электронная
180
печатная A5
375
18+
Писание Деда Ивана

Бесплатный фрагмент - Писание Деда Ивана

Психоделическая поэма

Объем:
26 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-3906-6
электронная
от 180
печатная A5
от 375

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
«ПОСТСОВЕТСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ»

1.1.


Удмуртия. Берег реки Кама. С утра

Студент-антрополог Карл Каштанов

Сбежал из студотряда, где практика шла.

А к ночи встретил Деда Ивана.


1.2.


Карл не крал у Клары кораллы, это ложь!

Однокурсники подстроили так,

Что в чехле от кларнета её серёжки

Обнаружились. Кто теперь дурак?


А ведь он Клару Цеткин безумно любил!

Но стеснялся ей в этом сознаться…

И вот теперь — убегает что было сил.

От стыда. Чтобы не возвращаться.


1.3.


«И тут ещё этот дед, как рояль, в кустах

Внезапно возник, вероятно из

Ближайшей деревни, где считают в верстах,

Припёрся в лаптях грандфазер-сюрприз…


Но что там за гаджет у него под рукой?

Топор на поясе?! Может маньяк!?» —

Каштанов мгновенно стал бледнее, чем моль,

Умерил свой пыл и как-то обмяк.


В ясном небе вечернем летит самолёт,

На дворе стоит XXI век.

А перед Карлом стоит и чего-то ждёт,

В лаптях, с топором, седой человек.


1.4.


И, пригладив бороду, дед спросил баском:

«Добрый молодец, ой ты гой еси?»

Карл пролепетал: «Что вы, я не гой, я свой,

Еврей по маме, с батей по Руси,


Карл, студент-антрополог я, из Казани,

Изучаю обряды здешних мест.

Вы бы лучше мне что-нибудь рассказали,

Дабы не был напрасным мой приезд…»


Тут старик поглядел сквозь него, как в воду.

Карл впал в ступор. Замер. Отнялась речь.

«Я — Дед Иван, из Матусевичей рода», —

Вот и всё, что гость изволил изречь.


Такого с Каштановым ещё не было.

Заткнуться от взгляда?! Помилуй бог!

Хотел выйти из-под гипноза дедова

И убежать со всех ног. Но не мог…


1.5.


«Дедушка, вы, случайно, не гипнотизёр?» —

К Каштанову вернулся речи дар

И он с трудом смог отвести взгляд. На топор.

От ужаса Карла бросило в жар.


«Да, милок, опытный НЛП-практик я!

Подстроился — повёл — порвал шаблон, —

Вот испытанная годами тактика!

Осталось, чтоб стал ты заякорён!»


Участливо похлопав Карла по спине,

Подойдя вплотную, как старый друг,

Старый дед взвыл: «Теперь ты в осознанном сне!

Посмотри на ладони своих рук!»


Студент послушно уставился в пятерни.

Ему показалось, что пальцев — по шесть!

И что в голове нет внутренней болтовни!

С Карлом творилась какая-то жесть…


«Что надобно, старче? — взмолился Каштанов. —

Отпусти, а я тебе пригожусь!»

«Напиши книгу, — молвил голос иванов. —

За меня. А я под ней подпишусь».


1.6.


Каштанова неожиданно спас комар,

Пребольно впившийся между бровей:

Хлоп по лбу — и вернулся движения дар!

Он очнулся от транса и стал посмелей:


«Деда, может вы ещё и еврей, тоже? —

Вопрос тем же тоном, что про гипноз.

— Я вам — книгу, а вы гешефт в одну рожу?!

Я что вам — донор, а вы — кровосос!?»


Тут у Деда Ивана видок стал такой,

Будто язь сорвался его мечты.

Он отчаянно в воздухе шарил рукой,

Карлу пытаясь достать до спины,


Но Каштанов, отпрянув, себе дал зарок

Больше сзади деда не подпускать

И в глаза не смотреть ему, только в пупок,

Как учила против цыганок мать.


«Ты, милок, не так понял всё! Не поспешай!

Я ж хотел процент с тобой обсудить!

Коль жид — десятину с прибыли забирай,

В бонус — гипнозу могу научить…»


«Один к девяти?! Не очень ты щедрый, дед!

Процент так мал, что мне бонус ценней!

Тут нужно подумать… Утром я дам ответ.

Утро, вроде, вечера мудреней…»


Глава 1.7.


Первобытно-общинный, до нижних волос,

Страх, ретируясь, Карл испытывал.

«Не бежать иль бежать?» — новый вечный вопрос

В мозгу нейрогирляндой вспыхивал.


«Кто я в школе жизни?.. Отличник? Двоечник?»

Отступая, хрустнуло под ногой.

Посветил фонариком — череп, кроличий.

«Бедный кролик!» — подумал наш герой.


«Если остаться, то лишь — изучать гипноз.

Может хоть так с бабами повезёт…»

Ужас сменился на стыд до тех же волос:

С «бабами» был у него «незачёт».


В смысле — «никак». Причём от слова «вообще».

Был он девственник в свои двадцать два!

Нецелованный и …всё в таком же ключе,

О чём по ВУЗу ходила молва.


Клара Цеткин последней надеждой была,

Хоть фамилию с нотой чистоты

Свою на практике не оправдывала —

Её многие водили в кусты.


Карл прощал. И мечтал увезти в Израѝль.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 375