электронная
86
печатная A5
257
18+
Плановая эволюция

Бесплатный фрагмент - Плановая эволюция

Сборник рассказов

Объем:
60 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-0872-5
электронная
от 86
печатная A5
от 257

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дрим-машина

Мечта научиться моделировать сны появилась у меня в далеком 2050 году, когда я был еще сопливым мальчишкой и горячо интересовался всевозможными новшествами мира науки. Сутками сидел за чтением научных журналов по физике, химии, информатике, забывая даже уделить время для игры со сверстниками. Технические примочки разного уровня сложности доставляли мне несказанное удовольствие, и на них я тратил самые дорогие мне часы после полуночи. В спальне организовал настоящую мастерскую, где и «лудил» всякую всячину. Ограничивали меня только финансы. Точнее, почти полное их отсутствие. Каждую деталь ценой более двух школьных обедов приходилось вымаливать у отца, стоя на коленях. Он соглашался, хотя и не сразу, а на следующий день вручал мне очередную микросхему так торжественно, словно посвящал меня в рыцари.

В этом деле я, конечно, был не слишком оригинален. В то время снами очень многие интересовались — считалось, что именно там, в наших иллюзиях, хранятся еще не открытые знания. К тому же людям очень хотелось отвлечься от ежедневных проблем. А чем не способ расслабиться?! Включил программку, что ты на Багамах, — и всю ночь живешь на далеком экзотическом островке, где и ветерок когда надо задует, и птички споют именно так, как хочешь, и тревожные мысли спрячутся на время в долгий ящик.

Правда, лично мне экзотические острова совершенно не нужны. Мне хотелось проникнуть в окружающий мир, насколько это возможно. Посмотреть на то, как же выглядят вещи на клеточном уровне. Узнать, как выглядит ковер изнутри или как оно — оказаться внутри апельсина. Детская затея, но она мне нравилась.

Конечно, с детскими иллюзиями пришлось расстаться. Дрим-машина, как я ее назвал, у меня не вышла, получилась скорее драм-машина — нечто шипяще-свистяще-грохочущее. Нет, кое-что мой наивный аппаратик все-таки мог — мы с другом Кайлом просто мечтали и придавали, хоть и временную, но визуальную форму нашим грезам. Но в целом затея провалилась. Оно и понятно, серьезную вещь «на коленке» не сделаешь, над такими вещами годами бьются огромные компании с тысячным штатом научных работников.

Ну, да ладно… Детство удалось на славу, не на что жаловаться. Моему поколению повезло, оно не столкнулось с настоящими дрим-машинами, которые спустя несколько лет начала выпускать компания Мегасофт. Эта штука уже не моделировала реальность — она действовала непосредственно на психику. Иными словами, техника так далеко ушла вперед, что принялась ставить эксперименты на человеке. Всеми процессами, как и прежде, вроде бы управляет человек, но это лишь видимость. Чей-то гений умудрился наделить простую приставку, мигающую огоньками, таким мощным интеллектом и такими безграничными возможностями, что индустрия компьютерных игр разлетелась в пух и прах. Кому захочется сидеть за дисплеем компьютера, если тут сам мозг рисует картины иных миров и тут же моделирует внутренние желания геймера?! Хочешь свой собственный замок — вот тебе. Хочешь пристрелить соседку — да пожалуйста! Хорошая идея, только опасная очень.

Короче говоря, дрим-машины превратились, без преувеличения, в настоящих монстров, сильнейший наркотик. Во стократ более сильный, чем компьютерные игры. Вот только от правительства ждать реакции не приходилось. Слишком много всяческих свобод гарантирует конституция, в том числе и свободу предпринимательства. И нигде ни слова о том, что всякая свобода должна быть уравновешена равной порцией ответственности перед обществом.

***

Мой друг и сосед Кайл, вполне порядочный человек, семьянин, ученый в области лингвистики, однажды вбежал ко мне в квартиру. Он выглядел словно человек, отыскавший янтарную комнату. Глаза у него горели.

— Поздравь, я решился! Закрой дверь поскорей!

Я нехотя закрыл дверь, оставив там, за пределами дома, летний мир, полный замечательных красок, полуденного солнца и свежего ветерка, к которому примешивался запах пирогов из соседней пекарни.

— Ты ограбил банк? — на моем лице не было ни тени иронии.

— Я все-таки её купил! — товарищ торжественно вынул из пакета коробку с надписью Dream Machine, а затем благоговейно достал из нее нечто вроде DVD-плеера чёрного цвета. — Помнишь, в детстве у нас было что-то подобное? Мы включали и отправлялись куда хотели.

— Ты дурак! — воскликнул я. — Ты сам знаешь, чем это может кончиться.

— Плевать. Я с женой переругался в пух и прах, и она ушла от меня. А коротать одиночество тет-а-тет с бутылкой — не в моих правилах.

— Решил залить горе виртуальным наркотиком, псих?

— Плевать. Давай подключим его к твоему компьютеру. Я почитал системные требования, мой комп может не потянуть. Старенький уже…

Да уж, загорелся дружище идеей, готов подковы с копыт срывать, лишь бы поскорее «окунуться и забыться».

— Я пас. Запускай на своем компе!

Конечно, я колебался. Хотелось рискнуть и вспомнить детство. Но я сделал над собой усилие и сказал твердое «нет».

— Ну, не хочешь попробовать, — заберу себе и тебе давать не буду! Ещё пожалеешь!

Кайл тут же поспешил домой, даже не захотел выпить чаю…

Мы не встречались с ним неделю, а когда наконец увиделись, передо мной стоял совершенно иной человек. Друг сник, под глазами появились круги, на подбородке — щетина, а сам он судорожно бухтел себе под нос: «Любимая! Ты прекрасна! У нас с тобой все будет хорошо! Я ведь так молод, и у нас вся жизнь впереди! Ты хочешь соку? Нет? Ну и ладно. Сам выпью».

Кайла вскоре забрали в психушку. Санитары заглянули ко мне, чтобы оставить ключи от его апартаментов. Больше я его не видел.

Конечно, меня грыз соблазн сходить в квартиру друга и узнать, правильны ли мои догадки насчёт того, почему тот свихнулся. Вылазку в берлогу Кайла я совершил на третий день.

В блёклой неуютной гостиной возле кожаного дивана стоял любимый ноутбук друга, а рядышком мерцал огоньками, словно гирляндой, чёрный прибор, оповещая о том, что он готов к использованию. Я вновь вспомнил лицо Кайла, когда его забирали медики. Он не походил на буйного сумасшедшего. Он был чудаковатым, но при этом не вызывал тревоги! Ни за что бы не подумал, что у него крыша съехала.

В мои размышления вклинилось слово «счастье». Кайл стал счастливым. Просто так, без всяких усилий! Или чокнулся. А может, и я того же хочу? Сбежать от проблем… А наркотик, пусть и электронный, станет проводником к моему счастью. Меня не пугал пример обезумевшего.

Рука машинально потянулась к дисплею, нажала кнопки. Я вслух проговорил, чего я хочу от аппарата: женщину-красавицу и жаркий пляж с мороженым… и Кайлом.

Да, Кайл присутствовал в видении, созданном дрим-машиной. Друг поведал мне о том, как ему трудно в психбольнице, и о том, что аппарат этот необычайно мощный и отключиться от него практически невозможно — даже на расстоянии действует. Как только погружаешься в сон, прибор тут же подключается к сознанию. Настоящий наркотик.

Верить или не верить ему — вопрос спорный. Поживём-увидим. Но на всякий случай, проснувшись, я выключил машину и убрал подальше ключи от квартиры друга.

***

Жизнь моя наладилась: на склоне лет я повстречался с любовью. И никакая дрим-машина для этого мне не понадобилась. Правы были те, кто говорил, что реальная жизнь лучше любых иллюзий.

Любимая! Ты прекрасна! У нас с тобой всё будет хорошо! Я ведь так молод, и у нас вся жизнь впереди! Ты хочешь соку? Нет? Ну и ладно. Сам выпью.

Послание со Сверхновой

— Ты всегда был таким! И никогда ты меня не любил! — зло произнесла она.

— Хорошие выводы! Когда же я успел тебе так опротиветь? — отозвался он.

— Не знаю. Это произошло так давно, что я уже и не помню! — она не думала смягчать тон, нет, ей, во чтобы то ни стало, хотелось сделать как можно больнее своему супругу.

— Грустно. А если я скажу, что я всегда тебя любил и люблю, тебе станет легче? — он не сдавался в попытке наладить общение.

— Ты сделаешь все как всегда… с притворством!

— А ты вспомни, что сделала для меня? Ведь, правда, вспомни наши пятьдесят лет совместной жизни.

— У тебя не клеятся доводы. Ты и сам знаешь, что я вырастила для тебя трех прекрасных сыновей.

— Звучит так, словно я не принимал участия в их воспитании! — вновь взвелся он.

— Так и есть! — она скривила губы и одновременно попыталась улыбнуться. Спокойствие, хотя бы видимое, было ей к лицу.

— А ты хоть раз была на моей выставке? Страшно сказать, жена художника никогда не была на выставке. А еще пуще того, она никогда не поддерживала моего творчества! Всегда ухмылки, ирония, — еще одна обида ранила ее, но она сдержалась, чтобы не расплакаться.

Она знала, что с мужем надо быть немного жесткой, тогда он выдаст все карты, ну, не карты, а свои недовольства. То же самое совершал и он, дознаваясь о доселе неизвестных фактах совместного житья-бытья:

— Автор всегда должен стремиться вперед, а если я начну тебя хвалить, зазнаешься ведь, а так со временем не потерял ты стремление идти вперед, добиваться новых вершин. И даже в девяносто ты можешь дать фору любому амбициозному юнцу, и все благодаря моей холодности! Полагаю, что теперь ты получил ответ на свой животрепещущий вопрос. Тайна раскрыта, — все же это была ирония, нескрываемая ирония, и все для того, чтобы взбередить его душу так, чтобы у него осталось больше вопросов, чем ответов.

— А хочешь и я поделюсь одним секретом?! Я всегда мечтал, чтобы меня не терзали словесно, чтобы ты меня просто любила! А не испытывала на прочность. Иногда мне было особенно больно, но я прятал в себе обиды.

— У тебя есть сомнения, что я тебя люблю? — она ждала того, что скажет он. Этот вопрос лишь и созревал, чтобы в нужный момент выскочить, словно тигр, поджидающий свою жертву, из засады.

— Есть.

— Ну, и зря. Я любила тебя всегда, даже когда узнала, что ты мне изменял. А ведь ты мне изменял, я лишь делала вид, что не знаю. Все во имя любви. Кстати, у тебя был замечательный вкус. Одобряю.

Он уставился на нее.

С клена вместе с негодником-ветром умчались вдаль с десяток золотистых листьев. Деревце совсем осталось без осеннего наряда. Солнце еще обдавало теплом и можно было отдыхать в саду, не особо беспокоясь о простуде. Хотя, кто ее знает, эту самую простуду — налетит и не отцепится…

Пожилая чета сидела в шезлонгах и продолжала вести непримиримый бой между собой.

— Я тоже знаю о тебе кое-что. Помнишь Рипли?

Она вперилась взглядом в него. Он предпочел не отмалчиваться:

— Значит, помнишь. Ты тоже считала, что я не замечаю. А я даже видел вас… Но я скрыл сей прискорбный факт, как и ты!

— Господи, как же противно. Мы оба противны!

— Прекрасный денек, дорогая! Не правда ли?!

— О да!

Они отвернулись друг от друга. Она посматривала на бегущие облака, а он вперился в утреннюю росу на траве.

Она помедлила и добавила:

— А ты помнишь какой сегодня день?

— Конечно. День, когда мы познакомились, 16 сентября 1999.

Они замолчали. Скрипнула ссохшаяся входная дверь. А неподалеку, прямо за забором, заблеял барашек. Здравствуй, деревня!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 86
печатная A5
от 257