электронная
400
печатная A5
426
16+
Пилигримы

Бесплатный фрагмент - Пилигримы

Поэзия о вечном

Объем:
74 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-9370-7
электронная
от 400
печатная A5
от 426

***

Звуки слышишь ли?

Это стонут одинокого ветра струны,

Это крик разлучённой птицы

Залетел в лабиринт извилин.

Далеко мы ушли от Дома,

Но дорога не вдаль, а кругом.

Удивимся, назад вернувшись:

Мы ведь ждали Пути продленья.

А вернемся уже не вместе:

Кто-то в полдень, а кто-то ночью,

Ты узнаешь меня, быть может,

В лабиринте Теней уставших.

И, быть может, опять из Дома

Нам с тобою удастся выйти,

Только с нами ли это будет,

Коль в Дороге мы разминёмся?

(1995)

***

Соловей нежной трелью зальётся,

На травинках проступит роса,

В тишине чей-то полог взовьётся

И распустится чья-то коса,

А душа, утопая в пространстве,

Постигая витки бытия,

Не отдаст уже истину странствий

За колючие жизни края.

(1994)

***

Не дай, Господь, уйти, недолюбив.

Недострадав, недовозненавидев.

Уйти, конца Пути недоувидев,

Из чаши жизни влагу не допив.

Не дай, Господь, уйти, недострадав.

Недокричав, запнувшись с полуслова,

Не долетев до берега родного

И долг земной земле недоотдав.

Не дай, Господь, уйти, недоразбив

Пороков злых пленящие оковы,

Недоувидев лика жизни новой,

Тебе Молитву недосотворив.

(1994)

Ворожба

Я туманом тебя окутаю,

Обовью медвяными росами.

Позабудешь про волю лютую,

Золотыми опутан косами.

Обезволенный, успокоенный,

Слепо ты побредёшь за мною,

Заговором моим опоенный,

Одурманенный сон-травою.

А восстанешь — тебя замучаю

Страстью огненной, непомерною,

И нигде не найдёшь ты лучшую,

И уже не найдёшь ты верную.

Ввек не будет тебе пристанища:

Мать-земля под тобою вспенится,

Ты навеки со мной останешься,

И уже никуда не денешься.

Пред тобой грозовою тучею

Путь-дороженька позатянется,

И, забыв про свободу жгучую,

Твоё сердце со мной останется.

(1998)

***

День

Был

Бел.

Квадратен, как рафинад.

Реквием

Снег

Пел,

Стрелки бежали назад.

Цветок

Под метелью

Рос,

Стоны

Неслись

С высоты.

Когда родился Христос,

Землю покинул ты.

(7 января 1991)

***

Как робкая, дурманящая боль,

Вливается нежданная утрата,

И фортепьяно старого бемоль

Уж не звучит надрывно-виновато,

Да и зачем? Былому входа нет

В моей души грядущие вопросы,

И снова — бег неотвратимых лет

Сквозь наших судеб снежные заносы.

Воздвигло время новую ступень.

Один лишь шаг без горечи и страха,

Чтобы, погибнув, вновь восстать из праха,

Как после ночи — возрождённый день,

На бытия надломленную тень

Слетающий созвучиями Баха.

(1992)

***

О Бог мой, я стерплю любые муки

И стану только чище и сильней,

Но скверною испачканные руки

К душе не прикоснутся пусть моей.

Они её разденут и ославят,

Употребленья ей не находя,

И, наизнанку вывернув, оставят,

Чтобы глупцы плевали, проходя.

Они её сокровища разграбят,

А после по дешёвке продадут,

И чувства опошлят и опохабят,

И тайники заветные найдут.

О Господи, помянутый не всуе,

В твоих руках судьба и жизнь моя.

И я прошу: пускай меня минует

Отравы чаша полная сия.

(1994)

***

Я не нарушу сна твоей души.

Так мирно спят святые лишь и дети,

Но, кто б ты ни был, знай: на этом свете

Мне все твои обличья хороши.

И где б земной твой путь ни пролегал,

И как бы мы надолго ни расстались,

Друг другу наши души обещались

В первоначале всех земных начал.

Но всё исчезло в памяти твоей

И при рожденьи разум твой затмился,

Лишь на ладони след не изменился —

Печать живая тех счастливых дней.

Ты ныне дремлешь в сладостной тиши,

Не разгадав во мне своей утраты.

Наверное, мы в чём-то виноваты,

Но не нарушу сна твоей души.

(1994)

***

Лёгкой россыпью туманною

Над дорогой пыль завьюжится,

Разнесётся над покосами

Русской песни сладкий хмель,

Вороные да буланые

В скачке пляшущей закружатся,

Расплескают травы росные,

Сердце сдёрнувши с петель.

Пусть хмельные и заблудшие,

Но беда пройдёт сторонкою,

Ведь мы сильные, сердечные,

И ума не занимать.

Да к тому же кони лучшие

Впряжены в телегу звонкую,

Наши спутники извечные:

Бог, любовь, Россия-мать.

(1997)

Из детства

Я так давно родиться здесь мечтала,

И чтобы непременно в ноябре:

Пятиэтажка старого квартала,

С толпой старух болтливых во дворе.

Здесь первые слова свои сказала

И сделала несмелые шаги,

Здесь бабушка носочки мне вязала

И стряпала для внучки пироги,

А дедушка мне сказки и былины,

Есенина и Библию читал,

Здесь разум детский дух Руси старинной

И к языку любовь навек впитал.

Здесь полюбила речку и дубравы

И с дедом в августовскую пору

Целебные я собирала травы

Недалеко, в Серебряном бору.

Тут у церквушки маленькой над речкой

Мечтательно встречала я закат,

И мне казалось: облака-овечки

с небес с улыбкой ласковой глядят.

Здесь в музыкальной школе я училась,

Но, зная Грига, Гайдна наизусть,

Когда одна в квартире находилась,

Романсом русским прогоняла грусть.

Здесь в первый раз любила и страдала,

Земную жизнь увидев без прикрас,

И здесь стихотворенье написала

Всего в 6 лет, в тот самый первый раз.

Хрущовский дом, квартирка небольшая,

Всё так давно люблю и знаю я.

И не хочу искать иного рая,

Коль Хорошёво* — Родина моя.

(август 1989)

(*Хорошёво-Мневники — район на Северо-Западе Москвы)

О России 90-х

Ты пьяна! Скажи, что ты пьяна!

Я тогда пойму твоё паденье,

Всё равно своё предназначенье

После исчерпаешь ты до дна.

Почему гордыни чистоту

И души священное горенье

Превратили в рабское служенье,

В инвалютной шлюхи наготу?

Имя лучезарное твоё

Заменили на блатную «рашку»,

А в твою крестильную рубашку

Баксовое гадит вороньё.

Ты сменила злато куполов

На дешевку вычурных борделей,

Под охрипший окрик метрдотелей

Позабывши звон колоколов.

Обманули, продали, презрев,

Подманили заграничной крошкой

И втянули на свою дорожку,

Прежде — цепь терновую надев.

И бредёшь уже который год.

И пройдешь не много и не мало.

Ты в чужой дороге так устала…

Возвращайся. Подождет народ.

(ноябрь 1995)

***

Полудень — полуночь — полувечер,

Полувздох — полустон — полуречь…

Полумиг — полудолгая встреча

Под мельканием пальцев и плеч.

Полуюноша — полумужчина,

Полудевочка — полужена…

Полуследствие — полупричина,

Полуподвиг и полувина.

Полутаинство — полупризнанье,

Полудевственность — полуразврат,

И таит торжество познаванья

Полусброшенный полунаряд.

Полусчастливы — полуубоги,

Полубоги и полускоты —

Все мы Путники, в полудороге

Осиянные светом мечты.

(1998)

***

Ровным клином, красивые, стройные,

Улетают на юг журавли

И кричат, расставаясь с просторами

Нашей матушки — русской земли.

И от этого крика печального

Невзначай набегает слеза,

И страданием грудь наполняется,

И туман застилает глаза.

В этом крике — вся горечь разлуки,

Боль, мольба о чём-то родном,

И надрывная тяжкая мука,

И страдание в сердце моём.

Я стою и машу им рукою,

За бессилье себя кляня:

Сердцу нет на Земле покоя,

В небе — места нет для меня.

(1998)

Полнолуние

Темнота. Золотая твердь

Нежной лавой втекает в глаз,

Обрывается круговерть

Недодуманных полуфраз,

И в пугающей тишине,

Сквозь бессильный разлив волос,

Ощущаю в своем окне

Мирозданья немой вопрос.

Тело стынет, напряжено,

Плотной дымкой окутан кров…

Как дурманящее вино,

Пью призывы иных миров.

Равновесие и покой…

Бренность меркнущих городов…

Незнакомой лечу тропой

На настойчивый чей-то зов.

Ровно неба шумит прибой,

Где-то райская песнь слышна,

И зовёт меня за собой

Обезумевшая Луна.

(1999)

***

Тихий сумрак по улицам льётся,

Усыпляя замёрзшую кровь…

В полусне так легко уколоться

О чужую беду и любовь.

Их здесь много по улицам бродит,

Разных чувств, растерявшись в толпе…

Вот, опять её кто-то обходит

По хрустящей морозной крупе.

А она — перед тем же Собором,

Как и прежде, светла и нежна,

Ищет души в пустых разговорах,

В равнодушной игре полотна.

Но клубится толпа и рокочет

В колкой россыпи снего-дождя,

И в неведеньи грубо хохочет,

Без труда сквозь неё проходя.

Тихий сумрак в глаза мои льётся,

Усыпляя замёрзшую кровь,

Но опять никого не коснётся

Одинокая эта любовь.

(2002)

Ода русскому языку

Минувшее уж больше не вернётся,

И век иной мерцает впереди.

Какой ещё обидой отзовётся

Грядущее в больной твоей груди?

Ты превратить в жемчужину сумеешь

Любой булыжник, кинутый в тебя,

И потому «Приди!» сказать посмею

Я новому, заранее любя.

Под гнётом лет ничуть не истощенный,

Чарующей мелодией своей

Не раз будил ты ум ограниченный

Измученных заботами людей.

Порою брёл впотьмах, ища дороги,

Впустую у ворот чужих стучал,

Порою был обитель для немногих,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 426