электронная
360
печатная A5
324
6+
Планета котопсов

Бесплатный фрагмент - Планета котопсов

Современная детская сказка

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4474-5731-0
электронная
от 360
печатная A5
от 324

Пролог

Если вдруг кому-то захочется попасть на планету Псов, то ему надо будет пролететь мимо Луны, обогнуть Большую медведицу слева, оставить по правой стороне созвездие Гончих псов (ни в коем случае не путать с планетой), пересечь Млечный путь, и дальше, не сворачивая, прямо и только прямо до конечной цели.

Планета с высоты выглядит как огромнейшая собачья чашка, со своими горами, пустынями, морями и океанами. Зима на ней наступает также после осени и бывает в одних местах очень снежной, морозной, а в других местах зимой можно купаться в речке. Это говорит о том, что планета большая, и всем на ней хватает места. Да, зиму там сменяет весна, а весну — лето, и потом наступает осень. Все так же, как и на других обитаемых планетах, хотя и есть коренные отличия, что делает ее неповторимой, родной, любимой для ее обитателей — собак.

Сама природа располагает к мирной, вольготной, сытной жизни. Обилие плодородной земли позволяет выращивать в неограниченном количестве корма разных сортов и названий. Конечно, здесь преобладают сады, в которых растут косточковые деревья. Такое название они получили не зря, так как на них созревают самые настоящие сахарные косточки, так любимые всеми собаками. Путем селекции собаки вывели деревья не очень высокие, но с пышной кроной, где возможно максимальное выращивание плодов. Это сделано для того, чтобы не применять подъемные механизмы при сборе урожая: любой собаке достаточно подойти к дереву, и срывай понравившийся плод безо всяких проблем! Для гурманов ученые пошли еще дальше, и сейчас на планете Псов, в любом уважающем себя мини- или супермаркете, вы можете без труда купить косточку с любым вкусом, включая это лакомство в шоколаде, в зефире или в иной сладости. Хотя большинство собак предпочитает классический вкус мозговой кости. Но эта мудрость приходит с годами. К сожалению.

Особое место в рационе жителей планеты занимают сухие корма в виде хрустяшек. Они тоже растительного происхождения, но растут уже не в садах, а на обширных полях, коими так богата эта благодатная земля.

Жители планеты в основном проживают в крупных городах и мегаполисах, хотя встречаются и небольшие городки, а то и совсем уж маленькие поселения, состоящие из одной, двух собачьих будок.

Сами города застроены одно- и многоэтажными будками, есть даже будки-небоскребы, но в последнее время среди состоятельных собак стало модным и престижным жить отдельно, вдали от городской суеты, скулежа и лая, в собственных роскошных будках-коттеджах. Эта мода стала распространяться очень быстро по планете, и во многом изменила ее пейзаж и облик в лучшую сторону.

Здесь есть свое правительство, парламент, армия, собачья полиция и полиция нравов, школы, ясли и сады для щенков, высшие учебные заведения, больницы и санатории. Очень хорошо развита судебно-правовая система с независимыми судами, и есть даже тюрьмы для особо злых и агрессивных собак. Все эти институты власти работают во благо и во имя самой высшей ценности планеты — жизни, здоровья, и благополучия ее обитателей.

Основную угрозу собакам извне представляет планета Котов, что волею судеб вращается в одном гравитационном поле вместе с планетой Псов, и имеет точно такую же форму, но уже в виде более мелкой кошачьей чашки. Планеты сверху в точности копируют цифру восемь, где одна половина — это планета Псов, а вторая — планета Котов. И вот так, соединенные, они и движутся друг за другом уже многие сотни и тысячи лет, обреченные быть вместе.

Точно такая же природа и климат у котов, как и у собак.

Отличие в мелочах. И оно состоит в том, что коты выращивают у себя сырные сады с плодами головок сыра разных сортов, и пальмовые деревья, на которых растут орехи со сметаной или молоком внутри. Для развлечения и для разнообразия пищи коты увлекаются охотой на мышей, которых сами же вывели искусственным путем для этих целей.

Институты власти котов полностью копирует своих соседей. Обитатели планеты тоже безумно любят свою землю.

Единственное, что омрачает им жизнь, это присутствие рядом планеты Псов с ее специфическими запахами, и врожденной неприязнью к собакам. Впрочем, собаки платят котам той же монетой.

Привыкшие к комфорту, коты соответственно и обустраивают свои жилища, которые напоминают мягкие, теплые, уютные и солнечные домики на несколько семей с отдельными входами для каждой.

И та, и другая планеты изобилуют всевозможной техникой, призванной облегчить жизнь ее обитателей. Но о ней следует сказать отдельно, ибо она несколько отличается от привычных для нас машин и механизмов.

Расскажем подробно о наиболее востребованной технике — автомобилях. С иной техникой мы познакомимся во время повествования.

Сначала о названиях.

На Планете Псов они произносятся как псалеты, псамобили, псапеды, а на соседней Планете Котов эти же названия звучат как кошколеты, кошкомобили, кошкопеды. И если внешний вид полностью соответствует известным нам видам транспорта, только сделанных в разы меньшими размерами с учетом роста собак и кошек, то внутреннее устройство во многом отличается от привычной для нас техники.

Возьмем простой легковой автомобиль.

Кузов, двигатель, четыре колеса — все такое же, обычное, но работает не на бензине, а на бульоне. Если на Планете Псов бульон для техники делается на специальных бульоноперегонных заводах из сахарных косточек, то у соседей его изготавливают на основе перегонки головок сыра в бульон. Это топливо очень выгодно отличается от привычных бензина, солярки тем, что таким топливом можно утолить голод при необходимости, а не только использовать как горючее в двигатель. И, заметим, не ядовито, не токсично, не опасно при обращении даже детям, что подтолкнуло к бурному развитию щенячьего и котячьего самоходного транспорта.

Сам салон автомобиля приспособлен полностью для удобства управления четвероногими водителями, и для комфорта пассажиров во время поездки.

Салон оборудован рядом натяжных подвесных ремней, где удобно располагается водитель. Ремни проходят под брюхом, оставляя свободу ногам, которые манипулируют специальными педалями акселератора, сцепления и тормоза. Во время движения водитель находится в подвешенном состоянии, хвост размещается в удобных чехлах в виде баранки, или батона докторской колбасы. Ну, это уже зависит от вкуса и пристрастия самого водителя, или его породы.

Пассажиры размещаются в мягких, удобных и уютных креслах, оборудованных ремнями безопасности.

Для щенков и котят дополнительно устанавливаются детские кресла.

Вместо руля машины оборудованы штурвалом в виде джойстика с профилем под собачью или кошачью мордочки. Поворот автомобиля осуществляется синхронно повороту головы водителя в джойстике.

Дверцы в машинах открываются с помощью обычных ручек, а вот закрываются автоматически с доводкой двери.

Набор опций стандартный. Сюда относятся мягкая нежная чесалка за ухом или под брюшком, дробилка сахарных косточек для пожилых, потерявших зубы, собак, а так же автомат для превращения сыров твердых сортов в пастообразное состояние для старых, немощных кошек.

По такой же схеме устроена и вся остальная движущаяся кошачья и собачья техника, что так необходима обитателям обеих планет.

Стоит заметить еще несколько особенностей из жизни наших соседей. Поскольку и та и другая планеты созданы природой в виде чашек, то излишки воды после дождей или от таяния снега по весне не накапливаются внутри, не до конца впитываются в землю, не испаряются полностью в атмосферу, а сливаются через специальные шлюзы по краям чаш в космос, во Вселенную. Это один из способов соблюсти баланс влаги в природе.

Правда, иногда коты собакам или собаки котам делают маленькую пакость: во время обострения их отношений стараются прикрыть шлюзы своему врагу, и тогда у него начинается стихийное бедствие — наводнение.

Вот в такой условиях живут, играют, развиваются, и действуют наши главные герои — собаки и коты.

Глава 1

Годовалый щенок дога Хват вместе со своей компанией отдыхал на берегу теплой, тихой речки Ворчунки, что уютно протекает мимо кустов жасмина, шиповника и зарослей можжевельника. Она удивительным образом начинается на планете Псов, а заканчивает свой бег уже у соседей — на планете Котов. То есть — это река общая. Чуть в стороне раскинулась косточковая роща с обилием плодов, а за нею — плантации хрустяшек, которые используются как сухой корм или как лакомство.

Полуденное солнце нежно ласкало щенков, не давало им залеживаться на открытом пространстве, загоняло то в тень, то в воду.

— Хорошо, но скучно, — щенок болонки Бика перекатывалась с боку на бок, почесывая за ухом. — Нет развлечений: каждый день одно и то же. Надоело! Хочу чего-то новенького, необычного.

— А ты чего хочешь? — лениво, из вежливости, спросил щенок боксера Хук. — Может, поиграем в догонялки?

— Знаю я твои догонялки. Потом с шерстью без парикмахера не обойтись, — чуть пренебрежительно, тоном искушённой жизнью дамы ответила Бика. — Ты меры ни в чем не знаешь.

— Просто надо иметь хорошие волосы и прическу, — заметила из-под куста щенок таксы Дыня. — Вот у меня так вообще нет проблем с шёрсткой.

— Правильно, если ты облезлая, как драная кошка, — обиделась Бика. — У тебя волос практически нет.

— Что ты сказала? Как меня обозвала? — завизжала такса.

Сравнить собаку с котом считалось вершиной хамства, самым-самым сильным оскорблением на планете Псов.

— Да я тебе сейчас все твои кудри повыдергаю! — такса бросилась на подругу.

Но в этот момент дорогу ей преградил стройный, высокий годовалый щенок добермана Тиф.

— Спокойно, девочки! В такую жару только вашей драки и не хватало. Давайте лучше в воду! — и первым прыгнул в речку.

За ним последовал Хук, потом и Бика с Дыней. В воде они затеяли такую чехарду, что только брызги летели в разные стороны, и, лежащий под кустом жасмина Хват с трудом различал своих друзей в этой сутолоке. Наконец, уставшие, но довольные, щенки вылезли из воды, энергично отряхнулись, и замертво попадали на золотистый песок пляжа.

А солнце продолжало пригревать, трещали кузнечики в траве, аромат цветов и запахи разнотравья кружили голову, дурманили, щенкам хотелось прыгать, бегать, лаять, гоняться за собственным хвостом.

— Хочу косточку, — капризно промолвила Бика. — И непременно зрелую, сочную.

— И я хочу! — Дыня жеманно повела глазами в сторону щенков. — Кто мне первый принесет ее, тому я позволю вылизать свою шерстку!

— И я, и я позволю! — подключилась болонка.

Тиф, еще не до конца дослушав девчонок, стремглав бросился к роще, за ним, стараясь обойти добермана, высоко подпрыгивая, летел дог Хват. Замыкал шествие не рассчитывающий на успех коротышка Хук.

— Это не честно! Требую равных условий! — верещал он на всю округу, смешно занося свой зад на поворотах. — Это не по правилам, я не согласен!

Первым, как и рассчитывал, прибыл Тиф. Он выбрал себе косточку на самой макушке дерева: сочная и зрелая, она аппетитно отливала белизной.

Но эту же косточку ещё издали присмотрел и Хват.

— Я заметил первым! — стал наседать дог Хват на добермана Тифа. — Это моя косточка!

— Ты ошибаешься, друг! — доберман на всякий случай как будто случайно ощерил зубы. — Я пришел к ней первым, и это моя косточка по праву!

Дог тоже не желал уступать, готовился защитить свою добычу всеми доступными методами.

Они уже чуть было не сошлись в драке, как в этот момент со всей скорости в них врезался немного отставший Хук.

Столкновение с товарищами было и для него полной неожиданность, потому как щенок боксёра, перевернувшись в воздухе, до обидного унизительно и больно уронил себя на землю.

— Простите, не успел затормозить, — превозмогая боль и сгорая от стыда, стал оправдываться Хук перед друзьями, поднимаясь с земли, и отряхиваясь от пыли. — Я заявляю протест: так гонки между собаками не проходят. Все должно быть по правилам!

За свою короткую жизнь он уже понял, что самая лучшая защита в подобной ситуации — это нападение на свидетелей собственного позора.

Однако, товарищам было не до неуклюжего боксёра.

— Ты сначала рассуди нас, — обратился к нему дог. — Я вот эту косточку, — он указал на вершину дерева, — заметил еще от самой реки, а ее хочет забрать Тиф на правах прибывшего первым. Кто из нас прав?

— Вот видите, как плохо получается, когда все действуют не по правилам, — рассудительно заметил боксер. — Так и быть, решать спорные вопросы мне не впервой.

— Помог-и-ите — е — е — е! Спаси-и-ите — е — е — е! — вдруг донеслось в это мгновение от реки, где друзья оставили Бику и Дыню.

— На помо-о-щь!

— Что там случилось? — доберман с места прыгнул выше собственной головы, пытаясь рассмотреть, что делается на месте их отдыха.

Его примеру последовал и длинноногий дог, однако ни тот, ни другой ничего не заметили: высокая трава и кустарники закрывали обзор. Но, без сомнения, кричали болонка и такса.

— Бежим! — крикнул Хук, и ввинтил свое крепкое спортивное тело в траву.

— Иду на помощь! — прорычал Хват, и пустился следом.

— Держитесь, я рядом! — подбросил себя вверх Тиф, и кинулся вдогонку.

Крепкий кошачий дух друзья почувствовали в дороге, еще не добежав до берега: он ударил им в ноздри, перехватил дыхание, вызвав приступ гнева и необъяснимой ярости.

— Коты, здесь были коты! — завизжал от бешенства прибывший первым доберман. — Я достану их из-под земли!

— Ты не одинок! — поддержал его дог. — Мои острые клыки будут кстати в таком деле!

— Я разорву их на мелкие кусочки! — от злости у боксера пошла слюна. — Они еще не знают силы моих челюстей!

— На помощь! Помогите-е-е! Спасите-е-е! — неслось тем временем снизу по течению.

— Они уходят к себе на планету Котов! — первым сообразил Хук. — И уводят наших бедных девчонок! Подлые воришки! Вам несдобровать!

— Тихо! — потребовал вдруг Хват. — Слышите? Работают моторы их кошколодок!

И, точно: над рекой явственно стали слышны звуки лодочных моторов, которые все удалялись и удалялись в сторону кошачьей земли.

— Попробуем догнать их у переката! — доберман рванул вслед удаляющимся звукам.

— Без меня ты не справишься! — Хват пристроился рядом.

— А уж без меня вы вовсе не способны на подвиг! — скромно заметил Хук. Тем более, всегда считал себя обязанным не оставлять друзей без своей помощи.

Собаки бежали вдоль реки, едва касаясь ногами земли, бесстрашно продираясь сквозь кусты, преодолевая всевозможные преграды, что попадались на их пути.

Доберман буквально стлался над землей, успевая на слух определить расстояние до разбойников. Дог не упускал из вида куцый зад приятеля, что мелькал впереди, шел за ним галопом вслед, и полностью полагался на него. Боксер замыкал боевой порядок, не переставая верещать на противное кошачье племя, обижался чуть-чуть на свои короткие ноги, и готов был отыграться челюстями в предстоящем деле. А то, что дело обещало быть стоящим, в этом никто из друзей не сомневался: еще их пра-пра-пращуры вступали в жёсткие схватки с наглыми соседями, их деды и отцы потеряли в битвах с котами не один клок драгоценной шерсти. Ненависть и презрение к котам были заложены у собак ещё прародителями в древние времена, а подлая сегодняшняя выходка этих нахалов еще больше подлила масла в огонь современникам.

Друзья выскочили на открытое место, и увидели своих врагов, которые выезжали на двух кошколодках из воды на противоположный пологий берег реки.

— Да у них амфибии! — взвизгнул Тиф, и без промедления бросился в реку, надеясь достичь их по пересеченной местности.

— Я рядом, — рявкнул Хват, и последовал примеру друга.

— А вот и я! — не раздумывая, Хук прыгнул с разгона вслед за приятелями, но не рассчитал свои силы, и плюхнулся с обрыва прямо в тихую заводь, неприятно удивив и озадачив семейство лягушек, что грелось там, на солнце в этот знойный день. Покрутив лапой у виска, старая лягушка увлекла сородичей в другое место, а боксер, выплюнув грязь из пасти, бесстрашно приступил форсировать водную преграду.

Какое же было удивление друзей, когда они увидели, как, остановившись на мгновение, кошколодки-амфибии выпустили крылья, немного пробежали по земле, и тут же взмыли в воздух, превратившись в кошколеты!

Все, погоня бессмысленна!

От досады доберман, задрав голову, добрую сотню прыжков преследовал врагов по земле, успев высказать им все, что он думает об их гадком, противном, вороватом племени. Попутно не забывая извлечь из памяти все ранее известные проклятия, которые незамедлительно посылал в синее безоблачное небо, подспудно надеясь с их помощью вызвать крушение кошколёта.

Не сговариваясь, Хват и Хук полностью были на стороне товарища.

Еще долго раздавались с небес жалобный скулеж и вой отчаяния подруг — болонки Бики и таксы Дыни.

От бессилия приятели завыли, устремив свои взоры вслед улетевшим девчонкам, и тут же, не сходя с места, поклялись вызволить их из неволи, и хорошенько отомстить этим тварям — котам.

Однако план мести никак не хотел зарождаться в воображении друзей. А те предложения, которые вдруг всё же рождались у кого-то из них, незамедлительно ставились под сомнения товарищами как утопическое, не реальное, и друзья снова и снова ломали головы над планами освобождения подружек и отмщения котам — трусливым воришкам, которые волею судеб стали их соседями.

— А может, официально обратиться к Президенту нашей планеты шар-пею Складке? — внес очередную идею боксер Хук. — Он обязан думать и заботиться о каждой собаке, вот пусть и ломает голову.

— Тебе не стыдно? — уколол его дог Хват. — Проворонили девчонок мы, а выручать должен кто-то другой?

— Как ты представляешь себе помощь Президента? — доберман Тиф презрительно посмотрел на Хука. — Он что, должен разорвать дипломатические отношения с соседями, и пойти на них войной? И потом. Его решение может заблокировать парламент.

— Да президентские лабрадоры нас просто не пропустят в резиденцию, — подвел промежуточный итог спора дог. — А записываться к нему на прием официально, только лишняя трата времени. Надо придумать что-то другое, и незамедлительно!

— В конце концов, Президент обязан принять меры! — стоял на своем Хук. — У него для этих целей есть Армия, Флот, спецслужбы! А что есть у нас?

— Да, ты прав. Отчасти прав, — согласился с ним дог. — Может, попробовать всё же освободить наших подружек сначала по дипломатическим каналам?

— Да вы что? — от возмущения доберман Тиф взвился выше собственного роста. — Это сколько времени займет? Что может статься с бедными и доверчивыми Бикой и Дыней?

При очередном упоминании имен подружек Хук даже прослезился.

— Я готов обменять себя на их свободу! — в его голосе были слышны решимость, отвага, готовность идти на жертву ради спасения нежной и хрупкой Бики и ласковой Дыни.

— Не стоит пороть горячку, — рассудительный Хват почесал лапой за ухом. — У меня есть предложение, от которого вы вряд ли откажитесь.

— Ну, мы слушаем, — боксер присел напротив, приготовился оценить очередную инициативу товарища.

Но дог не спешил, а, видно, все еще обдумывал свое предложение.

— Что за глупая манера не договаривать все до конца? — от нетерпения доберман уже сделал несколько кругов вокруг друзей. — Проснись, Хват! Пора действовать, а ты еще и слова не произнес!

— Сядь, торопыга! — подначил его дог. — Ты же должен знать, что в нашем деле спешка может только навредить. Слушайте меня внимательно, — Хват жестом пригласил приятелей поближе, и через мгновение три собачьих головы склонились перед великой силой тайны.

Смягчающим обстоятельством в данной ситуации могло быть лишь то, что между двумя планетами были заключены межправительственные соглашения, категорически запрещающие ни при каких обстоятельствах лишать друг друга жизни. Вырванный клок шерсти — да! Царапины — да! Тумаки — да! В особых случаях разрешаются укусы, но лишать жизни — нет, нет, и еще раз нет! За это преступление следовала незамедлительно высылка на необитаемую планету. К чести котов и собак, прецедента за все время существования планет по соседству друг с другом еще не было.

Однако сам факт пленения подружек на глазах молодых щенков выходил за рамки приличия в международных отношениях.

Глава 2

А в это время плененные Бика и Дыня подлетали в кошачьему городку на универсальном кошколете. Они все еще не могли поверить, что так просто, бездарно, по-глупому попали в плен к ненавистным котам.

Только Хват, Тиф и Хук бросились выполнять их каприз, как девчонки принялись обсуждать достоинства и недостатки щенков.

— Да, дог красив, я не спорю, — рассуждала болонка с уверенностью светской львицы. — Но у него вызывающий внешний вид: эти темные пятна на светло-сером фоне портят окрас. А так — ничего, стоящий кавалер, стройный, высокий. С таким не стыдно пройтись по городу.

— Ты обратила внимание на добермана? — такса в очередной раз вытряхнула из собственной шёрстки пляжный песок. — Об окрасе я не говорю — он идеален.

— Ну да, — не преминула поддеть подругу болонка. — Он ведь одного цвета с тобой!

— Не будем об этом, — Дыня скромно не стала развивать эту тему. — Я о другом. Какой он элегантный, энергичный, живой, весь в движении. А какая страсть! — такса закатила глаза.

— И боксер ничего! — Бика считала своим долгом похвалить и Хука. — Какие мышцы, какая стать, какая спортивная фигура! В любом деле на него можно положиться.

— Если бы не его отвисшие губы, да слюна некстати, — высказала свое мнение Дыня, слегка потягиваясь. — А так парень хоть куда, я согласна.

— Посмотри, что там у меня колется на спине? — болонка повернулась на живот, а такса стала внимательно проверять ее шерсть.

В это мгновение на них опустилась мелкая капроновая сеть, и тут же они оказались связанными в этой упаковке. Только сейчас в нос собакам шибанул тяжелый кошачий дух, и подружки вдруг поняли весь трагизм своего положения.

— Спасите, помогите! — дуэтом завопили Бика и Дыня, но было уже поздно: три здоровенных кота волокли их к лодкам, что бесшумно причалили к берегу.

Бедняжки прекрасно слышали своих друзей, что кинулись в погоню, но они понимали и то, что положение безнадежно: только чудо могло освободить их из позорного плена. Однако, надежды не теряли, и продолжали вопить о спасении. Даже когда поднялись в воздух на кошколетах, и Тиф преследовал их по земле, у них еще теплилась надежда, что доберман сможет в прыжке достать их. Но… чуда не произошло. И девочки зашлись в безысходном вое, крепко прижавшись друг к дружке.

Тем временем кошколеты уже были над планетой Котов, сделали два круга над городком, победно покачивая крыльями, и только после этого мягко коснулись колесами ровного поля аэродрома.

На земле их встречала восторженная толпа котов с цветами, с духовым оркестром.

— Слава боевым котикам! — коты, кошки и котята всевозможных пород и окраса в неистовстве не знали удержу, восхваляя своих сородичей после удачного набега на планету Псов. Тут же, на аэродроме, состоялся импровизированный митинг, где брали слово любой из котов, и хвалили, хвалили своих воинов.

Затем притащили заранее приготовленную клетку, куда и затолкали бедных пленниц, совершенно не заботясь об их внешнем виде: после сетки болонка выглядела не очень презентабельно, и поэтому злилась, и все пыталась хоть как-то прилизать шерстку.

На ее фоне болонки такса чувствовала себя более уверенно, хотя о полном комфорте речи идти не могло: ныли затекшие лапы, и очень хотелось в туалет. Но не скажешь ведь этим дикарям-котам о своей нужде. Поэтому, собачки не отходили друг от дружки, всячески поддерживая одна другую.

Потом было самое неприятное: их выставили на всеобщее обозрение, как что-то диковинное, необычное.

Клетку с пленницами установили в кузов кошкомобиля с откидными бортами, и экскурсия для котиного племени началась.

Каких только оскорблений, унижений не пришлось перетерпеть нашим героиням! Чего стоило одно высказывание пушистой белой кошечки с вычурным бантиком на шее, которая пришла в сопровождении целой стаи горластых молодых котов:

— Фи, какой отвратительный запах, — промурлыкала создание, обращаясь к свите. — И это после того, как кто-то из вас утверждал, что и среди этой псины встречаются модницы. Как бы не так! Это уродины!

— Да как вы смеете! — негодованию болонки не было предела. — Да я, да я … — она стала заикаться. — Да я из интеллигентной элитной породы! Наш род… наш род берёт начало… да как вы смеете так оскорблять меня! — от обиды Бика готова была расплакаться.

— Успокойся, дорогая! — Дыня погладила подругу за ушком. — Эта грязная зазнайка не достойна твоей слезинки! Этот уродливый бантик ей совершенно не идёт. У неё нет вкуса. Впрочем, кошачьему племени изысканные вкусы не ведомы по определению. Не дано!

— Нет, вы слышали? — кошечка была близка к обмороку. — Эта длинная мышь оскорбила меня! И не только меня, но и всю планету Котов!

— Как? Как она посмела? — разоралась молодая кошачья поросль.

— Пустите меня! — черный холеный кот с белыми лапками бросился на клетку. — Я вырву ей язык!

— Спокойно, Пиж! Здесь дама! — дорогу ему преградил здоровенный рыжий котяра, который принимал непосредственное участие в захвате пленниц. — Ты травмируешь тонкую психику Милочки.

— Старина Байс! Да как можно защищать собак? — накинулось на здоровяка свита молоденькой кошки. — Это противоречит всем нормам поведения в приличном обществе.

— Они — пленницы, — рассудительно заметил Байс. — А с пленными необходимо вести себя уважительно. Тем более, это всё же дамы.

— Вот-вот! — такса была в восторге. — Ваши кавалеры только и могут, что оскорблять и унижать беззащитных девочек!

— Заткните рот этой длинной мыши! — красавчик Пиж никак не хотел успокоиться.

— Ты кого назвал длинной мышью, ощипанный дамский угодник?

О! на такие случаи у Дыни в запасе была масса хороших слов! А это как раз был тот случай.

— Твое счастье, что нас разделяет клетка, а не то я бы сняла с твоих кривых тощих ножек шкурку! — оскаленные мелкие зубки и горящие глаза таксы подтверждали серьезность намерений и не оставляли тени сомнения в её решительности. —

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 324