электронная
40
печатная A5
327
12+
Пиши не в стол

Бесплатный фрагмент - Пиши не в стол


Объем:
74 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0053-0327-1
электронная
от 40
печатная A5
от 327

Только о великом стоит думать, только большие задачи должен ставить себе писатель; ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами.

Александр Александрович Блок

Я считаю, что самые интересные результаты достигаются там и тогда, где и когда люди не стремятся создать произведение искусства, а просто делают своё дело, то есть работают, как хорошие ремесленники.

Дуглас Адамс

О сборнике

Перед вами уникальный литературный сборник стихотворений и рассказов — финальная «вишенка на торте» проекта «Пиши не в стол: школа литературного наставничества для начинающих писателей СКФО», реализованного Центром культуры и творчества «Мэтр» (г. Черкесск) при поддержке Фонда президентских грантов.

В сборник вошли лучшие произведения участников проекта, сумевших пройти в очный этап, проведённый в Домбае. Сборник был представлен на обсуждение форуму молодых писателей Северного Кавказа и получил высокую оценку, как участников форума, так и почётных гостей: народного писателя КЧР — Исы Суюновича Капаева, а также секретаря Союза писателей РФ, поэта и прозаика — Круглова Романа Геннадьевича. Участники и гости форума отметили высокий творческий потенциал и профессионализм участников проекта.

В сборник вошли произведения двадцати четырёх авторов — финалистов проекта и членов Центра культуры и творчества «Мэтр». География поэтов и писателей, представивших свои регионы, оказалась весьма широкой: Карачаево-Черкесская Республика, Дагестан, Кабардино-Балкария, Чеченская Республика, Ставропольский край, Казахстан. Для многих авторов, сборник стал уникальной возможностью заявить о себе, познакомить читателя со своим творчеством. В сборнике собрано три десятка стихотворений разной тематики: пейзажная и любовная лирика, философские стихи. Кроме стихотворений, в сборник вошли восемь коротких рассказов. Среди рассказов вы встретите увлекательные мистические и фантастические сюжеты, почти детективные и любовные истории.

Авторы проекта выражают надежду, что многие начинающие поэты и писатели, произведения которых вошли в этот сборник, запомнятся и полюбятся читателям.

Приятного чтения!

Марияна Османова

(Дагестан)

Покинутый

В душевном море вряд ли будет штиль.

Оно болеет, нет ему покоя.

Слепых иллюзий розовая пыль

Давно рассеялась, сдала себя без боя.


Обманут Богом… Богом и судьбой!

Обманут всем, чем может быть обманут.

Сражён и сломлен внутренней стрельбой,

Надеялся — до сердца… пули не достанут.


Всего лишь там какой-то человек,

Зачем он хочет быть? Чего он стоит?

Ведь этот мир в глазах его поблек.

Ведь он уже давно от боли стонет!


В нём нет желанья жить, ни капли сил,

Ни веры, ни надежды, ни смиренья.

Какая разница, кого он там любил?

Кому по детству отдавал последние печенья?


Кого волнует это? Дай ответ!

А кто ответит? Бог?

Ну где он? Где он?

Смешно… А я отвечу: «Бога нет».

Скорее — это жалкий, злобный демон…

***

Навала бы тебя искусством,

Самой первой своей победой.

Самым чистым и светлым чувством

И безоблачным синим небом!

Назвала бы тебя картиной,

Где художник запрятал душу.

Будь ты самой последней скотиной,

Для меня бы остался лучшим!

Назвала бы тебя планетой,

Обитающей в старых далях,

Или жарким июльским летом,

Где сердца мы свои отдали.

Город

Город печали забыт за плечами.

Город иллюзий устал.

Город надежд весь разбит палачами —

Город разбитых зеркал.

Город, наверное, чем-то болеет —

Бедный наш мудрый старик.

Он постоянно кого-то жалеет,

Только себя — не привык.

Карданова Алёна

(КБР)

***

Ты рождаешься быть счастливой!

И в душе твоей — свет.

Научись быть всегда красивой

И умей говорить «нет»!


Будь теплом для себя и ближнего,

Но не тратя тепло зазря.

Не страшись начинать все сызнова

И не верь никогда в «нельзя».


Закрывай от чужих в сердце двери,

Свою жизнь никому не дари.

Не обманывай тех, кто верит,

А кто верен тебе — держи!


Научись быть открытой солнцу

И впускай в свою жизнь весну!

Быть счастливой не так уж просто,

Но тебе — это по плечу!


Принимая людей — не придумывай

Качеств новых, которых нет.

Если кто-то предал — не обдумывай,

В том вины твоей точно нет.


Будь спокойной и терпеливой,

Будь простой.

Ты рождаешься быть счастливой!

Будь собой!

***

Если ветер в лицо —

Значит, правильный выбран путь.

Не прощать подлецов,

Перед ними спину не гнуть.


Не боясь перемен —

Твердо идти вперед.

Подниматься с колен,

Пока сердце твоё живет.


Поддаваться мечтам

И стремиться к лучшей себе.

И прощать друзьям

Всё, что простили тебе.


Не молчать перед важным,

Не болтать в пустоту.

Быть готовым однажды

Встретить свою судьбу.


Жить свободно, не опускать головы.

С сильным и слабым — быть одним человеком.

Укрощать строптивых силой своей любви,

И любить одного навеки.

Карина Жилова

(КБР)

Уродство не в шрамах

Не путай понятия. Уродство не в шрамах,

Уродство не в родинках и синяках.

Уродство — когда забываешь о маме,

Найдя оправдание в срочных делах.


Уродство — это не тонкие губы,

Не брови густые и редкость волос.

Уродство — быть злобным. Уродство — быть грубым

И задирать перед слабыми нос.


На свете так много прекрасных и видных,

Лишённых отваги, ума и огня.

И, пусть всем красивым не будет обидно,

Без внутренней — внешняя прелесть бледна.


Но мнимой красе воспевают молебны,

В иллюзии этой проходит вся жизнь.

И вроде бы зрячи, но всё-таки слепы,

Не видят сияния чистой души.


Но как же прозреть? Что для этого нужно?

Смотри не глазами, а сердцем смотри.

Уродство никак не бывает снаружи,

Запомни — уродство бывает внутри.

О щедрости любит беседовать скряга

О щедрости любит беседовать скряга,

Ленивый глаголет о пользе труда,

Трусливый ратует за риск и отвагу,

У злого — главнее всего доброта.


Подлец иногда рассуждает о чести,

О честности песни поёт лицемер.

А раб говорит без конца о протесте,

Но не принимает каких- либо мер.


Болтливый кричит нам о пользе молчания,

Предатель о верности вновь говорит.

Ищет мечтатель себе оправдание,

А об аскетизме твердит сибарит.


Толкует так смело о мудрости глупый,

А умный, порой, в это время молчит.

Тому, кто всерьёз совершает поступки,

Совсем нет нужды всех чему-то учить.


Но каждый желает исправить другого,

Изъяны чужие прекрасно видны.

Смотрел на себя бы так каждый сурово,

И мир бы оглох от такой тишины.

Карпенко Елена

(Дагестан)

Японский сонет

Даль горизонта.

Розовым цветом восход

Море наполнил.


Громко и звонко

Милая песни поёт,

Глядя на волны.


Вижу в любимых глазах

Блеск перламутра.

Словно в прекрасных мечтах

Летнее утро.

Прощание с летом (триолет)

Грустим, прощаясь с тёплым летом.

Оно уходит, медленно кружась,

Сливаясь в танце с лёгким ветром.

Грустим, прощаясь с тёплым летом.

Земля прогрета, но при этом,

Грустит сова и в озере карась.

Грустим, прощаясь с тёплым летом,

Оно уходит, медленно кружась.

Друзья, не уходите

Мы все стремглав бежим, торопимся, спешим.

Делам, заботам нет конца и нет предела.

Стремясь к богатству, власти, почестям большим,

Остановись на миг. Твоё ли это дело?


И вспомнив про друзей своих, и про подруг,

Вновь понимаешь, что ты их давно не видел.

Но, не простясь, в небытие уходят вдруг.

Порой любя, порой кого-то ненавидя.


С проблемами идем мы не к врачу,

И если в чем-то не права — меня простите.

Друзья мои, терять вас не хочу,

Друзья, останьтесь, я прошу, не уходите.


Мы все стремглав бежим, торопимся, спешим.

Делам, заботам нет конца и нет предела.

Возможно, даже завтра позвонишь ты им.

«А он ушёл» — ответят тихо и несмело.


Но, не смирившись, по привычке, будешь ждать,

С тоскою глядя на сервизные тарелки.

Вот он сейчас зайдет, пошутит и опять

Вы вспомните с теплом былые посиделки.


С проблемами идем мы не к врачу,

И если в чем-то не права — меня простите.

Друзья мои, терять вас не хочу,

Друзья, останьтесь, я прошу, не уходите.

Илья Киреев

(КЧР)

***

Чувства подвергнуты пытке,

Разум в тисках расколот.

Флюгерами — улыбки,

Бьёт в наковальню молот.


Звуки надрывной скрипки,

Ночи приятный холод,

Сквозь тишину — шум, крики,

И по тебе — лишь голод…


Город в бетон укутан,

Колется галогеном.

А на часах минуты,

Мысли о незабвенном.


Сверху садится полночь,

Я — поплотнее свитер,

Память — такая сволочь,

На брудершафт — и квиты…


Утром — всем на работу,

Вечером — в магазины.

Ночью — свои заботы, —

Как бы набраться силы.


Кто — в тишине звенящей,

Кто — одинок в интиме,

Памятью преходящей,

Посредь людской пустыни…

Душа моя уже сложила крылья…

Душа моя уже сложила крылья,

И плечи вновь изранены тобой…

Мне горько вспоминать о том, кем был я,

И как летал, до встречи роковой…


Теперь ты можешь бесконечно биться,

Маня чужие, в гавань, корабли.

Мне от себя здесь ни за что не скрыться,

Все наши чувства сели на мели…


Моя душа стремится камнем в море

Былых иллюзий, сотворивших зло.

О, как бы я хотел вдвоем с тобою

Быть пищей рыбам, заселившим дно…


Но ты паришь над бездною морскою,

Чернее мрака смутный силуэт.

Увы, я от себя теперь не скрою —

Ведь мог любить тебя, хоть сотни лет…


Не дашь ты морю утомиться штилем,

Не дашь утихнуть ветру одному.

Моя душа уже сложила крылья,

Осталось лишь разбиться… самому…

Ангел Страстей

Оставь свои стрелы, о Ангел Страстей!

И острые крылья сложи за спиной.

Боюсь утонуть в море ярких огней,

Прошу — не кружи больше так надо мной.


Касаясь крылом, оставляешь порез,

И сердце сжимается в страхе любви.

Надежды клепсидра — как противовес,

Но жаль, утекают оттуда пески…


Пади же с небес, из глухой пустоты,

В парении вальс станцевав под луной.

В симфонии дикой, больной красоты

Смотри, что же ты сотворил здесь со мной!


Без лика, без чувств, без души, без надежд

Бреду я за счастьем, сгорая в огнях.

И манит мечта наготою одежд,

И травит меня, пылким взглядом пленя.


Но Ангел молчал в безразличной тоске,

Лишь тени рыдали над горькой судьбой.

Я стану свечой в море ярких огней,

Я стану твоей путеводной звездой…

Лариса Шарипова-Рогушова

(Дагестан)

Дождь

Ранним утром почему-то дождь — другой,

Беспардонно бьется в форточку ногой.

И торопит, причитает: «Поднимайся! Что за лёжка?»

После сна мне потянуться бы дугой,


После сна поразмышлять бы часик. Но!

Надо встать, ведь так волнуется окно.

Штора алая порхает, даже сдвинулась немножко.

Там на улице трагичное кино.


Рюмки, стопки и бокалы, свысока,

На асфальт бросает вредина-рука.

Отлетая, закипают каплевидные осколки.

Лужи пенятся похлеще молока.


Жму на форточку — бодается экран.

Открывается. И бубен-барабан

Мощным звуком ударяет по сердечкам на футболке

И сшибает всю дремоту, как таран.

***

Там изредка проносится маршрутка.

И долго ей в ответ трава шуршит.

Там бродит пара — селезень и утка,

Она — как образ хрупкий, он — как щит.


Совсем не так, как угольная кошка,

Пересекают мой привычный путь.

Идут: и клюв качается, как ложка;

Глаза переливаются, как ртуть.


Наводят ужас редкие маршрутки.

Зачем же птицы здесь, не у пруда?

Гляжу на них — наверное, не утки,

Раз не нужна им тихая вода?

Инал Мирзоев

(Чеченская Республика)

С Именем Аллаха, Милостивого, Являющего Милость!

Пророки

Издревле к разным племенам народным,

Из них же лучшие, с призывом шли,

Чтоб люди кланялись не изваяниям бесплодным,

А Богу Истинному, с кротостью души.


Они прекрасны были и снаружи,

И нравом, и в поступках, и в делах.

Вот только дьяволы залезли к людям в души,

И все же милостив к ним был Один Аллах.


Всевышний знает все, что было и что будет,

Кому какая уготована судьба,

Он всех ко Дню Великому пробудит,

От полувечно-затянувшегося сна.


Об этом знали точно те Пророки,

Увещевали с мягкостью родных,

Но оказались для заблудших их пороки,

Милее благ и удовольствий неземных.


Они отвергли истину с гордыней,

Вернулись к своим идолам, с едой,

И попрекали избранных отныне,

Шептались с руганью за их спиной.


И тискали, дразнили, притесняли.

О, как же горько пожалеют наглецы!

Мирские, может, тяготы с них сняли —

Завязаны их вечных мук концы.


Но и тогда пророки не сдавались —

Стерпели все от нечестивых рук.

Они ведь знали: испытания сменялись

Лишь для того, чтобы возвысить Божьих Слуг.


Путь Истины — он самый трудный,

С него сойти легко, немного взяв уклон,

Но ведь Господь — Он Милостивый, Мудрый,

Низвел по справедливости Закон.


Один для всех! До самых дней последних —

Опора искренних и честных мусульман.

И нет на свете лучше тем воспетых,

Чем те пророки, их поступки, и Коран!

Яха Хатуева

(Чеченская Республика)

За каменными плитами

За каменными плитами

Спрятана моя ужасная

Хромая любовь.

Она от избытка,

Недостатка

Чувств.

Уже больна.

Холода не при чём.

И некого в этой истории винить.

Для полного счастья —

Откручиваю винт,

Чтобы отсоединить эту часть

В моем механизме жизни.

Я спрячу тебя

В своём огромном свитере,

Цвета неба во время ливней.

И пусть никто не узнает и не догадается,

Какая я уязвимая

В отпечатках твоей души…

Лунный танец в Бетли

Выйдем с пледом зимней ночью,

Взглядом солнце утром встретить!

Сердце, раненое в клочья,

Словно бомбу — обезвредить.


Тайно кружим в лунном танце,

Образовывая петли.

Мятный холодок в румянце

Навевает ветер в Бетли.

Елена Пшегодская (Гетманова)

(КЧР)

Поэт

Стоит поэт на сцене,

Читает новый стих.

Упасть бы на колени —

Спросить бы, как достиг

Таких высот полёта,

Пронзивших душу фраз?

— Я был бы идиотом,

Коль посвящал бы вас

В поэта мастерскую,

В глубины светлых чувств.

Я выбрал жизнь такую —

Превыше всех искусств!

Бывало, на салфетках

Или клочках газет,

Потом на табуретках,

Когда гасили свет —

Писал, чтоб впасть вам в души,

Чтоб капала слеза…

Не нравится — не слушай!

Зато я всё сказал!

Анне Ахматовой

Когда угасну я, а листик от берёзы

Закружит в вихре танца над землёй,

Не раскисай, прошу, и лей недолго слёзы —

Нельзя ушедших бередить покой…

Тебя я буду ждать. Но не спеши, не надо —

Я ножки свешу с облака, пока…

Обрушусь на тебя дождём и снегопадом,

И вместо шариков пришлю я облака —

На день рождения твой, как в детстве безмятежном,

И лёгким листопадом зашуршу…

Ты не грусти, родной, мой ласковый и нежный —

Тебе я и Оттуда напишу!

Саксофон

Снежинок рой под Фаусто Папетти

Кружился в вихре танца над землёй,

И мы с тобой, как маленькие дети,

Ловили ртом их — таял этот рой…

Плевать тогда нам было на ангину,

Часами мы лежали на снегу,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 327