электронная
240
18+
Песнь Элмара

Бесплатный фрагмент - Песнь Элмара


5
Объем:
578 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9212-2

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Неведомых дорог коварны сети,

Встаёт над миром алая заря.

И если кто у смерти на примете,

То, без сомнений, это буду я.

Отчаяньем наполненные грёзы

Забудутся, оставив боль скорбей.

Сокроются в полночном мраке звёзды

А раны сердца станут лишь сильней

Так, стоит верить в истину и правду?

Надеяться на новой жизни день?

И восполнять вчерашнюю утрату,

Ища защиты благостную сень?

Окрашен полдень красками заката,

И, видимо, последний пробил час.

Срываясь в бездну, дни летят куда-то

И кажется, что слышен смерти глас.

И веры нет, и истина забыта,

Судьбы своей не знаю наперёд.

И рушится весь мир, и жизнь сокрыта,

А подо мной надежды тонкий лёд.

Часть первая. Два брата

1. Элмар

Первые лучи восходящего солнца едва осветили розоватым светом речную гладь и светло-серые стены города, когда войско Элофора начало переправу на остров. Полторы тысячи воинов, как один, налегли на вёсла, в надежде успеть занять тонкую линию берега, на котором стоял город. Спокойная гладь реки, как выяснилось, только казалась такой — чем ближе подходили лодки к острову, тем сильнее становилось течение; приходилось прилагать больше сил, чтобы не сбиться с курса. Но, похоже, воинов это не смутило. Элофор знал о подобном препятствии, и это послужило причиной начать переправу несколько выше по течению, так что теперь проблем с курсом возникнуть не могло. Однако настороженность не покидала ни одного из воинов. Каждый знал, что Элмар не сдаётся, а это означало, что битва будет жестокой, ведь не сдаётся и Элофор.

Сын Эминнаура стоял на носу лодки, внимательным эльфийским взглядом наблюдая за движениями на городской стене. Поначалу могло показаться, что в городе нет ни одной живой души, но это был лишь обман. В темноте одной из бойниц он заметил наконечник нацеленной на него стрелы. Элофор крепче сжал рукоять меча, но ещё не вытащил его из ножен. Другой рукой он подал знак плывущим справа лодкам пройти чуть ниже по течению.

«Готовьтесь», — дал жестом понять он. Никто из воинов не оставил вёсла, однако каждый уже готов был в любой момент схватить лежащий рядом лук и ответить, в случае обстрела.

Ещё несколько секунд. Элофор чувствовал, что обстрел начнётся очень скоро. Вот только бы время выждать. Начнёшь раньше — зря потратишь силы, позже — лишишься части воинов, возможно, немалой. Элмарцы — воинственный народ, сопротивление будет сильным.

Элофор смерил взглядом оставшееся расстояние от лодок до острова. Ещё четвёртая часть от того, какое они уже преодолели. Элмар медлит, значит, Таурхир что-то задумал, значит надо быть готовым к чему угодно.

Стрела в бойнице чуть ушла в глубину. Для Элофора это был знак к действию.

— Луки! — крикнул он. Часть воинов тотчас бросила вёсла, и схватилась за оружие. Команды «Бей!» не понадобилось, воины выстрелили почти одновременно. В этот же миг из бойниц на лодки хлынули потоки стрел. Элофор закрылся щитом, после чего скомандовал:

— Вёсла!

Несмотря на начавшуюся перестрелку, воины на вёслах даже не дрогнули, лишь сильнее принявшись грести. Расстояние между лодками и островом начало стремительно сокращаться. Сейчас воинам Элофора нужно было только суметь продержаться, пока лодки не коснутся берега. Стрелять с воды, тем более по городским стенам, сложнее всего, это осознавали обе стороны, потому Элмар пытался воспользоваться каждой секундой, чтобы суметь уничтожить как можно больше воинов врага. Войску на лодках же пришлось применить всё своё умение и ловкость, чтобы не только избежать сыпавшихся на них градом стрел, но и суметь достойно ответить.

Элофор, подобно всем своим воинам, взялся за лук. С невероятной быстротой и меткостью он стрелял по воинам на городской стене, то и дело лишая жизни каждого, кто осмеливался оказать ему сопротивление. Однако это, он понимал, сейчас не приносило слишком много пользы. Где-то должен быть Таурхир, но сейчас его нет, так что нужно быть готовым ко всему, что может ожидать у стен Элмара. Этот город — остров непредсказуем и то, что сейчас его жители, вроде, так легко поддаются вражескому натиску, могло означать лишь одно — они что-то задумали. Надо быть готовым.

Элофор быстрым взглядом окинул стены Элмара. Лучше нападать по углам. По крайней мере, правой половине это ещё удастся, а вот левой, увы, вряд ли. Ладно, надежда на случай и удачу его редко подводила, остаётся надеяться, что и этот раз не будет исключением. Он снова взглянул вправо, чтобы успеть оценить положение второй половины своего войска, после чего, удостоверившись, что там всё в порядке, снова принялся раздавать команды, почти не переставая стрелять. Сейчас.… Если они подойдут к воротам, это ещё может быть и на руку, лишь бы не попасть ровно по центру стены.

— Бери к воротам! — крикнул Элофор, на время опуская лук. Воины развернули лодки, чтобы, пройдя несколько вниз по течению, причалить к береговой линии у ворот, но в этот миг из-за стены, с жутким рёвом рассекаемого воздуха, вдруг вылетели огромные пылающие шары.

— К берегу! — прокричал Элофор. Однако несколько лодок огонь, всё же, накрыл. И именно этого Элофор и опасался. Если сейчас подобный обстрел повторится, он, в лучшем случае, лишится половины своего войска, в худшем — всего.

— Быстрее! — приказал он. До берега оставалось уже не более двадцати шагов; это значило, что понадобится ещё секунды три, чтобы их преодолеть. Элофор вновь оглядел верх стены. Успеть бы за эти секунды! Уже знакомый шум от летящих пламенных шаров известил его о втором залпе Элмарцев.

— К стене! — крикнул Элофор. Воины, кто имел счастье добраться до острова, ринулись к подножию стены, чтобы не попасть под огонь, однако и здесь их ждала неприятность — из бойниц тотчас же посыпались стрелы, заставив тем самым всё войско, вернее, его остаток, сбиться в одну кучу. «Прекрасная мишень, ничего не скажешь» — подумал Элофор, понимая, что теряет любой шанс на преимущество, и теперь лихорадочно пытаясь найти выход из создавшегося положения. Отвечая на обстрел, он бросил беглый взгляд на угол стены. Неужели? Да, надежда и удача ещё не покинули его.

— Четвёртая! — закричал он, бросаясь вдоль стены по берегу. — Лестницы! Готовь!

Около пяти сотни воинов, всех оставшихся от половины войска, ринулись за своим вождём, на ходу разматывая верёвки с крюками и скобами. Каким чудом Элофор заметил, что угловая башня не защищена? Он сам удивился после, однако сейчас ему было далеко не до решения этого вопроса.

— Закидывай! — приказал Элофор, ещё не успев даже добежать до угла. В следующий миг вверх взлетели железные скобы, прикреплённые к верёвочным лестницам.

— Вперёд! — Элофор схватил меч и первым полез наверх. Сколько времени заняло всё это? Казалось, не более минуты.

Оказавшись на стене, Элофор тотчас же перерезал глотку первому из нападавших, кому-то дал по голове навершием, двоих заколол и рубанул по спине пятого. И прежде чем основная сила Элмара смогла оказаться здесь, за сыном Эминнаура успело подняться с три десятка воинов. Элофор пошёл на прорыв.

Расчищая себе и своим воинам дорогу, он заметил, что, и вторая часть его войска уже сумела частично овладеть стеной. Значит, противник взят по флангам, по крайней мере, на стене. Но, с другой стороны, именно к этой стене сейчас и соберутся все силы, а это означает, что их могут просто забить по углам и обстрелять. А этого не нужно, даже очень не нужно. Если же начинать спускаться в город, то они опять-таки, будут окружены, ведь стены снова будут принадлежать элмарцам. И думать надо быстро.

— В город! — приказал Элофор своим пяти сотням, после чего во всю силу своих лёгких, так, чтобы слышала вторая половина войска, прокричал:

— Держать стены!

Лишних обдумываний и объяснений нужно не было, каждый воин понял, что требуется именно от него.

Пятьсот эльфов ринулось за Элофором вниз по стенным лестницам.

Элофор не переставал оглядывать город, пытаясь найти Таурхира. Так, вон там основное войско, но его, явно, там нет. Значит, где-то должна быть засада, скорее всего, это отряд самых отборных воинов, которыми сын Таурдора и будет руководить. Элофор даже примерно догадался, откуда эту засаду можно ожидать. Скорее, либо со спины, значит, сейчас его отряд находится за дворцом, либо слева, со стороны Малых ворот. Впрочем, возможно, именно оттуда.

Элофор вновь взял меч и повёл свой отряд на основное войско. По их ведению битвы можно будет уже точно определить, с какой из двух предполагаемых сторон ожидать нападения Таурхира. Только бы момент выждать. Опять это вечное «ни раньше, ни позже»!

Два отряда столкнулись с силой двух молний, ударившихся друг в друга. Город превратился в кипящую пучину сражения, ведь ни одна сторона не уступала другой ни в силе, ни в ловкости, ни, тем более, в упорстве. Стоны и крики воинов заглушались звоном мечей и свистом сыпавшихся со стен стрел. Невозможно было найти ни единого места, чтобы спрятаться, или передохнуть. Едва кто-то, устав, на мгновение опускал меч, того тотчас лишали жизни. Стоило замешкаться, и в спину или в грудь вонзалось лезвие. Кто-то пытался отступить в сторону? В дело вступали быстрые стрелы. Нет, ни секунды промедления, ни мгновения остановки!

Уходя от ударов и нанося их сам, Элофор успел заметить, что стены теперь полностью принадлежат его войску. Это прекрасно. Остаётся только дождаться появления Таурхира. А там, либо обстрелять его со стен, либо самим развернуться. Это уже решится по ходу, смотря с какой стороны он нападёт. Ну, где же ты, сын Таурдора!? Отражая очередной удар, Элофор заметил, как со стороны Малых ворот возникает какое-то движение. Вот и засада.

— Готовься! Сзади! — надрывая горло, прокричал он. Половина отряда без промедления развернулась и бросилась в сторону подоспевшего отряда Таурхира. Вторая половина продолжала сдерживать силы основного войска, воины на стенах не переставали стрелять. За последних Элофор переживал меньше всего, в меткости любые войска сразу на несколько порядков уступали его лучникам. Значит, ни одна стрела не упустит своего врага. Но, вот, как быть теперь с Таурхиром? Здесь уже возникает опасность, что Элмар, таки, сумеет взять верх над своими завоевателями. Элофор лишился почти половины воинов на реке. Ещё одного промаха он не имеет права допустить.

Он бросил взгляд на войско, с которым билась вторая половина его отряда. Они держались неплохо, однако при сохраняющемся перевесе это, явно, было сложно. Долго они так продержатся? Вся надежда возлагалась на лучников. Ну, и на победу над Таурхиром, конечно.

— Вперёд! — крикнул Элофор и, не дожидаясь исполнения своего приказа, бросился в сторону отряда сына Таурдора. Половина воинов последовала за ним. Если сейчас убить Таурхира, его войско сдастся, он знал это по немалому опыту подобных сражений.

И, вот, пробившись сквозь два ряда Элмарцев, он вдруг столкнулся с тем, кого так искал. Два эльфа замерли на мгновение, смерили друг друга полными ненависти и вражды взглядами и вмиг скрестили мечи. Мир видал немного подобных поединков, но для таких воинов, как Таурхир и Элофор он был вполне обычен. Равным им не было ни в одном войске Альбиона. И оба осознавали свою силу и своё умение. Неимоверной была и скорость этого поединка. Стрела не могла лететь так быстро, как двигались они. Лёгкие, как тени, быстрые, как ветер, грозные, как разбушевавшаяся стихия — никто не мог быть подобен им. Их мечи, казалось, бились сами, не требуя от владельцев никаких усилий.

Поединок продолжался около четверти часа. Но, вот, меч Таурхира вдруг, в какой-то момент, безвольно вылетел из руки своего хозяина и, прежде чем сын Таурдора успел что-то предпринять, Элофор полоснул ему по горлу лезвием своего меча. Таурхир рухнул замертво у ног победителя. Битва была закончена.

Элофор встал, высоко подняв голову, и вскинул меч.

— Элмар наш! — воскликнул он. Около восьми сотен голосов ответили ему приветствием, после чего хором трижды повторили имя своего вождя. Элофор только слегка усмехнулся. В следующий миг он уже вложил меч в ножны.

— Ладно. Все справились, всё нормально. На сегодня учения закончены, — произнёс он.

И, словно по какому-то волшебству «умершие» и «раненые» начали подниматься, весело приветствуя своих «победителей». Со стен кто-то прокричал:

— Эй, смола! Давай, в город!

Ворота Элмара опустились, позволяя «жертвам пламени» беспрепятственно войти.

— Что, оживать можно уже? — спросил Таурхир, открывая глаза и глядя на Элофора. Сын Эминнаура дружески рассмеялся.

— Можно. Я позволяю, — он помог Таурхиру подняться.

— Ну, что, тебя поздравить? — спросил сын Таурдора, похлопав Элофора по плечу.

— Было бы с чем, — отозвался Элофор. — Я опять его взял.

— Уже третий раз, — уточнил Таурхир. — Раз ты три раза Элмар взял, так другие-то города тем более возьмёшь.

— Если я его три раза взял, значит, кто-то так же может. Тем более что у нас защита слабая.

— Да, брось, — Таурхир махнул рукой. — С чего?

— Ну, не знаю, — голос Элофора прозвучал несколько укоризненно. — Раз за четвёртой никто не следил, значит, защита плохая.

— Четвёртая? — удивлённо переспросил Таурхир. — Ты там как прорвался?

— Как, как. По лестнице, — сыронизировал Элофор.

— Ну, понятно, что не пешком забежал. Вы как дотянулись-то? Верёвки длинные взял?

— Нет, — Элофор пожал плечами, только теперь начиная понимать причину удивления своего друга.

— Ну, и как тогда?

— Не знаю, — Элофор рассмеялся. — Пошли, глянем.

Они вдвоём поднялись на стену, и подошли к угловой башне, которую элмарцы условно называли Четвёртой. Элофор, держась за камни стены, глянул вниз. У самого основания плескалась вода, а глубина там была, Элофор знал, раз в пять превышающая его рост. Тоненькая полоска берега заканчивалась в шагах пятидесяти до угла. Элофор удивлённым взглядом смерил расстояние. И, как им удалось здесь забраться? Тут даже верёвку толком нельзя было забросить. Неужели только он и смог так сделать? В этот момент, как бы в подтверждение этой нечаянно появившейся мысли, прозвучал голос Таурхира:

— Ну, и? Считаешь, кто-то так же залезет?

Элофор пожал плечами.

— Будем надеяться, что нет, — он усмехнулся, перевёл взгляд на Таурхира, затем снова глянул вниз и покачал головой.

— Ладно, пойдём, — наконец, произнёс он.

Два эльфа неспешно направились вниз по лестнице, чтобы после пройти к небольшой крепости, не забывая по пути отвечать на приветствия, или какие-то вопросы своих однополчан. В основном, впрочем, приветствия были направлены Элофору, который, как можно было понять по частоте слова «Господин», использовавшегося для обращения к нему, был полноправным повелителем Элмара.

Построенный ещё при прежнем правителе Элфина, Элмар был, своего рода, городом-крепостью, расположившимся на острове, посреди широкой бурной реки, что делало его почти полностью неприступным. С населением всего в три тысячи воинов, Элмар славился своими победами, сам считаясь непобедимым, ибо, воистину, ещё никому, кроме Элофора, ни разу не удавалось его взять.

После гибели своего отца, младший сын Эминнаура дал клятву превратить Элмар в военный город, который мог бы во все времена стоять на страже Светлых Земель. И за сотню лет он сумел не только добиться своей цели, но превзошёл даже собственные ожидания.

Когда власть над столицей Светлых Земель, Элфином, отошла его старшему брату, Элофор, набрав себе войско, полностью посвятил себя войне. Постоянные тренировки, военные походы, преимущественно, на Тёмные Земли, оттачивание боевых навыков — всё это стало повседневной жизнью элмарцев — тех, кто хотел, и умел воевать. За время своего существования, Элмар также успел прославиться своим оружием, неустрашимостью и жестокостью своих воинов, и жёсткой дисциплиной. Элофор не знал пощады для врага, полностью вырезая население и разрушая до основания захватываемые города. И вряд ли можно было сказать, что элмарцам это не нравилось. Впрочем, ходили некоторые слухи, что, не смотря на такое враждебное отношение к Тёмным Землям, Элмарцы порой продавали тёмным правителям оружие, и даже с кем-то из них были союзниками, однако это никто подтвердить не мог. Впрочем, подобного подозрения было достаточно для Совета Великих Городов, представленных основными городами Светлых Земель, чтобы держать элмарцев на расстоянии, что, однако, не мешало правителю Элфина обращаться в Элмар за военной помощью.


— Надо пару ударов отработать, — заметил Элофор, когда они с Таурхиром прошли во двор крепости. По большому счёту, подобное строение вряд ли можно было назвать настоящей крепостью — это был простой четырёхугольный каменный двухэтажный дом с толстым стенами, на первом этаже которого располагался большой (по элмарским меркам) зал, кухня и ещё несколько мелких комнат. На втором этаже, несколько меньшем, чем первый, что позволяло расширить балкон, находились комната Таурхира и Анорлот, комната Элофора и, сердце всего дома — арсенал, в котором всегда поддерживался исключительный порядок, хранимый самим его хозяином.

— Тебе учений не хватило? — усмехнулся Таурхир, принимая боевую стойку.

Сын Таурдора в своё время был лучшим другом Эминнаура, и единственным, кто поддержал его, когда тот решил перейти на сторону Светлых Земель, влюбившись в дочь правителя Элфина, Марион. Сам он вряд ли заботился о том, на чьей стороне быть. В уничтожении Тёмных Городов он поддерживал Элофора, хотя порой подобные действия Элмарцев приводили к военным столкновениям между Тёмными и Светлыми землями. Однако, если бы Элофор, вдруг, решил перейти на сторону Тёмных Земель, он бы даже не стал его отговаривать.

— Как видишь, — отозвался Элофор, перекидывая меч из одной руки в другую.

Они сделали пару шагов навстречу друг другу, замерли на миг, после чего мгновенно, с поворота, замахнулись один на другого. Сталь заскрежетала под натиском удара. Ещё секунда. Разошлись, развернулись, сблизились. Удар сверху, защита сбоку и в ответ колющий удар, правда, отражённый выпадом справа. Клинок отведён. Нападение снизу, удар слева, снова выпад снизу, удар сверху. Разворот. Меч Таурхира идёт ровно, Элофор направил свой меч чуть сверху. Стремительное сближение. Меч Элофора, проскрежетав по стали меча Таурхира, уходит под лезвие и врезается в крестовину. Меч сына Таурдора, описав дугу в воздухе, падает в правую руку Элофора. Таурхир поднял руки.

— Сдаюсь, — хмыкнул он, когда Элофор подал ему его оружие. — Остановимся?

— Ладно, — Элофор кивнул, опуская меч. — Кстати, ты перед учениями говорил о своих «питомцах» что-то? — спросил он, вспомнив, что Таурхир упоминал о катапультах и своём желании их усовершенствовать.

— Да, — отозвался Таурхир. — Я хочу сменить ремни. Натяжение усилить.

Элофор вскинул бровь.

— Дальнобойность? — спросил он.

— Раза в полтора дальше будет, — ответил Таурхир. — А, то, и в два.

— Пиковая нагрузка какая?

— Оборотов сорок, — ответил Таурхир.

— Ты с ума сошёл? — фыркнул Элофор. — Разнесёт при первом же ударе.

— Мы всегда оборотов пять не дотягиваем, — отозвался Таурхир. — Так что запас всегда есть. Зато вместо тысячи двухсот будет тысяча восемьсот. А, то, и все две.

— Это будет последний залп перед самоубийством орудия, — недовольно ответил Элофор.

— Ну, а ты что предлагаешь? — спросил Таурхир.

— Может, из железа их сделать?

Таурхир помотал головой.

— Ты их вес представь, — ответил он.

— Так, не обязательно с платформой. Оставь один каркас. Из железных стержней, — ответил Элофор. — Сделай три колеса. Всё равно вся нагрузка на передней оси при стрельбе. Ну, и боевую часть из четырёх стержней можно сделать, и крестовинами скрепить. Тогда и крепкой будет, и при ударе отдача смягчится.

— Да, это и без тебя понятно, — усмехнулся Таурхир. — Железа у нас хватит?

— Ну, тебя ж не заставляют их сразу пятьдесят восемь штук делать, — хмыкнул Элофор. — Сделай одну, там посмотрим.

— А, старые? — Таурхир вскинул бровь.

— Пристроим, — ответил Элофор, заметив, что Таурхир принимает боевую стойку.

— В Ангмин? — уточнил Таурхир.

— Лично Морнауру, — усмехнулся Элофор, поднимая меч.

Таурхир только хмыкнул, и вмиг перешёл в нападение. Элофор в долгу не остался и бросился на Таурхира с ответным ударом. Последовавший поединок, протянувшийся с полчаса, нельзя было назвать ни дружеским, ни вражеским. Они ещё продолжали вполне мирный разговор во время кратких передышек, зато сам поединок, казалось, вёлся между самыми, что ни на есть злейшими неприятелями, так и жаждущими уничтожить один другого. За кем в этом сражении оставалось преимущество? Понять было нелегко. Скорее, силы были равными.

Прошло ещё около десяти минут непрерывного сражения и Таурхир, вдруг отступив, спокойно сказал:

— Элофор, стой.

— Что? — Элофор проследил за взглядом друга и, обернувшись, увидел в дверном проёме, похоже, уже давно наблюдавшую за ним девушку, подобную, скорее, чудесному виденью, и, наверно, слишком прекрасную, даже для эльфийки.

— Мэнэлвэн? — Элофор пару секунд поколебался, не зная, подойти ли ему к ней и поздороваться, или, надеясь, что она сможет понять его, продолжить поединок. Заметив растерянность своего вождя, Таурхир нехотя вложил меч в ножны. Элофор на миг перевёл на него благодарный взгляд, кивнул, как бы подтверждая, что поединок окончен и тотчас подскочил к Мэнэлвэн.

— Привет, — он мягко взял и поцеловал её руку.

— Привет, — последовал несколько прохладный ответ. Небесно-голубые глаза красавицы блеснули недовольством. — Ты даже не мог встретить меня, как полагается. Ты же знал, что я приеду сегодня.

Элофор вопросительно взглянул на неё.

— Сегодня? — переспросил он. — Я ждал тебя ещё вчера. Хотел после тренировок к тебе заехать. Случилось что-то?

— Случилось.

— Что?

— Тебе твои тренировки дороже меня стали! — последовал раздражённый ответ. — Ты не можешь их хоть раз отменить? Да, вчера я не приехала. Но я надеялась, что, раз ты любишь меня, ты приедешь сразу, а не после тренировок.

Элофор виновато опустил голову.

— Мэнэлвэн, ну, прости, пожалуйста, — произнёс он, устремив в её глаза преданный взгляд. — Клянусь, я не думал, что ты приедешь сегодня. Мы с Таурхиром ещё хотели новые чертежи катапульт сделать…

— Так, может, ты лучше на своих катапультах женишься? — фыркнула Мэнэлвэн.

— Мэнэлвэн, прости. Правда, дел было много.

Мэнэлвэн недовольно дёрнула головой.

— Ты всегда так говоришь, — обиженно произнесла она. — Ты говоришь, что любишь меня, а сам всё время проводишь в своём Элмаре на учениях.

Элофор устало вздохнул, впрочем, признавая, что доводы Мэнэлвэн сложно было назвать необоснованными. Он, действительно, только сейчас вспомнил о том, что неделю назад обещал приехать в Мэнэлдор, однако решение вопроса об изготовлении усовершенствованных метательных машин настолько завладело им, что он забыл обо всём на свете.

— Мэнэлвэн, пожалуйста, перестань, — мягко произнёс он, нежно перебирая её светлые, почти белые волосы. — Я люблю тебя. Я всё сделаю, что ты хочешь. Только прости меня.

Чувствуя, с каким трепетом были произнесены эти слова, Мэнэлвэн, похоже, сменила гнев на милость.

— Ты обещаешь? — спросила она, как бы ещё раз пытаясь увериться в истинности его слов.

— Да.

— Тогда обещай, что после нашей свадьбы ты навсегда забудешь о войне, — её прямой твёрдый взгляд вновь устремился в глаза сына Эминнаура. Элофор не медлил.

— Обещаю, — даже не дрогнув, ответил он.

Мэнэлвэн, наконец, довольно улыбнулась.

— Таким ты мне нравишься больше, — она даже обняла его за шею и наградила нежным

взглядом. — Но у меня есть ещё одна просьба.

— Говори.

— Скоро будет двести лет со дня начала правления твоего брата. Конечно, ты скажешь, что праздник не велик, но всё же Элровал соберёт правителей Великих Городов, — она пригладила его растрепавшиеся по плечам иссиня-чёрные волосы. — Я бы хотела, чтобы ты тоже приехал туда.

Элофор вскинул бровь.

— А этого я не могу обещать, — с некоторой опаской ответил он.

— Почему? — Мэнэлвэн мягко освободила его от своих объятий.

— Раз он меня не пригласил, у меня нет права к нему являться. Элмар ведь независимый город.

— Независимый город! — Мэнэлвэн звонко рассмеялась. — Три тысячи жителей! И это независимый город? — в её голосе снова появились нотки обиды. — Элофор! Хватит отговорок! Элровал твой брат. Почему он обязан тебя приглашать?

Элофор хотел, было, что-то ответить, но в этот миг их разговор с Мэнэлвэн был прерван появлением Таурхира.

— Господин Элофор, — это обращение он намеренно использовал, когда в Элмаре появлялись чужаки, тем более Мэнэлвэн, которую он тайно ненавидел. — Вам послание из Элфина, — он протянул сыну Эминнаура небольшой свиток. Не медля, Элофор развернул его и прочёл:


Элофор.

Муилдор вновь объявляет войну. Я собираю войска, но без твоей помощи нам не обойтись. Прошу, приезжай сразу, как только получишь это известие.

Твой брат, Элровал.


— Где посланник? — спросил Элофор.

— Уехал, как это передал, — ответил Таурхир. — Что опять? — он указал кивком на свиток.

— Война, — ответил Элофор.

— Муилдор?

— Да.

— Едешь?

Элофор кивнул в ответ и отдал свиток Таурхиру. — Собери войско, будьте готовы, — приказал он. — Если что, знаешь.

Таурхир кивнул. Элофор повернулся к Мэнэлвэн.

— Прости. Я должен ехать, — он порывисто обнял её, после чего поспешил уйти. Спустя минуты три он был уже на дороге, ведущей в Элфин. Таурхир проводил его недовольным взглядом. Он ненавидел Элфин, ненавидел с тех самых пор, когда во главе этой великой столицы встал Элровал. Нет, всё должно было быть иначе! Если бы Элофор не отказался от своего наследия! Ведь именно ему бывший правитель Элфина, Элдуин, хотел завещать свой город. Да, при Элофоре Элфин не утратил бы своей мощи! Благо, бывший правитель догадался не оставлять Элровала наедине со властью, прикрепив к нему в качестве соправителя своего старшего брата, Элгонда, некогда управлявшего Халэмином. Теперь там правил его сын, Мэнэлгвай. Только, вот, разве, нельзя было настоять на том, чтобы в Элфине остался именно Элофор? Хотя, принимая во внимание характер младшего сына Эминнаура, и какие-то лишь ему ведомые принципы, можно было с уверенностью дать отрицательный ответ. А Элровалу это было только на руку. Встав во главе столицы, он, насколько это возможно, отдалил от себя брата, объяснив это опасностью постоянного возникновения военного конфликта с Тёмными Землями, после чего, по сути, вычеркнул Элмар из Совета Великих Городов, назвав это независимостью. Благо, тогда вмешался Элгонд. Не сказать, впрочем, чтобы он сильно поправил дело, но исключать Элмар из Совета он не стал, хотя, сложно было сказать, что он готов был принять сторону Элофора в этом споре. Сказав лишь, что союзничество выгодно для обеих сторон, он поддержал Элмар в предоставлении независимости, но согласился и с Элровалом, в ограничении Элофора в некоторых правах, в делах, касающихся Совета. В общем, опустив все политические условности, Таурхир мог сказать, что Элфин держал Элмарцев рядом с собой, как прирученного волка, предназначенного для сохранения безопасности Элфинских земель, но которого постоянно подозревали в том, что дикая кровь рано, или поздно, даст о себе знать. За это Таурхир и ненавидел Элфин.

2. Заговор

— Заставляешь себя ждать, — были первые слова эльфа, приветствовавшего Тарэмина. Тёмный эльф слегка усмехнулся.

— Но ты ведь ждал, значит, я тебе нужен. А раз нужен, не выказывай недовольства. Могу и развернуться.

— Не развернёшься. Моё предложение слишком ценно, — прозвучал спокойный, но несколько надменный ответ.

— Ты можешь предложить что-то ценное? — усмехнулся Тарэмин. — Что же это может быть?

— Город.

— Какой?

— О котором ты всю жизнь мечтаешь, и который тебе так и не удалось завоевать.

— Надо же, — хмыкнул Тарэмин. — А ты так, без препятствий, возьмёшь, и отдашь мне его.

— Да, если ты мне поможешь.

Тарэмин изучающе посмотрел на собеседника.

— Ну и чем же я могу тебе помочь?

— Ты должен заставить кое-кого перейти на вашу сторону, — не обращая внимания на насмешливый тон собеседника, ответил эльф. — Тогда у Светлых Земель будет причина назвать его предателем и поступить с ним по закону. Город же переходит тебе.

Тёмный эльф на некоторое время задумался.

— Ты, вообще, серьёзно? — спросил он.

— Это похоже на шутку?

— Это странно. Мы ж, вроде, с вами воюем. А ты с таким предложением.

— Мы можем и мир заключить, — отозвался заговорщик.

Тарэмин снова помолчал.

— Ладно, я подумаю, — ответил он.

— Нет, мне нужен ответ здесь и сейчас. Или я обращусь к Морнауру. Но я не очень этого хочу.

Тарэмин усмехнулся.

— Ты хоть понимаешь, о чём просишь?

— Прекрасно понимаю, — собеседник начал терять терпение. — Так, да, или нет?

— Ну, положим, да, — всё же согласился Тарэмин. — Предложение интересное по всем параметрам. Гарантии какие?

— Тебе придётся мне поверить.

— Это ещё интереснее, — сыронизировал Тарэмин.

— Ну, я ведь тоже доверяю тебе.

— Ну, да. Ладно, тебе это к какому-то определённому сроку надо, или как?

— Чем скорее, тем лучше, конечно, — ответил собеседник. — Но, смотри, как получаться будет. Я полагаю, дольше десяти дней это всё равно не продлится?

— Как знать, — хмыкнул тёмный эльф. — И ещё. Когда, где и как я его найду. В город-то за ним ехать не вариант.

— Я сам направлю его к тебе. Успеешь подготовиться.

— Буду надеяться на твою честность, — усмехнулся Тарэмин.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.