электронная
270
печатная A5
605
18+
Письма моего сердца

Бесплатный фрагмент - Письма моего сердца

Объем:
376 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-0969-2
электронная
от 270
печатная A5
от 605

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Нужно уметь становиться грубее, сохраняя в себе свою нежность…

Эрнесто Че Гевара

С тобой остается навеки лишь то, что ты отдал…

«Алиса в Зазеркалье» кинофильм

Моя милая девочка

Моя милая, хорошая, умненькая, добрая и красивая девочка. Ты совсем устала. Твоё бедное сердечко так перегрузило себя, что скоро совсем не выдержит и просто вырвется у тебя из груди. Ты отдала все, что было у тебя, все силы, всю свою любовь, все тепло. А теперь тебе самой нечем согреться. Так нельзя, понимаешь? Надо обязательно, чтобы кто-то тоже тебя согревал, дарил добрые слова, шоколадки и обязательно смешил. Знаешь, нет цены тому, кто может просто так взять и по-доброму тебя рассмешить. Надо, непременно, чтобы кто-то тебе говорил, что ты очень красивая, потому что сама ты в это и не веришь даже. Смотришь в зеркало и видишь усталые глаза. А надо, чтобы они сияли, от любви светились! Давай, ты позволишь о себе позаботиться, не надо строить из себя сильную и независимую женщину, не идёт тебе это. Ты все силы отдала на то, чтобы любить, теперь настал черёд тебе быть любимой. Любовь принимать тоже уметь надо. Не думай, что ты её не достойна. Каждый человек на свете достоин быть любимым, он для этого и рождается. Улыбнись своему отражению в зеркале, успокойся и просто поверь: если и нет рядом с тобой сейчас твоего человека, это не навсегда. Ненужных людей не бывает, просто твой, родной, тебя сейчас ищет, заблудился где-то в дороге, так же, как ты, запутался, всматриваясь в чужие глаза. Но он тебя обязательно найдёт.

Художники портретисты

Наша ошибка в том, что мы не умеем принимать людей такими, какие они есть. Мы, словно художники портретисты, тщательно дорисовываем образ человека, работаем над оттенками и деталями, влюбляемся в созданный персонаж, а потом сами же и обижаемся на него за то, что он этому нашему идеалу совсем не подобен. Мы говорим: «Он сильный, он никогда не проявит слабости, потому что я так его вижу, так изобразила.» «Она нежная, ласковая, спокойная, такой я её полюбил, а не эту ненормальную истеричку, которая сейчас кричит на повышенных тонах.» А он живой, и у него могут быть неприятности, какие-то свои срывы или даже болезни. А у неё нервы просто сдали, и она сама с собой совладать не может из-за груза навалившихся проблем, потому что она тоже живая. Это в кино только есть люди абсолютно безупречные, да и то, если фильм из жанра фантастики. В жизни все иначе. Нет ни идеалов, ни постоянных качеств у человека. Человек не статичный портрет, который ты создал в своей голове, влюбился в него и ждёшь определённых поступков, действий и манеры поведения, а наткнувшись на малейшее несоответствие, разочаровываешься и злишься на него же за свои разочарования. Человек, он как река, меняющаяся, бурная и подчас непредсказуемая. Самые сильные бывают слабыми, самые сдержанные впадают в истерику. С человеком не может быть абсолютно хорошо, удобно и легко. С самим собой то порой бывает невыносимо, что уж говорить о другом? Но мы ищем в любимом некое убежище, где нас всегда поймут, успокоят, примут, обогреют, пожалеют и защитят. «Человек — дом, вот что нам нужно», говорим мы себе. Но только даже самый хороший дом требует заботы и ремонта. Мы готовы брать, ничего не желая отдавать взамен, требуем понимания, не пытаясь даже понять другого человека. Человек не дом, не туфли и не платье. Он стихия, непредсказуемая. и тем и прекрасная. Растворяясь в созданном, придуманном нами же образе, мы жестоко разочаровываемся, уходим, хлопаем дверьми и опять принимаемся рисовать портреты идеального возлюбленного. И снова ошибаемся. Наша самая большая беда в том, что мы не умеем любить просто человека. Мы любим лишь придуманный, несуществующий образ его и не можем простить ему того, что он с этим образом ничего общего не имеет…

Ненужная жертва

Никогда не выжимайте себя ради других до основания. Не доводите своё сердце до состояния полного обескровливания. Всё равно никто не оценит, а у вас не останется никаких сил, ни душевных, ни физических. Людей любить надо, но не стоит приносить себя ради них в совершенно ненужную жертву. Они уйдут, а вы останетесь с огромной пробоиной в грудной клетке. Даря свет окружающим, не забывайте о себе, оставьте в своей душе хотя бы маленький ночник, который никому не отдадите. Ведь самый чёрный день, нам, как правило, приходится встречать в абсолютном одиночестве…

Вызов жизни

«Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах». Хочешь бросить вызов жизни, расскажи о том, что никогда не сделаешь. Поверь, она тут же подбросит тебе такие ситуации, которые покажут тебе наглядно, что слово «никогда» лучше не произносить. Поэтому все эти «я никогда не оставлю тебя», «никогда не предам», меня очень пугают, ведь, как правило, после них люди поступают прямо противоположно. И оставляют и предают. Зарекаться глупо — этого жизнь очень не любит, или будто ждёт, когда мы произнесём что-то с особой уверенностью, чтобы тут же поймать нас на слове. Стоит ей услышать: «Я никогда так не поступлю», и ты поступишь именно так, потому что выбора у тебя просто не будет. «Я никогда больше не влюблюсь», — говорим мы и влюбляемся по самые уши…

Не твоя женщина

Ты сказал мне, что я твоя женщина… Но разве я твоя, когда тебе абсолютно плевать на мои проблемы? Если бы я была действительно твоей, ты бы никогда не оставил меня в трудной ситуации, а подставил бы мне своё плечо. Почему ты решил, что я твоя? Это не твоя женщина, когда ты не готов любого буквально в клочья за неё порвать! Это не твоя женщина, если ты с ней рядом только, когда ей хорошо, а когда плохо, делаешь вид, что очень занят. Это не твоя женщина, если тебя совсем не трогают её слезы. Это не твоя женщина, когда самая частая причина её слёз — именно ты! Ты говоришь мне, что я твоя женщина? Но только ты точно не мой мужчина!

Скучаю по себе

Я перестала драматизировать жизнь, пытаясь удержать тех, кто мне дорог, как можно дольше в своей судьбе. Я научилась отпускать любя, абсолютно убедившись в том, что бесполезно удерживать тех, кто не хочет доехать с тобой до конечной, они всё равно сойдут на своей остановке, вопрос времени, не более. Я перестала плакать по тем, кто меня покинул, раз и навсегда усвоив одну простую истину — Бог сам отводит от меня людей, которые уже ничего хорошего мне не принесут, и всё, что ни делается, всегда только к лучшему. Я хорошо выучила правило: любое событие, даже самое неприятное, на первый взгляд, способно разрулить мою жизнь самым чудесным образом, если я принимаю его, как данность, и даже с некоей долей благодарности. Я перестала переживать из-за несправедливого отношения людей ко мне, потому что, как известно, будь ты хоть ангел, всегда найдётся тот, кому не понравится шорох твоих крыльев. Наверное это и есть мудрость. С ней проще, ровнее и увереннее. Моё сердце окрепло и успокоилось, оно перестало болеть из- за того, что любит слишком сильно, оно получило способность любить, не ожидая никакой награды. Я научилась быть счастливой просто так, открывая утром глаза и делая вздох… Более того, я убедила себя в том, что это абсолютная правда.

Лишь иногда накатывает что-то щемящее, будто тоска по себе в прошлом, наивной и глупой, открытой всем ветрам, с восторгом глядящей на этот мир и видящей в каждом человеке только хорошее. Той, которая свято верила в то, что дорогой человек не может предать, а близкий никогда не станет чужим.

И так хочется послать всю свою мудрёную философию и опыт к черту! И я понимаю, что где-то в глубине души я очень скучаю по себе прежней…

Плачь, девочка, плачь

Бывают такие дни, когда тебе просто очень хочется плакать… Когда руки опускаются от безысходности, в голове пустота, а на сердце так тяжело, словно его придавил тяжелый камень… Ты ничего не можешь. Ни думать, ни решать, ни делать. Сядь и поплачь. Дай волю слезам. Плачь громко! Если хочешь, вой, как раненый зверь! Выпусти всю горечь, что накопилась в душе… Пусть вся боль, что разъедает твое нутро, выйдет наружу. Пусть слезы смоют твою тоску. Ты же знаешь… Все пройдет. ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО! Обязательно! А пока… Плачь, девочка, плачь!

Если бы мы с тобой разговаривали

Если бы мы с тобой разговаривали… Я бы обязательно тебе рассказала, как сильно я устала! Как под вечер валюсь с ног после тяжелого дня. Как хочу отдохнуть и просто пройтись по улице, подставляя лицо нежно летящим снежинкам. Как смертельно утомилась от разговоров с вполне хорошими, но, такими чужими, людьми. Рассказала бы, какой маленькой и беспомощной чувствую себя, в очередной раз столкнувшись с людским лицемерием. Как нестерпимо одиноко бывает вечерами… До слез! А ты бы обязательно стал меня успокаивать. Только ты так можешь! Ты бы сказал мне, что все это мелочи и всем бывает трудно. Что тяжелые времена пройдут и все обязательно будет хорошо! Сказал бы, что нужно уже прекратить эти мои самокопания и позволить себе немного расслабиться. Рассмешил бы меня. Попросил бы одеваться теплее, потому что зима и очень холодно, а я так легко простужаюсь. Посоветовал бы читать хорошие книги, бывать на свежем воздухе и обязательно пить мой любимый чай с мелиссой. А еще сказал бы, что больше всего на свете хочешь меня обнять…

Если бы мы с тобой разговаривали…

Бережнее

Бережнее будьте, пожалуйста, бережнее. Ведь сердца не железные наши совсем и душа не гранит. То, что словом разбито, обратно не склеишь уже. Есть слова, словно пули, выстрелишь, и человек убит. Осторожнее будьте, пожалуйста, осторожнее. Заживает на свете, увы, не всегда любовь. Есть такие слова, после них и дышать невозможно. Фразы злые такие, что стынет горячая кровь. Вы нежнее будьте, пожалуйста, будьте нежнее. Тот, кто любит, всегда без кожи пред вами стоит. Нет на свете того, что нашей любви важнее. Но ничто так не ранит нас, ничто так отчаянно не болит. Аккуратнее будьте, пожалуйста, аккуратнее. Если злитесь вы очень, попробуйте промолчать. Не старайтесь ударить словом обиднее и неприятнее. Есть такие слова, что не может душа их прощать.

Нет ничего прекраснее любви

И кто бы что ни говорил, но нет на свете ничего прекраснее любви. Потерять её — это словно потерять Солнце. Кто любил, тот знает, как горька на вкус становится жизнь, когда уходит из неё любимый человек. Мир меркнет и перестаёт радовать то, что раньше приносило такое удовольствие. Ведь никакой, даже самый сумасшедший секс, не сравнится с простым объятием, в которое тебя заключает тот, кого ты любишь всем сердцем. Потеря любви равносильна маленькой смерти большой Вселенной у нас внутри. Не доводите чувства до мертвой зоны. Любите на всю мощь своего огромного сердца! Цените того, кто дарит вам свет!

Душа наизнанку

Я вывернула перед тобой свою душу наизнанку. Достала тебе оттуда всё, что у меня было хорошего, доброго, светлого. Ты брал и брал, не наполняя меня в ответ ничем. И вот теперь, когда я хочу вытряхнуть хоть что-нибудь из неё, понимаю, что там нет ничего больше — пусто. Где моя нежность? Казалось, её там тонны, но я всю подарила тебе. Где моя любовь? Она так сильно горела у меня внутри, и я думала, это пламя никогда не погаснет. А теперь лишь пепел, холод и темнота. Я выгорела. Моё сердце, такое горячее и большое, остыло и скукожилось в маленький измученный комочек. Мне не больно, нет. Мне холодно и пусто. Я бы очень хотела отдавать тебе себя, как раньше, но только меня тоже больше нет. Нет того светлого, тёплого и радостного человека, которым я была когда-то. Есть лишь оболочка, в которой гуляет промозглый ветер, постоянно идут дожди. Я бы грела тебя и дальше, честно! Только греть мне тебя больше нечем…

Как дела?

На дежурный вопрос: «Как дела?» ты улыбаешься и отвечаешь таким же дежурным: «Лучше всех!» Ещё утром, стоя перед зеркалом, ты надела на себя милую улыбку, закрепила образ лёгкими штрихами туши и помады, чтобы начать этот день в полной боевой готовности. Счастливая маска на лице, толстая и прочная броня на сердце, душа на крепких застёжках — и ты смело шагаешь в наступающий день. Прямая осанка и, гордо посаженная на твоей изящной хрупкой шеи, голова, абсолютная решимость во взгляде. Никто ничего не должен знать. Пусть все видят эту успешную, счастливую, довольную собой девушку. Обмани их всех, а заодно себя. Не думай о том, что сразу же собьёт тебя с ног. Целый день сохраняй этот образ и ты сможешь протянуть до вечера. Улыбайся, смейся, непринуждённо говори обо всем на свете, кроме себя — о себе не надо. Говори о них, люди это любят, ведь, по большому счёту, никому ни до кого нет дела. Живи на автомате, ты знаешь — это единственный способ не сойти с ума и не рухнуть прямо посреди оживлённой улицы. Никто не должен знать, какая драма у тебя в душе, но самое главное — ты сама должна об этом забыть хотя бы на ещё один день. А вечером… Вечером ты придёшь домой, снимешь все свои тяжеленные доспехи, так хорошо защищавшие тебя, вместе с косметикой смоешь все следы своего фальшивого счастья и дашь наконец волю слезам…

Друг

Я интроверт. Я мало кому раскрываю душу и очень мало кого пускаю в своё сердце. У меня очень мало друзей, в силу того, что понятие Друг для меня святое. Если я впустила тебя в свою жизнь, значит я с тобой, за тебя, чтобы ни случилось. Если я открыла тебе свой мир, значит ты не можешь его покинуть, даже громко хлопнув дверью. Ведь уходя, ты заберёшь с собой кусочек моего сердца, который всегда будет болеть по тебе. Один человек мне сказал: «Знаешь, а ведь дружба штука редкая.» И я с ним полностью согласна. Нельзя вычеркнуть из своей жизни того, с кем вам пришлось через многое вместе пройти, даже если он и не прав в чём-то, а может и несправедлив по отношению к тебе. Я не зову каждого своего знакомого Другом. Но тот, кого я так называю, знай — чтобы ни случилось, я всегда с Тобой.

Странная

Ты сказал мне как-то, что я странная… А знаешь, ты прав. Иногда мне кажется, что я не только странная, я вообще не от мира сего. Ну не понимаю я все эти правила и расчёты ваши. Живу с сердцем, вывернутым наружу. Если люблю, то всю себя отдам без остатка, хоть и знаю — здесь так нельзя, не принято и даже считается чем-то неприличным. Сколько раз слышала: «Нельзя его так сильно, пожалеешь!» А я не жалела. Чего жалеть то, раз по-другому всё равно не могу. Ну да, били сердце, плевали в душу и ещё посмеивались: «Вот чудачка!» А я дальше шла, подобрав остатки веры в хороших людей и рассовав их по кармашкам. Знаешь, встречаются замечательные люди! Редко, но зато какие это встречи. А с тобой мы разные слишком. Ты правильный и любовь твоя вся логичная, не то, что моя. Ты её, словно из себя по капле выдавливаешь, словно боишься, что не хватит тебе тепла. Вот глупый! Да моим теплом мы вдвоём легко согрелись бы. Но ты уж иди. Не могу я смотреть, как ты со мной маешься. Все переделать, да подправить хочешь — тут не то, да там не так. Странная я. Прав ты. А ты хороший, очень хороший! Только мне в одну сторону, а тебе в другую. Ты там не скучай, береги себя и будь счастлив. Просто будь…

И я снова иду вперед

И я снова иду вперёд. Сжав зубы, втянув слезы, улыбаюсь из последних сил, но все же улыбаюсь, хоть это и физически больно. Проглотив ещё одно предательство близкого человека, смиряюсь с мыслью, что предать могут в любой момент самые родные люди, ибо они всего лишь люди. Смиряюсь и выпрямляю спину. Во мне два противоречивых чувства — подавленность от того, что снова обманулась в человеке и гордость. Гордость за себя — я снова могу жить, даже если мне так больно. Не упасть, не сломаться, а жить и даже улыбаться. Я снова делаю боль своей союзницей для того, чтобы двигаться дальше. У меня нет иного выбора. Раз так трудно, значит перешла на более сложный уровень. Жизнь дала небольшую передышку, а сейчас снова двигает меня вперёд и вверх. Значит игра не окончена. И впереди море самых интересных приключений. От этой мысли улыбаюсь ещё шире, пусть и сквозь невидимые миру слезы, и чувствую, как моё вдребезги разбитое сердце начинает собираться по кусочкам. Что же, значит ещё повоюем. А пока smile, baby, smile!

Ты — мой наркотик

Ты — тайна моя, мой грех, мой рай и мой ад. Ты- мой тяжелый наркотик и я от тебя зависима так, что и не передать словами. Ты один способен превратить мою жизнь в самую счастливую волшебную сказку, но ты, и только ты, можешь сделать мне невыносимо больно. Я ранюсь о неровные края твоей сложной души. Но лишь твоё сердце способно согреть меня в самый чёрный и холодный день. Мне с тобой бывает хорошо до невозможности, до полёта в Космос, до растворения в экстазе во времени и пространстве. Но мне с тобой и тяжело, и невыносимо трудно. Ты прямой весь и иногда такой безжалостный. Я люблю тебя за эту прямоту и честность, но за неё же и ненавижу. Ты один знаешь, какая я, настоящая, без прикрас, масок и мишуры всякой. Ты принимаешь меня любую, в дурацком настроении и вообще без него. Ты поднимаешь меня на головокружительные высоты, но если бы знал ты, как с них страшно и больно падать, когда ты решаешь, меня воспитывать. Ты учишь меня, требуешь, ломаешь. Я обижаюсь на тебя, посылаю, ухожу и снова возвращаюсь, потому что без тебя никак, без тебя ломка такая, что хочется сдохнуть. Ты тот, с кем можно мне так, как нельзя с остальными, да и не хочется. С тобой нет стыда, зажимов дурацких и правил- сплошная импровизация.

Я никогда не знаю, что ты мне сегодня подаришь- море любви и нежности или море слез. Да я и не хочу знать. Я просто хочу быть с тобой…

Кинестетик

Я кинестетик. Я прожить не могу без обнимашек, поцелуев в щечку и плечико, подаренных мимоходом. Мне нужны прикосновения, нужны, как вода и пища. Если я люблю человека, то с ума схожу, когда нет возможности до него дотронуться. Запустить пальцы ему в волосы, взъерошив их. Положить свою ладонь в его и переплести пальцы. Приложиться щекой к щеке, ощутив на своей коже его колючесть. Я, как кошка, обожаю, когда меня гладят по голове, начинаю мурчать, прикрыв глаза и буквально, затаив дыхание. Мне кажется, что в прикосновениях гораздо больше чувств, чем в любых самых красивых словах.

Он подходит и молча убирает мне непослушную прядь за ушко — кайф. Его сильная рука держит крепко и в то же время бережно мою маленькую и хрупкую и я понимаю, что у него под защитой. Словами можно обмануть, прикосновения никогда не лгут. Один поцелуй скажет гораздо больше, чем самые пылкие признания в любви. Впрочем, отсутствие поцелуев тоже о многом скажет… Слова нас путают, вводят в заблуждение, часто приводят к непониманию. И лишь прикосновения всегда честны.

Я думаю о тебе

Я думаю о тебе… Думаю чаще, чем следовало бы… Ты вообще не выходишь из моей головы! Едва проснувшись, проверяю почту в надежде получить сообщение, любое, от Тебя… Я думаю о тебе. Весь день… Что бы я ни делала, куда бы я ни шла, ты всегда со мной… Знаешь, так забавно… Примеряя новое платье в магазине, я спрашиваю себя, понравится ли оно тебе? И представляю, как ты им любуешься… Правда глупо? Я буквально таскаю тебя повсюду с собой… На улице, в кинотеатре, в аэропорту чужого города… А иногда я смотрю на свое отражение в зеркале и так больно становится от того, что ты не видишь, какая я бываю красивая… Для тебя… Иногда я задаю себе вопросы: Чувствуешь ли ты, как я скучаю по тебе? Сжимается ли твое сердце хоть на секунду, когда ты слышишь мое имя? Вспоминаешь ли ты меня, хоть иногда?

Я думаю о тебе…

Сама его выбрала

А что ты хотела? Ты сама его выбрала, этого сильного и свирепого льва… Тебе ведь не нужны все эти домашние зверушки, которые способны лишь на то, чтобы преданно заглядывать в твои глаза и покорно ждать твоей милости. Тебе нужен он. Гордый, неукротимый и смелый. Тот, в чьих глазах отражается спокойная и непоколебимая уверенность. Тот, который читает твои мысли и желания. Тот, кто любит в тебе не тихую, скромную девочку, а необузданную и дикую женщину. Истинную. Тот, перед кем ты не сможешь ни сфальшивить, ни сыграть. Ты выбрала зверя, так не жалуйся на те раны, которые он иногда наносит твоему сердцу. С ним сложно. Иногда очень больно. Но только он может дать тебе такую любовь, о которой ты всегда мечтала. Люби его. Смягчай своей нежностью, усмиряй лаской и терпением. Будь сильной, не жалуйся. Ведь он тоже однажды выбрал именно тебя…

А снег идет

Ты хочешь со мной поговорить, я знаю… Знаю, потому что тоже этого ужасно хочу. Чтобы мы сейчас сказали друг другу? Я бы непременно с восторгом поделилась бы самой глупой новостью на свете: «А у нас снег выпал!» И фотку выслала бы: вид из окна — машины и деревья в белых шапках. Знаешь, наверное, человеку просто необходимо рассказать кому-то о первом снеге! Кому-то близкому и родному! А иначе, какой вообще в нем смысл? А ты бы мне ответил… Сказал бы, что очень — очень сильно скучаешь. Я знаю. Я тоже… Очень! А потом бы мы говорили и говорили обо все на свете и смеялись, конечно! Ты же помнишь, как мы смеялись? Мой хороший… Как было бы нам светло, тепло и радостно на душе! Но ты молчишь… Я тоже. Мы оба молчим. А снег все идет…

Все те же слова

Иногда я думаю вот о чем… Говоришь ли ты ей все те же слова, что когда-то говорил мне? Такие же нежные и необыкновенно красивые? Смотришь ли ты на нее так же, как смотрел на меня? С таким же трепетом и восхищением? Убираешь ли аккуратно прядь ее непослушных волос за ушко? Вот так… как когда-то это делал мне? О, как мне нравился этот милый жест! Ты касался моих волос одними кончиками пальцев и медленно, смакуя каждую секунду, убирал их с моего лица… Называешь ли ты ее тем глупым прозвищем, которое когда-то придумал для меня? Помнишь, как я злилась сначала и говорила, чтобы ты прекратил так ко мне обращаться? А потом… Я обожала слышать вместо имени это смешное прозвище, ведь ты вкладывал в него столько нежности! Водишь ли ты ее в те же места, наши места, где нам так уютно было когда-то прятаться от непогоды и целого мира? Держишь ли ты ее руку, так же, как и мою, когда вы переходите вместе дорогу? Переплетаешь ее пальцы своими, когда вы вместе смотрите фильм? Готовишь ей то самое блюдо, которое мы с тобой изобрели и дали ему то самое идиотское название? Помнишь, как мы смеялись потом и весело уплетали его? Целуешь ли ты ее сзади в шейку, каждый раз, когда она просит тебя застегнуть ей платье? Как меня? И еще я думаю… Почему, когда умирает любовь, остаются эти воспоминания?

Сила нежности

Я нежная, очень нежная… И я точно знаю, что моя нежность гораздо сильнее любой мощной силы. Убеждалась в этом не раз и пришла к выводу, что больше всего на свете хочу сохранить в себе это состояние, эту способность делать так, что всякое проявление грубости и даже жестокости пасует перед ней, этой тонкой и искрящейся, словно паутинка на солнце, энергией, моей нежностью…

Он кричит на меня, негодует, обвиняет, он рассержен, зол, полностью во власти гнева. Мне ужасно хочется ему наговорить колкостей в ответ, накричать на него, доказать, как сильно он не прав. Но тут меня накрывает нежность. Она выбирается осторожным котёнком прямо из моего сердца и мурлычет: «Остановись, ты любишь его и ты другая». Я улыбаюсь и подхожу к нему, мои руки непроизвольно обвивают его шею. Он в замешательстве, в ступоре, уже не в гневе, но ещё ужасно скован. Я целую его и чувствую, как его гнев, злость потихоньку рассеиваются, а он смягчается. Он ничего не говорит, не отвечает на мой поцелуй, но я знаю, что враг повержен. Он в моей нежной власти. Он не хочет мне этого показывать, но я вижу, что он безмерно благодарен мне за то, что конфликт погашен, а буря в его душе начала успокаиваться. Одно прикосновение, один поцелуй и мой воин забыл, что он меня ненавидит. Ему неловко, но хорошо. Мы больше не враги. Я торжествую. Я, такая маленькая и хрупкая, снова усмирила его большого и дикого зверя. Он целует меня в ответ, и я вижу, что моя нежность вызвала его ответную, и теперь её сила удвоилась, умножилась, превратившись из осторожной тонкой струйки в мощный поток, сметающий всё на своём пути…

Я верю, что любовь и нежность всегда идут в паре и как бы трудно ни приходилось любви, но нежность обязательно придёт на помощь, успокоит мятежное сердце, вернёт равновесие душе. И напомнит о том, что «какой бы ты ни был сильный, чья-то нежность всегда сильнее»…

Как кошка

Женщина, как кошка — после каждого падения, даже самого невыносимо болезненного, встаёт она на все четыре лапы, чтобы мягкой и уверенной походкой двинуться дальше. И кажется, что ей легко, ведь она почти сразу продолжает свой путь и редко жалуется. Посидит немного в уголочке, залижет ранки, тихо и без слёз и опять как новенькая, даже лучше и красивее. Только иногда, посмотришь в её глаза и промелькнёт в них боль, которая закралась в сердце, но это лишь на миг. И ты подумаешь- показалось. В самом деле, что ей будет? Она же кошка, заживёт…

Люблю, когда он ревнует

А я даже люблю, когда он меня ревнует! Обожаю эти его приступы ярости, когда он в бешенстве искрами сыплет из глаз. Хоть и страшно немного, а завораживает. В такие моменты в нём будто зверь просыпается, дикий, неистовый, необузданный. Красивый. И немного раненый. Для меня его ревность — лучшее доказательство его любви. Вижу, что не всё равно ему, что больно от одной лишь мысли потерять. Что свирепый он от того, что на его посягнули, и самое классное — в такие моменты видно, что он меня действительно своей считает. И пусть нет мой вины в том, что случается ему иногда ревновать, но когда он задыхается от ярости, мне хочется одновременно куда-нибудь забиться от страха и подойти поближе, чтобы успокоить, уверить в том, что он тоже для меня нереально много значит, что на других мне не то что смотреть не хочется — они вообще для меня просто бесполые существа, и есть только он, один, а другие просто не существуют. И хоть и не даю повода вроде, а всегда немного виноватой чувствую… Ну же, малыш, не ревнуй! Лучше тебя все равно никого нет и не будет. А я твоя, вся и без остатка, до самых кончиков волос. Ты только береги меня…

Зависимость

Она снесла тебе крышу, эта холодная, нежная тварь. Проникла тебе под кожу, медленно потекла по венам и, подобравшись к сердцу, обвилась вокруг него клубочком так, что вздохнуть больно. Тебе и сладко и мучительно. Ты точно знаешь, что без неё не сможешь и тебе страшно. Одна мысль о том, что однажды не почувствуешь её в своей груди, приводит тебя в ужас. Ты в ловушке! Ее бы выплюнуть с собственным сердцем, вскрыть, как нарыв, да не выходит. Она лишь глубже входит в каждый атом твоих клеток. Ты ненавидишь её, эту чёртову зависимость, которая заставляет тебя, такого гордого и свободного, идти на любые унижения. Посмотри во что она превратила твоего внутреннего зверя! Он рвётся наружу, готовый крушить всё на своём пути, лишь бы так не болело, не ломало, не рвало изнутри. Тщетно. А она тихо шепчет: «Успокойся, малыш, я с тобой». Щедро даёт тебе новую дозу себя, а затем снова вонзает своё жало. А ты и не знал, что можно вот так любить. До смерти.

Давай будем сильнее

Они только и ждут, когда мы ошибёмся, совершим осечку. Они хотят, чтобы мы уползли с поля боя, как раненые солдаты. Сложили позорно знамёна. Предали себя, свои чувства, нашу любовь. Люди всегда ненавидели тех, кто решился пойти наперекор их мнению. Им невыносимо больно наблюдать за чужим счастьем. Они дают советы, словно чаши с отравленным вином, которое заставляют нас пить залпом. Давай будем сильнее. Давай пошлём всех к черту. Даже стоя на краю пропасти, всегда можно удержать равновесие, если не смотреть по сторонам, а лишь крепче взяться за руки.

Холодная нежность

Нужно быть достаточно сильным, чтобы никогда не покупаться на нежность холодного сердца. Такая нежность поверхностна, она готова касаться лишь твоей кожи и у неё нет никакой цели проникнуть внутрь. А если ты, будучи незрячим, добровольно пустишь её в свой мир, она заполнит твои вены холодной водой и кровь твоя застынет вместе с сердцем, которое расколется очень легко, словно стеклянный бокал, на тысячу маленьких осколков. Эта нежность отстраненная, часто спонтанная, неискренняя, а потому жестокая, и она не может и не желает тебя согреть. Умей разглядеть тепло за простыми проявлениями чувств, будь способен отличить их от красивых, изящных, но бездушных касаний пальцев. Не впускай в свою душу то, что должно оставаться на поверхности…

Умирает моя любовь

Я смотрела, как умирает моя любовь. Корчится в адских муках, в агонии, цепляясь за своё существование. Мне совсем не хотелось ей помогать, хотя она так жалобно смотрела, так звала меня на помощь. Конечно, кого ей ещё звать, не тебя же — убийцу. А я просто стояла и смотрела и сама удивлялась своему равнодушию. Мне было совершенно наплевать. И где-то даже я злорадствовала — на, мол, сука такая, получай по заслугам, мучительница проклятая. Ты убивал её долго — никак не получалось, и попыток было у тебя множество. Я так сильно тебя любила, и любовь была очень крепкая. Уж как ты старался: и предательством её загубить хотел, и придирками забрасывал, и равнодушием стрелял в упор. А она держалась, билась до последнего и меня доканывала. А потом вдруг ты по-особому изловчился и придушил её своей жалостью ко мне. Этого даже она не вынесла, так мерзко ей стало, что она задыхаться стала. И вот лежала она у моих ног, поверженная, воздух пыталась ртом ухватить, так нелепо, и никак в конец свой поверить не могла. А я так и не помогла ей, и даже слезинки не проронила, я их все давно выплакала, да и сердце окаменело, ничего не чувствовало. И решила: дождусь, когда конец ей придёт, похороню её с почестями и пир устрою. Любовь всё таки…

Никогда не забудем

Мы никогда не забудем тех, кого недолюбили. С кем не срослось, не вышло, не сбылось, хотя и очень хотелось. Мы всегда будем помнить и сожалеть о том, что обнимали не слишком крепко, целовали редко и слишком мало отдавали. Нам всегда будет до боли обидно, что не выслушали, не удержали, не побежали вслед. Мы не простим себе несказанных слов благодарности, прощения, готовых слететь с губ, но так и оставшихся в глубине нашего сердца. Мы всегда будем скучать по тем, кто оставил глубокий и яркий след в нашей жизни, но так и не стал нашей судьбой…

Нет будущего

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 270
печатная A5
от 605