь.

Глава 2

1

Внедорожник Кристины скользил по мокрой дороге, изредка цепляя колесами широкую расквашенную обочину. Фонарные столбы, которые тянулись вдоль дороги не горели, а света фар едва хватало, чтобы освещать безлюдную местность. По правую сторону от машины стояли недостроенные здания из белого кирпича, а слева простиралась заросшая густым сухостоем пустошь, которая уходила прямиком в темноту.

Кристина проехала дальше и свернула на грунтовую дорогу, которая проходила через небольшой пустырь и где её встречала стая бездомных собак. Они бросались под колёса, и какое-то время преследовали автомобиль, пока не остались позади у ржавых мусорных баков, которые стояли на выезде.

Внедорожник объехал голые деревья и оказался на узкой разбитой дождём дороге, вдоль которой стояли переплетенные между собой проводами деревянные столбы. Неподалёку от столбов находились частные кирпичные дома, отгороженные друг от друга тонким металлическим заборам.

Петляя по бездорожью, девушка снова выехала на асфальтированную дорогу и, следуя случайному маршруту, несколько раз пересекла трамвайные пути, после чего оказалась рядом с еще одной жуткой достопримечательностью города — старым кладбищем, которое находилось на месте более раннего захоронения.

Кристина уже бывала за его высокими стенами, и своими глазами видела его заплесневелое и застывшее во времени нутро.

Молчаливый некрополь был в отвратительном состоянии. Повсюду лежали пустые бутылки, целлофановые пакеты и старые ободранные венки. Вся территория давно заросла деревьями и густым кустарником, напоминая при свете дня почернелый ботанический кошмар. Ну а глубокой ночью кладбище будто оживало и превращалось в непроходимую лесную чащу, в глубинах которой постоянно звучал треск и шелест опавшей листвы, словно кто-то или что-то бродило среди могил.

Среди кривых стволов и хитросплетенных сучьев временами мелькали треснувшие мраморные скульптуры ангелов, белокаменные кресты и памятники, огороженные витыми коваными оградами. Некоторые скульптуры были обезглавлены и лежали на земле. Ржавые покосившиеся распятия и полуразрушенные склепы из красного кирпича, с которых осыпалась штукатурка, были разбросаны по всему кладбищу и наводили на его посетителей особый первобытный ужас.

Большинство могил поглотил кустарник, а столетние надгробия, наполовину ушедшие под землю, были разрушены корнями растущих рядом акаций. Над некоторыми могилами из-за частых дождей образовывались большие провалы, откуда на поверхность выползал сладковатый запах плесени и разложения, однако заброшенные особняки и старые кладбища уже никого не пугали. Бытовое насилие, детская преступность, наркомания и полицейский беспредел ужасали жителей города куда больше.

Их беспокоили земные проблемы, а поэтому изуродованные трупы людей на окраинах города, человеческие останки в канализации и прочие страшные находки постоянно списывались на бродячих собак, маньяков и обезумевших от голода бездомных.

Кристину подобный расклад полностью устраивал: чем меньше слухов о неизвестных тварях ходило по городу, тем легче было с ними бороться.

2

С каждой остановкой на светофоре глаза Кристины слипались чаще. Она вытерла рукой испачканное лицо пару раз сильно моргнула и включила радио, откуда тут же зазвучали недовольные голоса радиоведущих.

Пожилой мужчина и молодая женщина бурно обсуждали последние новости в стране. Мужчина все время говорил на повышенных тонах: кричал и паясничал. Он спокойно переходил на личности и оскорблял всех, кто был не согласен с его мнением.

Его соведущая говорила мало, но всегда соглашалась со своим неадекватным коллегой. У Кристины складывалось впечатление, что в студии находились не взрослые люди, а пациенты психиатрической больницы, которым по ошибке или же намеренно разрешили озвучивать свои больные мысли на всю страну.

Кристина смогла вытерпеть их омерзительную болтовню ровно одну минуту, потом она выключила радио и включила музыкальный диск, который находился внутри магнитолы. Затем взяла стакан кофе и сделала пару мелких глотков. Спустя минуту, в салоне заиграла спокойная тяжёлая музыка.

В то же время на очередном светофоре загорелся красный свет. Машина медленно остановилась — девушка откинулась назад, прикрыла глаза и начала стучать пальцами по рулю в такт мелодии. Спустя время на светофоре загорелся желтый, а затем зелёный. Кристина вывернула руль и свернула на грунтовую дорогу, которая вела к окраинам города.

Оставив позади кладбище и жилые массивы, она проехала еще пару сотен метров и подъехала к одноэтажному старому дому — убежищу — окна которого были закрыты деревянными ставнями. Никакого освещения поблизости не было. Дом находился в кромешной темноте. На ближайшие пятьдесят метров вокруг не было обитаемых построек. Только заводские сооружения гаражи и частные домики, которые сдавались летом отдыхающим.

— Мама я дома, — без настроения произнесла она.

— Да Крис я тебя вижу, подожди пару минут, — раздался молодой девичий голос.

— Хорошо мамочка, — Кристина закрыла глаза, откинулась назад и глубоко вздохнула.

Небольшое ожидание было необходимо для того, чтобы с помощью камер наблюдения, которые были спрятаны при входе можно было осмотреть прилегающую территорию на наличие непрошенных гостей.

Сквозь мимолетный сон‚ в наушнике Кристины снова прозвучал голос.

— Всё в порядке Крис, подожди минуту Тема уже побежал к воротам.

Кристина сняла наушник и положила его в бардачок. Тем временем высокие ворота начали медленно открываться. Она завела двигатель, включила ближний свет и заехала внутрь. По пути она увидела стоящего около ворот молодого темноволосого парня, на котором висел темный дождевик. Он приветливо помахал Кристине рукой и начала закрывать ворота.

Она кивнула и проехала в просторный двор, асфальтовое покрытие которого уже давно стало грозно серым и было сильно разбито трещинами и выбоинами. По правую сторону от неё находился высокий навес, под которым стоял черный фургон Фольксваген Транспортер 2003 года, а слева на неё выглядывали три прямоугольных окна.

Внедорожник заехал в широкий кирпичный гараж, где был припаркован темно-синий Джип Чероки 2005 года и остановился в метре от серой металлической двери. Кристина заглушила двигатель и отстегнула ремень безопасности. Ворота гаража закрылись и на потолке замерцали две тусклых длинных лампы.

Все это время за Кристиной наблюдал высокий коротко стриженый парень в камуфлированном костюме. Он стоял около джипа и курил. Парня звали Максим. Именно он общался с Кристиной, когда та убегала от тварей. Он подергивал искривлённым носом и с невозмутимым лицом, покрытым мелкой щетиной, смотрел на девушку.

Кристина вышла из машины — ей в нос ударил запах бензина. Она прошла к багажному отделению и достала оттуда скомканную экипировку, потом забрала из салона стакан кофе и направилась к выходу из гаража.

— Далеко собралась? — недовольно произнёс Максим, и выпустил дым.

Кристина остановилась в паре метров от двери развернулась, подняла брови, округлила глаза и улыбнулась. Потом посмотрела в сторону и дернула носом — её лицо моментально приобрело прежний усталый вид. Она взглянула на Максима и переложила вещи в другую руку.

— Я думала мы уже все решили.

Парень сдвинул брови и прищурил свои тёмные глаза.

— Ты что творишь?

— В каком смысле?

— Не придуривайся ты поняла, о чем я.

Кристина отвернула глаза в сторону дернула губой и снова посмотрела на Максима.

— Я уже говорила, у меня не было выбора, — прошипела она.

Максим продолжал недовольно смотреть на девушку. Он несколько раз кивнул и шмыгнул носом.

— Да я помню тебе что-то показалось.

Кристина округлила глаза и развела руки в стороны.

— Я правда слышала человеческие голоса…

— Хватит, — громко сказал Максим. — Мы оба знаем почему ты полезла в дом, и мне это уже надоело и ребятам тоже.

Кристина сдавила губы и загладила волосы.

— Это здесь не причём.

— Конечно не причём, — Максим надул ноздри и недовольно кивнул. — Мы четыре месяца в городе, а ты уже принялась за старое. Ты хоть понимаешь, что рисковала не только своей жизнью… ты могла раскрыть всех нас, если бы твари покинули дом.

Кристина вытерла рукой лицо, оголила зубы и покачала головой.

— Ты оглох, это здесь не причём…

— Мы не затем рискуем чтобы ты как полоумная гонялась за той тварью, — Максим указал пальцем на девушку затянулся и выпустил через ноздри дым. — Ты хоть помнишь сколько раз за эти полгода ты вытворяла подобное?

Кристина с презрением посмотрела на парня и облизнула губы.

— Понятия не имею, это ты у нас следишь за чужими косяками.

Максим сделал ещё одну затяжку и резко выпустил струю серого дыма.

— Постоянно… и сегодня это повторилось снова.

Кристина подалась немного вперёд округл округлила глаза и ткнула себя пальцем в грудь.

— Я делала свою работу…

— Ты нарушила приказ, — прикрикнул парень и бросил дымящийся окурок себе под ноги.

Кристина оскалилась, нахмурила брови и убрала вещи под мышку.

— А не пошёл бы ты в жопу со своими приказами, — крикнула она в ответ. — Я сделала то, что посчитала нужным и поэтому твари не выбрались из дома.

— Ты сваляла дурака и, если бы тварей оказалось больше они бы прикончили и тебя и весь район. Так что можешь засунуть свое оправдание в задницу, — резко ответил Максим.

Оба замолчали, но продолжали с ненавистью смотреть друг на друга. Максим глубоко дышал через ноздри и нервно шевелил острыми скулами. Потом достал еще одну сигарету и быстро прикурил от зажженной спички. Кристина дёрнула носом, отвернула голову в сторону разлохматила влажных волосы и загладила их назад.

Максим сделал глубокую затяжку и выпустил густой клубок дыма.

— Что у тебя с лицом… ты ранена? — он показал рукой на мелкие раны на лице Кристины в районе носа и подбородка.

— Нет… мне пришлось прыгать в окно, чтобы выбраться наружу.

Максим кивнул и плюнул на пол.

— Как вернуться ребята подойди к Вике, пусть тебя осмотрит.

— Спасибо обойдусь, — резко ответила Кристина и направилась к двери.

— Ты ничего не забыла? — громко окликнул он.

Кристина остановилась, развернулась и подошла к Максиму, после чего достала из кармана камеру и положила ему в руку.

— Теперь я свободна? — она подняла брови и демонстративно улыбнулась.

Парень недовольно вздохнул и бросила взгляд в сторону выхода.

— Можешь идти.

Девушка молча развернулась и пошла к двери.

— И помойся… от тебя воняет, — бросил вслед Максим.

Кристина, не оборачиваясь, подняла руку, показала средний палец, открыла дверь и покинула гараж.

3

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 549
До конца акции
13 дней