электронная
22
печатная A5
283
16+
Пикантные приключения девушек

Бесплатный фрагмент - Пикантные приключения девушек

Объем:
104 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-2048-2
электронная
от 22
печатная A5
от 283

Не спеши, коза, в лес — все волки твои.

Поговорка

Часть первая

Чудесный сквер перед зданием института. Две студентки, сдав успешно последний экзамен за первый курс, отдыхали на лавочке в углу сквера, спрятавшись от жаркого солнца в тени цветущего каштана, и откровенно разговаривали. Чернобровая, темноволосая с овальным лицом, с карими глазами Вика говорила:

— Ну, окончим мы вуз и приступим к работе. Потом выйдем замуж. И начнутся стирка белья, приготовление пищи, дети, пелёнки, мелочные заботы. А потом детей утром отводить в детский сад, спешить на работу. Вечерами опять бежать сломя голову в детский сад и приводить детей домой. А по пути надо зайти в магазин и загрузиться, как лошадь. И не будет времени для самой себе. Скучно!

Зелено-голубоглазая круглолицая блондинка Оксана ей вторила:

— Меня тоже подобные мысли часто посещают. На лекциях мечтаю о яркой жизни, о путешествиях, о творческой работе…

Они помолчали, разглядывая унылое пятиэтажное здание своего института, в летних одеждах студентов и студенток, выходящих и входящих по широким ступенькам парадного подъезда.

Решительная, готовая сорваться с места и мгновенно действовать, Вика предложила:

— Мы молоды, красивы, полны сил… Значит, надо жить ярко, с приключениями. Под лежачий камень, всем известно, вода не течёт. Не будем ждать с моря погоды. Давай выберемся за город и, словно опоздавшие на последний рейсовый автобус, станем возвращаться на попутных машинах. Остановим легковушку, в которой всего один мужчина, и скажем ему — пусть везёт нас, куда хочет. Вдруг, посмотрев на нас, он захмелеет от счастья… А дальше… Дальше — как лягут карты…

Мягкого характера, нежная Оксана, обычно уступающая влиянию подруги, после паузы ответила:

— Это авантюра. Но я согласна.

Известно, что действия человека порождаются его мыслями. Как девушки задумали, так и начали действовать. Летним вечером обе студентки с лёгкими сумками стояли в тридцати километрах от города, на зелёной обочине трассы, всматриваясь в лобовые стёкла легковых автомобилей, движущихся в город. Низкое солнце насквозь просвечивало салоны машин, и отчётливо было видно, сколько в них находится человек.

Вика патетически, словно на сцене театра, провозгласила:

— Оксанчик! Внимание! В ясной дали показалась машина, в которой всего один человек! Сейчас остановим, и начнутся наши приключения!

На большой скорости приближался громоздкий легковой автомобиль, сверкая солнечными бликами полированной белой покраски. Своим внешним видом он напугал Оксану. Нежная девушка, ощутив холодок в груди, подавленно пролепетала:

— Я в неё не сяду… Это чересчур дорогая вещь. Её владелец наверняка богатый человек. Самолюбивый, беспощадный, своенравный и жестокий. Я боюсь, что он позабавится с нами и…

Белая громадина, шурша колёсами, пронеслась мимо. В дали дороги в город направлялись недорогие отечественные красные «Жигули». Издалека можно было рассмотреть сквозь лобовое стекло за рулём одинокого мужчину. Три машины на большой скорости успели обогнать его, пока «жигулёнок» подъехал к студенткам. Смелая, бесшабашная Вика подняла руку. Машина остановилась, припарковалась к обочине. Открылась дверца, и мужчина лет пятидесяти, желая искренне помочь девушкам, басисто спросил:

— Вам куда?

— Сядем — скажем, — мгновенно ответила решительная Вика.

Водитель удивился:

— Ну что ж, подружки, раз у вас такая секретность, то садитесь.

Вика заняла место рядом с водителем, пугливая Оксана — в углу заднего сиденья. Захлопнули дверцы. Мужчина повторил вопрос:

— Так куда путь держим, красавицы?

Деловая Вика, чувствуя, что у неё срывается сердце, взволнованно прохрипела:

— Мы — в вашем распоряжении.

Водителя словно электрическим током ударило. Немолодой крупный, крепкого телосложения человек изучающим взглядом посмотрел в упор на пассажирок. На сидевшей рядом девушке тёмные волосы уложены кольцами на затылке. Её слегка прищуренные карие глаза бесстрашно выражали любопытство. У подруги — светлые волосы спадали на плечи. В расширенных этой пассажирки голубых глазах с оттенком зелени читался крайний испуг. Обе девушки симпатичные и ему понравились. Он, скривив губы, пренебрежительно спросил:

— Сколько?

— Чего, сколько? — не поняли подружки.

— Я спрашиваю: сколько вы берёте, положим, за час, за ночь?

Подружки, перебивая друг друга, загалдели:

— Мы не проститутки! Мы деньги не берём! Мы студентки!

Мужчина, очарованный их непосредственностью, захохотал. Насмеялся. Успокоился, с улыбкой проговорил:

— Получается, студентки, словно волонтёры, бесплатно обслуживают мужчин.

Обе пассажирки подавленно молчали, не зная, как объяснить своё поведение.

Водитель, положив руки на руль, задумался: «Если расспросить их, кто они такие, то можно быть уверенным — они не скажут правду. Блондинка похожа на мою дочку. Неужели и мою любимую дочурку, воспользовавшись моментом, обидит случайный встречный? Выгнать их из машины? Время позднее — пропадут. Привезти к себе в городскую квартиру? Будет грандиозный скандал. Отвезу-ка я их в свой деревенский просторный дом, пусть там поживут. И само собой всё разумеется». Он огляделся и помчался. Девушки ожидали, что они едут в город. Пассажирки с трудом скрывали свой страх. Мужчина, посмеиваясь, видел вытянувшееся овальное личико темноволосой девушки и покрасневшие щёки круглолицей блондинки. Каждый думал о своём. Водитель назначил на сегодняшний вечер деловую встречу и опаздывать не хотел. Вика уже придумала тему для разговора. Проехали по мосту через небольшую речку и свернули с трассы на боковую дорогу направо, у указателя «Село Ягодное, 1 км». Минут через десять въехали в поселение со светящимися окнами домов, остановились перед палисадником строения, окна которого не светились. Водитель «Жигулей» объяснил:

— Мы находимся в селе Ягодное. Перед нами — мой родной дом. Я тут жил до двадцати девяти лет. Теперь он стал для меня чем-то вроде дачи и памятью о прекрасном детстве и о моих трудолюбивых предках. Я нанял соседку, Антонину Игнатьевну, охранять его, поддерживать порядок во всей усадьбе. Я доверяю соседке ключи от моего жилища. Я сейчас схожу к Тоне за ними и отдам вам. Да, будьте осторожны с входной дверью. Если выйдете и забудете ключ от дома, то у вас возникнут смешные проблемы — замок автоматически закроется.

Водитель и пассажирки выбрались из машины. Ошеломлённые студентки стояли в тишине в сгущающихся сумерках. Мужчина принёс ключи и открыл врезанный в дверь замок. Они втроём вошли в сени. Направо и налево — двери с навесными замками. На противоположной стороне — выход во двор, запертый на задвижку. Вика сразу сообразила, что сени находятся между двумя жилыми помещениями.

Хозяин открыл дверь налево. Миновали переднюю комнату, затем — вторую и оказались в небольшой спальне, пристроенной под прямым углом к дому. Водитель красной машины предложил:

— Вот двуспальная кровать, напротив — диван. За кроватью — комод, в ящиках которого постельное бельё. Располагайтесь, как вам угодно. Вы рисковали, доверяя мне свою жизнь. Я рискую своим имуществом и репутацией, доверяя вам своё жилище. Следовательно, мы обязаны быть взаимно вежливыми и не причинять друг другу вреда. К сожалению, мне надо срочно вернуться в город. Не беспокойтесь — я приеду, и мы поговорим основательно. Сейчас придёт соседка, я уже назвал её имя, Антонина Игнатьевна, и покормит вас. Со всеми бытовыми вопросами обращайтесь к ней. До свидания! — Он положил связку ключей на комод и удалился.

Появилась, держа в руке сумку, не очень старая женщина в поношенном халате, бросила осуждающий взгляд на девиц и начала ругаться:

— Старый кобель, что придумал: сразу двух девчонок привёл!

— Не ваше дело, — Вика резко остановила её ругань и миролюбиво предложила: — Давайте лучше познакомимся. Я — Вика. Она — Оксана. Вы — Антонина Игнатьевна. Правильно?

— Я привыкла, что меня все зовут тётя Тоня.

— Вот мы и познакомились, — продолжала разговор Вика. — Хозяин этого дома пообещал, что вы нас покормите.

— Вы не знаете его имя? — удивилась соседка.

— Пока не знаем, — ответила Оксана.

— Вот чудеса. Прибыли к человеку, которого даже не знаете. Вот какая нынче непутёвая молодёжь! Олег Андреевич Брусов! Он вырос в этом доме. Родной папаня женился на другой женщине и куда-то смотался. Мать одна воспитывала Олежка с четырёх и дочку Машу с семи лет. После окончания школы Олег Андреевич некоторое время работал пастухом. В двадцать три года женился. У него — сын и дочка. В молодости трудился в колхозе, держал корову, растил поросят, телят. Брусовы продали всех своих животных, и он подался в город. Жили на съёмной квартире, накопил денег, купил трёхкомнатную квартиру. Потом к нему перебралась и мать. Нельзя сказать, что Брусов миллионер. Но по деревенским понятиям — богатый человек. Однако Брусовы берегут свой деревенский дом. Нанял меня, чтобы я его охраняла и поддерживала порядок в усадьбе. Всей семьёй наезжают сюда по праздникам. Дочка старше брата, замужем, у неё трёхмесячный ребёнок; живёт далеко, поэтому в это лето не навестит родителей. Последний раз отец, мать и сын были в этом доме в мае. Пройдёмте на кухню. В холодильнике всегда имеются продукты, — немолодая женщина иронически улыбнулась и ехидно добавила: — Кстати, жёнушка Олега Андреевича изволит лечиться в больнице.

Соседка и гости проследовали в кухню. Тётя Тоня, поставив сумку на стол, достала из неё чашку с творогом, банку с молоком, тарелочку с варёными яйцами, хотела вскипятить воду. Её опередила Вика, заявив, что сама любит готовить, наполнила чайник водой кружкой из ведра, поставила греться на газовую плиту. Вскоре вода закипела. Антонина Игнатьевна и студентки ужинали, ведя непринуждённый разговор.

В дверном проёме, не спросив разрешения войти, появился, нагло улыбаясь, молодой человек среднего роста, пёстро одетый, словно женщина.

— Нахал! Пошёл вон отсюда! — крикнула тётя Тоня и пояснила: — Он, Борис, сосед с другой стороны усадьбы, чем я. Вообще-то этот человек трудолюбивый, подолгу где-то работает и в рот не берёт спиртного. Зарабатывает кучу денег, возвращается на отдых сюда, привозит с собой коньяки, пиво, женщину. И тогда напивается до чёртиков. Если напьётся, теряет разум, становится дурак дураком. Сегодня, не выдержав его безобразного поведения, от него сбежала очередная потаскуха. Ему двадцать шесть лет, не женат, липнет ко всем женщинам подряд.

Борис, покачиваясь, вскидывая голову, прокалякал:

— Это точно — я люблю женское общество. В сумерках я через окно разглядел двух симпатичных девушек. Вы мне понравились. Я желаю с вами познакомиться.

— А мы — нет! Тебе что сказали: пошёл вон отсюда! — отчеканила сердито Вика.

Молодой человек не смутился, нагло улыбаясь, предупредил:

— Спорим — на третий день вы сами запроситесь ко мне в постель. Я каждой подарю перстень с алмазом величиной с грецкий орех.

— Мы с ничтожествами не спорим. Мы не отдадимся тебе даже за алмаз, величиной с твою голову, — рассердилась блондинка Оксана, стараясь быть грубой. Однако произнесла короткие предложения так мило, что мужчина невольно нежно улыбнулся.

Наглец, несколько раз окинув липким взглядом девиц, пробормотал: «Поживём, увидим», пошатываясь, держась за косяк, повернулся и неуклюже удалился.

Тётя Тоня и подружки ещё минут двадцать пили чай, неторопливо ели. За чаем хозяйка неназойливо выяснила, что эти сумасбродки пытались отдаться первому встречному в поисках приключений. Тётя Тоня смеялась от души, приговаривая:

— Вот глупышки! Вот глупышки! Ваше счастье, что вы повстречали честного человека, не способного на преступление. Если ещё раз поступите так, то все сто процентов — вам не быть в живых. И ещё я вам скажу то, что мне говорила мама, а маме — бабушка, а бабушке — прабабушка: «Не спеши, коза, в лес — все волки твои». — И вдруг вспомнила: — Вы сообщили родителям, что сегодня не будете ночевать дома?

Студентки, словно провинившиеся малые дети, молчали, склонив голову. Соседка не на шутку рассердилась:

— Бессовестные! Эгоистки! Ищете приключения, а о своих матерях и отцах забыли! Вот вам мой телефон, срочно поговорите с мамами и с папами, чтобы они убедились, что с вами всё в порядке. Потом мне эту вещь принесёте.

Вика ответила:

— У нас свои мобильники.

— Немедленно звоните! — сердито приказала хозяйка соседней усадьбы.

Студентки поспешили в комнату, где в сумках были их телефоны. Соседка, убирая со стола и моя посуду, слышала глухо, за дверями, их громкие взволнованные голоса и рыдания.

Успокоившись, девушки постелили постели и легли спать: Вика — на широкой кровати, Оксана — на диване.

Проснулись они ночью от хлопанья дверью, топота ног, мужского басистого голоса. В комнате зажёгся свет. У выключателя стоял высокий сухощавый приятной внешности мужчина. Оксана взвизгнула, натянула до подбородка одеяло. Вика мгновенно схватила с комода увесистую бронзовую статуэтку бегущего коня, занесла над своей головой, была готова отчаянно драться, и не заметила, что обнажила себя по пояс. Человек, уставившись на неё, окаменел.

Вошла симпатичная немолодая женщина, увидав девушек, истошно выкрикнула:

— Кто вы такие?! Как оказались здесь?!

Вика моментально перешла в наступление:

— Это кто вы такие?! Почему ночью входите в чужой дом без разрешения?!

— Я — хозяйка этого дома, жена Олега Андреевича, — в горячке ответила женщина.

— Вы лжёте. Его жена находится в больнице. И почему вы с мужчиной, если чья-то жена? — Вика победоносно улыбалась и сияла, словно летнее солнышко.

Женщина смутилась, не зная, что ответить. Студентки радовались: ага, голубушка, вот ты и попалась с изменой мужу! Блудная жена, в раздумье проведя ладонью по своему лбу, неуверенно промямлила:

— Я привела человека, который хочет купить этот дом, поэтому осматривает его.

— Опять лжёте, — осмелела Оксана. — Мы были в сельской администрации, узнавали, кто может сдать на лето дом. Сотрудница, мы не знаем, какую должность она там занимает, звонила какому-то Олегу Андреевичу. Он, видимо, дал согласие. Эта женщина привела нас сюда, сходила к соседке за ключами — вот мы пару месяцев будем здесь отдыхать. А вы, жёнушка неверная, отпросились из больницы на ночь и к обходу врачей вернётесь в свою палату, на свою кровать. Я всё правильно сказала?

Ловелас сладострастно смотрел на обнажённую по пояс Вику. Смутилась жена Олега Андреевича, поняв, что попалась с изменой мужу, что ложью ей не оправдаться, жалобно попросила:

— Девушки, милые, пожалуйста, вы нас не видели, а мы — вас. Договорились?

— Быть по-вашему, — успокоившись, ответила Вика, ставя статуэтку на комод; заметив, что обнажена по пояс, что посторонний человек смотрит на её голые груди, смутилась, легла на спину, укрылась простыней и философски произнесла: — Мы уже взрослые и понимаем: иногда нужно уметь не видеть то, что видишь наяву.

Хозяйка, прикусив губу, вышла. Мужчина, поворачивая голову то в одну сторону, то в другую, смотрел на девушек в постелях и продолжал стоять. Их карие и голубые с оттенком зелени глаза заворожили мужчину. Забежала Брусова, подскочила к любовнику, схватила его за руку, увела в помещение, находящееся по другую сторону сеней.

Студентки уснули под утро. Проснулись часов в девять от стука в дверь. Оказалось, тётя Тоня принесла мятую картошку, литровую банку козьего молока и объяснила:

— Вот свежий завтрак. И к двум часам я приготовлю обед — наберитесь терпения: ешьте мои нехитрые блюда, зато вам не придётся тратить время на приготовление пищи. Об этом меня попросил Олег Андреевич, объяснив, что вы его гости. Ну а ужин вы сами сообразите. Брусов считает, что ужин сугубо индивидуален. Между прочим, у вас имеются деньги?

— Разумеется, — ответила Оксана. — Как же отправляться в дорогу без денег?

— Вот и чудненько, — уравновешенно изрекла не очень старая женщина, тепло улыбнулась и удалилась.

После завтрака студентки осматривали двор, затем — сад. В ухоженном саду оказалось так чудесно, что девушки после всех душевных потрясений решили до обеда находиться в нём. Под раскидистой грушей был сколочен аккуратный стол со скамейками. Студентки присели, обсуждали всё случившееся за полсуток. Поговорили обо всём. Вика предложила немедленно здесь продолжить подготовку к студенческому конкурсу художественной самодеятельности — петь любимые песни, чтобы разрабатывать голос.

— Вдруг кто-то нас услышат? — засомневалась блондинка Оксана.

— Никого здесь нет — глухомань, — с уверенной ухмылкой успокоила её подруга.

Они начали в два голоса исполнять народную песню «Ой, цветёт калина». Потом горожанки разучивали и другие музыкальные произведения.

За забором, в своей усадьбе появился Борис с гитарой. Молодой человек перекинул гитару через забор, по-спортивному ловко перемахнул через препятствие и, сдержанно улыбаясь, со струнным инструментом подошёл к девушкам, вежливо поздоровался, приветливо спросил:

— Можно присесть и аккомпанировать вам на гитаре?

Студентки испугались и подавленно молчали. Он подумал, что они согласны с его присутствием, присел и начал играть вступление к песне «Ой, цветёт калина». Девушки под гитару с удовольствием запели. Потом они, договариваясь, долго исполняли различные песенки.

Горожанки пригляделись к Борису. Он был одет в однотонный спортивный костюм, не проронил ни одного лишнего слова — скромный, вежливый человек. Сельский житель предложил:

— Время — половина одиннадцатого. Солнце приближается к зениту — самая жара. Пойдёмте, искупнёмся на речке.

— Мы и без вас хорошо умеем плавать в реке! — отрезала Вика.

Борис криво улыбнулся и загадочно произнёс:

— То, что вы умеете плавать, нетрудно догадаться. Однако в нашем селе вы не имеете родственников. К местным девушкам не липнут нахалы: все знают друг друга. Вы, прелестные девушки, не понимаете опасности — будете находиться как чужие у нас. Вы, словно магнит, станете притягивать к себе мужчин холостых и женатых, молодых и в годах, рядовых работников и начальников. Со мной вам будет спокойнее.

Студентки переглянулись, поняли друг друга. Оксана ответила:

— Хорошо, мы сейчас переоденемся для речки, а ты подожди на улице.

Борис вышел на улицу, терпеливо стоял под берёзой.

Жара. Сухо. Из дома появились девушки, заперли ключом дверь, и все трое пошли мимо усадьбы Бориса. Он, держа гитару на плече, неторопливо, немногословно, с достоинством рассказывал:

— Мой дом на сегодня самый крайний по порядку. Напротив него заканчивается асфальтовое покрытие нашей центральной улицы. Дальше — зелень.

Молодые люди по наезженной в траве дороге спустились по косогору в просторную зелёную пойму реки. Дорога круто сворачивала налево, а Борис повернул направо и по тропинке сразу вывел девушек к речке.

На чудесной лужайке у берега находились на расстеленных одеялах четыре семьи, поставив свои автомобили под деревьями. Ласкали слух громкие весёлые возгласы и смех детей, барахтающихся в воде.

Борис выбрал место в метрах десяти от воды. Он и студентки разделись до купальников и с удовольствием прыгнули в воду. Несколько раз купались и, отдыхая на суше, с интересом наблюдали, как родители купают крошечных малышей. Девочку лет пяти, поддерживая, мама учила плавать. Крошка старалась ручонками действовать в воде, чтобы не тонуть. Папа, держа за вытянутые руки годовалого мальчика, словно тряпку, протаскивал его по поверхности воды туда-сюда. Ребёнок от удовольствия смеялся.

По склону съезжала чёрная легковая машина, поднимая пыль. Борис и студентки, сидя на траве, загорали. Вдруг он порывисто взял за руку находившуюся рядом Оксану. Она почувствовала, что молодой мужчина очень заволновался. Девушка ответила пожатием. Автомобиль с тёмными окнами остановился на повороте дороге в пойме. За тёмными окнами не видны были люди, находившиеся в нём. Неподвижная мрачная машина выделялась на открытой зелёной местности и напугала горожанок — они почувствовали, что кто-то рассматривает их. Простояв минут десять, мрачный автомобиль уехал. Вика взволнованно спросила:

— Кто это так бесцеремонно разглядывал нас?

— Я вас предупреждал, что незнакомки заинтересуют парней. В проезжающей машине находилась молодёжь, которая имеет не очень хорошую репутацию. Они не посмели подойти к вам, потому что я был с вами.

К обеду студентки вернулись в дом Олега Андреевича. Расставаясь, Борис сказал, что сегодня вечером вынужден по своим неотложным делам срочно ехать в город, вернётся спустя пару дней.

Студентки отдыхали, лёжа на своих постелях, неторопливо разговаривали. Вика начала рассуждать:

— Почему-то все мужчины спешат по делам в город. А Борис сегодня был совсем другим, чем вчера вечером. Какой он на самом деле?

Оксана, добрая душа, всегда видела во всём только хорошее, не помнила плохое, никогда не злилась, поэтому высказала так своё мнение:

— Я думаю, что Борис — замечательный, умный человек. Известно: умные люди иногда любят подурачиться — скучно постоянно быть серьёзным, нужна разрядка. А вот дурак не способен показаться умным.

Вика отстаивала свою точку зрения:

— Борис вчера, будучи в сильном подпитии, показал своё истинное лицо — лицо наглеца, а сегодня притворялся вежливым.

— Не будем спорить: и в песне поётся, что рядом с добром уживается зло. И всё же — жизнь прекрасна, если не зацикливаться на плохом и радоваться всему хорошему. Давай поспим — ночь-то была у нас очень бурная.

Отдохнув, девушки с любопытством гуляли по селу. Они видели простенькие дома, богатые коттеджи и заброшенные развалины; утомились и вернулись в дом Брусова.

Утром студентки умывались, приводили себя в порядок. Раздался звонок у двери. Оксана, накинув халат, вышла: у тротуара находилась припаркованная серая машина, у крыльца стояли двое мужчин. Молодой, выше среднего роста парень, в клетчатой рубашке, смущаясь, сказал:

— Я Андрей. Завтра, в субботу, у меня состоится свадьба. Приглашаю вас двоих петь на моей свадьбе. Будьте готовы к десяти часам — заедем на машине…

Его перебил мужчина средних лет, ростом ниже Андрея, одетый в светлые брюки и рубашку:

— Я директор клуба, Владимир Николаевич. В следующее воскресенье грандиозный праздник День села. Вы прекрасно поёте. Пожалуйста, поприсутствуйте на нашем мероприятии почётными гостями и порадуйте нас своим восхитительным пением.

— Откуда вам известно, что мы хорошо поём?! — хохотнув, искренне удивилась Оксана.

— Мы вчера ехали на речку, проезжали мимо усадьбы Брусова, услыхали ласкающее душу пение, остановились, наслаждаясь, слушали. Вам аккомпанировал на гитаре Борис, — пояснил директор клуба. — Вы дальние родственницы Олега Андреевича, замечательного, всеми уважаемого человека. Ещё раз прошу: не отказывайтесь. Жизнь прекрасна не только прожитыми днями, но в основном совершёнными делами. Выступая с песнями, вы сами получите и удовольствие, и хорошую память о нынешнем лете. Всё! В пять часов ждём вас в клубе на репетицию под баян! — Мужчины решительно повернулись, подошли к легковушке, деловито уселись в неё. Андрей, находясь в машине, напомнил студентке:

— Завтра, пожалуйста, к десяти часам будьте готовы присутствовать на моей свадьбе.

Автомобиль уехал.

Оксана вернулась в комнату и, смеясь, рассказала:

— Потрясающая новость — мы с тобой знаменитые певицы и нас приглашают петь на свадьбе и на сельском празднике.

Они с юмором обсудили приглашение двух мужчин. Решительная Вика сказала:

— Не люблю посредственность: если быть авантюристками, то знаменитыми — побываем и на деревенской свадьбе, и будем петь на сельском празднике.

В четыре пополудни студентки отправились в клуб. Они шли по длинной улице, с неисчезающим любопытством рассматривая дома и изредка припаркованные к тротуару легковые автомобили. Проходили мимо двух магазинов: продуктового и промтоварного. Побывали в них, наметили, что, купить.

Клуб снаружи оказался недавно покрашенным и выглядел красиво. Подружки вошли в очаг культуры. Справа две запертые двери в небольшие комнаты. Прямо — остеклённая дверь в просторное танцевальное фойе-зал, в котором было многолюдно и шумно. В углу, около двери в гримёрную комнату мужчина, сидя на стуле, играл на баяне русский танец. Шесть девочек-подростков энергично, слаженно плясали. У стен стояли мальчики, женщины, маленькие девочки и тихо переговаривались.

К студенткам торопливо подошёл директор клуба Владимир Николаевич, приветливо поздоровался, сказал, что после этого танца познакомит их с баянистом.

Девочки-подростки закончили танец и неуклюже поклонились. Руководительница танцевального кружка, с ярко-накрашенными губами, попросила их ещё раз поклониться и объяснила, как это делать. Девочки терпеливо отрабатывали завершение танца.

Директор подвёл горожанок к баянисту, представил его:

— Гриша, окончил на отлично музыкальную детскую школу по классу баяна, в армии служил в гарнизонном ансамбле. Теперь вы представьтесь.

Девушки назвали свои имена и сообщили, что в следующем учебном году хотят участвовать в конкурсном концерте на лучшее исполнение популярных песен. Баянист Гриша задал вопрос:

— Ну, и с чего начнём?

— С песни «Ой, цветёт калина» — ответила Оксана.

Баянист усмехнулся:

— Наверно, нет такого человека, который бы не знал эту песню. Вы что, хотите с этой песней выступить на конкурсе?

— Нет, конечно. Мы держим в секрете произведение, которое с руководителем готовим для конкурса. На песне «Ой, цветёт калина» мы разрабатываем голос.

— Ну, что ж, с неё и начнём. — Он заиграл вступление.

В зале наступила тишина. Студентки смело звонко запели. И вдруг все присутствующие на репетиции запели довольно слажено вместе с горожанками. Директор клуба был доволен:

— Это то, что нам надо — массовое участие в концерте. Молодцы Вика и Оксана! А следующую, какую песню вы пожелаете исполнить?

Студентки спели ещё три песни. Баянист сказал, что для начала неплохо, но необходимо срочно определиться с репертуаром, чем мы сегодня же и займёмся, когда я отпущу танцевальные группы.

Спустя минут сорок они с баянистом остались втроём. После непродолжительного оживлённого разговора согласились репетировать три популярные песенки: «Ой, цветёт калина», «Молодой агроном» и «Кружевница и кузнец». Девушкам слова ко второй и третьей песне придётся выучить к воскресенью. Пожелав баянисту всего хорошего, студентки неторопливо отправились на съёмное жилье. Закрыв входные двери клуба на замок, Гриша поспешил к себе домой.

Вика и Оксана по дороге в дом Брусова зашли в магазин, купили кофе и вафельный торт.

После лёгкого ужина студентки добросовестно учили слова к новым для себя песням.

В субботу за нарядно одетыми горожанками заехал друг Андрея на легковой машине, пригласил поехать вместе с ним на регистрацию брака Андрея в районный ЗАГС. Они, купив цветы, приехали в зал для торжественных церемоний вовремя: Андрей, жених, в строгом тёмном костюме, и невеста, в белоснежном свадебном наряде, стояли у стола, за которым администратор заканчивала читать наставление для новобрачных. Вступающие в брак подтвердили согласие жить вместе, расписались об этом в регистрационной книге, потом, надев друг другу на пальцы кольца, целовались. Оставили свои подписи свидетели жениха и невесты в специальной книге, после чего начались поздравления новобрачных родственниками и друзьями. Выпили по бокалу шампанского и перебрались праздновать в кафе. Свадьба отмечалась скромно: всего десять столов по четыре человека. Со своим баяном присутствовал клубный музыкант Гриша. Прозвучали небольшие напутствия родителей молодожёнам для счастливой семейной жизни, поздравления друзей. После каждого тоста выпивали и закусывали. Баянист подошёл к студенткам, и они начали запевать известные песни. Горожанки не только пели, но сумели хорошо пошутить и оказались в центре внимания людей, сидевших за столами, которые дружно, не совсем слаженно, подхватывали песню за песней. Свадьба длилась недолго: всего два часа. Расселись по машинам и вернулись в своё село. Подружек высадили у дома Брусова. Машина уехала. Студентки и шага не успели сделать — возле них, подскочив на мотоцикле, остановился простенько одетый молодой человек, сказав: «Я двоюродный брат Андрея — это вам от братана», протянул девушкам конверт. Вика машинально взяла послание. Мужчина мгновенно умчался на мотоцикле. Студентка раскрыла конверт и удивилась: в нём оказались деньги. Девушки и возмущались, и удивлялись, и смеялись друг над дружкой: мы платные бедные артистки! Успокоились, закупили в магазине много сладостей и, воображая, что они находятся на свадьбе, сидели на кухне за столом, шутливо провозглашали тосты в честь новобрачного Андрея, запивали апельсиновым соком, ели пирожные, шоколадные конфеты.

Перед сном отдыхали в саду, за домом; закрепляли в памяти слова двух новых песен, тихонько напевали, боясь, что их кто-то услышит и пригласит чёрт знает куда.

Стемнело. Студентки укладывались спать. Было душно. Вика открыла единственное окно в спальне, выходящее во двор. Засыпая, Оксана возмущённо пробормотала: «Что ещё нас ожидает этой ночью?»

В полночь девушки проснулись от шума двигателя подъехавшей машины. Послышался скрип открываемых ворот. Автомобиль с потушенными фарами въехал во двор. Двигатель замолчал. Раздался громкий смех женщины и приглушённый возглас Олега Андреевича:

— Тише! А то услышат!

— Кто услышит? — удивилась женщина.

— Племянницы.

— Это откуда у тебя объявились племянницы? Я их сейчас метлой выгоню.

— Ты их не тронешь, а то я… Ты знаешь мой характер…

По едва доносившимся звукам студентки догадались, что Олег Андреевич открыл дверь в комнату, находящуюся по другую сторону сеней.

Наступила тишина. Горожанки заснули.

В воскресенье после завтрака студентки неторопливо собирались на речку. За окном ярко сияло низкое солнце.

Оксана ждала подругу во дворе. Вика заканчивала наводить макияж перед зеркалом. Вдруг в зеркале она увидела стоявшего за её спиной молодого человека в белой рубашке с короткими рукавами. Парень показался ей знакомым, только она не могла вспомнить, где общалась с ним. Он воскликнул:

— На каком основании вы находитесь здесь?!

Вика рассердилась:

— Безобразие! Входят всякие без разрешения! Вон отсюда!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 22
печатная A5
от 283