электронная
90
печатная A5
576
12+
Пьесы

Бесплатный фрагмент - Пьесы

Для детей и подростков

Объем:
512 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-1339-8
электронная
от 90
печатная A5
от 576

От автора

Вступительное слово или приветствие от автора принято начинать с обращения «дорогой читатель», либо «уважаемый читатель», что вполне естественно.

Однако мне кажется, что слово «читатель» в данном случае не совсем уместно. По моему убеждению, пьесы (а также инсценировки, сценарии, экспликации) — это специфическая, в некотором смысле даже техническая литература для специалистов, которые на основе этих текстов могут создавать уже окончательные произведения. Между чертежами самолёта и непосредственно самолётом визуальная разница довольно велика, хотя профессионал по чертежам, наверное, сможет представить себе, как будет выглядеть готовый лайнер.

В последнее время в литературе появились так называемые пьесы для чтения. Как новая форма литературы, это, наверное, интересно — даёт возможность читателю что-то домыслить, дофантазировать. Возможно, такие пьесы и пишут как-то иначе — специально для читателей. Но в настоящем сборнике представлены тексты именно для театральных постановок, с учётом современной структуры театра, где не требуется объяснять, какого цвета стол, где он стоит, и откуда кто выходит, поскольку всё равно это будут решать художники и режиссёры. И вполне может быть, что в результате и стола никакого не будет, и ходить никто никуда не станет, но идея, суть и впечатление от истории будут переданы точно и увлекательно.

Исходя из всего вышесказанного, я, конечно, буду рад, если кто-то просто захочет почитать эту книгу, но в первую очередь обращаюсь к постановщикам, актёрам, художникам и прочим специалистам, занимающимся постановками спектаклей.

В последнее время теоретики говорят о том, что очень мало рождается новых произведений для детей. Правильно говорят! Почему это происходит? Я знаю несколько причин, и главная из них — отсутствие спроса. Нет, в принципе, никто не против новых хороших произведений. Пусть они будут где-то (чаще всего «в столах» у авторов), но читать или показывать (то есть, покупать) детям мы предпочитаем то, что нам знакомо. Так надёжнее и привычнее.

В этой книге собраны пьесы, в основном, для детей и подростков. Большинство из них с успехом «проверены» на сценических площадках разных театров. И это было возможно только потому, что почти все эти пьесы написаны по мотивам известных произведений. А пьеса «Братец Кролик на Диком Западе» — вообще особый случай: я написал историю про ковбоев и жуликов (в основном, под впечатлением рассказов О. Генри), но для того, чтобы на неё обратили внимание, позже просто поменял имена всех персонажей — дал им клички «Братец Лис», «Братец Кролик» и т. д. То есть, сделал вид, будто это написано по мотивам известного произведения. Также я изменил одну сцену, вписав туда колодец, чтобы это хоть как-то отдалённо перекликалось с настоящим «Братцем Кроликом». Эксперимент прошёл удачно — пьесу тут же поставили в театре! (Потом было забавно читать в рецензиях рассуждения по поводу того, что «авторы» слишком далеко отошли от «первоисточника», хотя спектакль вышел неплохой.)

Все остальные детские пьесы, представленные здесь, написаны действительно по мотивам известных сказок, и часть специалистов назовёт их инсценировками. Называйте, как хотите — ваше право.

Те, кто занимается практикой, а не теорией, прекрасно знают, что новых героев и новые истории часто сочинять легче, чем «обрабатывать» старые, но увы — билеты на спектакли для детей покупают родители, которые «знают», на что надо идти… Да и сами взрослые, кстати, сегодня больше предпочитают «раскрученные бренды», чем что-то неизвестное. Правда, в большинстве случаев они так или иначе будут обмануты постановщиками, поскольку просто «повторять кино» на сцене никому не нужно и не интересно (учитывая, что режиссёрами чаще становятся люди с творческими наклонностями, а не с коммерческими). Иначе как донести до зрителя что-то новое, если он упорно предпочитает «знакомое»? Приходится под видом очередного «Гамлета» рассказывать о чём-то своём, наболевшем.

При этом критики всё ждут новые сюжеты и новых героев… А кто-то, кстати, уже и не ждёт. Кому-то удобнее сравнивать между собой разных Гамлетов или Колобков, чем искать, на что похоже «Новое-Неизвестное». Потому что им непременно надо это находить (на что похоже новое), иначе вся театроведческая наука коту под хвост — ведь не бывает, чтобы ни на что было не похоже!.. И тут они в определённом смысле правы. Открою секрет: новую музыку сочинить может любой, даже совершенно глухой. Проблема лишь в том, чтобы эту музыку кто-то захотел, или хотя бы смог, слушать… Отсюда и возникает необходимость, чтобы музыка соответствовала определённым условиям, параметрам, благодаря которым люди смогут её воспринимать. Условия и параметры уже сами по-себе и есть «похожесть на что-то». Эти параметры восприятия заложены в людях веками, и не зависят от того, в какой «костюм» облачится произведение — джаз, рок, плач Ярославны или марсианские напевы. При этом и сам «костюм» (то есть стиль, жанр и т.д.) также не что иное, как «похожесть на что-то». То есть, по большому счёту, создание нового, которое может быть воспринято людьми — это поиск новых видоизменений в знакомом, поиск новых форм старого содержимого, либо облачение нового в знакомые формы.

В результате выходит, что нет большой разницы между свежим современным взглядом на старый сюжет и новыми сюжетами, чем-то напоминающими старые. В любом случае есть и пространство для творчества, и свои ограничения. И уж если большинство зрителей предпочитают первый вариант, то почему бы им его не предложить?

У тех, кто держит в руках эту книгу, есть возможность ознакомиться с некоторыми известными историями, написанными, как говорится, на новый лад (а также переведёнными с книжных страниц на сцену). И я этому очень рад!

Желаю Вам приятного ознакомления!

С уважением, Эдуард Гайдай

Алые паруса

Мюзикл по мотивам феерии А. Грина.

Ассоль — Майя Вейос, Циммер — Дмитрий Ладыгин. Театр «Балтийский дом», режиссёр — Р. Банионис, художник — С. Боцулло.

Пьеса в двух актах

* Тексты песен собраны отдельно в конце пьесы*


Действующие лица:

1. Ассоль — взрослая.

2. Ассоль — девочка.

3. Грей.

4. Лонгрен — отец Ассоль, бывший матрос.

5. Циммер — виолончелист, он же «добрый волшебник».

6. Меннерс — хозяин трактира (сын утонувшего Меннерса), он же Меннерс старший (отец).

7. Угольщик Филипп — вечно пьян.

8. Летика — матрос «Секрета».

9. Пантен — боцман «Секрета».

10. Юнга.

11. Продавец тканей в Лиссе, он же один из посетителей трактира (возможно, 2й).

12. Матрос.

13. Рыбак (1й посетитель трактира).

14. Мери — мать Ассоль.

Жители города без слов.

Описание действующих лиц.

1. Ассоль взрослая. Трудно что-то советовать конкретно, поскольку она является практически идеалом. Внутри — милая, добрая, честная, чистая душой. Снаружи симпатичная молодая девушка. Будет петь и танцевать (как минимум, должна хорошо двигаться). Роль активная в смысле физических нагрузок. Быстрые переключения в разные состояния.


2. Маленькая Ассоль. 10 — 15 лет. Сообразительная девочка. Слов достаточно много для актрисы такого возраста. Но роль не сложная.


3. Циммер — бродячий музыкант-виолончелист. 50—60 лет. Он же «добрый волшебник» в сцене с маленькой Ассоль. Воспринимается как некий ангел-хранитель или добрый гений Ассоль на протяжении всей истории. Проходит через весь спектакль, хотя не всегда на сцене. Физически не очень сложно. Танцевать не требуется. Нужен хороший опытный немолодой актёр, который справится с большими монологами и сможет держать внимание зрителя без лишних телодвижений.


4. Грей — молодой капитан. Тоже из серии идеальных — мужественных и красивых.


5. Лонгрен — отец Ассоль, бывший матрос. Возраст примерно такой же, как у Циммера. Немного поющий (задушевно).


6. Меннерс — хозяин трактира (сын утонувшего Меннерса). Среднего возраста. Внешне немного напоминает молодого Гитлера. Основные состояния — то испуганный, то активный, самоуверенный. Он же играет отца — такой же, но седой, по поведению более вальяжный.


7. Угольщик Филипп — вечно пьян. Детина больших размеров. Возраст непонятен из-за постоянного употребления алкоголя. Но актёр должен быть достаточно пластичный — ему предстоит сыграть драку в кабаке.


8. Летика — матрос «Секрета». Адъютант Грея, его ближайший соратник и помощник. Возраст такой же, как у Грея. Бойкий, громкий, неугомонный.


9. Пантен — боцман «Секрета». Немолодой, коренастый, умудрённый опытом.


10. Юнга. — мальчишка не старше 17 лет.


11. 1й посетитель трактира — Классический представитель провинциального рыбацкого посёлка. Довольно развёрнутая (комическая) роль в начале спектакля. Также ему предстоит драка в трактире. Напоминает пьяного Д'Артаньяна.


12. 2й посетитель трактира, он же Продавец тканей — этот почти такой же, но по поведению больше похож на Атоса (внешне может быть и Портосом).


13. Мери, мать Ассоль. (лет 30—40)


14. Матрос «Секрета».


Жители города, матросы «Секрета».

Первый акт

Сцена 1. В трактире Меннерса

Кто сказал, что в море

Солёная вода?

Только тот, кто рому, кто рому не попил.

Кто сказал, что горе

На море и беда?

Только тот, кто в море, кто в море не ходил!..

(см. тексты песен)

В трактире у Меннерса. Барная стойка, несколько столиков. Посетители с металлическими кружками. За центральным столиком двое (далее это 1й и 2й посетитель). За отдельным столиком сидит угольщик Филипп. Перед ним несколько кружек. За другими столиками ещё два-три человека без слов.

В углу сидит старик Циммер. У него единственного на столике чашка с блюдцем, рядом стоит виолончель. Он и Меннерс — единственные трезвые в этой компании.

Меннерс стоит за стойкой.


1Й ПОСЕТИТЕЛЬ. …И представьте себе — подтянул её я к борту, а дальше никак! В сачок-то не помещается! Да какой тут, к дьяволу, сачок! Пожалуй, и в лодке бы места не хватило…

2Й ПОСЕТИТЕЛЬ. А ты бы лучше глаза промыл — помогает иногда. Глядишь, и рыбка бы поменьше стала!

Здесь и далее все присутствующие, кроме Циммера, громко смеются после каждой реплики.

1Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Да я трезвый был! Как сейчас! Клянусь… Абсолютно!.. Меннерс, рому!

2Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Давай, Меннерс! Давай ещё — видишь, человек совсем трезвый сидит!

МЕННЕРС. В долг не даём. Где твоя сказочная рыба? Неси, тогда посмотрим!

1Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Убью!

2Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Ладно, тихо, тихо!.. Наливай, Меннерс, я плачу.

Меннерс наливает. «Весёлая передача» для окружающих закончилась, смех прекратился, далее каждый занимается своим делом.

1Й ПОСЕТИТЕЛЬ. А что это твой музыкант не играет?

МЕННЕРС. Это не мой музыкант. Из города, видать, пришёл.

1Й ПОСЕТИТЕЛЬ. То-то я смотрю — не из наших, вроде. Филипп, ты его знаешь? Говорят, он из города.

2Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Угомонись! А ты, старик, и в правду, сыграл бы. Что это за инструмент у тебя такой огромный?

ЦИММЕР. Виолончель. Я вообще-то отдыхать зашёл, а не работать.

1Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Ты смотри! Большая эта вели-чель. Во! Точь-в-точь, как та моя рыба! Абсолютно!

ФИЛИПП. Меннерс, угости музыканта. Как вас зовут?

ЦИММЕР. Циммер. Нет-нет, спасибо, мне только чаю.

ФИЛИПП. А я Филипп. Уголь вожу из города. Так что, могу подвезти, когда возвращаться будете.

ЦИММЕР. Спасибо.

ФИЛИПП. Сыграйте, а? Уж очень интересно посмотреть, как на такой штуковине играют.

1Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Да-а! Сто лет я уже не слыхал эту, вели… вело… нчель. О! А давайте лучше споём! Эх, после пи-и-ва волна игри-и-ва в корму-у кача-ает и в…

Входит Ассоль. У неё в руках корзинка с моделями кораблей. Все резко смолкают, уставившись на неё. Ассоль оглядывается, словно она здесь впервые, но не замечает виолончелиста. Находит угольщика, подходит к нему.

АССОЛЬ. Добрый вечер.

МЕННЕРС. Ах, какие гости к нам пожаловали! Вы только посмотрите!

АССОЛЬ. Я не к Вам. Филипп, мне не удалось сегодня ничего продать.

ФИЛИПП. Зря ты сюда пришла, Ассоль. Иди домой.

АССОЛЬ. Но ты меня утром отвозил в город, а мне теперь совершенно нечем тебя отблагодарить.

ФИЛИПП. Не болтай глупостей. Я тебя просто так подвёз. Иди. Нечего тебе тут делать.

АССОЛЬ. Спасибо.

МЕННЕРС. Ай-яй-яй! Кажется, ваш бизнес пошатнулся? Неужели глупые горожане больше не хотят покупать ваши бесполезные игрушки? Может быть, они поумнели?

ФИЛИПП. Помолчи, Меннерс. Ассоль, уйди отсюда.

МЕННЕРС. Постой! Покажи свои кораблики, Ассоль, не стесняйся! Может, я что-нибудь куплю на память? Господа! У кого вельбот протекает, подходи-покупай! Тут есть целый фрегат для мухи или паука! Очень-очень нужная вещь! Не хотите фрегат — берите галиот! В него поместится как раз три таракана, господа! Я не шучу, он просто огромен! Надеюсь, Ассоль, вы с папашей не забыли навесить на него алые паруса?..

Филипп ударяет кулаком по столу. Меннерс мгновенно смолкает.

МЕННЕРС. Увы. Здесь тоже никто не покупает ваш товар. Придётся снова голодать. Сочувствую.

Уходит к себе за стойку.

ФИЛИПП. Мне от тебя ничего не нужно, Ассоль. Иди домой, я сказал! Отец ждёт, наверное.

АССОЛЬ. Хорошо. Спасибо, Филипп. До свидания.

Уходит.

1Й ПОСЕТИТЕЛЬ. А что, правду говорят, что она того, полоумная?

МЕННЕРС. Также как и её папаша Лонгрен. Семейка чокнутых.

ФИЛИПП (напевает). Корзинщик, корзинщик, Дери с нас за корзины…

МЕННЕРС. Ей в детстве колдун привиделся, который обещал, что за нею принц приплывёт на корабле под алыми парусами!

ФИЛИПП (всё громче). Но только бойся попадать в наши Палестины…

1Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Да я слыхал! И что ж она? Всё ещё ждёт принца, дурочка?

2Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Как видишь. За тебя пока не вышла, дурачок!

Снова всеобщий смех.

ФИЛИПП. Эй, ты, паук, подай-ка ещё рому!

Тишина.

Не слышишь, что ли? Рому давай, говорю!

Пауза. Филипп встаёт, подходит пошатываясь к стойке, за которой не шевелясь стоит Меннерс. Все внимательно следят за происходящим.

ФИЛИПП. Не бойся, т-таракан, я заплачу тебе… за всё!

МЕННЕРС. А рома больше нет.

Все угрожающе вскакивают со своих мест.

ВСЕ. Что?!!!

МЕННЕРС. Я пошутил, братцы, пошутил. Будет вам ром!.. Но только, когда этот угольщик отсюда уйдёт.

1Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Угольщик? Уходи, угольщик, я пить хочу!

ФИЛИПП. Сам уходи! Меннерс, тебе говорят — налей мне ро…

1й Посетитель пытается стулом ударить Филиппа по голове, но промахивается. Завязывается всеобщая драка. Фоном звучит бодрая музыка.

Сцена 2. Рассказ Циммера

Драка в трактире продолжается. Циммер неторопясь допивает чай. Достаёт из чехла виолончель. Выходит с нею на передний план (возможно, забирается с нею на стол). Проводит смычком. Музыка драки обрвается, слышен только звук виолончели. Все от удивления замирают и оглядываются на Циммера. Когда всеобщее внимание привлечено, Циммер перестаёт играть и начинает рассказывать.

ЦИММЕР. Всё было совсем не так, господа. Успокойтесь. Я расскажу вам правду.

Однажды летом, когда Ассоль было около девяти лет отроду, она шла в город, чтобы продать лавочнику игрушечные корабли, которые мастерит её отец. До города тут недалеко, но дорога, как вы знаете, идёт через лес…

1Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Знаю, знаю! Там она встретила волка, а в корзинке был пирожок… Ха-ха-ха…

2Й ПОСЕТИТЕЛЬ. Помолчи, приятель!

ЦИММЕР. Когда Ассоль дошла до ручья, она присела у мостика, чтобы немного отдохнуть, и принялась рассматривать корабли в своей корзинке. Там было несколько прекрасных моделей, но среди них одна оказалась совершенно необычной! Это была миниатюрная яхта с парусами из алого шёлка. Вы только представьте себе — белая яхта с алыми парусами! Она привела в восхищение маленькую Ассоль! Пламенный весёлый цвет горел так ярко в её руке, словно она держала огонь…


Циммер игрет на виолончели. Посетители трактира замерли в оцепенении. Все смотрят назад, в глубину сцены, где им «видятся» описываемые рассказчиком события.

Маленькая Ассоль с яхтой в руках.

МАЛЕНЬКАЯ АССОЛЬ. Если я опущу её в ручей поплавать немного, она не промокнет. А потом я её вытру.

Опускает кораблик в «ручей». Разговаривает с яхтой за себя и за воображаемого капитана.

Ты откуда приехал, капитан?

Я приехал… я приехал из Китая.

А что ты привёз?

Что привёз, о том не скажу.

Ах, ты так, капитан! Тогда я посажу тебя обратно в корзину.

Сквозь звуки виолончели раздаётся порыв ветра. Ассоль вскрикивает, протягивает руки к яхте, но не может её достать. Кораблик быстро плывёт через сцену. Ассоль хватает корзину и пускается в догонку.

МАЛЕНЬКАЯ АССОЛЬ. Стой! Стой! Ах, господи! Ведь случилось же…

Вслед за яхтой Ассоль исчезает за кулисами.

Виолончель остаётся стоять там же, где и была, словно на ней кто-то продолжает играть. Её мелодия продолжается. Циммер, рассказывая дальше, отходит в сторону по авансцене, садится на большой камень. В процессе рассказа у него в руках появляется яхта с алыми парусами.

ЦИММЕР. Здесь было устье ручья. Разлившись нешироко и мелко, он пропадал во встречной морской волне. Ещё издали Ассоль увидела незнакомца, который сидел на берегу и рассматривал её яхту.

Появляется Ассоль с корзинкой. Несколько секунд молча смотрит на Циммера, который её «не замечает».

МАЛЕНЬКАЯ АССОЛЬ. Ты уже поиграл. Теперь отдай мне. Ты как поймал её?

Циммер от неожиданности чуть не роняет яхту.

ЦИММЕР. Клянусь Гриммами, Эзопом и Андерсеном, это что-то особенное! Послушай, это твоя штука?

МАЛЕНЬКАЯ АССОЛЬ. Да, я за ней бежала по всему ручью. Она была тут?

ЦИММЕР. У самых ног моих! Яхта, покинутая экипажем, была выброшена на песок трёхвершковым валом. Как тебя зовут, крошка?

Отдаёт ей яхту.

МАЛЕНЬКАЯ АССОЛЬ. Ассоль.

ЦИММЕР. Хорошо… Хорошо, что оно так странно, так однотонно и музыкально, как свист стрелы или шум морской раковины. Твоё имя не нарушило очарования. Эта удивительная яхта здесь, на берегу моря, потом ты… Что у тебя в корзинке?

МАЛЕНЬКАЯ АССОЛЬ. Лодочки. Потом пароход, да ещё три таких домика с флагами. Там солдаты живут.

ЦИММЕР. Отлично. Тебя послали продать. По дороге ты занялась игрой. Ты пустила яхту поплавать, а она сбежала. Ведь так?

МАЛЕНЬКАЯ АССОЛЬ. Ты разве видел? Тебе кто-то сказал? Или ты угадал?

ЦИММЕР. Я это знал.

МАЛЕНЬКАЯ АССОЛЬ. А как же?

ЦИММЕР. Потому что я — самый главный волшебник.

Ассоль смущается. Испуганно отступает.

ЦИММЕР. Тебе нечего бояться меня. Напротив, я хочу поговорить с тобой по душам. Слушай меня внимательно, Ассоль. Я был в той деревне, откуда ты, должно быть, идёшь. Я люблю сказки и песни, но у вас не рассказывают сказок и не поют песен. А если и поют, то, знаешь, эти истории о хитрых мужиках да рыбаках, эти грубые коротенькие четверостишья с ужасным мотивом… Стой, я сбился. Погоди…

Не знаю, сколько пройдёт лет, только в твоей деревне расцветёт одна сказка. Ты будешь большой, Ассоль. Однажды утром в морской дали под солнцем сверкнёт алый парус. Сияющая громада алых парусов белого корабля двинется, рассекая волны, прямо к тебе. Тихо будет плыть этот чудесный корабль. На берегу соберётся много народу, удивляясь и ахая. И ты будешь стоять там. Корабль подойдёт величественно к самому берегу под звуки прекрасной музыки. «Зачем вы приехали? Кого вы ищите?» — спросят люди на берегу. Тогда ты увидишь красивого храброго принца. Он будет стоять и протягивать к тебе руки. «Здравствуй Ассоль! — скажет он. — далеко-далеко отсюда я увидел тебя во сне. Я приехал, чтобы увезти тебя навсегда в своё царство. У тебя там будет всё, что ты только пожелаешь. Жить мы станем с тобой так дружно и весело, что никогда твоя душа не узнает слёз и печали». И ты, Ассоль, уедешь с принцем в блистательную страну, где восходит солнце, и где звёзды спустятся с неба, чтобы поздравить тебя с приездом.

МАЛЕНЬКАЯ АССОЛЬ (негромко). Это всё мне?

Может быть, он уже пришёл… тот корабль?

ЦИММЕР. Не так скоро. Сначала ты вырастешь. Потом… что говорить? Это БУДЕТ, и кончено. Что бы ты тогда сделала?

МАЛЕНЬКАЯ АССОЛЬ. Я?.. Я бы его любила… если он не дерётся.

ЦИММЕР. Нет, не будет драться, не будет. Я ручаюсь за это. Иди, девочка, и не забудь того, что я тебе сказал. Иди. Да будет мир пушистой твоей голове!

Девочка уходит. Циммер возвращается к виолончели.

ЦИММЕР. Девочка стремглав побежала домой, забыв от счастья, что ей надо было идти в город. Она рассказала отцу, о волшебнике и об алых парусах.

Возможно, кто-то из соседей услышал, а, может быть, это был случайный прохожий…


Раздаётся низкий резкий звук оборвавшейся басовой струны. Активная угрожающая роковая музыка. В луче света Меннерс. Он в ярости.

МЕННЕРС. Ложь! Это всё ложь! Не слушайте его! Она сумасшедшая!

По сцене проходит взрослая Ассоль с корзинкой. Уже нет столиков, нет трактира. Вокруг Ассоль в диком танце снуют мужики и бабы, не давая ей пройти. Толкают её друг другу с диким хохотом.

МЕННЕРС. Не будет ей никакого принца! Не будет никакого корабля! Не будет алых парусов! Не будет! Не будет! Ни-ког-да!!!

Танец-насмешка продолжается.

МЕННЕРС. Ненавижу эту семейку! Ненавижу эту Ассоль и её папашу Лонгрена! Этот грязный мерзавец утопил моего отца! Вы слышали? Он утопил моего отца, как котёнка! И я этого так не оставлю! Они ответят мне! Ответят за всё!

Темнота. Танец и музыка обрываются. Звучит тихая песня, похожая на колыбельную.

Сцена 3. Ассоль и её отец Лонгрен

Лонгрен сидит, покачиваясь, и задумчиво напевает песню, словно колыбельную. Ассоль лежит рядом, положив голову ему на колени.

ЛОНГРЕН.

Где небо встречается с морем,

А море встречается с небом.

Там Солнце в бескрайнем просторе

Плывёт за дельфинами следом…

(см. тексты песен)

АССОЛЬ. Я так люблю эту песню. Она похожа на мечту. Несбывшуюся мечту.

ЛОНГРЕН. О… мы, кажется, загрустили? Отчего, Ассоль? Ну-ка, рассказывай, что случилось?

АССОЛЬ. Ничего не случилось, отец. Всё как обычно…

Скажи, почему нас так не любят в деревне?

ЛОНГРЕН. Потому что они не умеют любить, Ассоль.

АССОЛЬ. Не умеют… Бедные. Зато они умеют нелюбить. Меннерс на нас очень зол. Что ты ему сделал? Он всем говорит, будто… говорит, что ты…

ЛОНГРЕН. Что я убил его отца? Я давно должен был рассказать тебе, но это так непросто…

АССОЛЬ. Нет! Не говори! Этого не может быть! Я не верю!

ЛОНГРЕН. Успокойся, милая, я никого не убивал. Просто однажды я не помог одному человеку спастись.

АССОЛЬ. Почему?..

ЛОНГРЕН. Ты же знаешь, отчего умерла твоя мать. Но я не говорил тебе, из-за кого это случилось.

АССОЛЬ. Это был он? Отец Меннерса?

ЛОНГРЕН. Ты родилась холодной зимой, Ассоль. Я тогда ещё плавал матросом на «Орионе» и не знал, что ты уже появилась на свет. До моего возвращения оставалось совсем немного, но, увы, у матери уже не хватало денег, чтобы прокормить вас обеих. И тогда она решилась пойти к нему — самому богатому человеку в этой деревне.


Завывание вьюги. Вечер. Женщина (Мери, мать Ассоль) стучит в дверь. Открывает Меннерс (почти такой же, как сын, но более пожилой — сгорбленный и седой).

МЕННЕРС СТАРШИЙ. А, Мери! Чего это ты, вдруг, ко мне на ночь глядя? Переночевать, что ли? Ну, заходи, заходи, я не прочь — у меня под боком местечко для тебя свободно.

МЕРИ. Мне не до шуток, Меннерс. В доме нет ни крошки съестного. Дочку не могу кормить.

МЕННЕРС СТАРШИЙ. Ай-яй-яй… Какая беда! Тебе, наверное, деньги нужны?

МЕРИ. Я отдам сразу, как только Лонгрен вернётся.

МЕННЕРС СТАРШИЙ. У-у… зачем же нам с тобой так долго ждать? Всё гораздо проще, милая. И Лонгрен нам совсем не нужен. Смекаешь?

МЕРИ. Вот. Можешь взять моё кольцо! Оно дорогое. Возьми его!

МЕННЕРС СТАРШИЙ. Мне не нужно твоё кольцо. Мне нужна ты, Мери. Будь, смелее! Не упрямься. Приласкай меня, и я тебя хорошо накормлю…

МЕРИ. Не трогай меня! Ты с ума сошёл! Опомнись — я давно замужем и у меня маленькая дочка!

МЕННЕРС СТАРШИЙ. Не хочешь — не надо. И сама с голоду умрёшь и дочку погубишь.

МЕРИ. Да я лучше умру, чем прикоснусь к тебе!

МЕННЕРС СТАРШИЙ. Смотрите, какая гордая! А про ребёнка забыла — чем кормить-то будешь?

МЕРИ. Найду чем… В город схожу — тут недалеко.

МЕННЕРС СТАРШИЙ. Недалеко летом. А сейчас-то и простудиться недолго.

МЕРИ. Ничего. Переживу как-нибудь. Бог поможет. Прощай.

МЕННЕРС СТАРШИЙ. Зря ты так, Мери. Нам было бы хорошо вдвоём!

Мери уходит.

Слышишь?.. Куда ты пошла? Не делай глупостей!

Ну и иди! Сама потом пожалеешь…

Снова высвечиваются Лонгрен и Ассоль.

АССОЛЬ. А потом мама умерла?

ЛОНГРЕН. Заболела уже на следующий день… Простудилась сильно… Соседка ухаживала за вами обеими, но спасти удалось только тебя. Когда же я вернулся, Мери уже не стало…

АССОЛЬ. И тогда ты…?

ЛОНГРЕН. Нет. Он сам тонул. Я просто не подал ему руки.

АССОЛЬ. Почему наш мир такой жестокий? Почему люди не могут просто жить и радоваться жизни?

ЛОНГРЕН. Не все, дочка. Есть и те, которые могут.

АССОЛЬ. Иногда хочется сказать — оглянитесь, люди! Вокруг такая красота! К ней совсем не идут жестокость и обман. Посмотрите на это небо, посмотрите на это море! Как оно прекрасно! И волшебной ночью и радостным днём.

А каким сказочным бывает море в тихое летнее утро, вы разве забыли? Когда несмелый бриз развевает тончайшие полоски тумана, над лазурной рябью то тут, то там мелькают белые гребешки волн, а в голубой вышине проплывают лёгкие облака. Словно природа играет, и Земля с небом сливаются в один прекрасный мир! Как в твоей песне, папа. Вся душа наполняется теплом и радостью! В такие минуты очень хочется поверить в чудо…

ЛОНГРЕН. Ты знаешь, многие любят море, только не все могут так хорошо говорить об этом, как ты, Ассоль.

АССОЛЬ. А ведь, согласись — это смотрелось бы очень красиво, если б действительно однажды ясным утром над морем вдруг возникли… алые паруса!

ЛОНГРЕН. Ассоль, девочка моя, ты всё ещё помнишь эту сказку?

АССОЛЬ. Я уже большая, папа… Столько лет прошло — но ни кто так и не приплыл сюда… Я понимаю, я всё понимаю — это был просто сон. Такой чудесный детский сон про доброго волшебника.

Идут минуты не спеша,

А годы мчатся вскачь.

Взрослеет нежная душа,

Хоть радуйся, хоть плачь…

(см. тексты песен)

Сцена 4. Ассоль и старушка

Утром на берегу моря. Ассоль стоит и смотрит вдаль. Появляется Старушка, смотрит на Ассоль, недовольно бормочет. Сначала как будто сама с собой.

СТАРУШКА. Ах, Ассоль, ты, Ассоль. Ну что ты всё стоишь и стоишь тут каждое утро? Не смешила б людей-то. Чего выстаиваешь? Прынцесса малахольная. Лучше б работать шла в огород как все нормальные бабы. С утра-то работается лучше. Глядишь, и мужик бы какой тебя приметил. Слышишь, нет?

АССОЛЬ. Что?

СТАРУШКА. Не слышишь, что ли?

АССОЛЬ. Ой, здравствуйте, бабушка. Я засмотрелась на море. Сегодня оно как-то особенно красиво.

СТАРУШКА. Да, погода хорошая… Ты, Ассоль, когда говоришь, вроде здоровой кажешься. А ведёшь себя так, что тьфу ты — не приведи, господь! Жениха-то всё нету?

АССОЛЬ. Нет пока.

СТАРУШКА. Ага. Учить тебя некому, я смотрю. Вот и ходишь посмешищем… Ладно. Хочешь настоящего принца? Слушай меня, поняла? Так и быть, помогу. У меня-то их знаешь, сколько было? У-у-у…

АССОЛЬ. Но мне не нужны ваши принцы, бабушка…

СТАРУШКА. Цыц! Ишь ты, коза какая! Смеяться вздумала. А ещё говорят, что полоумная… Я с тобой серьёзно говорю. Ну-ка, давай, стань вот так. Ну!

АССОЛЬ. Зачем?

СТАРУШКА. Ой, тёмная-то, ой… Стань, говорю! Теперь потянулись. Ручки вверх. Локти назад. Хорошо так потянулись. Ага… Ну, ничего, ничего… А теперь наклоняемся и собираем сорнячки, собираем… Ну, что ты опять смотришь?

АССОЛЬ. Какие сорнячки? Я не понимаю.

СТАРУШКА. Да… Вот оно — детство без матери. Запоминай, сиротка. Запоминай внимательно. Завтра, с утра выйдешь в огород и начнёшь полоть грядки. Но только те грядки, которые у забора, поняла? Можешь даже и не полоть сперва, главное — посматривай за заборчик, да поглядывай.

Как только первый принц пойдёт по улице, так сразу выпрямляешься и потягиваешься, как я тебя сейчас учила, а потом наклоняешься и, не спеша так, спокойно сорнячки начинаешь собирать. К забору повернись этим… спиной, и собирай, собирай себе. Только, на принца не вздумай смотреть, покуда совсем мимо не пройдёт. А то вспугнёшь, поняла? И вот так каждое утро делай. Через недельку придёт свататься — это я тебе точно говорю!

АССОЛЬ. Но откуда же там, на улице, принц появится, бабуля?

СТАРУШКА. Да как откуда? Не знаешь, что ли? С рыбалки, конечно! Одни ж на утренний клёв идут, другие обратно, с ночи. Потому утром самое время-то, к заборчику за сорнячками топать. И дело будет и польза. Выбирай там себе кого захочешь!

АССОЛЬ. За сорнячками, говорите?

СТАРУШКА. Да за ними, родными. А тут, на берегу, нечего тебе стоять, глаза мозолить. Только позоришься и людей дразнишь. Они, вон, кто в лодках, лишь смеются над тобой, да от работы отвлекаются.

АССОЛЬ. Спасибо за совет. Но я лучше без них как-нибудь проживу.

СТАРУШКА. Без кого это? Без мужичков, что ли?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 576