электронная
400
печатная A5
333
18+
Пьесы

Бесплатный фрагмент - Пьесы

Выбор. Цена ценности

Объем:
54 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-7612-2
электронная
от 400
печатная A5
от 333

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Выбор

(Пьеса)

Все события, происходящие в пьесе, вымысел автора. Отдельные сюжетные совпадения носят случайный характер и не могут быть приняты как исторические факты.

Пьеса не является политическим произведением, пьеса написана в 2004—2005 годах с целью послужить материалом в качестве дополнительного образования для изучающих общественные науки (в том числе экономическую теорию и праксиологию). Содержание основных политэкономических категорий раскрывается в репликах героев. Некое вымышленное «сходство с реалиями современной политической жизни» не более чем прием, для лучшего усвоения материала.

Действующие лица:

Юганов — Лидер коммунистической партии. Депутат Государственной Думы.

Рызлов, он же Лидер — Лидер партии большинства в законодательном органе. Депутат Государственной Думы.

Эсер — Лидер партии социалистического толка. Видный государственный деятель.

Вера Васильевна — Секретарь Эсера.

Орлов — Генеральный прокурор страны.

Актер — Лидер партии либерального толка.

События происходят в кабинете Эсера. Все присутствующие собрались по поводу предстоящего обсуждения в федеральном собрании закона о «монетизации» льгот. Этой встрече предшествовала очень жесткое обсуждение проблемы в средствах массовой информации, на проблему неоднократно указывал и глава государства.

Эсер:

— Приветствую вас, господин коммунист!

Юганов:

— Я не господин, хотя, наверное, и не всем товарищ. Можно просто по имени и отчеству. Можно и коммунист, коль к этому привыкли, я этим горжусь по-прежнему. Смотрю все свои, посторонних нет.

Эсер:

— Чувствую, Вы готовы к обсуждению проблемы. Настрой самый решительный.

Юганов:

— Тут одним моим настроем не поможешь, когда правительство столь непопулярным методом социальную напряженность в обществе снять планирует.

(Все здороваются между собой. Рассаживаются в кабинете.)

Эсер:

— Вам виднее.

Проходите господа, присаживайтесь. Кому чай, кофе? Вера Васильевна, будьте добры кофе господам, работа предстоит сложная.

Лидер:

— Мне двойной со сливками, пожалуйста.

Юганов:

— Ох уж эти современные капиталисты! Двойной, со сливками. Забыли, когда последний раз в колхозе были, а там, между прочим, все хуже и хуже простому труженику живется. Совсем от ваших реформ загибаются.

Орлов:

— Зато, как при вас, от голода не умирают. Да и колхозов как таковых уже нет не только на бумаге, и в реале.


Юганов:

— Не умирают, потому что умирать некому. Вы все село «на нет» свели. Разве не так?

Дожили, в селах опять «мертвые души» появились, чтобы чиновникам не ухудшать статистику по народонаселению.

Эсер:

— Господа. Минутку внимания. Нам еще только предстоит обсуждать проблему.

Актер (Немного опоздал к началу совещания Протягивает руку Юганову и здоровается с ним.):

— Всех приветствую! О, коммунист опять шумит как первобытный лес. А его, вообще, зачем пригласили? Только работать будет мешать.

Вопрос серьезный, наша партия имеет ряд конструктивных предложений и для делового их обсуждения может быть, коммунист сразу сам покинет наше совещание?

Юганов: (Пожимает руку Актеру. Говорит с улыбкой.)

— Все от клоунады никак не откажетесь. Одни «больные на голову» за Вас в стране голосуют и Вы такой же. Какое у партии Лиги недоумков и их друзей может быть деловое предложение? Смешно. Вам давно надо партию назвать имени Сербского!

Эсер:

— Господа! Я прошу Вас быть снисходительнее и держать себя в рамках приличия.

Актер:

— С Эсерами кофе пить буду, а с вами — коммунистами, никогда! Вообще, для коммунистов кофе вреден по классовым соображениям. Или только, в виде исключения, после молитвы.

Эсер:

— Вам были разосланы материалы для изучения с предложением Правительства о внесении на обсуждение в Государственную Думу ряда социальных законов, в том числе и так называемого Закона «О монетизации льгот».

Важность данного мероприятия настолько велика, что появилось общее мнение собраться всем ветвям власти вместе для предварительного высказывания своих суждений по данному вопросу. На эту встречу, мы пригласили и лидеров наших основных партий, работающих в представительных органах власти.

Картина

Лидер. Всем своим видом стремится подчеркнуть совою собственную важность. Абсолютно не улыбается, когда же обращается к собеседнику, на лице появляется некое подобие дежурной улыбки, более похожей на надменно-издевательскую усмешку. Небрежными движениями перебирает подготовленные материалы, не читает их, более того — часть материалов перекладывает на столе поближе к Эсеру.

Юганов. Всем своим видом показывает важность и значимость своего присутствия на мероприятии. На стол перед собой положил кожаную папку, весьма изношенную от времени, расстегнул на ней застежку, но никаких документов доставать не стал. Изредка бросает не совсем дружелюбные взгляды на Актера.

Орлов. Расположился за столом на своем месте. Как и Юганов положил перед собой кожаную папку и стал внимательно рассматривать участников встречи. Посмотрел внимательно на часы, достал телефон, но делать звонок не стал.

Актер. Занял место напротив Юганова. Внимательно просмотрел приготовленные к совещанию материалы, повторно перелистал некоторые из них. По его лицу было видно, что он находится в прекрасном расположении духа. Несколько раз подряд потер руки и оставил их держать на столе, сомкнув ладони. Внешний вид демонстрировал готовность к дискуссии.

Эсер. С легкой улыбкой на лице поочередно оглядывал собравшихся за столом. Создавалось впечатление, что главной его задачей было не поссорить участников встречи. Это впечатление усиливалась некой излишней учтивостью, готовностью к помощи и услуге в незначительных мелочах.

Актер:

— Правильно сделали.

Лидер:

— А кто правительство представляет на совещании? Что-то и из Администрации никого не вижу.

Актер:

— Что ты такой непонятливый? Хозяин своих не прислал, чтобы на психику вашу нежную «не давить», а правительственных, что их приглашать, они свое уже сказали.

Так что говорить можешь смело, никто за тобой не следит, никто тебя не контролирует. Как говорится, партия большинства делегировала своих представителей в исполнительную власть, чтобы они оттуда за партией и приглядывали.

Эсер:

— Будем считать, что на Ваш вопрос ответили.

И все же, какие мнения по актуальности поднимаемой проблемы? Не спешим ли мы с принятием подобного Закона?

Лидер:

— Наверное, начну обсуждение Я. Наша партия была инициатором этого закона. Действительно мы неоднократно обращались к правительству с призывом разработки целого пакета неотложных социальных мер.

В стране сложилась исключительно напряженная социальная обстановка. Реальный рост экономики не позволяет с должным успехом решать социальные задачи. Поступления от продажи углеводородного сырья пока позволяют только расплатиться с внешним долгом и начать реформы в армии и ряде других ведомств. Мы не можем «нащупать» эффективные стимулы к росту экономики.

Орлов:

— Нам этого рассказывать не надо. Скажи лучше, как вы собираетесь проблему социальной справедливости решать, что со стариками делать? Как пропасть между богатыми и бедными сократить?

Актер:

— А они и не собираются старикам помогать. Вот примут сейчас этот Закон, а потом пенсионный последует, и все старики сами вымрут. Не надо никому будет пенсии платить, их просто не будет. Это же немыслимо, чтобы треть бюджета страны уходила на пенсионные выплаты! Давно пора все моногорода и северные поселения пенсионерами заселить. Создать им там условия, магазины, поликлиники — многого и не надо. Пусть их Минкультуры там с ушедшими со сцены разными заслуженными артистами гастролями веселит. Всем хорошо!

Останется только молодым клич бросить детей рожать — вот и все в шоколаде! Молодая страна, для молодых и здоровых, а сами по заграницам разбегутся. За счет рождаемости и притока эмигрантов можно и показатели роста численности страны вывести на приемлемые мировые уровни.

Эсер:

— Прошу Вас, спокойнее, Вам будет предоставлено слово, послушайте. Действительно, предлагаемая реформа заденет интересы большого количества населения страны. А это — наши избиратели!

Актер:

— А все потому, что коммунисты напринимали в прошлые думские созывы законов о дополнительных льготах всем и каждому. Вот на всё денег и не хватает. Гнать их надо из Думы.

Юганов:

— Да, принимали законы. Мы о людях заботились, и будем заботиться. Человек обязан льготы иметь за свой труд.

Актер:

— Вы только послушайте! Они уже 80-лет несут эту чушь. Льготы слишком разнятся. Есть льготы по здоровью, только не путайте их с социальными пособиями; есть льготы за боевые и трудовые подвиги; есть льготы за особые условия труда…

Лидер:

— Не надо нам лекции читать, спасибо, представляем сами. Я предлагаю принять предлагаемый вариант Закона о монетизации льгот.

Эсер:

— Мое сердце подсказывает, что творится что-то страшное. Предложенный вариант сваливает в одну кучу и воспитательные аспекты для населения при присвоении льгот за боевые действия, и за особенности труда в северных регионах, и инвалидность. Что-то здесь не так. Давайте попробуем разобраться.

Актер:

— Что разбираться? Моральная сторона вопроса: пожалуйста, каждому льготнику по портрету на доске почета в школе, в которой он учился. А материальная сторона — по окладу министра.

Эсер:

— Я согласен с Вашим предложением, обязательно учитывать моральную и материальную сторону вопроса о льготах, особенно льготах за заслуги. Но вот именно этого в проекте закона и нет.


Юганов:

— Необходимо сохранить все льготы, которые получали люди при советской власти.

Актер:

— Я же говорил. Его не надо было приглашать. О каких советских льготах Вы говорите? О льготах НКВДешникам за расстрелы собственных граждан, за доносы, за десятки миллионов жизней, отобранных в концлагерях ГУЛАГа?

За что давать этим узурпаторам льготы? За то, что они лишили социального оптимизма миллионы людей и толкнули их в быдлячество? За что?

Юганов:

— Советские льготы — это и герои Отечественной войны, не забывайте. Народ без исторической памяти не может быть полноценным. Без патриотизма у нашей страны будущего просто не может быть. Да, и как у любой другой страны.

Орлов:

— У меня складывается мнение, что не все одинаково понимают совершенно разные экономические явления: льготы и надбавки.

Юганов:

— Мнение у Вас может любое сложиться, но, требование вернуть все ранее действовавшие советские льготы, наша партия будет настойчиво проводить в жизнь. Люди их заслужили.

Лидер:

— Опять большевистские методы работы. Льготы бывшим коммунистам, интересно. Надо подумать, хотя на принятие закона о люстрации мы, конечно, пойти не можем. Это требует осмысления.

Актер:

— Какого осмысления? Кто там в Вашей партии мыслить может? У Вас только одна мысль: «коррупнуть» бы что-либо, деньги по банкам разложить и опять на новое нацелиться.

О люстрации вспомнил. А кто же интересно были твои родители, как ты, вообще, должность МНС сразу после института получил? Ну и вычеркивай из жизни сам себя, умник. Ещё лет десять-пятнадцать и у нас в стране все фамилии в министерствах будут одинаковыми. Родственники заполонят все должности. Министерство Сидоровых, агентство Рубенштейнов, партия Ульяновых. Зря улыбаетесь — наша партия исключение.

Какое осмысление при такой жизни? Зятю — льготу, свату — надбавку, дочери — тоже льготу за рождение внука. Можно и ордена раздавать, чтобы от ответственности за коррупцию защитить.

Лидер:

— Подобное обсуждение становится не продуктивным. Я, думаю о том, чтобы покинуть это заседание.

Юганов:

— Конечно, сбежать легче всего, тем более, все команды от партийных хозяев уже ранее получил. Что тут вам обсуждать!

Орлов:

— Господа, мы с Вами находимся на работе. Будьте добры, конструктивно обсуждать проблему.

Эсер:

— Чиновника на службу нанимает народ. Любой руководитель партии находится на службе у своих партийцев. И если чиновник обязан своим управленческим трудом обеспечить эффективную работу государства, то партиец, обязан эффективно претворять интересы партии, своих избирателей в жизнь посредством принимаемых законов.

Актер:

— Вот что такое партия интеллигенции, вечно длиннющие нравоучения.

Эсер:

— Я считал необходимым привлечь к этому Ваше внимание.

Юганов:

— Скажите проще: начнем работать.

Актер:

— Да у Рызлова и его чиновников одна проблема с народом — народ им жить мешает. Они спят и видят, мечтают, был бы бюджет и никакого народа. Собрали детей в воспитательный лагерь у озера и провозгласили: «Нам руководить страной в 21 веке!» Тьфу, а работать кто будет в 21 веке? Такие законы напринимали, что захочет народ, из Думы его выгнать — никогда не выгонит, процедура. И сколько можно грести под себя?

Эсер:

— И все же, предлагаемый закон затрагивает и молодежную проблематику, предлагаю высказаться о ваших опасениях, что возможно не доработано в проекте? Политическое устройство общества весьма сложно, мы обязаны максимально учесть интересы всех категорий населения.

Орлов:

— Политическое устройство подразумевает и политический режим в обществе.

Юганов:

— Это точно! Вы можете режим устроить.

Орлов:

— Политический режим — это система методов осуществления государственной власти. И проявляется в: степени демократизации в государстве, степени обеспечения личных свобод граждан; соотношение официальных конституционных и правовых форм с реалиями политической жизни; отношении государства к правовым основам собственной деятельности. Именно он определяет методы работы по отстаиванию своих интересов властвующих структур.

Актер:

— Я сегодня точно на семинар по обществоведению попал. Да всем ясно, что демократию вы у нас в стране сделали суверенной. Стоило ли над этим научным изобретением спорить почти два года. На Нобелевскую явно не тянет, максимум шнобелевская премия.

Эсер:

— Вы хорошо сказали о методах отстаивания интересов властвующими структурами. Господин Рызлов до такой степени со своим большинством в органах представительной и исполнительной власти всех задавил, что если по первому каналу новости хорошие, внизу обязательно приписка — это его партия. А если погода плохая, что эсеров внизу приписывать?

Актер:

— Мы вот об отмене льгот говорим, назовем все своими именами. Предлагаем, людей совершивших поступки во имя Родины, лишить реальных льгот. Всем все поровну. Ерунда. Если бабушка раньше могла из деревни в город на автобусе бесплатно поехать, то теперь — получи 100 рублей и замолчи. Да этих 100 рублей через год не хватит и до соседнего села доехать, инфляция все сожрет, и мы об этом знаем.

Эсер:

— Необходимы меры по защите ранее полученных населением льгот. Я согласен с этим примером. Более того, эти денежные выплаты вешают на местные бюджеты, частично, правда, и на федеральные. И вовремя ли бабушка получит свои рубли?

Юганов:

— Да вообще никогда их не получит. Пьяница сын отберет и в больницу не на что будет поехать. Глупейшее предложение.


Орлов:

— Любые предложения должны нести ясные и понятные нормы, без всякого двойного толкования.

Актер:

— Орлов, ты что все цитатами из Процессуального кодекса говоришь, скажи по-человечески.

Орлов:

— По-человечески, это когда и у бабушки деньги не воруют и чиновник в Москве на их прокрутке бизнес не устраивает.

Юганов:

— Солидный человек, видный такой, а мечтатель! Иллюзия.

Эсер:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 333