электронная
20
печатная A5
348
18+
Пистолет. Тюльпаны. Грудь

Бесплатный фрагмент - Пистолет. Тюльпаны. Грудь

Любовные романы с перчинкой

Евгения Хамуляк
Ольга Ефимова-Соколова
Елена Чертилина
Натали Гордеева
Ася Батурина
Анастасия Финченко

Объем:
174 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-9001-7
электронная
от 20
печатная A5
от 348

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От авторов

Дорогие друзья!

Перед вами сборник рассказов о любви с пикантными нотками. Знаете, какой бывает на вкус любовь?

Ядреная, красная, жаркая, крепкая, зеленая, молодая, звенящая, оранжевая, влюбчивая и сочная, желтая, страстная? Такой вышла и эта потрясающая книга! Все о любви с вкраплениями детектива, триллера, юмора, чувственности, чтобы рассмешить вас, взбодрить и настроить на любовный лад. Пистолет — для тех, кто любит поострее. Тюльпаны — той, кому нужны цветы-конфетки. Грудь придется по вкусу чувственным натурам. И при этом никакой пошлости. Только юмор, талант и вера в истинные чувства!

Мы опробовали эти рассказы на десятках читательниц, и каждой, так или иначе, пришелся по вкусу тот или иной роман. Почему? Потому что его писали женщины, в душе которых живет любовь. Иначе как бы родились все эти сюжеты, в которых герои верят, что достойны любить и быть любимыми?!

Анастасия Финченко

Капитан Трошкин и «Черная вдова»

Всем сердцам, ищущим любви…


— Алло, Антон? Соскучился? Я уже еду. Скоро буду. Да, мечтаю принять с тобой ванну… Наполняй!


***

Каролина мчалась на красном БМВ со скоростью 180 км/ч, гонимая желанием: скорее оказаться у дома, где жил Антон, чтоб сделать то, что должно было наконец-то положить конец ее мучениям. Это событие должно было развернуть ее жизнь в правильную сторону на 180 градусов — к безоблачному счастью и любви без непременной трагедии.

А если не получится, она будет готова на все. Даже на убийство. Если нельзя уничтожить идею, нужно уничтожить ее носителя…

Вместо белого платья судьба одарила ее несколькими траурными нарядами. И во всем этом виноват только Антон! Если бы она могла решиться, она убила бы его. Может, тогда бы его проклятие потеряло силу? И можно было бы избежать смерти Стаса, которого, кажется, она до сих пор не могла забыть. Совесть не давала покоя. Все трагические события она связывала со словами Антона. Тяжелое, мерзкое чувство вины, как огромный удав, скручивало все ее тело, не давая покоя ни днем, ни ночью.

Антон был загадочным, притягательным и… недосягаемым. Каролина хотела отдать ему всю себя. Он хотел лишь пользоваться ею. И когда она отказалась, он проклял ее. Сказал в сердцах, что она ни с кем не найдет свое счастье. Мужчины будут желать ее, но не будут с ней.

«Что бы это значило?» — подумала она тогда. Но вскоре открылась страшная правда. Как только Каролина встречала мужчину и начинала строить планы на будущее, с ее избранником происходило несчастье: приступ аппендицита или даже авария. Каролина думала, что это лишь совпадения. Но когда очередной ухажер погиб, она поняла, что причина всего — в Антоне.

Она дала себе слово: сделать все, чтобы разорвать порочный круг несчастий. Ей должно было стукнуть 27 лет — хотелось замуж.

Каролина решила обратиться к магии. Теперь на заднем сиденье ее машины лежало то, что должно было разом решить все ее проблемы. Девушка была зла на мир и полна решимости скорее начать жизнь заново. И со всей силой своей злости она вдавливала в пол педаль газа, наращивая скорость. Чувства кипели в ней, как лава в вулкане, готовом взорваться. Машина летела быстрее ветра. Захваченная своими эмоциями, Каролина забыла о безопасности на дороге. Камеры, наверное, не раз зафиксировали превышение скорости. Но вдруг за ней бросилась в погоню полицейская машина.

«Не остановиться будет глупо, меня все равно догонят», — подумала Каролина и стала сбавлять скорость. Машина остановилась, и из нее вышел средних лет мужчина в форме. Пришлось опустить стекло и приготовить документы.

— Капитан Иван Трошкин, — по-деловому отрапортовал поджарый мужчина. Каролина сразу оценила его. Высокий, волосы темно-русые, глаза карие, прямой нос, тонкие губы. Интеллигентный, с печатью интеллекта на лице. И просто хороший мужик.

Она с вызовом посмотрела ему в глаза и сердито сдвинула брови. У нее каждая минута была на счету, а этот… Иван Брошкин, или как там… ее задерживал. Руки Каролины вздрагивали, колени тряслись мелкой нервной дрожью. На ее шее и груди от ключиц до выреза блузки выступили красные пятна.

Трошкин смутился от смелого взгляда глаза в глаза, но сердцем почувствовал, что с девушкой творится неладное, и продолжил:

— Девушка, нарушаете! Скорость вон… за 170 километров ушла. Как так?

— Капитан! Тороплюсь, опаздываю к началу новой жизни!

— Если будете так гнать, то успеете не к началу жизни, а прямиком к ее концу, — нравоучительно произнес Трошкин. Он решил не вызывать подкрепление, а разобраться со странной девушкой сам.

— Я не буду больше превышать, честное-пречестное.., капитан, — пообещала Каролина.

— Вы хорошо себя чувствуете? — не унимался капитан. — Пятна у вас какие-то на коже, аллергия что ли? Может, вам нужен врач?

Каролина поняла, что ей не удастся легко отделаться от этого назойливого полицейского, который так неожиданно свалился ей на голову. Она вышла из себя.

— А как бы вы себя чувствовали, если бы собирались убить бывшего? Человека, который все еще портит вам жизнь, а? — с вызовом бросила она.

Иван Трошкин с сомнением посмотрел на Каролину, на ее покрасневшие, беспокойно бегающие глаза и достал алкотестер:

— Вы, гражданка, не нервничайте! Употребляли? Признавайтесь!

— …да он даже когда со мной был, его как бы не было. Потому что не способен любить и чувствовать, как нормальные люди! А теперь из-за случайно брошенной им фразы у меня жизнь не складывается… Порча, сглаз!

— А ну-ка дыхните, — скомандовал Трошкин.

Каролине пришлось повиноваться.

— Вроде норм. Может, наркотики? — Трошкин заглянул в салон. — Вот на заднем сиденье у вас что лежит? — спросил он, указав на пакет с белым порошком. — А ну-ка, выходите из машины, руки на капот. А я посмотрю, что там.

— Капитан… Я тороплюсь! На свидание. Давайте договоримся… — сквозь зубы проговорила Каролина и сердито сдвинули брови. Она все больше нервничала.

— Я вам не предложение делаю, это приказ, — рассердился капитан.

— Какое вы имеете право мне приказывать? И вообще, у вас нет ордера на обыск моей машины, я вам не эта… я законы читала! — закричала Каролина.

— На ночь читали? Вместо сказки? Сериалов насмотрелись! Я вам так скажу, гражданочка, начитанная вы моя: либо вы выходите из машины, либо я вызову патруль, и господа полицейские отвезут вас в участок! А там с вами церемониться не будут! — голосом, не терпящим возражений, скомандовал Трошкин.

Каролина в знак протеста против происходящего сложила руки на груди и победно вздернула свой нос. А у капитана заканчивалось терпение:

— Немедленно выйдите из машины! — закричал он и стукнул ладонью по крыше машины.

Каролина от греха решила повиноваться и вдруг поймала себя на мысли, что ей, пожалуй, приятно подчиниться такому командиру. Ей очень не хватало рядом сильного мужчины, который бы хоть иногда брал ситуацию в свои руки. А капитан Трошкин явно был из тех, кто любит это делать.

Трошкин открыл дверь машины и подал Кристине руку, затем развернул ее к себе спиной и ощупал в поисках оружия. Для Каролины это были какие-то совершенно новые ощущения — чувствовать руки незнакомого мужчины на своем теле. В ней, как в коктейле, смешались стресс, негодование и неожиданное возбуждение. Уж больно уверенно трогал ее этот скромный на вид мужчина.

— Вот так и стойте. Может у вас и оружие есть? Говорите, что планируете убийство? Нож, пистолет, яд? Что из оружия собой… на дело прихватили?

Каролина уже начинала впадать в истерику и пожалела, что так разоткровенничалась с незнакомцем в форме.

— Да нет у меня оружия! И пакет не трогайте! Это мои личные вещи, а вовсе не наркотики.

— Так что же это? Потрудитесь объяснить! — попросил Трошкин.

— Это соль заговоренная! Мое оружие против несправедливости!

Капитан открыл заднюю дверь и резко достал пакет. Он оказался тонким и порвался под тяжестью содержимого. Соль стала высыпаться на асфальт — прямо в осеннюю грязь и дорожную жижу. Каролина в отчаянии взвыла и схватилась руками за голову:

— Что бы наделали!!! Она пятнадцать тысяч долларов стоит и содержит генетический материал! — Каролина вырвала пакет из рук Трошкина и бросила обратно в машину.

Несколько крупинок прилипло к пальцам капитана. Он не справился с профессиональным любопытством и слизнул их.

— Правда, соль! — констатировал он этот факт.

Каролина бросила на дорогу свою кожаную куртку и стала загребать в нее соль с дорожной грязью, пытаясь собрать. Трошкин пребывал в недоумении. Эта странная женщина вела себя совершенно неадекватно и так и нарывалась на продолжение общения в участке. Но в то же время выглядела несчастной, потерянной. Трошкину хотелось обнять ее худенькие плечики и пожалеть.

— Обычная соль? Пятнадцать тысяч? Долларов? Ничего не понимаю… — бормотал Трошкин.

Каролина принялась, чеканя со злостью каждое слово, объяснять, стараясь донести весь масштаб катастрофы:

— Это не обычная соль, а заговоренная ведьмой десятого уровня! Против человека, который меня проклял, лишил счастливой жизни.

— И что же вам надо с этим пудом соли сделать? Съесть? Так учтите, что это для здоровья губительно, столько соли сразу… — сказал Трошкин.

— Да нет же! Не съесть! А в ванной растворить и искупаться. Порчу как рукой снимет. Жизнь наладится. А если с обидчиком искупаться, то еще и его кара постигнет…

Трошкин мечтательно представил эту девушку обнаженной в ванной…

— Какое-такое колдовство… Зрачки нормальные… Если вы не приняли наркотики, то… Вы что душевнобольная? Так я вам помощь вызову! — вернулся из фантазий Трошкин.

— Я — черная вдова! Из-за меня мужчины мрут, как мухи! Вот стоит встретить мне мужчину… Поцеловать его, и все!! Ему конец! Аппендицит, авария! Эта соль — она дороже золота, понимаете? Она нужна мне.., как воздух! А вы, — Каролина презрительно посмотрела на Трошкина, — что вы наделали??? Дурак! Я отдала все свои деньги! У меня нет больше! А вы соль испортили! Полпакета! Может она волшебную силу потеряла! Я к этому столько шла! Мне пришлось снова с этим… сойтись, притворяться, чтобы подманить поближе, понимаете? Чтобы добыть генетический материал. А вы… одним махом все растоптали! А у меня ни денег нет, ни чека нет за соль. Только сегодня — день икс, — в отчаянии кричала она, — усилия последних месяцев все к чертям из-за вас!

— Да что вы несете бред? Ну точно не в себе!

От такой твердолобости капитана и его неверия в тонкие материи Каролина впала в ярость, мгновенно оказалась рядом с Иваном и, взяв его лицо в свои руки, крепко поцеловала в губы.

И произнесла медленно и тихо:

— Все. Я вас поцеловала. Теперь вы тоже умрете. А я из-за вас останусь черной вдовой!

Трошкин от такой неожиданности сначала растерялся, а лишь во все глаза смотрел на девушку. А потом так же, как Каролина, сдвинул брови, и впился в ее губы своими губами, чтобы отомстить! На самом деле ему понравился поцелуй. Уже очень давно его никто не целовал с такой страстью (или злостью?).

Иван Трошкин во все глаза смотрел на девушку. Какая она была красивая, несмотря на растрепанную прическу и заплаканные красные глаза. И такая несчастная, нуждающаяся в защите, что капитан решил стать ее рыцарем в сверкающих доспехах и спасти от всего.

Трошкин стремительно принял единственно верное, как ему казалось, решение:

— В таком состоянии вы не можете ехать, я отвезу вас домой. Потом вызовете эвакуатор.

Он взял Каролину за плечи и, захватив соль и куртку, и повел к своей машине. Каролина обмякла в его руках без сил. Она почувствовала страшную усталость.

— Говорите адрес! — скомандовал Трошкин, помогая ей сесть в машину.

Каролина назвала свой адрес, и они поехали. Она пыталась привести в порядок растрепавшуюся прическу и вытереть влажной салфеткой растекшуюся по лицу тушь. И вся вжалась в сиденье, как маленькая птичка, которую только что вытащили из лужи.

— Давайте провожу вас до квартиры… — предложил Трошкин. Другого выхода у него не было, сама его попутчица была не в состоянии дойти. Так немного возможностей у современного мужчины побыть рыцарем. А когда такая возможность выпадает, грех ее упускать.

Он вышел из машины и подхватил ее на руки. Поднялись на третий этаж. Каролина на автомате любезно произнесла:

— Я могу угостить вас кофе, если хотите…

Иван согласился:

— Да, кофе мне не помешает.

Трошкин отнес Каролину на диван. «Настоящий мужик», — подумала Каролина и вдруг совершенно другими глазами посмотрела на капитана. Капитан был простой, настоящий. Сила и мужество его были не показные, а истинные, незаметные.

Гость вернулся в прихожую: взял с полки дежурные гостевые тапочки и теперь осматривался. Пакет со злополучной солью лежал у его ног. Ему решительно нравилось у Каролины дома. Здесь был образцовый порядок.

«Да, в такой дом хотелось бы каждый вечер возвращаться… А если б еще ужин ждал… И женщина такая красивая… Немножко неуравновешенная, может быть немного ненормальная… Но ух!» — думал Трошкин.

Капитан в нерешительности шагнул в гостиную, где на диване лежала Кристина. Она уже пришла в себя и поднялась, чтобы поставить чайник.

— Вам чай или кофе? Может что покрепче? — нарушила она неловкое молчание.

— Давайте кофе.

— С коньяком? — уточнила Каролина.

— Я при исполнении.

— Посмотрите, сколько времени! Давайте выпьем за знакомство!

— Хорошо. Давайте с коньяком. И давайте уже на «ты» перейдем. А что с солью то делать? Может, я вам… тебе ванную наберу… — спросил Трошкин.

— Да потом, успеется…

— Каролина, ты такая девушка… умная, интеллигентная, а в колдовство веришь. Выдумка все. Да еще такие деньжищи отдала… за соль…

— Ты, Иван, и не поймешь. Пока сам в жизни, не дай Бог, со сверхъестественным не столкнешься.

Капитан Трошкин смотрел на девушку во все глаза, и взор его затуманивался от такой красоты неземной. Градус сексуального настроения зашкаливал. И не в силах справиться с собой, он набросился на Каролину со всей своей страстью.

А Каролина ведь тоже страдала от тоски по страстным мужским поцелуям и сильным рукам, от страхов перед несчастьями. Ей бы хотелось спрятаться за крепкой мужской спиной в погонах и забыть обо всем на свете.

Иван все целовал Каролину, а она увлекала его в гостиную, к уютному мягкому дивану, в котором можно было утонуть. Ей казалось немыслимым, как она жила без этих рук и прикосновений, без этих губ и поцелуев целых 27 лет своей жизни. Наверное, это и есть судьба? Она приходит, когда ты ее совсем не ждешь, и сминает все твои прежние планы и мечты, насаждая совершенно новые, о которых прежде и не думалось.

Каролина забыла о проблемах и заговорах, голова ее была чиста, как белый лист, на котором хотелось начать писать новую главу жизни — непременно счастливую.

А после девушка все-таки приняла ванную с заговоренной солью, и вода унесла с собой все плохое из ее жизни.

Остаток вечера они с Трошкиным лежали рядом, пили кофе с коньяком, смотрели фантастическое кино, от которого были без ума, и разговаривали обо всем на свете. Только не о прошлом, которое было теперь забыто и перечеркнуто. Каролина была уверена, что с появлением Ивана в ее жизни, началась светлая полоса, которая уже никогда не закончится.

Конец

Елена Чертилина

Любимая птичка принца

Самому любимому моему мужчине. Хочу быть с тобой всегда.


Тоня сидела на скамейке, и грусть накатывала на нее волнами, как морской прибой накатывает на берег во время сильного прилива, бьется о камни и с тяжелым стоном отходит назад, в море.

«Где она, моя любовь? — думала девушка, и слезы сами собой появлялись на ее глазах. — Чем насолила я судьбе? За что она решила сделать меня одинокой?».

По дорожкам парка бегала, заливаясь радостным смехом, озорная детвора, важным шагом прогуливались мамочки с колясками, нашушукивая нежности своим карапузам, ярко светило солнышко, направляя на грустную девушку последние перед наступлением осени теплые, согревающие лучики. Но ни радостный смех детворы, ни улыбки окружающих не могли разогнать тоску, поселившуюся глубоко в душе.

Как вы уже догадались, речь пойдет о ней, самой обыкновенной девушке, которых десятки встречаете вы по дороге на работу в метро или вечером в кафе, или в кинотеатре, в общем, везде, где только можно повстречать девушек, женщин, дамочек, мамочек.

Ее звали Антонина. Тонечка — так называла девушку мама. Тоня жила в семье обычной и необычной одновременно. Обычной, потому что ее мама работала самым обыкновенным поваром в школе, папа — инженером на фабрике. Сама Тоня — секретарем в обычной приемной у обычного директора. А необычной, потому что в семье царили такие любовь и приятие, что очень редко встретишь в нынешние, прямо скажем, суровые для морали и ценностей времена. Родители и Тоня понимали друг друга с полувзгляда, с полуслова! С самого раннего детства Тонечку окружали любовь и спокойные, дружелюбные взгляды родителей.

В семье прямо-таки культивировалась любовь к детям и уважение к взрослым. Бабушка и папа с мамой очень любили Тоню, и она отвечала им взаимностью. Но у самой девушки к ее почти тридцати пяти годам личная жизнь никак не складывалась. Чего уж только ни делали Тоня и ее родственники, чтобы помочь встретить наконец того самого, Принца с большой буквы. К каким бабкам-гадалкам только ни ходили, какие порчи ни снимали! Смешно представить, Тоня даже соглашалась на приглашения подруг на будто бы «случайные» встречи с холостыми друзьями их мужей! О, об этом можно написать целую отдельную историю… Но! Все подруги были уже «глубоко замужем», а Тоня оставалась одинокой, как осенний листочек на ветру.

Тут надо отметить, что особенной красотой Тонечка не отличалась. Была она маленького роста, с очень тонкими, почти детскими чертами лица и угловатой, без выдающихся форм, которые так любят мужчины в девушках, фигуркой. А еще ей достались по наследству от родителей огненно-рыжие, почти алые волосы, рыжие-прерыжие ресницы и веснушки, рассыпанные по всему лицу, как ромашки по летнему полю. Всем своим видом Тоня очень напоминала маленькую, юркую птичку. Все так и звали девушку «за глаза»: Птичка. И, представьте себе, фамилия у Антонины такая и была — Птичкина. Ирония судьбы, не иначе!

Несмотря на небольшой рост и почти полное отсутствие груди по современной моде, которая измеряет красоту, оценивая этот парный орган, Тоня обладала массой талантов: имела веселый, миролюбивый нрав, прекрасно ладила с детьми, практически профессионально делала массаж — у девушки были маленькие, но очень крепкие руки. Антонина замечательно готовила, а все, кто пробовал помидоры, заготовленные на зиму по ее фирменному рецепту, просто склонялись перед девушкой в безмерном уважении. Родственники выстраивались в очередь за заготовками на зиму, просили привезти баночку по оказии, да и сами не чурались заехать в гости, дабы прихватить у молодой хлебосольной хозяюшки баночку консервированных помидоров. Но не скажешь ведь кавалеру на первом свидании:

— Знаете, какие потрясающие помидоры я консервирую! — Как минимум, покрутит пальцем у виска.

Да и при других обстоятельствах Тоня не позволила бы себе нахваливать собственные достоинства. Врожденные скромность и нерешительность не давали ей выпячивать губки гузочкой при знакомстве с кавалерами и в угоду нынешней моде расхваливать себя со всех сторон.

Вот и ходила девушка одинокой. Никакие «нечаянные» встречи, никакие «случайные» свидания, устроенные подругами и родственниками, не помогали.

Практически отчаявшись, Антонина дала себе зарок — если до своего тридцатипятилетия не встретит суженого, то пойдет на самые крайние меры. А хуже всего для нее были сайты и клубы знакомств, представлявшиеся девушке омутами страсти, разврата и прочих вещей, вызывавших у Тони гримасу отвращения. К слову, ее мнение ходило недалеко от правды. Но… Близилось тридцатипятилетие, а жениха на горизонте так и не намечалось.

Страшно представить! Антонина даже пошла к психологу, наступив на собственное мнение, что психологи — это кучка шарлатанов, только и умеющих, что делать умное лицо, да еще разве что внимательно слушать…

Посоветованная подругами психологиня с довольно экстравагантным именем Жизель Альбертовна, посмотрев на Тоню сочувствующим взглядом, вынесла вердикт:

— Милочка, да вы просто сами не знаете, чего хотите! Как же вы найдете жениха, если даже не представляете себе, каким он должен быть! Идите домой, возьмите листок бумаги и четко, в подробностях опишите все (это слово дама произнесла особенно твердо): те качества, которые вы хотите увидеть у вашего будущего супруга. А затем, дорогуша, посетите какое-нибудь специальное заведение для знакомств молодых людей, желающих создать семью. В общем, ни в коем случае не сидите дома, выходите из зоны комфорта уже!

Тоня пришла домой и засела за описание качеств, которые могли бы ее привлечь в мужчине. Поначалу девушка думала, что от силы сможет написать пару строк. Но когда взяла в руки ручку, оказалось, что в мечтах образ суженого уже давным-давно такой яркий, что Тоня не две строчки, а пять листов исписала!

Несмотря на худосочность и малюсенький рост Антонина видела своего суженого высоким (не ниже метра восьмидесяти), крепким мужчиной. И обязательно моложе себя. Да-да, именно моложе! По наблюдениям самой Антонины, все ровесники, если они, конечно, были свободны, являлись уже слегка помятыми, ни к чему не стремящимися, ленивыми тюленями с пивными животами, нечесаными волосами и не всегда приятным запахом изо рта. А Тоне нужен был такой мужчина, с которым и в театр, и на выставку, да и в поход, в конце концов, с детишками можно было бы в два счета сходить! Еще он представлялся ей голубоглазым блондином с ослепительной белозубой улыбкой, любящим детей. (Тоня очень хотела большую семью.) А еще девушка мечтала, что ее будущий супруг обязательно будет носить ее на руках, как поется в небезызвестной песне про жениха, который и цветы дарил, и тещу мамой называл.

Итак, к утру портрет суженого вырисовался окончательно. Еще раз перечитав написанное, Тоня отправилась с ним… нет, не к психологине, но, по ее совету, в клуб знакомств, предварительно указав в анкете, какую именно пару она ищет. Да, вы не ослышались, именно туда — в омут человеческих страстей.

Надев самое красивое платье с воланами, распустив рыжие волосы, накрасив рыжие ресницы, подчеркивающие изумрудно-зеленые глаза и озорную улыбку, вся трясясь от страха, Антонина отправилась в «логово разврата» под названием «Планета любви».

Не посещавшая ни разу подобные заведения, девушка впала в шок от увиденного! Ее посадили за один из свободных столиков, к которому ведущий стал подсаживать мужчин, ищущих свою вторую половинку. Знакомящимся парам отводили ровно пять минут для того, чтобы не только познакомиться, но и худо-бедно рассказать о себе, дабы произвести положительное впечатление.

Первым к Тоне подсел престарелый грузин. Удивительно, ведь в анкете возраст претендентов на ум и сердце был указан от тридцати до сорока пяти, а данному экземпляру было уже хорошенько за шестьдесят. Но это обстоятельство нисколечки не смущало мужчину, он с упоением рассказывал Тоне, какое шикарное вино делает, и звал девушку прямо завтра отправиться с ним в Грузию: исследовать винные погреба и знакомиться с многочисленными родственниками, оставшимися на винном хозяйстве.

Следующим был вполне себе адекватный на вид молодой симпатичный парень. Однако, как только он открыл рот, Тоня поняла, что и здесь дела плохи. Нарцисс (про себя назвала его девушка) слышал только себя, говорил только о себе, а барышня нужна была ему исключительно в виде зеркала, которое молча отражало бы его «неземную красоту» и «острый, недюжинный ум», по его же словам.

Третьим оказался маленький, как сама Тоня, лысеющий брюнет. «Я ведь заказывала высокорослого блондина!», — недоумевала рыжеволосая птичка. Четвертым — толстый, как огромный колобок, пятидесятилетний мужлан. «Да как они все сюда попали? — теперь уже не страх, а раздражение и злость обуревали новоиспеченную посетительницу клуба знакомств, — кто их только на порог пускает!».

Досада и бессилие явно читались на лице девушки, но мужчин, казалось, это нисколечки не смущало. Пятый, шестой, седьмой…. У Тони уже рябило в глазах от сменяющихся за ее столиком темных, светлых, рыжих, худых и толстых претендентов на ее руку и сердце, а тот самый, описанный на пяти листах, так и не появился.

Выделенное Тоне время подходило к концу, оставалось не более пяти минут до финала мероприятия.

К девушке подсел последний кавалер мало чем, как ей показалось, отличающийся от предыдущих. Он точно не был принцем ее мечты! Небольшого роста, коренастый, лысый… Сказать, что Тоня расстроилась, — не сказать ничего. Но встать и уйти ей не позволяла врожденная деликатность. Поэтому девушка осталась сидеть, несмотря на обуревавшие ее усталость и раздражение.

К слову, мужчина тоже не выглядел очень уж довольным. На его лице читалась неприкрытая досада. Все дело в том, что Юрий (именно так его звали), так же, как и Антонина, был разочарован этим вечером. Он пришел сюда в надежде встретить девушку своей мечты, а попадались совсем не те. Увидев за последним столиком мелкую рыжеволосую пигалицу в воланах, молодой человек даже не сумел скрыть своего разочарования. Дело в том, что Юрию всегда нравились пышногрудые дамы, не важно, какого роста и с каким цветом волос, но обязательно пышногрудые. Тоня же, как вы помните, явно не могла претендовать на место девушки его мечты.

Так и сидели Юра и Тоня, стараясь не смотреть друг на друга и даже не пытаясь скрыть своего разочарования, граничащего с отчаянием. Обоим было настолько грустно и тоскливо, что никто из них в душе не хотел даже начинать разговор. Но все-таки взяв себя в руки, первым нарушил неловкое молчание Юра. Он был мужчиной зрелым и с воспитанием, и не мог позволить себе просто молчать в присутствии пусть и не девушки его мечты, но все же дамы:

— Такой бред здесь творится! — смешно покачал он абсолютно лысой головой. — Одна дама попросила у меня справку об отсутствии половых инфекций, представляете? — с немного истеричным смешком начал Юрий. — А когда я сказал, что при себе таковой не имею, разозлилась и пошла жаловаться организаторам… Вторая спросила, сколько раз в день я планирую заниматься с ней сексом, — округлил он глаза, до сих пор шокированный распущенностью невест. — А вон видите, за третьим столиком сидит трансвестит.

Тоня даже подпрыгнула. За третьим столиком сидела шикарная брюнетка с ногами от ушей и грудью как минимум третьего размера.

— Вы ошибаетесь, — натянуто произнесла Тоня. — Это девушка.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 20
печатная A5
от 348