электронная
126
печатная A5
506
12+
Письма и дневники

Бесплатный фрагмент - Письма и дневники

Книга вторая

Объем:
288 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-0735-5
электронная
от 126
печатная A5
от 506

ИЗ ДНЕВНИКОВ…

Так и живем — так ли живем…

«Найти виновных и наказать» — вот так оно всё до сих пор везде и решается, вроде бы как решается. Что бы ни случилось, всегда слышится отработанное клише «виновные будут найдены и понесут заслуженное наказание по всей строгости закона». А дальше начинается долгое расследование, перерастающее в многотомное собрание сочинений следственного комитета. А впрочем, почему бы и нет, результат-то какой-никакой, но бывает. Так оно было с давних времён, так оно есть и, хочется сказать, что будет, но почему-то не говорится или говорится с неохотцей какой-то. Хочется что-то все-таки понять и сделать, что-то найти иное, чтобы этого самого «так и будет» не было. Чтобы не было виноватых, чтобы не ловили их, а самое главное, чтобы не было подобных случаев, приводящих к поиску виновных. Значит опять все упирается в причины, именно в причины. Найдешь причину, искоренишь её и следствия не возникнут. Конечно же от несчастного случая никто не застрахован, но только, вот, корабли просто так на дно не идут, они создаются, чтобы плавать, а самолеты не падают и магазины и кинотеатры не горят. Что-то есть общее во всем этом, что и приводит к подобным финалам, а виновные, это просто крайние люди в том или ином случае. Как-то же надо среагировать на беду.

Любой, хоть что-то понимающий в этом человек, скажет, что проблема функционального плана, что надо пересматривать, а то и менять систему. Все верно, но с какого момента необходимо начать вносить изменения? Уверен, что с воспитания и образования и только с них. Ну никак не хотят смотреть в ту сторону «властьумеющие». До сих пор и воспитание, и образование, да и здравоохранение стоят за гранью основных финансовых потоков, до сих пор наинижайший уровень педагогов и учителей не считается проблемой. Здесь, как говорится виноватых точно нет, такова жизнь.

И все-таки жизнь не такая, и она с удовольствием меняется в любую сторону, это факт. Конечно же, реформы никто не любит, ибо высока вероятность потери и покоя, и авторитета для самих реформаторов, а результатом будут пользоваться, разве что их дети и внуки, но задачи подобного плана, о которых говорилось вначале, решаются так и только так. Увы, но чиновники народ не молодой и кого не спроси, ответ один: на мой век хватит. Тогда где выход? Одни еще слишком молоды и неопытны для подобных решений и дел, а те, кому по статусу оно положено, люди степенные, да и подуставшие весьма: на их век всего хватит и напрягаться вроде как ни к чему, главное, чтобы в виноватые не попасть. Вот упадет самолет, утонет корабль, тогда и будем искать причину, а так суетиться ни к чему. И опять все верно, вот только ценой всему человеческие жизни. Оказывается, человеческая жизнь (для тех, кто не знает «челжик»), это самая неконвертируемая мировая валюта, ибо она настолько мала, что ни на торгах и ни в одном обменом пункте не представлена. Курсом по-прежнему правят дядя Доллар и тётя Евра. Вот так и живём…

Прежде всего

Господь каждому рожденному на земле дает талант. Талант — это, можно сказать, входной билет в земную жизнь с указанием ряда и места для прохождения всех остальных земных событий. Меня часто спрашивают на лекциях молодые ребята — в чем смысл жизни… Так вот, смысл жизни и есть в обретении своего призвания и служения, т.е. честное несение обретенного вами дара. Без таланта ни один человек здесь не остается — это духовная аксиома. Но сам по себе талант особо ничего не значит, ибо у него есть миссия, как, например, лекарство должно лечить болезнь, а не лежать в аптечке. Талант подобен зерну, которое необходимо посадить, прорастить, довести до цветения и получить урожай. Чтобы это случилось, человек должен понять к чему у него призвание, другими словами понять то, к чему у него лежит душа, а душа этого и ждёт. Если человек не знает этого, то о таком говорят, что он не нашел себя, т.е. его талант не пророс, он пока еще спит в нем. Такому человеку необходимо срочно искать себя, свое призвание, ибо только в призвании и спасается и живет всякая душа. Все это более, чем серьезно. Если человек не нашел своего призвания, то Господь не допускает его к служению, а это значит только одно, что душа такого человека не пробудилась и живет такой человек в основном только телом. К сожалению люди нередко ошибаются и всю жизнь занимаются не своим делом, а значит их талант не дал корней и не пророс, а о плодах и говорить в таком случае не стоит. Таких людей немного, но они есть и нуждаются в помощи и подсказке. Мне кажется, что в системе образования и воспитания первоочередным должна быть помощь человеку в открытии своего дара. Это не сложно, если знать, как и на что надо обратить внимание. Это просто необходимо, ибо без знания своего пути все остальное уже не имеет никакого смысла.

Старателям

Никогда не делайте того, к чему не лежит ваша душа. Слушайте себя и слушайте очень внимательно. Душа прекрасно знает, что ей нужно, поэтому и заставляет вас скучать, переживать или избегать чего-либо, так что ищите, ищите и ищите то, чем будет жить ваша душа. Ищите, потому что не искать еще хуже, чем делать то, чего не нравится. Не учитесь там, где вам скучно, не работайте там, где вам не интересно, не создавайте семью и не живите с теми, кто не близок вам, не лгите своей и их душе. Не стерпится и не слюбится, только силы потеряете, время и здоровье. Не устраивайте свою жизнь по контрактам и по расчетам, аукнется так, что мало не покажется. Не бегите за высшим образованием, лишь бы получить его. Замрите и слушайте себя. И если пока не слышите голоса своей души, то продолжайте поиски. Как правило душа быстро отторгает все то, что ей не полезно.

А теперь кое-чему научу вас и пусть это сослужит вам верную службу. Итак, для начала возьмите листок бумаги, разделите пополам и напишите слева то, что не любите, а справа то, что вам нравится. Хорошо, если последнего будет больше, но не суть. Теперь начните вычеркивать, причем начните с плохого — одну плохую позицию, а дальше одну, соответственно, хорошую. Думайте тщательно и из хороших убирайте то, что менее значимо для вас. Предупреждаю, что здесь надо очень хорошо думать. Так вот, когда у вас закончатся все плохие позиции и останутся хорошие, то обратите внимание на те из них, что остались. Возможно, что среди оставшихся и находится ваше призвание.

Если при заполнении таблицы, плохого и хорошего оказалось поровну, то вы на правильном пути и ищите дальше. Если же больше плохого, то при вычеркивании у вас останутся те из плохих, что укажут вам на то, чем точно нельзя вам заниматься. И это тоже не плохо, так что ищите, друзья мои, ищите себя, поверьте, это очень и очень важно.

Все правильно

Нередко я думаю, а для кого я пишу свои статьи, каков он, мой читатель, мой дорогой читатель. И правда, какой он? Тот, кто для себя многое открыл в них не нуждается, а те, которые пока еще не собираются что-либо открывать, они и не поймут к чему и для чего всё это. И все-таки он, мой читатель, есть и те письма, те многочисленные письма, которые приходят в адрес редакции говорят о том, что читатели у меня есть и таких много. Как же он выглядит? Молодой, взрослый, пожилой? Скучающий или сомневающийся, а может вопрошающий, такой же, каким был когда-то и я? Не знаю, но главное он есть, а потому я и пишу ему, пишу для него, пишу для всех, кто сейчас не спит, кто чем-то встревожен, кто ищет и не может найти, кто задает себе вопрос о том, что же делать дальше. Пишу для потерянных и уставших, для таких, кто сейчас стоит, занеся одну ногу над пропастью… Пишу для вас, спорщики и шутники, для вас, искатели истины и для вас, прожигатели жизни, пишу для всех тех, кто верит и верует и, конечно же, для тех, кто всё отрицает. Пишу для юных начинателей и для взрослых завершителей, пишу для знающих всё в этой жизни и для ничего так и не понявших. Пишу для игроков и спасовавших, для лидеров и исполнителей, пишу для каждого, кто умеет читать, кто любит книгу, кто позволяет себе быть таким и… не таким, как все. Пишу потому, что знаю, это нужно, это просто необходимо.

Когда-то давным-давно мне попалась книжица, которая перевернула весь мой до этого, как оказалось, перевернутый мир и поставила, точнее вернула меня опять на ноги. Это была очень простая и интересная книга, и она-то меня и спасла. Просто так, взяла и спасла. С тех пор я никогда об этом не забываю, а по сему может случиться так, что и мои книги обязательно сделают для кого-то тоже самое, а значит всё я делаю правильно — так я говорю себе, всякий раз, когда сажусь за письменный стол, включаю лампу и открываю окно, чтобы послушать, о чем разговаривает наступивший вечер. Примечательно, но прозу я пишу только вечером, а стихи исключительно ранним утром. Днем я не подхожу к чернилам и бумаге, день для меня совсем не литературен, он навязчив и слишком утомителен своим шумом.

Грядет фаза Земли

Говорят, что «женщины любят ушами…». Безусловно, оно так и есть, ибо лучшими слушателями поэтов-мужчин были и остаются женщины. Поражает то, что в последнее десятилетие Россия, страна поэтов, произвела на свет десятки бесспорно наиталантливейших юных женщин-поэтесс, хотя при этом поэзия пока еще остаётся мужским делом, и это понятно, ибо она во многом по-прежнему находится во власти интеллекта и духовных законов и смыслов.

Тем не менее, если в девятнадцатом веке поэтесс почти не было, то в двадцатом их заметно прибавилось, а в нынешнем таковых более чем много. Я имею в виду настоящих мастериц своего дела. Видимо, произошло то, что и должно было произойти: женщины, наслушавшись мужских стихов или, согласно народной мудрости, «налюбившись ими», репродуцировали-таки на свет женский поэтический ген, проявление которого мы и наблюдаем сегодня в них самих. А если считать, что ничто так явно и быстро не развивает человека, как увлечение, а тем более занятие именно поэзией, то не за горами и женская доминирующая ступень жизни.

Интересно другое: как женщина сможет совмещать материнство и подобную творческую деятельность? До сего дня это было и пока остаётся невозможным, так как чем-то необходимо-таки пожертвовать.

Но, самое любопытное, что при этом будут делать мужчины? Рожать-то они вряд ли сподобятся, и простыми глупостями по изменению пола не обойтись, а игрушка типа гейрафинированности вообще не в счёт. Остаётся предположить: либо мужчинам придётся реорганизоваться, собрать все свои знания и вновь преуспеть, и тогда общество вернётся на свой, но всё же более высокий виток развития, где в поэзии останутся лидерами мужчины. В ином случае всем нам следует готовиться к феминизации — к настоящему изменению полярности в мире, что априори, уж точно, ни к чему хорошему не приведёт.

Яма

Увы, но тенденция прожить, а точнее, дожить, дотянуть до тридцати, а там и помирать можно — среди молодежи по-прежнему сильна. Это было и в моё беззаботное время. Видимо, это было всегда. Рубеж в тридцать лет воспринимается двадцатилетними как что-то запредельное. Помню, как однажды моя супруга, которой было тогда немногим больше двадцати, сказала о своей коллеге по работе, тридцатилетие которой они недавно отметили: «С ума сойти — тридцатник! Совсем бабка!» Это замечание сегодня не вызывает ничего, кроме улыбки, но улыбка эта почему-то грустная. Большую часть аудитории, перед которой мне приходится выступать, составляют молодые люди. Как-то раз ко мне подошёл студент и утвердительно заявил: «Если мужик в 21-м веке дожил до сорока и ничего, кроме желания иметь и растить детей в хорошей семье у него нет, то этот „парень“ глубоко отстал ото всех современных трэндов на эту тему…».

Во, как! Но спорить не буду, ибо услышанное вполне естественно и свойственно молодости, но некоторые замечания позволю-таки себе изложить. Сейчас, как и раньше, много говорится о семье, даже министерство по семейным вопросам хотят создавать. Ну а воз и ныне, и присно, и во веки веков там, где Господь его оставил — оставил и наказал человеку тащить его с верой и правдой, в любви и терпении. Ничего нового эта наука не подразумевает. Всё ясно и понятно. Но говорить в России любят, а в наше время — особенно. Ток-шоу множатся со скоростью злокачественного деления клеток.

Увы, но увлекаясь обсуждением любовных отношений в браке, то есть одной стороной семейного пространства, рассуждающие абсолютно забывают о трёх других сторонах, а именно о развитии себя и близкого тебе человека в браке, о терпении и о том, что брак — это ко всему ещё и гарантия — да, это так! — от невзгод в будущем, которые обязательно посетят каждого из нас после сорока лет. И расти эти горечи, замешанные на опаре страстей, на закрепленных с детства кривых паттернах, будут не по дням, а по часам. Усталость, возрастные изменения, нездоровье, проблемы с родственниками и с детьми, трудности на работе, материальные потери никто отменять не собирается, так что об этом стоит ещё и ещё раз напомнить. Неужели кто-то из молодых думает, что к сорока годам он сохранится в полном здравии, уме, силе, да еще и в благосостоянии почивать будет? Может, так оно бы и происходило, если бы государство полностью взяло и, раз и навсегда, запретило бы хождение в стране наркотиков, алкоголя, табака, некачественных продуктов и товаров, наладило бы социальную структуру, образование и, конечно же, медицину; если бы всякая семья имела жилье, если бы все получали достойную зарплату и цены бы при этом не менялись, а еще и специалисты были бы доступными, квалифицированными, при этом еще бы и услуги их были бесплатными… Если бы из СМИ убрали мракобесие, жестокость, ложь и вопли всякого рода «знаменитостей» о себе любимых… Может, так оно и было бы, если бы сегодня не встречались бы на каждом шагу молодые люди с пивом и сигаретами, уставшие, надломленные и потерянные, покупающие «бумажки» об образовании вместо получения знаний. Если бы…

Не люблю присказку «а вот в наше время все было не так…», но что-то было действительно не так, а лучше! Вот только почему это «лучше» все-таки привело к тому, что мы имеем сегодня? Но это отдельная тема и очень-очень непростая.

И все-таки жить надо… Как-то, но надо! Поэтому я говорю и буду продолжать говорить об образовании и воспитании, о преемственности и передаче навыков мастерства. Без этого — просто никак. Можно установить любые свободы, снять всяческие барьеры, но только не в школах. Школы и детские садики необходимо (жизненно важно!) оградить принципиальным табу на подобные инновации.

Сегодня половина школьников именно в начальной школе на переменах, а то и во время уроков, сидят вдоль стен со смартфонами, айфонами и… играют, играют, играют… Каждый — сам по себе. Раньше не было гаджетов, но были книги. Это совсем другое. Да, не все дети любили читать, но читали все! А сегодня все дети играют, как заворожённые. В книгу ничего нельзя было вложить помимо того, что было вложено в неё заранее. Книга, та, что напечатана на бумаге, и по сей день не имеет возможностей для обновлений, а вот гаджеты — имеют. А теперь подумайте, только внимательно подумайте и представьте, что могут внести в телефон вашего ребёнка неизвестные никому обновители? Да все что угодно! И если в какой-то момент вы не узнаете своё чадо, то не удивляйтесь — это программное обновление подсуетилось. Детям в школе, особенно в начальной, стоит давать только кнопочные телефоны, и то не факт, что это безопасно. И все-таки развитие образования и воспитания в рамках социума крайне необходимо. Без этого никак нельзя. Это даже не воспитание, а востребованное питание души человека, по сути её насущный хлеб.

О том, что дороже золота

Иногда власть, деньги и возможности могут завести человека настолько далеко, что он совершенно забывает о том, что внутри него все точно такое же, как и любого бедняка, у любого нищего. У него такая же плоть, кровь, кости, а внутри него живут такие же бактерии и микробы, а то и похлеще, которым абсолютно все равно, кем он является. Такой человек сквернеет прямо на глазах. Избыток богатства хуже лепры. Разбогатев, очень важно вовремя опомниться и начать раздавать, начать творить добро, помогать всем тем, кто действительно нуждается, и прежде всего — всем своим близким. Именно добро и благочестие созидают человека, именно они и есть его подлинное богатство.

О посвящении в степень

Всякое подлинное мастерство — это не просто безупречное исполнение задуманного вами и даже не ваша способность вынуть на поверхность зрительского восприятия собственную идею, но прежде всего развитое чутье на неудачу, дабы заведомо не браться за то, стойкого понимания чего у вас нет. Безусловно, мастерство — это способность принимать ответственность и, как следствие, умение видеть и отделять необходимый эксперимент от никому не нужной, пусть и притягательной, авантюры.

Неписанный рецепт

Гордыня в нашей душе — это всегда гостья. Вполне можно сказать, что её присутствие в нас — это что-то вроде вируса. Когда гордыня проникает в душу, её задачей становится найти наше «эго» и как можно быстрее слиться с ним, переродив его в злокачественную форму существования. «Эго», пораженное гордыней, больно раком, и то, что мы нередко видим во внешних проявлениях человека и называем сложным характером, будь то обидчивость, несговорчивость, вспыльчивость, поучительство, капризность, неумение слушать собеседника — всё это есть результат слияния «эго» и гордыни. Всё перечисленное есть симптомы тяжелого недуга. Болезнь эта смертельно опасна для души, причём отделить гордыню от «эго» и расправиться с нею, увы, невозможно. Единственный способ борьбы с нею — это постоянное занижение вами значимости собственного «эго», лишение его силы, что и является смирением. Смирение есть духовный навык принятия всех и, прежде всего, ранящих вас обстоятельств как блага, а оно таковым и является. По сути ваше «эго» — это единственный источник питания для гордыни. Если лишить питания корень всех будущих ваших зол — гордыню, то она начнет чахнуть и постепенно покидать вашу душу.

Сегодня

Сегодня, в день празднования Светлого Христова Воскресения, мне вспоминаются события теперь уже многолетней давности. Помню, это было тоже на Пасху, я тогда только в школу ходить начал, точнее, перешел во второй класс. Был четверг, моя бабушка красила яйца, а наша соседка, очень набожная женщина, Клавдия Львовна, пекла куличи. Дом утопал в весеннем солнце и постепенно наполнялся ароматом свежей выпечки. Сам же воскресный день мне не запомнился, но в памяти осталось то, как христосовались — видимо, потому что это было для меня тогда необычным. Почему-то я очень стеснялся и смущался, а бабушки смеялись и подбадривали меня и всех нас, детей нашего старого доброго дома.

Так и жили, по-простому. Время летело, но Пасха была и оставалась в нашей семье. Моя осведомлённость в этих вопросах, пусть и небольшая, всегда вызывала интерес у одноклассников. Время тогда было атеистическое, и нередко, уже в старших классах, девчонки надо мной подтрунивали на Светлой неделе: «Игорь, давай-ка иди к нам христосоваться!» И я опять краснел и очень смущался. Позже, когда я подвизался в православной гимназии, паломничал по монастырям, участвовал в богослужениях то чтецом, а то и алтарником, многое стало понятным, естественным и простым. Вот и сегодня больше всего думается о простоте. Ушли былые заботы о куличах, цвете яиц и толщине свечей, утихли, с обретением знаний, обсуждения основ и канонов церковной жизни, но осталось главное — простая радость и тишина в душе. Пишу, а на подоконник тем временем села синичка и тихонько дзинькнула… Я посмотрел на неё. Птица наклонила головку и в ответ как-то по-особому тепло взглянула на меня. Мне даже показалось, что синичка при этом улыбнулась. И тут она опять дзинькнула и, слегка подпрыгнув, улетела. «Воистину Воскресе…», — прошептал я ей вслед, и это получилось как-то само собой. И мне опять вспомнились те далёкие годы детства, и я улыбнулся.

По велицей милости твоей

Иногда это случается, и тогда я ликую и плачу, молчу и теряю всякое самообладание… Я не знаю чего-либо большего, что происходило когда-нибудь со мной, ибо это настолько глубоко, настолько искренно, что всякое слово, сказанное вослед остаётся только эхом охватывающих меня в этот момент переживаний. Иногда это случается, и оно происходит внезапно, оно может начаться в любое время и в любом месте. Оно много больше, чем могла бы позволить себе моя душа, если бы я просто этого захотел. Иногда это случается, и я понимаю, что это любовь — бесконечно прекрасная любовь ко Христу. Каким-то удивительным образом душа зрит и различает Его красоту, Его глубочайшую мудрость и простоту, Его безупречную правду и естественность, и тогда я ничего не могу с собой сделать — меня охватывает чувство, которое можно определить только, как боль, но эта боль совсем иная, эта боль до невозможности сладкая, исполненная высочайшей нежности и благодарности, на которые я только способен. Это боль любящего до самозабвения сердца. И тогда я понимаю, что живу, живу по-настоящему, живу сейчас и живу так, как должен был бы жить всякую минуту своей жизни, всякое её мгновение и от этого становится ещё больнее, больнее и слаще, и даже нахлынувшие слёзы не спасают от этой несравнимой ни с чем муки любви ко Христу, единственно верного из всех дозволенных человеку страданий, того самого иго, что во благо и того самого бремени, что легко есть.

Десять — достаточно

Увы, но наше несовершенство и делает жизнь сложной, сложной для нас самих же. Отсюда сложно всё: и представление наше о мире, и знания, и наше понимание веры. Особенно сложны человеческие отношения, где несовершенство присутствует с обеих сторон, а это и личные отношения, и отношения с родителями или детьми, и деловые отношения, и дружба. Если считать, что детализация всякого закона обратно пропорциональна человеческому совершенству, а оно так и есть, то остаётся только дивиться, насколько современный человек не совершенен в сравнении с человеком прошлых веков. Если, скажем, Моисею было достаточно десяти заповедей, чтобы привести людей в согласие, то сегодня конституции и кодексы буквально пухнут от бесконечных уточнений и поправок. На наших руках — десять пальцев, и пальцы ног к счёту привлекать совсем не обязательно. А если серьёзно, то всё это и есть результат разросшегося по миру несовершенства. Неопытность, незнание, необразованность постоянно плодят детализацию, которая, в свою очередь, приводит к бесконечным спорам и разногласиям, растёт количество мнений, причём мнений несовершенных людей, а это почти что катастрофа. Дискуссии ведутся людьми, заведомо не знающими и плохо образованными, лишёнными чувства такта и при этом ещё и плохо воспитанными, о чём свидетельствует невообразимый ор, стоящий в аудиториях телепередач, где единственная задача участника — это подавить чужое мнение и навязать своё, опять же несовершенное. О какой истине, рождающейся в спорах, можно говорить, когда, во-первых, истина вообще не рождается таким образом, а во-вторых, как можно, взяв два цвета, к примеру, синий и красный, пытаться получить тот, который в них не входит, скажем, белый? Всё это и есть несовершенство. Самосовершенствование есть процесс закрытый, камерный, и идёт он при глубоком погружении в себя, в свои размышления, с отслеживанием собственных неточностей и ошибок, с последующим деланием надлежащих выводов. Это, если хотите, процесс не только понимания, но и раскаяния. Именно таким образом всякий следующий оному постепенно и возвращается к десяти (этого более чем достаточно) Ветхозаветным Заповедям… безо всяких поправок и уточнений. Обратите внимание, что миром правят семь, а не семьдесят нот; четыре, а не сорок четыре стороны света. Семь цветов, десять чисел — и в этом всё гармонично и всего понемногу, и только мнения растут, как на дрожжах. Сколько людей, столько и мнений — напомнят мне, но и это не так. У современного человека на каждый случай не одно, а несколько мнений, ибо нет предела несовершенству. Совсем не случайно Христос учил нас тому, чтобы наше «да» соответствовало тому, что означает «да», а «нет» — всему остальному. И это остальное Он отводил в область лукавого, в область несовершенного.

«Ночное рандеву на бульваре Роз»

Есть такие встречи, в задачу которых входит только одно: чтобы вам дали хороший подзатыльник — и всё. Но, оказывается, и этого мало, ибо вам нужно ещё и осознать то, за что вы его получили, и при этом не обидеться, иначе в следующий раз вы получите затрещину, но только уже от самой жизни, которая так выстроит обстоятельства, что вам вообще будет некуда деваться, а «утренний восход не будет ни чист, ни свеж…». И слава Богу, что это так.

Лайк

Я поздно узнал, что такое «лайк», хотя можно было и догадаться. Узнал я это из уст Сосо Павлиашвили, из рекламы. И всё-таки интересно, как будет звучать глагол от этого существительного — «лайчить», «лайкать» или просто лаять? Последний, вроде как, занят… А как будет называться человек раздающий «лайки»? Лайкер? Лайкист? Лайкмен? Лайкировщик? Лайкатель? Лайкрук? Лайкбриг? Лайкорг? Лайор? Лайксор? Лайкосан или Санлайк? Лайколог? Лайкодиллер? Лайкопуз? Лайкфорвард? Лайкодатель? Лайкостав? Спец по лайкам? Лайкбат? Лайковик?

Представьте (это к женщинам), что к вам подходит очень приятный господин и с нежной улыбкой говорит, что ему очень лайчится ваше платье… или очень полайчилось, как вы улыбнулись. Если в программном обеспечении нашего сознания русский язык прописал глагол «нравиться», имеющий директорию к корню «нрав» и, соответственно, такие понятия, как нравственность, нравы и нравоучение отвечают за глагол «нравиться», то для «лайка», кроме породы собак, пока ничего не приготовлено, разве что только «лаять». Что ж, давайте тогда лаять, простите, давайте «лайкать»… пока что «лайкать».

Поэт и Бог

Казалось бы, обычный вопрос: почему человек, зная, что так поступать нельзя, всё равно это делает? Но этот вопрос по-прежнему не имеет определённого ответа, а точнее, отвечающий на него по обыкновению уходит в рассуждения и постепенно теряется в них. И всё-таки, есть ли ответ? Да, есть!

А ответ такой: всё дело в том, что знания сами по себе ещё ни о чём не говорят, ибо знания — это далеко не опыт, и потому сила всякого знания не столь велика. Сам же вопрос парадоксален, а это значит, что ответ на него обязан быть ясным и однозначным, ибо многорассудительность окончательно заведёт нас в тупик. Известно, что ясность и краткость всегда были и остаются сродни гениальности. Не один год я искал ответ на этот вопрос, искал в книгах, искал, странствуя и вопрошая, но так и не получил в ответ ничего определённого. Как вдруг случилось чудо, обыкновенное чудо, а для того, чтобы вам было понятно, о чём речь, позволю себе напомнить известное всем стихотворение Александра Сергеевича Пушкина. Думаю, что вскоре и для вас ответ станет очевидным. Итак:

О, сколько нам открытий чудных

Готовят просвещенья дух,

И опыт, сын ошибок трудных,

И гений, парадоксов друг,

И случай, Бог изобретатель.

В стихотворении — шесть строк. Давайте рассмотрим каждую в отдельности. Читая текст с первой строки, зададим себе вопрос: а о каких же открытиях может говорить нам Александр Сергеевич, да ещё и чудных? Ответ мы получим, но позже, когда вникнем в суть этого произведения, а посему перейдём сразу ко второй строке, точнее стиху, говорящему нам о знаниях, которые сам поэт называет не иначе как просвещением. Слагатель этих строк понимает, что знания требуют практики, ибо сами по себе они слабы в решении трудных задач. Знания должны быть апробированы, а это и есть опыт. Именно поэтому, возвращаясь к началу нашей беседы, я снова повторяю, что большинство людей, зная, что оно плохо, всё равно это делают. У них просто нет опыта прохождения проблемы. Можно сказать, что многие из нас, если не все, просто обречены так поступать. Что ж, вполне, как говорится, эволюционно. Итак, человек совершает плохое, дабы получить опыт и впредь постараться избегать и не делать дурного. Хорошо, пусть так, но, как показывает практика, человек всё равно продолжает делать это дурное. Обжигаясь на молоке, на воду не дует, по крайней мере, так поступают многие из нас. Не так ли?

И вот теперь-то мы обратимся к четвертой строке стихотворения, где поэт, будучи и сам гениальным, говорит, что подобную задачу можно решить только с помощью гениального подхода, а гений — это ведь друг парадоксов, так как он выходит за рамки фронтальной логики. Представляете, человек получил знания, полез на рожон, заполучил горький опыт, набил шишки — и всё равно продолжает лезть куда не надо! Привычка, как говорится, — вторая натура. Разрешить парадокс может только гений, только он со своим гениальным решением. Скажу честно, но я такие примеры встречал. Кстати, гомеопатия как наука именно этим и занимается, излечивая болезнь ядом, подобным тому, что вызвал болезнь, и, надо сказать, весьма успешно. И все же поэт не останавливается на этом, понимая, что и гений может оказаться в затруднении, и вот тогда в этом пушкинском шедевре и появляется самая загадочная строка, где мэтр говорит нам о случае, причём таком, когда сам Бог, да ещё и изобретатель, решает проблему. И этому случаю есть название. Какое, спросите вы? Покаяние… Да, именно покаяние и есть тот самый случай, который приходит к нам от Бога, приходит вместе с Ним. Случайностей не бывает, ибо случай и есть Бог — и это открывает нам поэт. Всякий случай, пред которым слабы знания и меркнет разум, когда ваш опыт смешон и молчит, есть ни что иное, как Богоприсутствие в вашей жизни, и это необходимо понять и принять. Это, можно сказать, наивысший аргумент бытия, когда Господь таинственным образом решает нашу ситуацию, решает так, как Ему и только одному Ему оно ведомо.

Всякий из нас в своей жизни будет проходить эти уроки, а начнёт он с любопытства, а значит, — с познания. Увы, но именно с этого древа змей-искуситель и дал отведать яблоко молодожёнам, так что всё, можно сказать, идёт по плану. Знал ли это великий поэт или нет, пусть остаётся тайной. Главное, что путь он указал верный.

Обезвластвование

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 506