электронная
320
печатная A5
498
12+
Песнь Баяна земли русской

Бесплатный фрагмент - Песнь Баяна земли русской

Весть

Объем:
174 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-2665-3
электронная
от 320
печатная A5
от 498

ПОСВЯЩАЮ ЛЮБИМОМУ СЫНУ АЛЁШЕ, БЕЗВРЕМЕННО УШЕДШЕМУ В МИРЫ АУМа.

предисловие

Воин бросил свой меч! Снял доспехи свои! Закричал, как израненный Зверь! Плач услышал Земли, плач от боли большой!.. Плач от Радости! Поклонился Земле Святой Матушке! Одел Море Любви! Вытер слёзы свои и ушёл с поля брани совсем!
Вот и Поле Любви! Там Любава его ждёт уж тысячи лет и скорбит, и скорбит, и скорбит! Он присел рядом с ней!.. — Ты пришёл?.. Я ждала, я ждала, я ждала! — Я пришёл, чтоб любить! Я пришёл, чтоб ласкать! Я пришёл, чтоб творить на века!
Эй вы гой еси Добры Молодцы! Эй вы гой еси Красны Девицы! Поднимайтесь колен! Распрямите себя! Воин дарит вам жизнь, Воин дарит вам Свет!… и Любовь, и Любовь, и Любовь! И запела Земля, засияли Лучи — Лучи Радости! Слушайте!.. Счастье идёт! Слушайте!.. Радость идёт! Битва кончилась!
Слышите!.. Ветер поднялся!.. не вне вас… внутри!
Сама Любовь шепчет: — Люби! Сам Творец шепчет: — Твори! Жизнь ваша шепчет: — Живи!
Живи Человек Живи! Твори Человек Твори! Люби Человек Люби! И Радость придёт и обнимет, и спустит к тебе Небеса! На Века! На Века! На Века!
Я люблю, обнимаю планету. Я Люблю! Я Творю! Я Живу!

Человечеству (книга дзиан)

«Как светят звёзды моей царской короны, которые моё желание выковало из победы над Драконом Иллюзии и инкрустировало драгоценными камнями твоего самопожертвования, так и ты, принц (человек), наследник вселенной моих богатств, будешь светить в тот великий день, когда все мои подданные придут, чтобы вкусить плодов за прошедшие века выросших из зёрен, посеянных в моём теле и политых водой моего глубокого сострадания.

Так же, как велико Моё Царство, велика Любовь, которая укрывала и защищала, зачала и выносила тебя, Сын Мой, Огненная суть этой Любви облачила тебя в те вязанные одежды, в какие ты облачён сейчас, плотно прилегающие к твоим формам; Любовь, которую не смогут погасить все воды тёмных глубин; Любовь, растущая, подобно жизни, верхние ветки которой касаются Неба, с каждым днём, каждого века, проведённого тобой в борьбе с силами Ада.

ТОГДА РАЗВЕ МОЖЕШЬ ТЫ СОМНЕВАТЬСЯ В МОЕЙ ЦЕЛИ, ПРЕЗИРАТЬ МОЕГО ПОСЛАННИКА, когда каждое дерево, каждый цветок и каждая живая тварь безошибочно направляют тебя к мысли и желанию найти путь достижения покоя и благодати, жаждущих душой?

Мучительная печаль, агония Духа поднимается подобно волнам океана из глубин твоего сердца, исторгая вопль из напряжённых губ: «Отец мой»! Пролагает Путь и заливает вехи божественным Светом, чтобы ты не споткнулся, когда лицо твоё обращено ко Мне, а спина к плотским вещам, усеявшим Путь и мешающим стопам твоим.

БОЛЕЕ ТОГО ДЛЯ ТЕБЯ БУДЕТ МОЯ КОРОНА, МОЁ ЦАРСТВО И ВСЁ МОЁ! ВНИМАЙ, Я БУДУ ЖИТЬ В ТЕБЕ, КАК ТЫ ВО МНЕ, КОГДА ПРИДЁТ РАССВЕТ ДРУГОГО ДНЯ!

Человечеству дали ещё несколько лет не для того, чтобы оно уничтожало всё самое ценное духовное накопление, а для того, чтобы тысячи, миллионы, миллиарды возмутились Духом и восславили себя, как вид Высочайшего Разума, что смог вобрать в себя все Духовные и Интеллектуальные накопления, как вид Высочайшего Разума, который смог в условиях двойственности создать симфонию Вечной Жизни.

Люби Человек Люби! Твори Человек Твори! Живи Человек Живи! АУМ! АУМ! АУМ!

Рождение

Яросвет

Я родился, родился, родился! Но темно почему?.. И не видно не зги?.. Через Бездну Времён я прошёл и вернулся… в Отчий Дом я пришёл… Ты меня не суди.

Я прошёл по Мирам неизведанных далей, Зажигая Светильник, горящий в ночи.

Необъятная Тьма, но мне всё было мало. Открывал все Врата… Не нужны мне ключи.

Боги!.. Демоны!.. Путь закрывали. Стражи навстречу вставали стеной.

Но стремление знать все пути открывали, Хоть и в Бездне Незнанья бродил я порой.

Научился я быть средь воды океаном, средь планет — я планета Земля.

В воздухе я пребывал ураганом, Пламенем шёл я, чтоб бездна ушла.

И Небо и Звёзды… отныне всё в сердце, и Вечность в мгновение снизошла.

И для всего я — горящее Солнце, Иллюзия в Бездну на веки ушла.

Я родился, родился, родился! Но почему всё темно и не видно не зги?

Ах!.. Это ж я, и Я появился, И отныне жить вечно Я буду всегда!

Навна

И час пришёл, когда Творенье (Человек) Творца узнало своего в себе.

И это Яро-Свет, с ним к единенью в Высшем устремись.

И Мир Непреходящей красоты весь без остатка спустится к тебе.

В системе звёздной всё закономерно, И просто так там Солнце не встаёт. Когда уходит, уступает место… Луна — невестой входит в небосвод.

Темна фата, но лишь в таком наряде… Сверкая… бриллиантами гордясь, Она послушно ходит за любовью И дочерью своею восхваляясь.

А дочь похожа на обоих сразу, Но в большей мере всё же на себя, Такая же счастливая, как Солнце, Красивая такая ж, как Луна.

Гармонию в космическом масштабе БИНОМ установила навсегда. Жемчужина, живая для народа, С прекрасным, нежным именем — ЗЕМЛЯ!

Душа России, душа Земли!

Душа — это творческое начало Мироздания. Женщина любая на Земле — олицетворение души.

Как интересно было Навне видеть себя со всех сторон и изнутри себя смотреть. Нет ей конца и края. Куда не глянь, везде она, рассыпалась лучами Света и искрами огня по всей округе, которой тоже нет конца. А Яросвет, такой хороший и… любимый почему-то!.. когда успела?.. в каждом луче её самой, в каждой искре огня, что тоже есть она!.. Как странно!.. но он везде… внутри её как будто и в то же время вне её. Да и она не только свет, она и человек и не один, а много-много и все они, что есть она, такие разные и так похожи.

Что это? Свет начал исчезать и капельки огня исчезли будто, растаяли, как капельки росы. Душа её, то есть она сама, что есть не тело, не образ и не личность, прозрачной стала, будто нет её и ни чего, что иногда тревожит, или радует, или волнует, и в этой непорочности стал проявляться Яросвет. Он словно плавал в чистоте её души, её сознанья!.. И Навна стала форму обретать, и вот уже они, держась за руки и весело смеясь, кружатся в танце в чистоте её души. Смеётся весело — ей хорошо, и её совсем не страшно, что нет ни чего вокруг и ни кого, одна прозрачность, чистота и… Яро-Свет!..

— Ты чё разделась полностью? — услышала вдруг голос Яро-Света. Смутилась Навна и искры розовые змейками умчались в бесконечность. Посмотрела на себя, не узнавая, лесная одежонка из коры и листьев действительно исчезла. И от того, что устыдилась наготы своей, вдруг вспыхнула огнём лиловым. Он засмеялся радостно, бесцеремонно глядя на неё. Огонь лиловый, что исходил из худенького тела девы, стал образ платья обретать… через мгновение прикрыл её нагое тело, сияя красотою всей её природы, что видела когда-то за всю свою малюсенькую жизнь.

И Навна засмеялась вновь! Подумала, что нет цветов?.. Цветы вдруг появились! А где же птицы певчие?.. Защебетали и запели птицы! А лес?.. И лес зашелестел листвой! Зверушки милые, где же они?.. Забегали зверушки, перекликаясь мирно между собою! Но ветра нет?.. И ветер появился, играя лёгким платьем с озорством, нежными касаниями лаская тело!

— Как хорошо то!!! Спасибо Яро-Свет!

— Так то ж не я, сама ты. Я только приоткрыл тебе тебя…

— Всё равно спасибо, ведь не каждый может посмотреть себя… а мне?.. такое счастье!

— Нет Навнушка, себя увидеть может каждый, но каждый хочет ли?.. боятся может быть своё уродство видеть?..

— Но я сама бы не смогла.

— Могла… и видела не раз, как бы себя теряя.

— Да-да, я помню! Когда я уходила в лес одна, то!.. нет, нет!.. я помню, как терялось и находилась, а между?.. совсем не помню…

— Но ведь по возвращению… откуда интересно?.. ты с радостным биеньем сердца сознавала то, как ты чиста, как будто искупалась в родничке живой водицы.

— Да! Да! Милый! Милый Яро-Свет!

— Родная девочка, прекрасная и нежная царица полей, лесов, морей и океанов, и не только, всего, что есть, всего, что будет или было, царица нежности и красоты!.. мне вечно хочется с тобою быть, о чистоте, о радости и о любви с тобою говорить, цветы вселенной всей тебе дарить и более всего — Любить!.. Любить!.. Любить!..

— Так в чём же дело?

— Я и люблю!.. Но всю!.. от края и до края, бесконечную и вечную, в начале и в конце Времён… и потому теряя, нахожу тебя, найдя теряю или теряюсь может быть в душе твоей.

— Лукавишь Яро-Свет. Во мне не можешь потеряться ты, хотя бы потому, что даже и тогда, когда ты меньше самой малой проявленной частички, ты больше тысячи Вселенных!

Не Навну из Гипербореи дикой увидел Яро-Свет — услышал Навну-Нину, Дану, Яру, Тую и тысячи других, которых он ещё не знал, но обязательно узнает. Поняв, смутился, но рад был очень, что кристалл единым становиться стал в многообразии прекрасных и не очень проявлений. Осталось лишь отшлифовать чуть-чуть, чтоб засиял и зазвучал Кристалл симфонией Творца!.. Творенья Красотою!!!

Легенда из Плеяд

Шум был слышен из космических глубин. Земля дрожала, словно в судорогах корчась, толи от боли, толи от горя. Вдруг горы раскололись в том месте, где стояла башня, вернее должна была стоять.

И трещины пошли, ломая горы на тысячи частей. Две трещины прошли от Навны с двух сторон. Речушка вмиг исчезла, словно провалилась в глубину расщелины бездонной, да это так и было. Из расщелин наружу стала вырываться огненная лава…

Не испугалась Навна и это жизнь ей сохранило. Стоя на оазисе, который вырос из слёз Любви её, она всем сердцем возлюбила Яро-Света и крикнула:

— Где ты!.. Яро-Свет?.. Любимый мой!.. Желанный мой!.. Откликнись!.. Да что же я?.. Иду к тебе, где б не был ты и вспомнила, как Навна, что она ни только Навна, но и… Нина… Яра!.., а Яро-Свет не только Яро-Свет, но и… многие и многие другие!..

И!.. Цепь замкнулась — начало и конец соединились!.. Что это? Всё вокруг вдруг вспыхнуло сиянием радужным. Нет! Не радугу увидела она, а всё Пространство засверкало звонкими цветами, наполняя Землю. Вот и сама Земля исчезла будто — все предметы, горы пропасти, селения и даже звёзды, Солнце и Луна!.. Один лишь Свет в его сиянии в радужной перекличке.

Что это? Это Небо опустилось, прикрыв собою Землю, потому что Навнушка и Яра и тысячи других Единым стала Разума. И вспыхнул тот кристалл, всю Бесконечность светом наполняя. Исчезла тьма совсем. Весь тёмный космос дивным светом засиял. Вуаль цветная колыхалась чудно в прозрачной Навнушки душе, и крикнула она опять:

— Мой милый!.. Мой любимый!.. Приди!.. Приди!.. Приди!.. И змейки розовые устремились от неё, уже не в Бесконечность — в Беспредельность, красотою света звука наполняя всё вокруг. Планета стала проявляться, и горы, и поля, леса и океаны, и остальное всё. Ландшафт менялся быстро, сменяя образы, рельеф, структуру всю. Там где горы были, вдруг океан зарокотал, а где леса шумели, горы проявились. Всё это будто бы единым было и разделялось почему то иногда. А где же?.. И поняла, что это она всё разделяет в сознании своём, чтобы понять по видимому всё, всё рассмотреть и изучить, всему названье дать, узнать всего предназначение. Но где же Яро-Свет? Откликнись милый!..

Свет не исчез — напротив, сама Земля сияла Светом дивным. Вдруг стон услышала она и поняла, что стонет Яро-Свет. Метнулась Навна в сияющее небо и вскоре увидела его… с раной в груди?.. Он знаком руки остановил её порыв, пытаясь что-то ей сказать, но говорить не надо было. Всё поняла она — рассыпалась на биллионы искр, исчезла вовсе, вбирая свет в себя и Яро-Свет в ней растворился, лишь иногда небольшими искорками напоминая о себе.

Вдруг боль ужасная пронзила всё сознание, в нём появился чёрный ком огня. Не испугалась Навна, да и терпеть она умела и могла. Ждала, что чародей предпримет. И!.. вспомнила, что говорил ей Яро-Свет — «Остаться чистой и прозрачной»… И свет исчез совсем — одна прозрачность, чистота и… чёрный ком, который принял форму человека, и чёрный луч метнулся в Бесконечность.

Вздрогнула прозрачность, но не окрасилась ни чем. Форма чародея стала расплываться, и он понял, что некуда бежать. Там, куда попал он, нет Времени и нет Пространства. Здесь Бесконечность и Ноль равны и Вечность здесь равна Мгновению! И эта чистота прозрачность сжимала всё сильней. Он закричал, поняв, что исчезает, собрал все силы против чистоты, чтобы хоть свет в ней проявился, но чистота была прозрачной.

Сжимался чародей в ком чёрный всё сильнее, вдруг разорвался, разлетаясь искрами, сначала тёмными, которые, чем дальше разлетались, становились всё светлее!.. И вспыхнул Ярый Свет, собою заполняя всю прозрачность, словно обнимая Радостью саму Любовь и Красотою души наполняя! Мир Радости пришёл на Веки!

Это легенда, что в будущем звучит! В том будущем, что необратимо наступит на Земле. Не Земля поднимется на Небо, а Небо спустится к Земле!

Земля есть сама в себе Творец! Творец Сама в Себе Земля! Человек самодостаточен и без богов! Он есть Творец Творца в Творении Творца! АУМ!

Ты сделал вывод?

Мне сквозь дебри лесные ни как не пробиться К ручейку… для того, чтоб воды родниковой напиться.

Я смертельно устал, но я знаю, что он существует… Родничок тот!.. Во сне он меня иногда навещает.

Я искать его начал юнцом неразумным, И для многих сейчас стал мужчиной безумным.

Говорят Родничок поглотило болото. Доказать, что не так, моих мыслей безумных работа.

И одежда моя уж изодрана в клочья. Я по лесу брожу светлым днём… тёмной ночью.

Очень трудно идти по дремучему лесу в потёмках. Кажется грузом тяжёлым пустая котомка.

Я смертельно устал, меня мучает жажда, Но всегда мне в дороге желанная светит Надежда.

Липкий пот на лице мне глаза застилает, А на ранах тягучая кровь застывает.

Мне бы силы хватило до утра продержаться, Утром легче мне будет сквозь дебри пробраться.

Наконец впереди заалело рассветом, И солнце блеснуло сквозь крону с приветом.

Хоть и трудно мне было, но всё же поднялся, Вновь по лесу тихонько вперёд я подался.

Ручейка вдруг услышал вдали я журчанье… И замерло сердце в Великом Молчанье!

Дай мне Господи силы!.. Все!.. до предела!.. Смерть от жажды иначе мне будет уделом.

Ещё шаг!.. Ещё два!.. Вот уже я у цели!.. В изнеможении падаю на родниковой мели.

Долго пью, и ни как не могу я напиться, Будто сон мне прекрасный невиданный снится.

Холодна в ручейке родниковом водица, Но как трудно к нему по суровому лесу пробиться.

Вкус Водицы Живой не забыть мне во веки, Не сравнимый он с тем, что несут нам Широкие Реки.

Пью я долго и чувствую соль на губах… Толи от пота, толи от крови… и всё таки светится счастье в глазах.

Я пойду вдоль ручья по дремучему лесу. В нём не дам я купаться ни чёрту, не бесу,

Ручеёк провожу я до речки широкой, Чтоб очистить ту речку хотя бы немножко.

Может быть и другие Безумные так же… До Своих Родничков доберутся всё же!..

Это и есть Чистота Духа! В ней Сила, Мудрость и Прозренье! Человека в Творца Преображенье!

Обратной дороги нет!

Наконец то Архангел на Землю спустился Детей непослушных учить. Он весь исцеляющим светом светился, Решил всех людей исцелить.

— О Люди заблудшие! Люди уставшие! Скорее все падайте ниц. Создатель о вас позаботится, станем окрепшими, И злоба сойдёт с ваших лиц.

Грехи наши тяжкие смертью наказаны, Лучших своих сыновей. Нам слабою вспышкою искры показано Лучших из лучших людей.

И падают люди к ногам «Миротворца», Прощения просят себе. Прощения просят и доброго сердца: — «Служить будем вечно тебе!»

Творец исцеляет, грехи всем прощает, Покойную жизнь всем даёт. Творец исцеляет, всем мир завещает, И Ангел нам песню поёт.

Поэт вдруг восстал перед ликом творца… Гордый, весёлый такой. Остановил незаметным движеньем певца И… вызов творцу — «Мне не нужен покой!»

И замерли люди в молчанье и страхе, Глаза опустили они!.. И замерли люди, как будто на плахе… Стояли не он, а они.

О дерзкий мальчишка!.. Да как он посмел?.. Погубит себя и людей!.. Поэт же спокойно вокруг посмотрел… Творцу — Ты себя пожалей.

— Ты умрёшь непокорный сейчас!.. И убьют тебя люди!.. Осталось жить тебе в муках лишь час… Они тебе лучшие судьи. (знакомый сценарий)

Рассмеялся поэт: — Я Свободой дышу… И свободным умру. Людям жизнь не отдам, им оставлю душу, Это их, а не мой изумруд!

Вынул острый кинжал, Себе в сердце вонзил… И раскинувши руки на землю упал. Чашу жизни своей до конца он допил. Был Свободным Певцом!.. Светлой памятью стал…

И заплакали все, Позабывши о том, Что хотели недавно убить. Он убил себя сам и лишь только потом… Люди стали его любить.

Путь Яросвета!

На берегу небольшой речушки стояли древняя старушка и маленький мальчик. Мальчик теребил старушку за подол, стараясь заглянуть в глаза:

— Баба, баба!.. Скажи мене, где живёт Отец, о котором ты рассказывала?

— Он живёт на большой, большой горе, внучек!

— А как к нему попасть?

— К нему невозможно попасть, потому что эту гору охраняют много страшных Стражей!

— А почему они его охраняют? Отец боится людей?

— Нет! Его охраняют, чтобы ты не сгорел в огне Отца! Отца нельзя увидеть, ибо он ярче солнца, горячее огня. — Старушка замолчала и больше не произнесла ни слова.

Мальчик стоял и думал: — «Почему Отца нельзя увидеть? Тогда зачем он? Нет! Так не бывает, я вырасту и пойду!» Шло время мальчик рос со своей мечтой сначала, которая стала устремлением и… пошёл искать Отца. На Пути вставали заслоном Стражи Света Отца! Он сражался и побеждал, потому что у него была цель. И вот наконец он победил Стражей всех и пришёл к вершине Истины. Оглянулся и ужаснулся, и удивился, как он смог — кругом… гора внизу была усеяна защитниками горы, защитниками Отца.

Он победил всех и дошёл. Вдруг вершина вспыхнула ярче солнца, жарче огня и голос внутри спросил:

— Зачем пришёл, сын мой? Ты дошёл и можешь выбирать всё, что хочешь. Возьми всё и ступай, более того, что ты видишь, нет ни чего.

— Мне ничего не надо, я хочу видеть тебя!

Вдруг стало темно я Воин стоит на краю пропасти, дна которой не существует. Услышал в себе:

— Иди!.. и увидишь меня!.. Как только увидишь, умрёшь, но у тебя есть время подумать!

Воин, не раздумывая шагнул в пропасть. Он шёл к своей цели и ничто не могло его остановить. И полетел в бездонную пропасть. У него выросли крылья, но он сложил их. Падение продолжалось вечно, так казалось. Но крылья не сделали ни одного взмаха. Падение ускорялось и не было силы, которая могла бы остановить это падение. Воин потерял на мгновение сознание и… очнулся и… понял, что он маленький мальчик, сидит на полянке и смотрит в небо. Что это?

— Вставай, Сын Мой! Теперь ты знаешь Всё! Ты увидел Отца! Ты знаешь Отца!

Мальчик оглянулся, но ни кого, кроме его на поляне не было?.. И он понял! И он увидел! И он познал Всё!

Светик самоцветик

Лазурь предрассветного часа Мне песню Свободы поёт, Страданья наполнили чашу, И все-таки счастье идёт!

Просто сказка. В великой печали Отец пребывает от усмотрения растущих грехов в царстве человеческом. От вида того, что погрязло человечество в омуте лжи и неверия, тупости и невежестве. И было у него три сына…

Старший умный был детина, Средний был и так, и сяк, Младший?.. вовсе был… «Иди» — сказал Отец Старшему сыну — «и приведи человечество к Любви и Знанию». Пошёл Старший сын и мечём начал наводить порядок и загонять человечество к Любви и Знанию. Загнал… но не расцвело царство человеческое. Кто глупый был, стал ещё глупей, а кто умный был, стал свой ум против ближнего своего использовать. Кто хоть чуть-чуть любил, ненавидеть стал. И гремели войны, смуты, восстания в царстве человеческом не утихая.

Отозвал Отец Старшего сына и послал Среднего. Средний пошёл в царство человеческое не с мечём, а с пряником. Люди стали жить хорошо, добротно, сытно, но… начала появляться алчность, зависть, желание иметь больше, что породило жадность. И начались склоки, разборки, драки, которые переросли в непрерываемые войны за обладание. Совсем обнищало царство человеческое. Потеряли всё, что имели, что не имели — разрушили.

Опечалился Отец ещё больше — некого больше послать, если два старших не справились, то Младший тем более не справится. А тем временем Младший сын выращивал в саду прекрасном цветы Любви и Знания (Светик-Самоцветик), которые взошли выросли, отцвели дивными цветами и дали семя, пока двое старших порядок наводили в царстве человеческом.

Из Светика-Самоцветика вырос прекрасный одуванчик с семенами парашутиками. Младший сын просто сидел и раздувал одуванчик из семян парашутиков. И семена с парашутиками подхватил Ветер Перемен и унёс в царство человеческое.

Бежит по полянке юноша и девушка и… увидели эти зёрна с парашутиками разных цветов, побежали за ними, пытаясь поймать и… ловили, ловили с весёлым смехом и радостью в сердце. Кто-то увидел и тоже стали ловить чему-то радуясь. «Смотрите! Смотрите!» — кричат люди — «какие прекрасные зёрна.» Все, кто наловили зёрен Светика-Самоцветика стали предлагать всем, но те, кто не ловили, отмахивались, как от назойливых мух, ибо им было не до зёрен с порашутиками, они спешили на рынок.

Тогда наловившие спрятали зёрна Знания и Любви в сердце своё и зёрна дали всходы, стали прорастать и развиваться, пока не расцвели в сердце дивными Светиками-Самоцветиками на почве Знания, Любви и Радости. В царстве человеческом всё стало настраиваться, ибо восхитились дивом Светика-Самоцветика ангелы и архангелы и воспылали к человеку большой Любовью, что дала человеку знание Истины, и сама Матерь Мира восхитилась красотой Светика-Самоцветика и вошла Любовью в сердца человеческие и преобразился человек от такого великого действа. Засияли лица людей, и зацвело царство человеческое Любовью и Радостью, наполняя Красотою всю Вселенную.

Тут и сказке конец, а кто слушал, тот молодец!

Колобок

Навна

Жили — были…

Не долго любовались бабушка с дедушкой колобком на окне. Решил колобок мир посмотреть, спрыгнул и побежал по дорожке, в лес неведомый, непознанный. Бежит… радуется своей свободе, песни поёт, мир рассматривает и вдруг из кустов прыг на дорожку, Заяц — Страх. Весь дрожит, оглядывается, то ли сам боится, то ли напугать хочет. Да не тут то было, откуда знать колобку, что такое страх, он был наивный и совсем ещё ребёнок. А Заяц для устрашения говорит: «Я тебя съем!» Колобок отвечает: «Попробуй маленько.» Пока Заяц жевал, колобок ему песню свою спел, да и дальше побежал…

Пока катился по дорожке, затянулась у него ранка от укуса Зайца и опять он стал целёхоньким, да румяненьким. Но арамат от вкусненького колобка разносился по всей округе, и вышел на встречу Колобку Волк — Злыдень, (злоба) значит. Не испугался Колобок лютой Злобы, а когда попробовал, смягчился, больно уж добренький оказался колобок. И после своей песни покатился Колобок дальше. Пока катился, заросла и эта ранка от Волчьего укуса. И стал он опять целёхонький — веселёхонький. И опять на встречу вышел из кустов охотник, полакомиться Колобком. На этот раз был большой Медведь — Сила значит, сможет ли противостоять Колобок Силушке — несметной? Ведь почуял Медведь запах ароматного свежего Колобка и решил прибрать его себе. Но Колобок знал чем заканчиваются встречи и ничего не боялся, как и в прошлый раз, он разрешил себя попробовать, на последок спел свою песню да и отправился дальше.

Пока катился, заросла его ранка от укуса Медвежьего, и опять радуется Колобок своей жизни, смотрит на мир наивными глазами, нет ему преграды в его путешествии. Да вот, слухами, да байками, долетели вести о Колобке до Лисы — Обманщицы (Иллюзии) значит. И решила она встретить Колобка, ласками да песнями, которые и сам Колобок любил петь. Так и повстречались, познакомились, отведала Лиса — Иллюзия, Колобка, и решила не отпускать его от себя ни куда. А добротой и богатствами такими сама пользоваться. Посадила она Колобок на пенёк, со всех сторон обхаживает, песни хвалебные поёт, и со всем задурманила голову Колобку. А потом стала пускать всех посмотреть на него, как в музей на диковинку. Сама пощипывала Колобка и другим разрешала, не успевали зарастать у Колобка ранки… силы уж не было восстановиться. Чувствует он, что не справиться ему с хитрой Лисой — рыжей бестией, надо помощников просить, до кто поможет, все только и пользуются.

Много времени прошло… Летом приходили в лес ягодники и грибники, но не заметили они Колобка в траве высокой, пылью запорошенного…

Охотники осенью бывали, да не видели они Колобка на пеньке под кучей листьев.

Приходили лесорубы зимой, да не заметили Колобка в снежном сугробе.

Так и шло время, не было уже сил совсем у Колобка… от ветров и солнышка появились морщинки, песни за него пел дождь.

И вот однажды… Когда пришла весна, прилетели птички весенние со своими трелями, зажурчали ручейки, высунули головы подснежники, озорной ветерок сдул с Колобка осеннюю листву, весёлый дождик омыл его и напоил свежей водой, открыл глаза Колобок и увидел прекрасную, нежную деву, которая пряталась за белыми берёзками, от паренька. В их глазах блестели искорки счастья, радости и любви.

Они были прекрасны своей чистотой, добротой и юностью. Вспомнил Колобок,, что когда то, он так же бегал и радовался, пел песни, и гулял по всему лесу, пока не встретилась Лиса — Иллюзия.

Он опять покорно закрыл глаза, но тут же вспомнил о девушке и юноше, решил ещё раз посмотреть в глаза радости. Колобок изо всех сил встрепенулся, поднатужился, что щёчки его порозовели, сам подбоченился принимая свою прежнюю форму… И тут перед ним на колени стала опускаться та самая юная и прекрасная девушка, сзади к ней уже подошёл юноша. Они молча смотрели на это изумительное круглое создание, переливающееся всеми цветами радуги, манящее к себе теми струнами души, которые создают такую нежную музыку, что пела и в их молодых сердцах.

Девушка взяла в ладони Колобка, повернулась к юноше, они вместе держа этот бесценный подарок подняли его, чтоб он увидел солнышко. А Колобок не ожидал такого счастья и спасения, вдруг сам засиял и засверкал, как бриллиант.

Свет его разлился на всю округу, где было темно, стало светло, зацвели цветы. Где было светло стало ещё светлей.

И этот блеск и сверкание добрались до самых потаённых уголков тёмного леса. Испугавшись света ярова, кинулась в рассыпную вся тварь лес…

Песнь Духа своей Душе

А теперь хочу поведать, как летал на воле Сокол, Поднимаясь в поднебесье, гордый радостью полёта, Чтоб найти подругу жизни, он бы всё на свете отдал, Чтобы вместе с ней в полёте повстречать лазурь расСвета.

И порадоваться вместе, как разбуженное солнце, Поднимаясь над Землёю, вспыхнет радостным лучём. С ликованием отметить, как трепещущее сердце Вспыхнет, их объединяя, счастья яростным огнём.

Небеса окинуть взором, как испить глоток Вселенной, Устремляясь к синей тучке, вдруг разлиться океаном, Той водицы, что живая называется в народе И возрадоваться вместе ликованием природы.

Капли той живой водицы света утренней росы, Называют все поэты — Изумрудная краса. Хрусталём она сияет, навевая в сердце радость, Умывает всё Творенье, на весь день давая бодрость.

Так летал прекрасный сокол, размышляя и мечтая. Землю он окинул оком, сердцем к Небесам взывая. «Где же ты моя родная, ненаглядная подруга?.. Если ищешь ты героя, то возьми меня в супруги!»

Он прислушивался к шуму, тихо землю облетая. Вдруг услышал зов прекрасный из глубин большого сада. Словно песнь певунья пела очи в небо поднимая: Где ты Сокол мой прекрасный?.. Где же ты моя отрада?..»

И возрадовался Сокол, сердцем к солнцу улетая: «Я иду к тебе родная, ненаглядная моя!..» Сложив крылья, камнем к саду устремился, обретая, В ожидании великом вечность нежности свою.

Ветер воет в поднебесье, вихрем воздух завивая: «Сокол стой!.. Остановись!.. Ведь себя ты убиваешь!.. Пленена твоя подруга, ненаглядная краса. Ей не быть твоей супругой, ей не подняться в Небеса.»

Цепи тяжкие подруги крылья мощные сковали И глаза её тоскою песнь свободы навевали. Сокол мчится к милой камнем, битвы радостью пылая: «Прочь с дороги ветер буйный, поражу я силу злую!..»

Эх Свобода ты Свобода!.. до чего же ты прекрасна!.. Поднимаешь в Небо душу, в сердце пламенном пылаешь. Эх неволя ты неволя, до чего же ты ужасна… Не сломить тебе Героя, хоть цепями ты владеешь.

Не раздумывая Сокол, в битву бросился с врагами, Чтоб спасти свою певунью или пасть в бою неравном. Налетела волчья стая… он топтал её ногами, Грудью к милой пробивался, хоть и кровь текла из раны.

Вот и милая подруга… до чего ж она красива!.. Разорвали цепи плена, песнь Свободы запевая. В битву бросились с врагами… рядом — вместе это сила. И могучими крылами волчью стаю разметали.

Но израненные птицы не могли подняться в Небо, Чтобы вместе в поднебесье наслаждаться встречи негой. Но гордясь своей победой и Свободой наслаждаясь, Подошли они к обрыву на краю большого сада.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 320
печатная A5
от 498