электронная
54
печатная A5
258
18+
Первый

Бесплатный фрагмент - Первый

Детективная история


5
Объем:
64 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-1482-5
электронная
от 54
печатная A5
от 258

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Тёмный переулок вблизи Бивер-стрит. Нью-Йорк, США. День второй. Около 3 часов ночи

Их было двое. Один лежал навзничь, инстинктивно закрывая лицо руками от надвинувшейся опасности, твердя уже несколько мгновений только одно: «Пощадите!». Второй же молчаливо возвышался над своей жертвой, скрываясь в непроглядной тьме Нью-Йоркской ночи. В руках у него был Glock 17 с глушителем — единственный друг, который ещё никогда не подводил.

— Пощадите! Почему Вы пришли за мной?! Я просто человек, я ничего не сделал! — наконец смог выкрикнуть белый от ужаса мужчина.

— Мне не важно, кто ты или что натворил, парень. Главное, что ты в моём списке, — ответил его новый знакомый.

— В каком ещё спи…

Глухой щелчок — и вот он остался один. Он уже очень давно был совсем один. Может даже слишком давно. Но у него совсем нет времени на рассуждения — в списке ещё два имёни. Два человека, которых он должен навестить как можно скорее…

Штаб-квартира Федерального бюро расследований. Вашингтон, США. Наши дни

Конференц-зал был набит под завязку. Ничего удивительного, ведь Шеф редко собирал всех. Но уж если собирал — значит, работёнка предстоит не из лёгких.

Ричард Дженсон, он же «Шеф», казалось, всегда работал в бюро. Трудно было найти человека, который помнил ФБР в отсутствие этого жёсткого руководителя. Высокий, широкоплечий, всегда в чёрном строгом костюме он не предвещал ничего хорошего как для своих подчинённых, так и для врагов государства.

Как обычно немного опоздав, он быстро вошёл в конференц-зал, и, ещё не дойдя до своего места, на ходу задал вопрос всем присутствующим:

— Вы выяснили, что произошло этой ночью на Бивер-стрит?

Но сотрудники с ответом не спешили. Не то, чтобы убийства в Нью-Йорке были редкостью — ежедневно в городе по этой причине погибают около 40 человек (по официальной статистике, конечно). Просто трудно было предугадать, что именно заинтересовало Шефа в этой, на первый взгляд, «рядовой» смерти.

Первым решился ответить начальник Криминального Следственного Отдела (CID) Кристофер Поллак.

— Убийство было совершено сегодня ночью, около 3—4 часов. Выстрел в голову в упор. Предположительно ограбление — бумажник не был обнаружен на месте преступления.

— Орудие убийства? — холодным тоном поинтересовался Ричард.

— Ждём отчёт баллистиков — в течение получаса получим на руки всю информацию, — тут же нашёлся Кессиди Джексон, начальник лабораторного отдела.

— Можете не спешить, Кессиди, я уже получил данные от местного участка, — как бы мимоходом заметил Ричард. После этих слов на Кессиди было лучше не смотреть. — Ночное убийство было совершено при помощи Glock 17.

Во время выступлений Ричарда всегда было тихо, однако, в этот момент повисла гробовая тишина. «Неужели это тот самый Glock? Но как?..», — читалось в глазах сотрудников. Ричард ожидал такой реакции, ведь обладатель этого пистолета был хорошо известен и ему самому. Вот только была одна проблема — он был убит полгода назад при попытке к бегству с места очередного преступления.

Этого человека звали Бенджамин Кост. Он был не простым убийцей — наёмник, который с первой же жертвы добился пристального внимания ФБР. За 3 года он успел выполнить 12 заказов на весьма влиятельных людей: председатель Европейского парламента, директор крупного нефтегазового концерна, президент банка Англии и многие-многие другие поплатились за давние обиды его заказчиков… Или заказчика — этого так и не удалось выяснить.

— Боюсь, что это невозможно, Ричард — я сам застрелил его на совместной операции и не забуду этого, — холодно проговорил Джон Стронг.

Джон вот уже 10 лет был начальником отдела по борьбе с терроризмом и очень хорошо помнил свою первую встречу с Бенджамином, которая стала для него последней. Не забывать о ней также помогал шрам от пули на плече — седьмой на теле Джона, за который он получил седьмой знак отличия. В ФБР часто меняют пули на медали.

— Думаю, что ты прав, Джон, — тут же ответил Шеф. — Не думай, что я забыл тот день и пятерых погибших ребят из твоего отряда. Но факты говорят нам, что по городу либо разгуливает мертвец, либо у нас появился опасный подражатель.

— Всё может быть, Шеф — включился в разговор Кристофер. — Почерк похож — убийство с близкого расстояния, точный выстрел в голову, да ещё и тот же пистолет. Никаких следов, если верить предварительному отчёту.

— Может, всё-таки совпадение? — для проформы, будто самому себе проговорил Джон.

— Возможно, но, как ты понимаешь, мы просто обязаны это проверить — и, конечно же, уже вчера, — подытожил Ричард. — ведь, если бы было просто, нам платили бы ещё меньше. Через два часа начальники отделов у меня в кабинете для доклада с первыми результатами. А сейчас — за работу!

Где-то в Нью-Йоркской квартире. наши дни

В полубреду он добрёл до дома, который сейчас он называл своим. Он всё думал о том человеке, о том, что он сделал. О том, что ему пришлось сделать…

Он очнулся около 9 утра, от телефонного звонка.

— Всё прошло, как планировали? — прозвучал видоизменённый голос.

— Да. Я сделал, что ты хотел — отозвался Первый.

— Хорошо, если так пойдёт и дальше, тогда можешь рассчитывать на счастливый финал, — с лёгкой издёвкой произнёс чей-то голос. — Что со следующим?

— Всё по инструкции — в 12 часов он будет в своём любимом ресторане, в который он ходит только сам и только по четвергам, я буду…

— Не нужно подробностей по телефону, — быстро проговорил голос. — Я слышу, что ты в курсе ситуации. Но помни — мне нужен результат. Время не на твоей стороне.

— Я всё понял, — глухо отозвался Первый.

— Отлично, не подведи меня. Ведь на кону…

— Я сказал — я всё понял, — раздражённо, еле сдерживая свой гнев, проговорил Первый.

— Вот и молодец. Завтра наберу в это же время. Удачи, ковбой.

Ещё долго Первый слушал гудки в трубке и думал только об одном: «Почему это происходит со мной?..».

Центральный парк Нью-Йорка. День первый. 13 часов назад

Как же всё-таки прекрасен город осенью! Особенно хорошо прогуляться в парке:: ещё не так прохладно, чтобы укутываться потеплее, не замечая красоты вокруг. Вполне достаточно лёгкого пледа, чашки горячего капучино и скамейки, чтобы наслаждаться идеальным видом падающей разноцветной листвы и маленьких сорванцов, бегающих то друг за другом, то за понравившимся листочком. Сорванцов, кстати, зовут Мэри и Сэм Венс. Разница между ними 4 целых года, но это едва ли заметно –их обоих одинаково интересует огненно красный лист старого вяза.

За такими приятными мыслями Джек Вэнс и попивал свой капучино в Централ-парке, пока в его раздумья не вмешался чей-то голос.

— У Вас свободно? — поинтересовался он.

— Да, конечно, присаживайтесь, — предложил Джек, даже не взглянув на вежливого незнакомца.

— Отлично! Парк действительно прекрасен в это время года… Меня зовут Дэниел, а Вас?

Джек понял, что просто молча посидеть рядом и насладиться наступившей осенью уже не получится, поэтому повернулся и произнёс:

— Очень приятно, Дэниел. Меня зовут Джек.

— Можно просто Дэн. Я вижу, Вы тоже любите осень? Я вот всегда её любил — как в жизни, так и в картинах. Вот, например, городская осень Ричарда Макнейла или уединение Томаса Кинкнейда…

Новый знакомый Джека всё рассказывал и рассказывал, что заняло достаточно времени, чтобы Джек всё-таки обратил на него внимание. Хотя, если честно, Дэн не был ярким персонажем. Скорее, он был тем, на кого никогда не обратишь внимание в толпе: около 45 лет, хотя выглядит явно старше своего возраста, длинное серое пальто, такие же серые, усталые глаза, слегка стоптанные туфли — в общем, ничего примечательного.

— А Вы что скажете, Джек? — вдруг спросил он.

— Прошу прощения, Дэн, я немного задумался, — смущённо проговорил Джек. — Что Вы спросили?

— Да, ничего страшного. Со мной часто так, — весело улыбнулся ему Дэниел. — Джек, Вы тут часто один прогуливаетесь?

— Почему же один — я здесь со своими детьми, — показал Джек в сторону, где играли дети.

— Да? А где же они?

Джек обернулся и понял, что новый знакомый прав — детей не было на месте. «Но как? Они же только что были здесь!» — пронеслось у него в голове.

— Да не переживай, Джек! Они явно где-то неподалёку! — ободряюще сказал Дэниел. — Давай-ка ты пойдёшь налево от вяза, а я пойду по направлению к тому озеру. Через десять минут встретимся у этой скамейки, идёт?

— Да-да, конечно. Спасибо, огромное Дэниел! — уже не помня себя произнёс Джек и скорее побежал к вязу.

«Они не могли уйти далеко… Они явно спрятались где-то за деревом и смеются. Ждут, пока я их найду», — успокаивал себя Джек. «Стоп. А как же Дэн найдёт их, если он не знает как их зовут и как они выглядят?..». Джек обернулся, чтобы окликнуть своего помощника, но было слишком поздно — его серого пальто уже нигде не было видно.

Но тут обнадёживающе зазвонил телефон. Вот только Джек забыл свой мобильный дома, когда впопыхах собирал своих сорванцов.

— Привет, Джек, — произнёс изменённый голос. — Ты хочешь ещё раз увидеть своих детей?

Где-то в Тихом океане. Пятью годами ранее

— Бегом, бегом, бегом! — кричал изо всех сил Джек оставшимся трём бойцам своего отряда, пропуская их перед собой. — Вертолёт в воздухе на верхней палубе! 40 секунд!

В ходе операции мы потеряли одного… По меркам начальства потери допустимые, но это же был МОЙ человек, мой друг… Но сейчас нет времени думать об этом — нужно успеть запрыгнуть в вертолёт и улететь отсюда к чёрту!

Кто же мог знать, что враг не ограничится тридцатью вооружёнными людьми. Конечно, нужно обязательно было оставить бомбу, на всякий случай.

Просто бежать на палубу. А вот и вертолёт. Так, ребята уже внутри, теперь моя очередь…

Взрыв. Чувствую, что голову будто разорвало на куски, но это уже не важно. Просто теряю сознание…

Конспиративная квартира. Нью-Йорк, США. День первый. 12 часов назад

Вне себя от злости на Дэна (если он, конечно, Дэн), на себя и весь мир вокруг, Джек сел в такси и прилетел на Бивер-стрит, вошёл в указанную квартиру (ключ под цветочным горшком… Господи, как банально) и, как только он вошёл внутрь, — зазвонил телефон.

— Что с моими детьми? Ты обещал дать мне поговорить с ними! — уже не скрывая эмоций, кричал в трубку Джек человеку по ту сторону телефона.

— Не нужно криков, ковбой. С детьми всё в порядке, и я дам тебе услышать их голос, когда сам решу.

— Кто ты такой? — гневно спросил Джек.

— Не важно, кто я. Главное — что я знаю, кто ты — произнёс голос. — И сейчас ты мне нужен.

— Не мог просто попросить, Дэн?

— Я не Дэн, ковбой. Дэниел просто человек, который хотел немного подзаработать за разговор с незнакомцем в парке. Поверь, он уже получил своё, — ехидно произнёс чей-то голос — А просто попросить тебя явно бы не вышло.

— Это почему же, Дэн?

— Называй меня как хочешь, ковбой — я не в обиде за недоверие, — засмеялся незнакомец изменённым голосом. — А теперь успокойся и подойди к столу в конце комнаты.

Не кладя трубку, Джек подошёл к столу, но не обнаружил там ничего интересного, кроме маленького жёлтого стикера с тремя именами: Джейкоб Рассел, Джозеф Хилл и Оливер Лонг.

— Кто эти люди, Дэн?

— Твои новые друзья, ковбой. — проговорил голос в трубке. — В ящике стола написано как и где вы встретитесь… Для последнего знакомства.

— Ты хочешь, чтобы я убил их?

— Никаких глупых вопросов по телефону! Всё в конверте — читай внимательно, — раздражённо произнёс незнакомец. — И не вздумай юлить, ковбой — я слежу за тобой. После дела сразу вернёшься в эту квартиру и ни шагу больше. А этот телефон береги как зеницу ока — если сигнал пропадёт, на линии будет занято или у меня появится любое, хоть малейшее подозрение — забудь о своих малышах.

— Почему я? Какого чёрта ты похитил моих детей? И хватит уже называть меня ковбой!

— Потому что именно ты мне нужен, ковбой, уверенно произнёс незнакомец. — Потому что ты — Первый.

— Что ты сказал? Какой Первый? — прокричал Джек.

Но на той стороне уже никого не было. Звучали только короткие гудки брошенного телефона.

Госпиталь Центрального разведывательного управления. Вашингтон, США. Пятью годами ранее

— Ты везунчик, парень, ты в курсе? — произнёс голос из-за белой пелены, застелившей глаза Джека.

— Что? Где я?.. — неуверенно пробормотал Джек.

Зрение понемногу возвращалось, и он понял, что его привезли в госпиталь ЦРУ, где он бывал уже не раз. Его привезли домой.

— Где мой отряд? — сразу же спросил Джек.

— Тише, тише, я не владею такой информацией. Это же секретно и всё такое, — весело проговорил врач. — Но я уверен, что и они должны быть в порядке. Твоя задача сейчас отлежаться, чтобы все швы остались на месте, окончательно зажила голова, и рвись в бой дальше — мне не жалко.

— Давно я здесь? — медленно осматриваясь спросил Джек.

— Уже месяц, парень. — ответил доктор.

— Целый месяц?!

— Да… Правильнее было бы сказать: «Всего лишь месяц? Огромное спасибо, дяденька доктор, что вытащил пять килограммов металла из моей задницы, расставил органы в правильном порядке и пришил часть моей головы обратно, чтобы я смог снова возмущаться!», — раздражённо пробубнел доктор. — Под тобой, как бы, бомба взорвалась, если ты забыл! Хорошо, что она была не ядерная, конечно, но досталось тебе неслабо. Даже немного удивлён, что ты жив. Но это уже моя скромная заслуга. Ну, и тех, кто тебя нашёл среди Тихого океана, конечно.

— Ладно, понял — погорячился. Огромное спасибо что вытащил меня, Док, — извиняясь проговорил Джек. — Откуда знаешь, где была операция, если это такая уж секретная информация, друг?

— Видимо я пришил тебе обратно слишком большую часть мозга, отвечающую за любопытство, — снова улыбнулся доктор. — Главный обещал навестить и сам рассказать тебе всё. Так что жди, парень.

«Директор лично придёт поговорить со мной? — пронеслось в голове Джека. — Навряд ли это может означать что-то хорошее».

Директора звали Итан Паркер. Он всегда был настолько спокоен и выдержан, что трудно было сказать, как он реагирует на победы и поражения своей организации. Правда, практически любое поражение он умел исправить в свою пользу менее, чем за сутки. Рост около 2 метров, неизменный чёрный костюм, пронзительный взгляд карих глаз часто выделяли его в толпе сослуживцев, а острый как бритва ум позволили удержаться на этом посту уже более 10 лет. Однако, сотрудники больше ценили его за то, что в любой ситуации он прикрывал их спину, а наказывал, конечно, жёстко, но сам.

Ждать Итана пришлось не долго — видимо, врач сразу же сообщил «наверх», что Джек пришёл в себя.

— Вижу, ты наконец-то очнулся, бездельник? — слегка улыбаясь, произнёс Главный, едва войдя в палату.

— Да, Итан, я всё ещё жив, спасибо — не растерялся Джек.

Итан присел, но начинать говорить не спешил. Просто смотрел на Джека в упор, как будто оценивая, стоит ли ему говорить то, зачем он пришёл.

— Они все погибли, Джек — наконец медленно произнёс он.

Даже в таком состоянии у Джека будто бы что-то оборвалось внутри. Его команда, все его ребята, с которыми он провёл множество совместных операций, все его друзья были мертвы.

— Но как? Почему? Я же выжил! Мы все были вместе, Итан!

— Тебя нашли плавающим на лопасти вертолёта через час после инцидента, — начал рассказывать Итан. — Видимо, отбросило взрывом. Твоим ребятам и пилоту повезло меньше — они пошли на дно вместе с основной частью фюзеляжа. Мне жаль, Джек.

«Жаль… Как мне теперь смотреть в глаза их жёнам, их детям? Они даже не узнают, ради чего погибли их любимые. А знаю ли я сам?..»

— Теперь ты знаешь всё, Джек, — быстро произнёс Итан. — Но я пришел к тебе не только для того, чтобы рассказать твою историю…

— Я знаю, зачем ты здесь, Итан. Но моё решение осталось прежним.

— Как знаешь, Джек, я больше не буду тебя уговаривать остаться. Дети — это гораздо важнее, я понимаю… Только никому не говори, что я так сказал, — грустно улыбнулся Главный. — Просто знай, что всему управлению и лично мне будет не хватать тебя.

— Рад это слышать, Итан. Думал, что ты не отпустишь меня так быстро.

— Ну да, 5 лет продержать заявление об уходе в столе — это слишком быстро, особенно для нас. — попытался пошутить Итан. — Я тебя услышал, Джек. Отлежись как следует за наш счёт, а потом ты официально свободный человек, с подпиской о неразглашении. Если что — мой телефон у тебя есть. Приятно было поработать с тобой.

— Спасибо, Итан… За всё, — смог выдавить Джек, пожимая руку Главному.

«Ну, вот и всё. Видимо, я должен быть рад… И я обязательно буду, но только не сегодня…»

Штаб-квартира Федерального бюро расследований. Вашингтон, США. День второй

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 258