электронная
162
печатная A5
708
18+
Петля «Анаконды»

Бесплатный фрагмент - Петля «Анаконды»

Объем:
642 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-2202-8
электронная
от 162
печатная A5
от 708

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Основано на нереальных событиях

ПРОЛОГ

1


Мексиканский залив

Вице-президент компании «Northern Lights Corporation» Лоран Алтидор — молодое, костлявое и нескладное существо с самоуверенным, если не сказать наглым, выражением лица (а как вы хотели? сын владельца компании!) — вгляделся в иллюминатор, за которым ершилась под дуновением ветра лазурная океанская гладь, и, кивая куда-то вдаль, благоговейно произнёс:

— Вон она, наша красавица. Подлетаем.

Его попутчик прильнул к стеклу. Это был Майкл Симэн, его коллега по «амплуа», вице-президент компании «Blue Horizon», с виду добродушный и озорной малый. Но в действительности он не был ни добродушным, ни озорным. При более внимательном рассмотрении, это обманчивое впечатление уничтожалось жестоким выражением его глаз.

Они летели, как им казалось, к своему триумфу. Ведь иначе как триумфом ожидаемое сегодня событие не назовёшь. Финал фантастического проекта!

Освещавшие этот проект средства массовой информации сравнивали его, ни много ни мало, а с высадкой человека на Луну! Таким вот он представлялся значимым.

Плавучая буровая платформа «Polar Star», принадлежавшая компании-подрядчику «Blue Horizon», завершала сегодня бурение глубоководной скважины, уходившей на пять километров под океанское дно. Заказчиком этих работ выступал нефтяной гигант «Northern Lights Corporation», с молодым вице-президентом которого вы только что познакомились. Пробуренную скважину предстояло запечатать, подвезти всё необходимое эксплуатационное оборудование, и месяца через три отсюда должна была хлынуть сулящая многомиллиардные прибыли нефть.

— Только бы наш Римандо опять не испортил весь праздник, — озобоченно вздохнул Алтидор.

Симэн угукнул, — он понимал, о чём идёт речь, — и, покачивая головой, выразительно воздел глаза к небу.

Эксперт по безопасности «Northern Lights Corporation» Пол Римандо уже давно был у них притчей во языцех. Он им откровенно надоел. Ни один проект не обходился без его шкрабающего по нервам занудства: то это не так, то то не эдак! Алтидор полгода назад даже ходатайствовал перед своим отцом об его увольнении, но президент компании «Northern Lights Corporation» согласия на это не дал. Римандо был хорошим специалистом в своей области и, что самое главное, пользовался большим авторитетом в Minerals Managements Servise, что облегчало решение многих, встававших перед фирмой, вопросов по взаимоотношению с властями. Уже только из-за одного этого его следовало терпеть.

(СПРАВКА: Minerals Managements Servise (MMS) — американская надзорная инстанция, служба эксплуатации месторождений Министерства недр США)

Опасения Алтидора оказались не напрасны. Едва колёса вертолёта коснулись посадочной площадки буровой платформы, как к трапу метнулся хилый, невысокого роста старичок с бородой святого пророка и весьма гармонировавшей с ней солидной проплешиной, производившей при взгляде сверху впечатление нимба.

— Господин Алтидор, я требую немедленно прекратить все работы! Может произойти катастрофа!

Симэн, сжав губы, покосился на своего коллегу из «Blue Horizon». А тот вперился в эксперта по безопасности с такой обнажённой иронией, что это выглядело почти смешным. Встречавший прилетевших гостей Тони Финли — главный инженер платформы — не удержался и прыснул.

— Что опять случилось, господин Римандо? — тяжело вздохнув, сквозь зубы, точно чревовещатель, процедил Алтидор.

Он по-хозяйски засунул руки в карманы брюк, отвёл глаза в сторону и снисходительно выслушал следующее:

Первое. Закрепление последней секции скважины было произведено неправильно. Вниз спустили однорядную колонну обсадных труб с шестью центраторами. А шести центраторов недостаточно, нужен как минимум двадцать один. Давление на глубине пяти тысяч метров слишком велико, и при шести центраторах высока вероятность прорыва газа.

Второе. Необходимо добавить надстройку хвостовика — вторую обсадную трубу. Это существенно снизит риск протечки, ибо обеспечит двойной барьер для газа.

И третье. В настоящий момент не действует один из имеющихся пультов управления противовыбросного превентера. Скорее всего, разрядился аккумулятор. И по правилам MMS, все дальнейшие операции в таких случаях следует немедленно прекратить.

Римандо умолк. Не понявшие практически ничего из его речи Алтидор и Симэн снова переглянулись и скривили губы в некоем гибриде саркастической гримасы и циничной ухмылки.

— Пол, когда вы, наконец, перестанете верить в фантазии собственного изготовления? — укоризненно произнёс Алтидор.

— Это не фантазии! — яростно возразил Римандо. — Это реальная опасность!

Симэн вопросительно посмотрел на стоявшего рядом Финли.

— Вариант с использованием однорядной колонны согласован с MMS, — развёл руками тот. — Мы с ними связывались — они дали на это разрешение. А вариант с надстройкой хвостовика уж слишком дорогой. Мы подсчитали, он обойдётся нам на восемь миллионов дороже.

— Есть разница, потратить восемь миллионов для безопасности или потерять абсолютно всё?! — в сердцах вскричал Римандо.

— Ну-ну, господин эксперт, это вы уж слишком, — состроил улыбку Симэн; это была граничащая с издёвкой насмешка. — Вы же слышали, вопрос с MMS согласован. А там наверняка сидят не дураки. И перестаньте вы пугать нас каким-то пультом управления. Один неисправен, но остальные-то работают. Уровень безопасности у нас достаточно высок.

Дав понять, что разговор закончен, вице-президенты задействованных в проекте компаний в сопровождении главного инженера платформы направились в управленческий отсек.

— Ваша безалаберность до добра не доведёт! — яростно бросил им вслед Римандо, но его крик заглушил дувший навстречу ветер.

А день тем временем разгорался. Солнце поднималось всё выше и выше. По поверхности океана гулял знойный муссон. Волны то таяли, как снег, то снова вздымались из глубины. По воде пробегали блестящие, ослепительные полосы.

Эксперт по безопасности не оставил своих попыток, и на состоявшейся через полчаса планёрке снова поднял уже озвученный им вопрос. Но молодое амбициозное руководство опять не восприняло его доводы. Алтидор — тот вообще перешёл на крик:

— Вы знаете, сколько наша компания платит за аренду этой платформы? — обрушился на Римандо он. — Полмиллиона долларов в день! А это, согласитесь, не хило! Поэтому в наших интересах закончить работы как можно быстрей!

Обессиленный бесплодными спорами Римандо обречённо махнул рукой:

— Делайте, что хотите…

За финальным этапом проекта он предпочёл наблюдать со стороны. Сидел себе тихонько у ограды, оперешись спиной о свёрнутый кольцом пожарный рукав, и ни во что не вмешивался. В его глазах тлели равнодушие и усталость.

Работы по запечатыванию пробуренной скважины стартовали ровно в 16.00. Всё началось с закачивания свежего цементного раствора с параллельным поднятием со дна уже использованного.

По плану работ на эту процедуру отводилось 12 часов. Именно столько времени требовалось, чтобы полностью удалить из раствора пузырьки газа и ослабляющие цементный слой остатки пород. Но мало что смысливший в технологии Алтидор приказал работать быстрее и уложиться в час!

После закачки раствора настал черёд опрессовок. Они были проведены под повышенным давлением — проверялось, хорошо ли держит цементная заливка. Сделали три опрессовки, — держит, вроде бы, хорошо, — после чего Алтидор нашёл новую статью экономии — отослал обратно прибывших на платформу специалистов акустической дефектоскопии: «Сколько на неё потребуется времени? Двенадцать часов?! Ну уж нет, обойдёмся как-нибудь без неё».

Это его решение стало роковым.

В 23.37 метан под высоким давлением прорвался через превентор и по стояку достиг платформы. На верхушке вышки взвился стометровый гейзер. Вниз посыпалась «дымящаяся» от испаряющегося газа каша, похожая на снег. Аварийная система, предназначенная для отключения двигателей, не сработала.

Моментально разобравшийся в происходящем Римандо вскочил с места и со всех ног бросился к рабочим:

— Бегите отсюда! Спасайтесь! Быстро!..

Но вспыхнувшая перед ним электричекая дуга отбросила его, точно тряпичную куклу.

Впрочем, рабочие уже и сами всё поняли. Преодолевший непрочную защиту метан превратил платформу в гигантский, пока ещё незажжённый факел, который мог вспыхнуть в любой момент. Все бросились к спасательным шлюпкам. Таковых на платформе оказалось всего две — явно недостаточно для эвакуации персонала. Вспыхнула ожесточённая борьба за места. Началась безудержная паника.

Тем временем продолжавший подниматься со дна газ проник в дизеля. Последовала цепь взрывов. Платформа затряслась и злобно загудела. Охватывавшую её со всех сторон чернильную тьму растворило взметнувшееся вверх ослепительно-кровавое пламя. Запах гари разъедал лёгкие. Небо задёргалось в багровых судорогах отсвета стремительно набирающего силу пожара.

Это был пылающий ад!..


О произошедшей в акватории Мексиканского залива катастрофе сообщили все средства массовой информации. Так, одна из крупнейших американских газет «The New York Times» поместила на первой полосе статью с лаконичным, но предельно отражающим суть случившегося, заголовком: «КАТАСТРОФА».

«Накануне, примерно в 100 километрах от Восточного побережья США, произошла крупная авария на передвижной буровой платформе «Polar Star». В результате взрыва газа на платформе вспыхнул пожар, который продолжался более 40 часов. Погибло 78 человек. Ещё 50 получили тяжёлые ранения и увечья. В открытое море вылились сотни тысяч тонн сырой нефти.

Для ликвидации последствий аварии были подняты буксиры, баржи, спасательные катера, подводные лодки компании «Northern Lights Corporation». Им помогали суда, самолёты и военно-морская техника ВМФ и ВВС США.

В общей сложности в аварийных работах было задействовано порядка 7000 человек.

Для ограничения площади нефтяного пятна распылялись диспергенты (активные вещества, используемые для осаждения нефтяных пятен), были установлены боковые заграждения, локализующие зону разлива, применялся механический сбор нефти, как с помощью специальных судов, так и ручным способом. Кроме того, проводилось контролируемое выжигание нефтяных пятен.

Как сообщил вице-президент компании «Northern Lights Corporation» Лоран Алтидор, в результате предварительного внутреннего расследования было установлено, что причиной аварии на буровой платформе стали грубейшие ошибки, допущенные экспертом по безопасности компании Полом Римандо. Он не придал значения имеющимся на платформе неисправностям и не обеспечил необходимый уровень безопасности буровых работ. Но привлечь к ответственности виновника трагедии не удастся. Пол Римандо погиб — сгорел во вспыхнувшем на платформе пожаре.

Господин Алтидор также заверил, что компания «Northern Lights Corporation» устранит все последствия аварии в самый кратчайший срок, и что большого вреда экологии залива нанесено не будет…»

А спустя два месяца, появился подготовленный изучавшими последствия аварии экспертами доклад, который сразу же получил статус «Совершенно секретно»:

«В результате распыления над загрязнёнными водами специальных химикатов, — говорилось в нём, — разлившаяся на поверхности Мексиканского залива нефть опустилась на дно, создав при этом препятствия течению Гольфстрим, которое разбилось на множество мелких потоков.

По последним данным, сейчас течение переносит на треть меньше тепла, чем переносило до аварии, и продолжает постепенно слабеть. В результате ослабления Гольфстрима холодный воздух Арктики начнёт заходить в Европу и на Восточное побережье США и Канады всё глубже и глубже. На вышеуказанные территории придут катастрофические морозы (от -40ºС), и примерно через сорок — пятьдесят лет эти территории окажутся во льдах. Всё это неминуемо приведёт к социальным и экономическим потрясениям…»

(СПРАВКА: Течение Гольфстрим — главная «печка» Северного полушария Земли. Оно забирает тёплую воду от Экватора и несёт её по поверхности Атлантического океана на Север. По дороге тёплая вода обогревает воздух, который западными ветрами переносится в Европу, а также на Восточное побережье США и Канады, обеспечивая тем самым благоприятный климат на означенных материках)


2


Карибское море, остров Мидл-Кайкос

Этот скрытый в амфитеатре окружённых густым тропическим лесом гор особняк поражал своим великолепием. Взгляду, привыкшему к современной безликой заурядности, он показался бы шедевром. Знатоки архитектуры раззявили бы от изумления рот: ничего похожего ни на один из известных ныне стилей! Где пропорции? Где чёткость граней? Форма здания напоминала слепленный впопыхах земляной ком, который вот-вот должны были швырнуть. Но богатство отделки придавало ему такое горделивое величие, что первоначальное впечатление о банальной безвкусице быстро менялось на восхищение проникшим в архитектуру сюрреализмом.

В просторной, отделанной красным деревом гостиной особняка сидели трое. Двое изучали какую-то бумагу, третий, хозяин, задумчиво смотрел в окно.

Пока они поглощены своими мыслями, есть возможность представить этих персонажей. Они появятся в моём повествовании всего один раз, сейчас, но тон всем описанным в нём событиям зададут именно они.

Итак, знакомьтесь: Якоб Белтран — владелец не только вышеупомянутого особняка, но и всего острова, и Джеймс Вондолóвски с Натаном Дефó — его гости. Трое седовласых, пожилых джентльменов, своим видом чем-то напоминающих врачей со старинных фламандских полотен. Самые могущественные люди на Земле. Главы самых влиятельных семейств, прямо или косвенно контролирующих порядка двух третей мировой экономики.

— Глобальная техногенная катастрофа? — нарушил стоявшую тишину Дефо.

Белтран отвёл глаза от окна.

— Да, — подтвердил он. — Я согласен, эти слова звучат слишком дико, чтобы осознать их значение сразу. Но дела, господа, к величайшему прискорбию, обстоят именно так. После этой чёртовой аварии в Мексиканском заливе речь идёт уже не просто о предстоящем глобальном изменении климата, а о нашем выживании. Да-да, ни много ни мало. Привычному нам миру, — миру, каким мы его сейчас знаем, — приходит конец. Через пятьдесят лет бóльшую часть Европы и Восточное побережье Северной Америки скуют вечные льды. Нас ждут жестокие войны, голод и холод.

— А вы уверены, что можно доверять этому докладу? — пытливо поинтересовался Вандоловски. — Из чего исходят его авторы в своих столь неутешительных прогнозах?

— В первую очередь, из анализа полученной информации, — пояснил Белтран. — Эру наступающего оледенения приближает и глобальное потепление климата, которое окончательно убьёт Гольфстрим. Ледники, как вам известно, тают. И в том числе самый мощный из них — Гренландский щит. Пресная вода, уходящая с Гренландских ледников, притапливает и уводит на глубину тёплые воды Гольфстрима, ибо пресная вода значительно легче солёной. Гольфстрим, таким образом, изменит свою конфигурацию и замкнётся кольцом между Африкой и Южной Америкой. Европейский континент замёрзнет. Северные берега США и Канады смоет в море, поскольку из-за повышения температуры они перестанут быть твёрдыми. Полностью уйдут под воду такие государства, как Дания и Нидерланды. Аналогичная участь постигнет Северную часть Германии. Будут полностью затоплены такие мегаполисы, как Сингапур, Нью-Йорк, Шанхай. Если гренландские льды растают полностью, и уровень мирового океана поднимется на восемь метров, последствия будут ещё ужаснее: исчезнут с лица земли Лондон, Венеция, штат Флорида и всё атлантическое побережье США. Под водой окажутся Буэнос-Айрес, Уругвай, большая часть Парагвая. От островных государств типа Мальдив не останется и следа. Поэтому нам и нужно как можно скорее заняться переселением. Давайте своевременно позаботимся о нашей с вами стране. В ближайшие сорок лет Америке нужно освоить новые жизненные пространства. Пространства, которые не затронет грядущее оледенение. Такие пространства есть, и в первую очередь это Сибирь. Обширная территория, богатая полезными ископаемыми, с благоприятным в недалёком будущем климатом. Сибирь должна стать центром новой жизни. По всем раскладкам, Сибирь — это самый благоприятный для переселения вариант.

— Да, но нужно сперва убрать оттуда русских, — возразил Дефо. Он сидел, опершись локтями о колени, и, сложив вместе кончики пальцев, прижимал эту похожую на палатку фигуру к своему подбородку.

— Нужно, — согласился Бертран. — Я полагаю, вы хотите полюбопытствовать, как это можно сделать?

Дефо слегка кивнул головой.

— Именно. История уже знает несколько попыток завоевать Россию, но все они с треском провалились. Россия — это огромное государство. Россия — это умеющий постоять за себя народ.

— Уж не хотите ли вы, старина Якоб, опять начать против России войну? — вяло удивился Вондаловски. Он поднёс к губам аляповатую чашку, наполненную чаем, и сделал оттуда глоток. — Идти войной на население в сто пятьдесят миллионов человек? Это же настоящее самоубийство!

— Ну что вы, старина Джеймс, — дружелюбно улыбнулся Бертран. — Я отнюдь не собираюсь повторять ошибки наших с вами предков. Да, я действительно предлагаю начать против России войну. Но войну совсем другого рода — войну скрытую. Суть её заключается в воздействии на Россию не извне, а изнутри. Я тут набросал один документ…

Бертран взял в руки лежавшую перед ним на журнальном столике папку.

— План «Анаконда»? — прищурившись, прочёл начертанное на ней Дефо.

— Именно так. Это план операции по установлению Соединёнными Штатами Америки полного и всеобъемлющего контроля над Россией.

— А почему такое название? — поинтересовался Вондаловски. — Оно со смыслом или взято просто так, с потолка?

— Не просто так и не с потолка, — помотал головой Бертран. — Суть моего плана очень напоминает методы охоты этой весьма разумной рептилии — она лишает намеченную жертву жизненного пространства. Мы должны заблокировать Россию, чтобы она постепенно истощилась. Мы должны полностью перекрыть ей кислород. Мы должны ограничить её влияние до минимума. Мы настроим против неё всех её соседей. Мы вобъём национальные перегородки в умы людей. Мы обложим её со всех сторон нашими военными базами: Скандинавия, Прибалтика, Польша, Казахстан, Грузия, Украина. Нужно сделать так, чтобы Россия осталась одна. Мы разрушим её экономику санкциями, мы перекроем ей доступ к мировым рынкам. Мы сделаем так, чтобы она смогла продавать только нужное нам сырьё: цветные металлы, нефть, газ. И по ценам, которые мы сами же для неё и установим. Мы должны получить возможность влиять на российскую элиту. И в первую очередь — на высокопоставленных чиновников. Для этого мы поможем им наладить в нашей стране их бизнес. Тем самым мы подвесим их на крючок. Они должны быть пойманы в ловушку паутины долгов, которая гарантирует их последующую лояльность.

— Помочь им никогда не выбраться из кабалы? — криво усмехнулся Дефо.

— Именно, — вскинул указательный палец Бертран и продолжил перелистывать страницы своего плана. — Теперь о том, что должно происходить внутри страны. Особое внимание следует уделить моральному облику российских чиновников. Нужно сделать так, чтобы русские возненавидели свою власть. У власти в России должны находиться одиозные персоны, как можно больше воров и взяточников. И мы должны этому всячески способствовать. Коррупция должна стать в России нормой. Причём, абсолютно во всех сферах. Порядочных, радеющих за свою страну людей из властных структур следует безжалостно выживать. Нам следует приложить все силы, чтобы изменить химический состав атмосферы, в котором живёт российское общество, — здесь я говорю образно, — чтобы его морально разложить. Мы должны вести постоянную пропаганду, нацеленную на разобщение её национальных и социальных групп. Мы должны сделать так, чтобы русские утратили свои традиции, нравственные ценности, а главное — идеалы. Гибель народа начинается с утраты идеала. Даже самый прекрасный идеал будет отвергнут, если он обгажен и извращён. Мы должны сделать так, чтобы в умах проживающих в России людей главенствовал один-единственный культ — культ секса и денег. Мы должны сделать так, чтобы свою страну они считали вонючей клоакой. Мы должны полностью вытравить из них патриотизм. Народ, в котором царят духовное обнищание, идейная опустошённость и растление нравов, окажется не в силах защитить себя в нужный момент. Вот это и есть наша цель. Мы устроим у них новую революцию. Они разрушат себя своими же собственными руками. У них воцарится такой хаос, что они будут согласны на любую власть. Абсолютно любую, которая создаст хотя бы подобие порядка и нормальной жизни. Вот такую власть мы им и подкинем. Это будет полностью подконтрольная нам власть. Власть, которая будет двигаться в начертанном нами фарватере. А фарватер следующий — России, как единому государству, должен прийти конец. Так же, как некогда пришёл конец и Советскому Союзу. Россия должна распасться на множество мелких государств. Как по национальному: Башкирия, Татарстан, Чечня, — так и по территориальному признаку: Сибирская Республика, Дальневосточная Республика, Республика Поволжье, и прочее в том же духе. После этого мы без всяких проблем сможем выдернуть у неё «ядерный зуб». А без «ядерного зуба» Россия не опасна. И подмять под себя нужные нам территории станет лишь делом техники.

Бертран умолк и поочерёдно оглядел своих гостей. Те сидели, откинувшись на спинки кресел, и пребывали в глубокой задумчивости.

— У русских есть одна национальная черта, — наконец промолвил Дефо, — черта, которая нам на руку. Она называется раздолбайство, извините за грубость. Будь все их природные ресурсы, например, у немцев, мы имели бы сейчас такую супердержаву, которая держала бы всех в кулаке.

— Но русские ведь победили немцев, — заметил Вондаловски. — Германский план «Ост» потерпел полный крах.

— Это лиший раз подчёркивает их раздолбайство, — парировал Дефо. — С внешним врагом они сильны, а вот внутреннего зачастую не замечают. Забор крепок, а дома бардак, — он тряхнул головой. — Мы поддерживаем ваш план, старина Якоб. Думаю, у нас с вами всё получится.


3


«Центральное разведывательное управление США

КОНЦЕПЦИЯ ОПЕРАЦИИ «АНАКОНДА

Совершенно секретно

Цель операции — уничтожение России как основного геополитического противника путём её расчленения на 15—20 мелких самостоятельных государств по национальному и территориальному признакам, захват всех ресурсных зон, переход к управлению образовавшимися на территории бывшей России государствами через правительства подконтрольных марионеток.


Фаза 1

Резкий рост протестного движения в стране. Базовый лейтмотив — высокий уровень коррупции, низкий уровень жизни, нарушение прав человека, отсутствие прав и свобод. Основная движущая сила — специально организованная группировка радикально настроенной молодёжи. Любые попытки властей вернуть ситуацию в стране под контроль будут пресекаться путём соответствующего воздействия на подкупленных представителей политической и экономической элиты.


Фаза 2

Дезорганизация системы государственного управления. Рост территориального сепаратизма. Базовый лейтмотив — все богатства региона вывозятся в Москву, и региону ничего не достаётся. Движущие силы — подкупленная местная политическая и экономическая элита.


Фаза 3

Перерастание народных протестов в вооружённые восстания как в Москве, так и в регионах. Переход власти к завербованным ЦРУ политикам. Провозглашение регионами государственного суверенитета, ликвидация федерального центра власти. Создание конфедеративного Союза Независимых Государств России (СНГР). Выборы Президента СНГР. Отказ СНГР от ядерного оружия в обмен на инвестиции. Ликвидация военных ядерных объектов, переход имеющегося на территории бывшей России ядерного оружия под контроль НАТО.


Фаза 4

Резкий рост межэтнических столкновений. Начало полномасштабной гражданской войны.


Фаза 5

Молниеносная военная операция НАТО с объявленной миротворческой функцией остановить на территории бывшей России гражданскую войну. Ликвидация центра конфедерации. Переход стран бывшего СНГР под протекторат стран G7.


Фаза 6

Снижение численности коренного населения бывшей России до 15—20 миллионов человек. Средства: создание неблагоприятных экономических условий для рождаемости, поставка генетически модифицированных, способствующих стерилизации потребителей, продуктов. Заселение освобождённых от коренного населения территорий гражданами стран G7».

Прошло тридцать лет…


4


Россия, Москва

На землю спустились сумерки.

В небольшом, состоящем главным образом из старинных, почти векового возраста, двухэтажек, переулке одиноко стоял чёрный «Ягуар». Хозяин машины, тучный силуэт которого смутно проглядывал сквозь тонированные стёкла, откинулся назад и, пребывая в некоем ожидании, постукивал пальцами по рулю в такт звучавшей из динамиков ритмичной музыке.

Стояла безветренная тишина. В воздухе ощущалась крепкая хватка набиравшего силу мороза. В свете редких уличных фонарей поблёскивали островки дорожной ледяной корки.

Внезапно из темноты вынырнул невесть откуда взявшийся бродяга. Заметив дорогую иномарку, он, пошатываясь, двинулся к ней.

Подойдя к машине, бродяга принял раболепную позу и робко постучал указательным пальцем в окно. Стекло медленно опустилось.

— Сори, сэр, — учтиво прохрипел он. — Не могли бы вы чем-нибудь помочь? Второй день не жравши, ей богу!

Хозяин автомобиля лениво оглядел подошедшего с головы до ног, сморщился и нехотя достал из внутреннего кармана пиджака бумажник. Выцарапав из внушительной денежной пачки пятидолларовую купюру, он брезгливо протянул её бродяге.

— Спасибо, сэр! — обрадовался тот. — Какие же вы, иностранцы, всё-таки люди! Не то что наши — сплошное жлобьё! Спасибо вам и доброго вам здоровьица!

Бродяга быстро засеменил прочь. Хозяин «Ягуара» иронично посмотрел ему вслед.

— Конспираторы! — хмыкнул он, словно обращаясь к самому себе. — Нищий с такой откормленной харей! Неужели не могли отрядить на проверку кого-нибудь другого? «Два дня ничего не жравши!». Хе!..

Он криво усмехнулся, нажал на кнопку стеклоподъёмника и вернул себе прежнюю позу.

«Бродяга» тем временем свернул в соседний проулок. Пройдя несколько шагов, он остановился и прижал к уху мобильный телефон.

— Аллё, Альберт Николаевич? — приглушённо проговорил он. — Я его видел. Это действительно Пеплински.

Выслушав собеседника, он энергично закивал головой.

— Да, да, я подтверждаю, это Джозеф Пеплински, собственной персоной. Вице-президент концерна «Сагмал Фармасьютикал», одного из крупнейших мировых производителей лекарственных средств. Кстати, его старший брат — американский сенатор…

Через несколько минут пространство точно перенёсшегося в наши дни из прошлого века переулка прорезал холодный свет неоновых фар. Из припарковавшегося у обочины «Лэнд Ровера» вылез холёный молодой человек лет двадцати — двадцати пяти. Он степенно подошёл к «Ягуару».

— Господин Пеплински?

— Да. А вы — Альберт Николаевич Васильчук?

Последовал подтверждающий кивок. Протянув для рукопожатия оладьистую ладонь, хозяин «Ягуара» предложил молодому человеку расположиться рядом с ним на переднем пассажирском сиденье.

— Как поживаете? Как дела?

— Нормально. Потихоньку, помаленьку.

Молодой человек отвечал нехотя, всем своим видом показывая, что не настроен разглагольствовать о всяких пустяках. Пеплински это прочёл и сразу перешёл к делу.

— Альберт Николаевич, я попросил вас об этой встрече для того, чтобы предложить вам взаимовыгодное сотрудничество. Наш концерн, как вам, наверное, известно, производит широкий спектр фармацевтических препаратов, и в прошлом году мы вывели на рынок нашу новую разработку — Неореферон. Это средство для повышения иммунитета.

— Слыхал, слыхал, — сдержанно кивнул Васильчук.

— За сравнительно небольшой срок своего существования этот препарат успел зарекомендовать себя с самой лучшей стороны. Мы испытывали его в некоторых странах Африки: Сомали, Гане, Буркина-Фасо, — и результаты оказались просто ошеломляющими. Уровень заболеваемости в этих странах снизился в несколько раз. Мы стремимся наладить поставки Неореферона по всему миру, и применительно к России решили обратиться именно к вам. Ваша компания «Гедеон-Биофарм» довольно сильный игрок на российском фармацевтическом рынке. Не последнюю роль в нашем выборе сыграли, извините за прямоту, и ваши родственные связи. Если учредителем фирмы является сын министра здравоохранения, то этой фирме однозначно гарантирован успех.

По лицу молодого человека пробежала тень самодовольства.

— Так что вы хотите мне предложить? — сухо спросил он.

— Мы хотим предложить вам стать нашим официальным дистрибьютором. Условия самые выгодные. При обязательной вакцинации населения вы будете иметь многомиллиардные прибыли.

— У нас нет обязательной вакцинации населения, — заметил Васильчук. — У нас вакцинация добровольная, и люди идут на неё не всегда.

— Так давайте её введём. Хотя бы для детей. Страна должно заботиться о здоровье своего подрастающего поколения, ведь это её будущее. Или ваш глубокоуважаемый батюшка так не считает?

Глаза молодого человека хитро сузились. Хозяин «Ягуара» по-братски потрепал его по плечу.

— Давайте делать бизнес, Альберт, пока есть такая возможность. Ведь схема очень проста. Министерство здравоохранения Российской Федерации издаёт постановление об обязательной вакцинации детей с целью повышения их иммунитета. В качестве вакцины выбирается уже доказавший свою эффективность Неореферон. Из государственного бюджета на его закупку выделяются необходимые средства, и компания «Гедеон-Биофарм», пройдя через полагающийся по закону тендер, получает монопольное право на поставку этого препарата во все лечебные учреждения страны. Вы представляете, какие на этом можно сделать деньги?

Васильчук нахмурил лоб. В его глазах заиграла алчность.

— Хорошо, — после небольшой паузы произнёс он, — я поговорю об этом со своим отцом…

Спустя два месяца министр здравоохранения Российской Федерации подписал приказ об обязательной вакцинации препаратом Неореферон детей дошкольного и младшего школьного возраста. Тендер на поставку этого препарата в Россию выиграла компания «Гедеон-Биофарм».

А спустя ещё месяц, состоялся один очень важный, имеющий непосредственное отношение к вышеупомянутому событию, разговор. Но речь о нём пойдёт уже в следующем эпизоде…


5


США, Вашингтон

Президент Соединённых Штатов Америки Хармас Лу поднялся навстречу вошедшему в Овальный кабинет Белого Дома сенатору от Республиканской партии Биллу Пеплински.

— Хэлло, старина Билл!

После стандартного в таких случаях обмена любезностями, он перешёл непосредственно к делу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 162
печатная A5
от 708