электронная
160
печатная A5
691
18+
Песок

Бесплатный фрагмент - Песок

Сага о настоящих искателях приключений

Объем:
566 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-9272-4
электронная
от 160
печатная A5
от 691

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть первая

В песках Сахары

1957 год

Глава 1 Странная история о карте сокровищ

Морозный ветер усиливался: казалось, не вьюга воет, а огромная белая зверюга стонет и причитает. Гришка, остановившись, вытащил обветренную руку из варежки и потёр озябший нос. Снега было видимо-невидимо. Мальчик натянул на нос колючий шарф и ускорил шаг. Аптека была недалеко от дома, и мама попросила Гришу сходить туда за лекарством.

«Я уже почти взрослый, раз мама доверяет мне покупать лекарство, — подумал Гриша и, улыбнувшись, вспомнил о папе, который должен был скоро прилететь из Москвы. — Я уже совсем большой, целых шесть лет — это ведь так много», — вздыхал он, когда ему что-то не разрешали и говорили: «Погоди, вот подрастёшь, тогда…»

В аптеке оказалось не так холодно; мальчик перевёл дух и, вытащив из кармана деньги и записку, подошёл к кассе.

Приветливая женщина с курчавыми рыжими волосами спросила, что ему нужно. Гриша протянул записку женщине. Она понимающе закивала головой и вскоре принесла небольшую бутылочку с какой-то жидкостью и ещё упаковку таблеток:

— Вот, не потеряй. — Она ласково посмотрела на мальчика.

— Спасибо, тётенька, я уже большой. — Гриша толкнул тяжёлую дверь и вновь оказался на заснеженной улице Ленинграда.

«Теперь, когда всё сделано, мама быстро поправится», — подумал мальчик и весело зашагал вперёд, уже не обращая внимания на пронизывающий ветер.

Снег не казался таким колючим, холодным, и дорога домой стала куда короче.


***


Оглушительный звонок ворвался в квартиру Тумановых.

— Папа приехал! — радостно воскликнул Гришка и бросился к двери.

— Подожди, сынок, не торопись, папа приедет завтра. Я сама открою. — Женщина поспешила в прихожую. — Ты ещё маленький, чтобы открывать дверь.

Но мальчик не ошибся, это был действительно он, его папа!

Отец подхватил его на руки и, закружив, крепко поцеловал, тут же, не выпуская сына из объятий, обнял удивлённую, но счастливую жену.

— Так вроде завтра собирался? Но хорошо, что сегодня! — улыбнулась она.

— А ты, Анечка, что-то бледненькая. — Он коснулся её лба губами. — О-о, да у тебя жар. А что случилось, Гриша?

Мальчик грустно развёл руками:

— На работе у них холодно, вот и заболела.

— Так! — Туманов повесил на вешалку пальто и ещё раз поцеловал Аню. — Будем лечиться?

— Да, мне пришлось Гришаню в аптеку посылать: кинулась, а лекарства нет, на улице погода ужасная… Ты ведь говорил, что завтра приедешь.

— Да, но сегодня получилось быстрее закончить. Сергей мне очень помог. Ты представляешь, он такое раскопал, хотя мне не верится, что всё это реально.

— А что это за страшная тайна? — Анна, улыбнувшись, обняла Туманова.

— Подожди-ка, чуть не забыл. — Он вернулся в прихожую к своему чемодану и, открыв его, вынул большой свёрток.

— Вот, Григорий, это тебе!

— А что это, папа?

— Открывай, тебе должно понравиться.

Мальчик развернул свёрток, и его глаза засверкали от счастья.

— Папа! — воскликнул он, не в силах что-либо добавить.

— Это тебе от Дедушки Мороза.

Гриша открыл коробку и вытащил одного солдатика: он был такой маленький, но это не мешало лицу быть грозным. Крохотные ручки крепко сжимали автомат. Гриша погладил его по раскрашенной гимнастёрке и бережно положил обратно.

— Можно я не пойду сейчас спать, мама? — Он с мольбой в голосе посмотрел на родителей, и Туманов, взглянув на жену, сказал, что можно немного поиграть перед тем, как предстоит чистить зубы, и уж потом спать. Счастливый мальчик, прижав к груди коробку с солдатиками, побежал к себе в комнату. Его родители улыбнулись и взялись за руки.

— Соскучилась? — спросил Пётр.

— Не то слово, — ответила Аня, прижавшись к груди мужа. — Кажется, у меня спал жар, — облегчённо вздохнула она.

— Это оттого, что я приехал. — Пётр потрепал её по руке. — Пойдём на кухню, надо вытащить продукты, что мне Наташа положила. Да, ещё конфеты от Сергея и Натальи! Гришаня так обрадовался солдатикам, что я совсем забыл о сладостях.

— Солдатики, наверное, очень дорогие?

— Ничего, всё-таки наш сын так мечтал о своей армии! — Пётр громко рассмеялся. — Он хороший мальчик, и поэтому Дед Мороз…

— Ладно-ладно, Дед Мороз. Расскажи лучше, как там Наташа и Серёжа.

— Да нормально всё, Сергей сейчас преподаёт на кафедре МГУ, это его вполне устраивает. Наташа пока с ребёнком… Совсем забыл сказать, девочку назвали… Ты не угадаешь? — Туманов загадочно улыбнулся. — Помнишь, вы с Наташей гадали?

— Бог с тобой, Петенька, не вспоминай эти глупости. — Анна смущённо отвела глаза. — Как вспомню этот дурацкий поход к гадалке, словно…

— Перестань, Анютка! — Туманов опять засмеялся и, обняв жену, прижал её к груди. — Ладно, не буду тебя мучить: девочку назвали Полина, как вам тогда нагадали.

— Какой бред… — Она укоризненно покачала головой. — Не напоминай мне о том, как мы с Наташей занимались разными глупостями в юности. Иди купайся, а я накрою на стол, да и Грише скоро спать ложиться.

Анна вспомнила, как ещё в институте, когда они были на практике в подмосковном посёлке, Наташа повела её к одной бабке.

— Да в чём дело? Интересно просто, ну и всё! — не унималась Наташка.

— Пойми, не по-комсомольски это — к гадалкам ходить, — возразила Аня, не желавшая сопровождать взбалмошную подругу. — Представляешь, если кто узнает…

— Не узнают, я уже всё устроила.

Анна недоверчиво посмотрела на рыжеволосую хохотушку. Ей всегда было весело с Наташей Терентьевой, но на этот раз та перегибала палку.

Потом, немного поразмыслив, Анна согласилась:

— Хорошо, но только чтобы тебя там не обманули. Ты веришь во всё это?

На её слова Наташа, ничего не ответив, пожала плечами и потом, улыбнувшись, кивнула.

Аня хорошо помнила, как поздним вечером, когда все уже спали, они вышли из избы и направились в сторону леса, где в доме на окраине посёлка жила гадалка. Дом старый — чтобы войти в просевший вход, надо было наклониться; покосившаяся дверь тихо скрипнула, и на порог вышла сухонькая старушка в простом ситцевом платье и светлом платочке на голове.

Она внимательно оглядела девушек и пригласила войти. В комнате оказалось темно — её освещала только тусклая масляная лампа. Старушка, прибавив огня, ласково посмотрела на своих гостей. Ане стало немного легче — пожилая женщина не походила на страшную колдунью.

— Не бойтесь, я вижу, что вы пришли сюда по просьбе подруги.

Аня сжала похолодевшие ладони:

— А я и не боюсь, просто не нравится всё это. Нам с детства внушали, что ходить по гадалкам — это плохо, и вообще мне это всё не нужно.

— Хорошо, Анечка, мы с вами потом поговорим…

— Но… откуда вы знаете, как меня зовут?! — опешила девушка и повернулась к подруге: — Ты сказала?

Старушка лишь покачала головой и обратилась к Наташе — последняя горела желанием скорее узнать превратности судьбы. Аня же рассматривала убранство комнаты: там, в углу, висела икона, под ней горящая лампадка, около окна лавка, печка на другой стороне комнаты, на столе в углу нехитрая утварь да обеденный стол посередине.

Сначала Евдокия Степановна, как назвалась гадалка, рассказала о прошлом девушки, и каждый раз Аня ловила себя на мысли, что ей становится всё любопытнее слушать старушку. Поначалу она отгоняла от себя этот появившейся интерес, но потом и ей захотелось узнать своё будущее.

И теперь, когда Анна стала совсем взрослой женщиной, она вспомнила эту историю. Дочку Наташи действительно назвали Полиной, но это могло быть случайным совпадением, или подруга специально такое имя дала дочери, помня предсказание. Нет, Аню не волновали все эти глупости — Туманова вспомнила другое, как Евдокия Степановна подавила в себе крик, когда открыла карты, решив погадать ей.

— Я думаю, на этом достаточно, — добавила тогда она, — у тебя плохо видно будущее…

— Но до этого времени было всё ясно, — не унималась комсомолка Аня, и бабка ей сказала, что она в жизни многого добьётся, чего обычному человеку нужно достигать в течение многих десятилетий.

— Но опасайся чужеземной страны, где люди со смуглой кожей и их ноги утопают в песке. В поисках чужой жизни можно потерять собственную, но судьба в твоих руках.

Аня не помнила, как вылетела из дома ведуньи. Перед глазами всё плыло, на ватных ногах она подошла к скамейке, её начало трясти.

— Что с тобой, Нюрочка? — Наташа обняла испуганную подругу и, погладив по волосам, взяла под руку. — Пойдём домой, лучше бы и не ходили.

На следующий день Аня рассказала подруге, что, когда Евдокия Степановна сказала о чужеземной стране,

— …У меня перед глазами всё помутнело, и я увидела огромные просторы песка, который сверкал на солнце. Далёкие озёрца миражей блестели на горизонте. Я почувствовала жар этой пустыни, а потом сквозь пелену заметила мужчину с седыми волосами, он склонился надо мной и мокрым платком вытирал мне лицо. Я видела это так ясно, так реально…

— Анечка! — Пётр потряс её за плечо. Мгновение Туманова задумчиво смотрела на мужа, а потом, словно проснувшись, спохватилась.

— Прости, я задумалась. — Она подвинула стул мужу. — Садись, дорогой, я пойду скажу Гришеньке, чтобы ложился спать.

Пётр задержал на мгновение жену и, прижав к себе, крепко поцеловал её в губы:

— Я так соскучился!

— Я тоже. — Аня, ласково улыбнувшись, поцеловала его ещё раз. — Я быстро, а ты давай кушай, пока не остыло.

Она тихонько открыла дверь и увидела в комнате картину, напоминающую боевые действия. Солдатики стояли и там и сям, из стульев было сооружено какое-то боевое укрепление, кубики высились стройной колонной, а у дивана расположились плюшевый медведь и заяц, которые зорко следили за врагом, чтобы он не потревожил сон их командира.

— Ну что, генерал уже спит? — Туманов вошёл вслед за женой и склонился над посапывающим сыном.

— Спит.

Анна постелила постель Грише, и папа, осторожно раздев его, положил сына на мягкую подушку. Малыш что-то пробормотал во сне и, повернувшись на другой бок, затих.

— Какой у нас всё-таки хороший мальчик. — Аня положила мужу ещё немного картошки. — Ещё есть оливье — будешь?

— Наверное, хватит. Всё так вкусно, что мне кажется, я даже съел лишнего, — покачал головой Пётр, выходя из-за стола.

Быстро убрав посуду и протерев стол, они выключили свет и зажгли маленький светильник. Туманов подвинул поближе пепельницу и закурил.

Анна села напротив него и, положив голову на сложенные руки, вздохнула:

— Ну, что там у тебя с Кочетко, рассказывай.

Туманов, лукаво улыбнувшись, отвёл глаза и, покачав головой, начал свой рассказ:

— Когда я приехал в Москву, то сразу заметил, что с Сергеем что-то не так. У него возбуждённо блестели глаза, сразу стало ясно, что ему не терпелось мне что-то рассказать. Прямо с поезда он потащил меня к себе в университет.

— Наташа не одобряет всё это, но ты меня должен выслушать. Вот. — Он достал из портфеля сложенный в несколько раз свёрток. Я заинтересовался и, как позже понял, не зря. Передо мной лежала какая-то странная карта, по-видимому, очень древняя и, несомненно, представляющая ценность.

— Что это?

— Ты не поверишь, но это карта сокровищ фараона Аменмеса, XIX династии, который жил примерно в 1200 — 1188 году до нашей эры. Даты его жизни и смерти в настоящий момент неизвестны. Ты представляешь, насколько всё это интересно?! Тот человек, что дал мне эту карту, сказал, что сокровищ там несметное количество и если кто-то попадёт туда, то узнает все тайны человечества.

— А что же, он тебе отдал карту и сам не поехал туда, не понимаю?

— Да тут случилось кое-что. Я ехал из Рошаля через Мишеронь, как вдруг вижу — на дороге страшная авария. Ночь, никого. Я, естественно, остановился, всё-таки в прошлом я врач. Машины столкнулись на большой скорости — ну, думаю, в живых никого не осталось. Битое стекло, искорёженный металл и окровавленные тела людей. «Что тут произошло?» — задавал я себе вопрос, как вдруг услышал тихий стон.

Человек на заднем сидении одной из машин шевельнулся, я поспешил к нему на помощь и хотел осмотреть его, на что он горько усмехнулся и, покачав головой, отказался от помощи. Как позже выяснилось из его ломаного русского, он американец. Я спросил, что здесь произошло.

— Обычная авария, товарищ…

— Сергей Кочетко, — представился я. — Что произошло здесь? Я врач и могу вам помочь.

— Ноу, простите, мне трудно говорить, но вы должны помочь мне вот с чем … — Он закашлялся и сунул руку в карман, вытащив клочок бумаги. — Вот тут телефон моего друга и коллеги, мы хотели ехать в Египет на исследование гробницы, я чувствую…

— Я египтолог и с радостью помогу вам.

— Это хорошо. Как странно — мы, оказывается, коллеги… — Он снова закашлялся, и по подбородку потекла тонкая ниточка крови. — Меня зовут Гордон Ларсен. Я… — Он как-то дёрнулся и затих. Рядом с ним на сидении лежал дорогой кожаный портфель, я не удержался и открыл его. В нём были вещи этого бедняги и карта. Вот она.

Сергей положил на стол свиток, и Туманов сразу понял, что это действительно древний документ.

Глава 2 Там, за морем-океаном…

Солнце уже клонилось к закату, окрашивая лучами плотные облака над огромными просторами океана. Близилась гроза. Девушка на пляже захлопнула книгу, которую так и не дочитала, и начала собирать вещи в лёгкую спортивную сумку. Яркая вспышка осветила небо, и вдалеке хохотнул гром.

Джордан свернула лёгкое покрывало и посмотрела на часы. Первые капли упали на сухой песок, и, словно кто-то дёрнул за веревочку, хлынул настоящий ливень. Гром бабахнул снова, ещё более настойчиво, молния рассекла небо надвое, потом ещё и ещё. Порыв ветра растрепал каштановые волосы, сорвал с плеч лёгкий шарф. Джордан подхватила его и, засунув в сумку, туда, где лежало покрывало, быстро побежала в сторону бунгало.

Дождь больно хлестал по голым лодыжкам, девушка промокла насквозь, когда подбежала к бунгало и с трудом открыла дверь. Ветер распахнул её, и она глухо ударилась о стену. Словно ураган хотел ворваться внутрь, и Джордан пришлось приложить усилия, чтобы захлопнуть её.

«Боже мой, что за сумасшедшая погода! Неужели все выходные я проведу здесь, смотря на мокрые капли, сбегающие по стеклу?» — рассуждала про себя Джо. Потом сняла мокрые вещи и, войдя в ванную комнату, бросила их в корзину для грязного белья. Только сейчас Джо почувствовала, как ей холодно. Она включила горячую воду и, заткнув пробкой ванну, насыпала в воду немного пены.

Блаженство длилось недолго — телефонный звонок прорезал тишину. Джордан сначала не хотела вылезать из горячей, обжигающей и такой расслабляющей воды, но телефон настойчиво трезвонил, и её терпению пришёл конец.

— Алло. Да… Кто?! — Она в замешательстве посмотрела на настенные часы. — И когда это произошло, Марсело?.. Господи, какой кошмар… Гордон… что он делал в Советском Союзе? — Она немного помолчала, переводя дыхание, и судорожно всхлипнула. — Я сегодня же вылетаю в Нью-Йорк, Марсело, обязательно дождись меня.

Джордан медленно опустилась в кресло и почувствовала, как по коже пробежал мороз. Вместе с Гордоном они хотели в этом году ехать в Египет, но не срыв экспедиции так расстроил её. Гордона она знала ещё с колледжа, они были хорошими друзьями. И такая нелепая смерть в чужой стране… Слава богу, что ещё карта попала в руки порядочному русскому учёному, который сообщил Марсело о гибели Гордона… Но если карту можно вернуть, то Горди — никогда.

Она всхлипнула и, встав с кресла, направилась в ванную. Вода уже остыла, Джо вытащила пробку и, включив душ, задёрнула занавеску.


***


Марсело долго смотрел на огромную жёлтую луну, поднимавшуюся над высотными домами Манхэттена. Впервые за долгие годы жизни в этом шумном, многолюдном городе его сердце сжималось от неимоверной тоски. Он вспомнил свою большую семью, весёлую жизнерадостную мать и строгого, но доброго отца. Марсело очень любил сестёр Джули и Пати, а младший брат непоседа Мекеле был так похож на него самого в детстве. Учёба забросила Виронни в Америку, а затем работа в Нью-Йорке не давала возможности часто видеться с родными.

Гибель Гордона потрясла Марсело, он очень удивился, когда узнал, что русский учёный решился позвонить и сообщить о том, что карта у него.

— Я охотно помогу вам, но у меня есть к вам небольшая просьба. — Марсело был готов к тому, что русский будет ставить условия для возращения карты. — Я египтолог, а мой друг археолог; мы ни на что не претендуем, но нам очень бы хотелось изучить необычные находки.

— Я понимаю. — Марсело не хотел, чтобы ещё кто-то знал об их экспедиции, но ему ничего не оставалось делать, как согласиться.

Они договорились о встрече через шесть месяцев в Каире, но на этом всё не закончилось.

— Я ещё позвоню, а вы, если хотите, можете писать мне в институт… Я понимаю, что у нас разные представления о ценностях, но повторяю, для меня и моей страны главное не миллионы долларов, которые можно получить за те несметные сокровища. Гордон Ларсен, помню, сказал, что там скрыты какие-то тайны, которые неизвестны человечеству. Это меня интересует куда больше остального.

— Хорошо. — Марсело стало немного легче, но он опасался подвоха со стороны русского. — Мне нужно посоветоваться с коллегами… и вообще, запишите мой адрес.

Он продиктовал адрес своего почтового отделения (не хотелось быть совсем откровенным, да и нужно ли это было?). Для Кочетко было достаточно и того, что теперь он знал, как найти Марсело Виронни.

И вот теперь, стоя у окна, он молча курил свои любимые сигары, и луна освещала обеспокоенное лицо. Марсело находился в полном замешательстве. Сергей обещал обо всём более подробно написать в письме. «Как всё это странно», — не унимался Виронни. Он быстро потушил сигару и, плюхнувшись в широкое кожаное кресло, запустил пальцы в густые, коротко подстриженные волосы. Откинувшись назад, Марсело закрыл глаза и попытался успокоить себя, как вдруг раздался звонок. Он раздражённо стиснул зубы и подошёл к двери.

На пороге стояла Джордан Хоулл, в её глазах так много вопросов. Она обняла Виронни, и он поцеловал её в щёку.

— Прости, я совсем забыл, что ты приезжаешь. Почему не позвонила из аэропорта? Я бы обязательно встретил. Никого не хочется видеть, думал — опять обслуживание номеров отеля.

— Не хотелось тебя отрывать от дел, да я и не думала об этом. В голове полный бардак, не могу до сих пор поверить, что Гордона нет в живых. — Джордан, оглядевшись по сторонам, села в ещё тёплое кресло, где размышлял Марсело до её прихода.

— У тебя не найдётся сигарет? Я жутко расстроена, не знаю… Тебе, наверное, всё это кажется идиотизмом. У нас с Гордоном никогда ничего не было, но сейчас мне так не хватает его, не понимаю… не могу понять себя…

— Не плачь, — Марсело погладил её по шелковистым волосам, — Гордон был отличным парнем, поэтому нам и грустно, что он… что его теперь нет с нами. Я тоже, — Виронни протянул Джо сигарету, — чувствую себя потерянным, он был моим лучшим другом.

— А что тебе сказал тот русский? — Хоул выпустила тонкую струю дыма, и, казалось, ей стало немного легче.

Марсело свёл брови и, покачав головой, потянулся за коробкой с сигарами:

— Не знаю, что и сказать. Он назвался Сергеем Кочетко, оставил адрес своего университета в Москве. Рассказал подробнее о гибели нашего друга. И предложил взять его и ещё пару людей с собой в Египет…

— Ты что, с ума сошёл?! Об этом не может быть и речи! — вскрикнула Джордан, в её глазах даже сверкнули слёзы, как показалось Марсело. Закусив губу, он отвернулся, не зная, что добавить. — Марсело, как ты мог…

Девушка, приоткрыв рот, округлила и без того большие глаза.

— Не кричи, Джо, — как-то спокойно и в то же время властно сказал он, — сядь и выслушай меня.

— Я не понимаю тебя. — Она сжала губы и покачала головой. — Ну давай, раз начал, я слушаю тебя.

Марсело подробно рассказал ей обо всём и попытался убедить, что несколько русских не помешают им в поисках таинственной гробницы.

— Однако мне всё это не нравится. — Джо пожала плечами. — У меня какое-то странное чувство, будто что-то должно случиться…

— Перестань, — мягко прервал её Марсело и, взяв в ладони её руки, крепко сжал их. — Всё будет хорошо. Смерть Горди всё перевернула с ног на голову, но я уверен, что русские нас не подведут.

— Ты не можешь быть уверенным в том, чего не знаешь! — снова взорвалась Хоулл, но потом вдруг так же быстро успокоилась: — Чего толку трепать тебе и себе нервы? Что будет, то и будет. И теперь разве можно что-то изменить?

Тишина на короткое время повисла в воздухе. Они молчали, и только сизый дым от гаванских сигар Марсело и тонких, как японские палочки, Джордан поднимался к потолку.

Наконец Джо встала и медленно подошла к окну:

— Смотри, Марси, пошёл дождь. Погода такая скверная. — Она с грустью смотрела на птиц, торопливо несущихся над Гудзоном, и серые, свинцовые тучи, нависшие над городом.

— Да, хуже некуда. — Он потрепал её по плечу и вышел в кухню.

— Хуже некуда, — повторила она с какой-то грустью, и внезапное головокружение заставило её опереться о подоконник.

Солнце клонилось к закату, и капли, сбегавшие по стеклу, стали ярко-оранжевыми, почти красными. Оно выглянуло из-за сизых туч и было похоже на летающую тарелку. Потом опустилось в тонкие серые облака у горизонта, и золотые края облаков начали тускнеть. Джордан не сводила глаз с красного пятна у горизонта и смотрела до тех пор, пока оно не утонуло в водах Атлантического океана.

Глава 3 Жёлтые воды Нила в ожидании

Прошло пять месяцев с того момента, как началась вся эта история с картой. Шла середина июня, но лето никак не хотело вступать в свои права. Гришку отправили в деревню к бабушке, на летние каникулы, Тумановы же готовились к поездке в Каир.

Кочетко занимался всеми организационными вопросами, и университет дал добро на экспедицию в Мит-Рахане на раскопки гробницы Аменмеса. Анну, правда, беспокоили странные звонки, которые последнее время стали надоедать. Кто-то молчал и словно нарочно дышал в трубку.

— Надеюсь, у нас не будет проблем с этими американцами? — однажды спросила Аня Петра. На что он, улыбнувшись, покачал головой.

— Сергей сказал, что всё улажено с обеими сторонами.

— Наши заинтересованы в этой экспедиции. Хорошо, что у нас есть карта на руках. Ректор университета очень удивился этой находке — Серёжа рассказал ему свою версию получения карты. Не мог же он сказать, что…

— Да-да, сказать, что стащил её у почти мёртвого человека. — Аня серьёзно посмотрела на мужа: — Вот это-то меня и беспокоит. Вы словно мальчишки играете с огнём. А если эта авария была подстроена и кто-то раньше нас хотел получить карту?

— Не думаю, Анютка, мы уже не мальчики и понимаем, что делаем.

— Понимаете, — проворчала женщина и, устало махнув рукой, вернулась к домашним делам. Перед отъездом она хотела собрать необходимые вещи и провести уборку в квартире.

Однако вскоре опасения Анны подтвердились.

Погода стояла чудесная, впервые за месяц стало по-настоящему жарко. Аня посмотрела на часы и решила, что ещё есть время и она успеет съездить на рынок. Хотела купить кое-что в дорогу и поэтому торопилась. Всё шло хорошо, и она, набив сумку продуктами, спешила на трамвайную остановку, как вдруг прохожий, который проходил мимо, задел Аню плечом. Женщина споткнулась, и сумка, выпав из её рук, раскрылась.

— Извините! — Мужчина всплеснул руками и наклонился к Анне, чтобы помочь поднять продукты.

— Не надо, ничего страшного, я сама. — Аня посмотрела на часы. — Я уже опаздываю! Как же летит время…

— Хотите, за то, что задержал вас своей неуклюжестью, я отвезу вас? Куда вам нужно?

Анна, немного смутившись, подняла сумку и, поправив платье, вновь посмотрела на часы:

— В общем, мне недалеко, но я не хочу вас беспокоить…

— Ну, — дружелюбно улыбнулся незнакомец, — я к вашим услугам.

Аня не очень-то хотела утруждать мужчину, но времени оставалось очень мало. Петя наверняка уже сердится. Где я потеряла столько времени? Аня объяснила, как подъехать к дому, и, поставив сумку на пол возле ног, устроилась на пассажирском сидении.

— Куда-то уезжаете? — Незнакомец повернул ключ в замке зажигания, и машина, вздрогнув, тронулась вперёд.

— Да, в Москву. Боюсь опоздать. — В какой-то момент Аню охватило странное чувство — ей показалось, что мужчина совсем не туда её везёт. — Извините, но вы, наверное, не поняли, я сказала свернуть на Невский проспект…

— Что вы так испугались? — улыбнулся мужчина. — Я и еду туда.

Больше они не проронили ни слова. Аня передумала всё что можно, пока, наконец, машина не остановилась.

— Не понимаю, что вас так напугало, девушка.

— Спасибо, — быстро бросила Анна и, взяв сумку, вышла из машины. Ноги не слушались, она не знала, что и думать.

— Постойте! — окликнул её незнакомец. — Так если вы опаздываете на поезд, я могу отвезти вас, мне как раз в сторону вокзала.

— Но я не говорила, что еду на поезде… — Она резко обернулась и посмотрела на странного мужчину. Откуда он взялся? Теперь он казался ей ещё более странным, чем тогда, когда они столкнулись.

— Будьте осторожны, Анна Максимовна. — Он надел затемнённые очки и, покачав головой, добавил: — Вы впутались в нехорошую историю…

Анна, не дослушав его, кинулась к подъезду. Дверь не хотела поддаваться, и женщина поняла, что кто-то дёргает за ручку с другой стороны. Она опустила руку и увидела выходящего ей навстречу подозрительного типа. Он недовольно посмотрел на неё и, выпустив облако сигаретного дыма, прошёл мимо. Аня чувствовала себя загнанным зверем. В животе что-то защемило, она запнулась и растянулась на лестнице. «Будьте осторожны, Анна Максимовна…» — пронеслось у неё в голове. Потом Туманова глубоко вздохнула, выдохнула, сжала покрепче ручки сумки и встала на ноги. Отряхнув платье, она нажала на кнопку вызова лифта и, когда тот спустился на первый этаж, дрожащей рукой открыла дверь кабинки.

— Я не понимаю, где ты ходишь, Аня! — Туманов раздражённо затушил сигарету. — Ты смотрела на часы? Поезд ждать не станет.

— Да, Петенька, я знаю, что мы опаздываем. — Побледнев, она прижалась к нему и, путаясь, рассказала, что произошло с ней.

— Тебе, вероятно, показалось, что он назвал тебя по имени. — Пётр ещё раз проверил, всё ли они взяли с собой. — Так, я думаю, нужно всё ценное перевезти к Ракову, я с ним уже договаривался.

— Но до отхода поезда остался час.

— Ничего, успеем. — Туманов задумчиво посмотрел на жену: ей было действительно страшно. — Успокойся. Пока я рядом, тебе ничего не грозит.

Аня, грустно кивнув, отвела глаза в сторону; ей уже не хотелось никуда уезжать. «И почему всё это происходит именно с нами?» — размышляла она.

Потом окинула взглядом кухню: жёлтые занавески задернуты, в комнате сумрачно. Женщина начала мыть посуду, быстро убрала со стола остатки чаепития и, оглядев комнату, осталась довольна.

— Теперь можно ехать, Петя. Ты всё собрал?

— Да, ничего не забыл, надеюсь.

— Ну, присядем на дорожку. — Аня положила руку на плечо мужа и, ласково поцеловав его, села на чемодан. — Присядь.

— Да… — выдохнул Туманов. — Что нас ждёт там?

— Пойдём, а то Серёжа уже на вокзале, наверное, ждёт, нервничает.

— Нервничает, — усмехнулся Пётр. — Баламут этот Серёжа. Конечно, всё это очень интересно, но так странно. Эта карта, эти американцы…

— Что сейчас об этом говорить? Это я виновата — постоянно тебе твердила об этих странностях. Да ещё эти телефонные звонки и мужик этот на рынке.

— Ладно. — Пётр, уверенно встав, подал руку Анне. — Мы едем, и это главное. Всё будет хорошо, я уверен в этом. Пошли, пора.


***


Джордан вяло потянулась и, зевнув, села в кровати. Протерев заспанные глаза, она посмотрела на будильник: до вылета оставалось пять часов. Накинув халат, она пошла в ванную, как вдруг в дверь постучали.

— Это становится закономерностью: когда я иду в ванную, обязательно звонит телефон или стучат в дверь. — Она недовольно подошла к двери: — Кто?

— Обслуга.

— Вы не можете приходить немного позже?.. — Джо резко распахнула дверь. — Я хочу спокойно принять душ…

На пороге стояла невысокая смуглая девушка с длинными вьющимися волосами. Она, улыбаясь, посмотрела на Джо и распахнула руки для объятий.

— Леда!!! — воскликнула Хоулл и, поцеловав девушку, взяла её за руки. — Заходи, ну что же ты! А то обслуга… — рассмеялась Джо.

— Ты была такой недовольной.

— Ещё бы! — Джо захлопнула дверь номера. — Как только я хочу отправиться в ванную, обязательно кому-нибудь становлюсь нужна.

— Да… Марсело рассказал, что погиб Гордон Ларсен. — Леда грустно покачала головой. — Он мне очень нравился — такой молодой и такой преуспевающий учёный.

— М-да.- Протянула Джордан и, оставив подругу одну, вышла на кухню. — Тебе сварить кофе? — спросила она из-за двери.

— Да, Джо. А как же мы будем теперь без карты, если она у русских. У вас была хотя бы ее фотография?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 691