электронная
60
печатная A5
357
18+
Первая мрачная ночь

Бесплатный фрагмент - Первая мрачная ночь

Стихи и песни. 1969—2019

Объем:
144 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-9234-2
электронная
от 60
печатная A5
от 357

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ПЕРВАЯ МРАЧНАЯ НОЧЬ

СТИХИ И ПЕСНИ
1969 — 2019

Осталась только музыка без слов

ЕСТЬ СЛОВА ЗАВЕТНЫЕ

Есть слова заветные

Есть слова приветные

Есть слова приметные

Просто есть слова

Есть слова газетные

Есть слова конкретные

А ещё запретные

Словно голова

Есть слова жеманные

Есть слова желанные

Долго! Долго  жданные

Их полжизни ждут

Есть слова правдивые

Кони огнегривые

Как любовь ретивые

Что не предают

Есть слова залатаны

Есть слова крылатые

Есть, что в сердце спрятаны

Бог, Исус Христос

А бывают тайные

А ещё cлучайные

А еще — венчальные

К жизни новой мост

А бывают с ролями

Их зовут паролями

Не учили в школе их

Незачем учить

Есть слова учебные

А еще — целебные

Хлебные — хвалебные

Могут излечить

Вот приду на встречу я

Что тебе отвечу я?

Как признаться искренне

В том что я терплю?

Столько слов: все  разные

Все они прекрасные

Вот возьму и выстрелю:

«Я тебя люблю»

ЗДЕСЬ ТОЛЬКО МУЗЫКА И ВЫ…

В невероятной тишине

У входа в подземелье крови

Играла скрипка, прекословя

Накатывающей волне.

Струна души моей во мне

Рвалась и отражалась в Слове.

Неуловим её поток!

Захватывает Вашу Душу!

Дозвольте музыку дослушать!

Позвольте музыки глоток!

Узоры странные кривых…

Так плачут ивы над прудами!

Так заколдовывает пламя!

Здесь только музыка и Вы…

ИНОГО ДАРОМ НАШ ГОСПОДЬ БАЛУЕТ

Иного даром наш Господь балует,

Но лишь до роковой черты… пока…

И если Бог отметил поцелуем,

Цена такой отметки высока.

Не найдено пока что объясненья,

Но каждый, в ком искрится божий дар,

В своём таланте не нашёл спасенья,

И не отвёл божественный удар.

Пустое всё: цветы, признанье, слава…

От Бога кисть, перо или резец…

Но так непродолжительна забава —

Предчувствовать губительный конец!

И остаются песни и картины,

Попытки современников успеть

Запечатлеть, запомнить бога сына,

Иль дочь его суметь запечатлеть.

Но Бог, забрав к себе своё творенье,

Не оставляет никаких следов.

Преступен он! Даруя нам любовь

К божественным своим произведеньям.

Соавтор он и в звуке и в строке,

Проводника используя умело,

Так проникает в нашу душу смело,

И увлекает нас к своей Реке.

Купаясь в ней, познав её исток,

Мы, растворясь в божественном начале,

Уже забыли все свои печали,

И тех, к кому он так порой жесток.

Исчезли ночью строчки из письма

Исчезли ночью строчки из письма

А были! Были две строки чудесных!

Жизнь кажется напрасною сама

Без этих строк волшебных, поднебесных!

Куда исчезли эти две строки?

Кто их стирал безжалостно, жестоко?

Кто не остановил своей руки?

Кто память у меня забрал до срока?

Уж не восстановить их, не прочесть

Не повторить движенья, создавая.

Ты скажешь мне: «Другие строки есть!

Храни хоть те, на Бога уповая

Что где-нибудь, когда-нибудь, потом

Достигнешь их неистовой вершины…»

Да никаких «потом», мой друг! О том

Давно сказали лучшие мужчины!

Уже не жду ни денег, ни дорог!

Я принял жизнь, как есть, без исцеленья!

Прошу одно: верните пару строк,

Что мне помогут убежать от тленья

КАК НЕБЕСА ОКРАСЯТСЯ С ВОСТОКА

Как небеса окрасятся с востока

Осенним очистительным огнём

Звезда на небо выйдет без упрёка

И знак тебе подаст: забудь о нём!!

Ты растворишься в утренней прохладе

И смежишь веки, ночь сменяя днём

И там, во сне ты встретишься Палладе

Она шепнёт тебе: забудь о нём!

Ты разорвёшь объятия Морфея

Он, уходя, метнёт в тебя копьём

И, в сердце поразив, промолвит: Фея!

Знай: не вернётся он! Забудь о нём!

И ты пойдёшь искать по белу свету

Того, кому весь мир сказал: распнём!

Не верь им — никому! Поверь поэту:

Не забывай! Не забывай о нём!

КОГДА ВЫСОКИЙ РОВНЫЙ ЧИСТЫЙ СЛОГ

Когда высокий ровный чистый слог

Вдруг прерывается руки её касаньем

И ты решаешь, что наверное сам Бог

В награду дал тебе и губы и лобзанья

Всё тлен и прах! А тело — это храм

Я в нем сейчас прочту свою молитву

Я ткани рву, к чертям весь этот хлам!

Я с Сатаной сейчас вступаю в битву!

Не верь глазам! Рукам её не верь!

Её уста и жертвенны и лживы!

В тебе проснулся долго спавший зверь

А в ней лишь жажда алчная наживы

Какая ночь! Какие купола!

Какие опьяняющие звоны!

Над нами звёзды да колокола

А впереди лишь зоны, зоны, зоны…

КОГДА ГАГАРИН РАВЕН СТАЛ БОГАМ

Когда Гагарин равен стал богам,

Весь мир, тогда припал к его ногам!

И все мы оказались сопричастны!

Он первым оторвался от Земли!

Внемли ему, земная тварь! Внемли!

Коснись его и ты познаешь счастье!

И это было чудом из чудес

Вернулся он Оттуда к нам, с Небес!

И были мы за этот миг готовы

Не пить, не есть и сутками не спать,

Пройти все испытания опять

И прорываться в космос снова! Снова!

Он вырвался из плена! Пусть на час!

Он в космос прорубил окно для нас!

Мы сможем исчезать и возвращаться!

Мир повторял «Га-га-рин» по слогам

В те дни, когда он равен стал богам!

И не перестаёт им восхищаться!

КОГДА ИЗ УСТ БИБЛЕЙСКОГО ПРОРОКА

Когда из уст библейского пророка

Ты появился Словом, в тот же миг

Ты на Земле родился не до срока,

Но абсолютно вовремя возник!

Ты сам и есть свой срок, своя эпоха!

Ты есть То Слово в Книге Бытия,

В котором остаёшься быти «Я»,

Пока течёшь, как время, капля-кроха!

Ты сам и есть Вселенная от века!

И как бы ни был короток твой век,

Ты получил награду: Человеком

Явился ты на Землю, Человек!

Твой выбор прост: забыть свой вечный Логос

Или звучать Высоким Чистым Слогом.

КОГДА НА АНДРЕЕВСКОМ СПУСКЕ

Когда на Андреевском спуске

Не станут ничем торговать,

Все произведенья искусства

Начнут друг от друга скрывать!

Никто не потрогает струны,

И кисти никто не возьмёт!

И город разрушенный в дюнах

Над речкой сухою уснёт.

Каких-нибудь триста столетий

И даже не будет следа!

О том, что в песчаниках этих

Когда-то струилась вода!

Что город великий, прекрасный,

Стоял здесь две тысячи лет!

И люди искали здесь страстно

Какой-то минулого след

Не будет ни ориентиров,

Ни знаков, ни просто дорог!

Тогда на развалинах мира

Впервые появится Бог.

Посмотрит удовлетворённо

И хмыкнет тихонечко в ус.

— Когда-нибудь сын удивлённый

Найдёт здесь Андреевский спуск!

КОГДА ОТЗВУЧАТ ВСЕ АМБИЦИИ НАШЕЙ ЭПОХИ

Когда отзвучат все амбиции нашей эпохи

И смолкнут плескания каплей прощаемых рук

Исчезнут за дымкой тумана веков скоморохи

И даже Амур потеряет никчемный свой лук

Из бездны времён бесконечных появится Слово

Великое Слово назначенных Богу дорог

И будет звучать оно в каплях разбуженных снова

И звать непонятно, как Музыка, Небо и Бог

КОГДА ПОПАЛ СЛУЧАЙНО В ГРЯЗЬ

Когда попал случайно в грязь —

Есть шанс расстаться с грязью.

Но если защищаешь мразь,

То сам и станешь мразью.

Не страшен гнусика укус,

И даже весь искусан,

Не защищай подлейший гнус,

Иначе станешь гнусом.

Залез в бутылку? Что ж, вылазь,

И отмывай все грязи!

Но не вопи, что любишь мразь,

И не мешайся с мразью!

Когда поэт не думает о славе

Когда поэт не думает о славе,

Не по забаве открывает суть,

Когда огнём вулкана дышит, в лаве

Его строка прокладывает путь!

КОГДА ПРИДЁТ К ВАМ ПЕРВАЯ СТРОКА

Когда придёт к Вам Первая строка…

Дай Бог чтоб это было не до срока!

И, чувством покорённая рука,

Покроет белый лист узором рока.

И, страшным ритмом внутренним гоним,

Пегас рванётся в Вашу бесконечность.

Дай Бог не улететь Вам вместе с ним

В расселину времён, не кануть в вечность!

Не утонуть в заманчивой дали

Высоких рифм и сказочных сравнений!

Дай Бог, чтобы с окраинных долин

Вас не позвал в снега безвестный гений!

Пошли Вам Боже праведный костёр,

Ночь у ручья и всё, что я уж стёр…

КОГДА ПРИДЁТ ПОСЛЕДНЯЯ СТРОКА

Когда придёт последняя строка

Дай Бог чтоб это с Вами в срок случилось!

И не совсем уверенно рука

В тяжёлый путь припустится за милость

За буквой букву — выводить узор,

Едва вдали заслышав чистый голос.

Дай Бог Вам сохранить и ясный взор

И мужества — вести достойно соло.

И не растратить первозданность дня

На поиски того, что имманентно

Принадлежит Вам — полному Огня —

Сводящему столетья до момента

Пошли Господь Вам, ночь, ручей, костёр

И всё что до сих пор и я не стёр.

КОГДА ПРИШЛА БЕДА, КРИЧИТ ПАВЛИН

Когда пришла беда, кричит павлин,

Беспомощно отбрасывая перья.

И я не знаю, где уже теперь я,

Разбивший обожжённый каолин.

И не сказать ни слова, и не спеть,

Беспомощен я даже улыбнуться!

И ничего такого не успеть,

Что б хоть на миг я захотел вернуться.

КОГДА ПУСТОТА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В НОЧЬ

Когда пустота превращается в ночь,

Меня обступают неясные тени.

И в каждой скрываются сын или дочь,

И каждая с кем-то танцует на сцене,

Когда пустота обращается в ночь.

Тогда, закрывая устало глаза,

Я сны, словно фильмы, кручу непрестанно,

Где дарит мне сок виноградный лоза

И ангелом с неба является Анна*,

Когда, закрываю устало глаза.

Я ревную тени к партнёрам в кино!

Я чувствую, что их навеки теряю.

Я вижу что им всё давно всё равно!

Но чувству такому я не доверяю.

Я ревную их в этом вечном кино!

И музыкой дивной звучат имена!.

И нету милее имён и дороже!

В кино, расставаясь на все времена,

Они как иголки вползают под кожу.

Но музыкой дивной звучат имена!

О, как это больно: терять их навек!

И каждую ночь к ним во сне возвращаться!

В душе — Колыма, и вокруг только снег!

А я не хочу, не желаю прощаться!

О, как это больно: терять их навек!

Я рву эти плёнки, я зверем реву!

Я рвусь за пределы цветных отражений!

А днём в ожидании ночи живу,

Чтоб снова увидеть их танцы на сцене!

Порву эти плёнки, и зверем реву!

И катится всё настоящее прочь,

Когда я себя узнаю на экране.

Тогда пустота обращается в ночь,

Весь мир растворяется в огненной ране,

Когда пустота превращается в ночь…

*Для особо одарённых особ: Ан- Аннушка — марка самолёта

КОГДА СО ДНА БУШУЮЩЕГО АДА

Эпиграф:

«Ты обрати вниманье: связь то Сата!

На том комп'е, на этом… Сата на!

И всё, что было в этом свете свято,

Испытывает точно Сатана!»

Surmico

Когда со дна бушующего ада

На землю выйдет вся людская мразь

И с визгами, мешая кровь и грязь

Погонит ко Вратам живущих стадо

Где, предвкушая лёгкую добычу,

Уже таятся слуги Сатаны

Имеющие женское обличье

Своих копыт и шерсти пестуны

И тьма накроет города и веси

В пыль превращая миллиарды тел

Мешая все страданья в этой взвеси

Где каждый обретает, что хотел

Мы выйдем из пещер своих забвений

Пророки Света, Воины Лучей

Стремительные Игры Отражений

Поэты Жизни и Творцы Ключей

И столько слов мы противопоставим

И столько песен бросим из гитар

Что мразь в лучах идей тотчас растает

И не коснётся смертных адский жар

Взойдёт Звезда на новом горизонте

Исчезнут даже тени Страшных Врат…

И вот тогда очнутся вновь Леонтий,

Платон, и Аристотель, и Сократ.

КОГДА СОТРУТ МОЙ ФАЙЛ, ОЧИСТИВ ПАМЯТЬ

Когда сотрут мой файл, очистив память

От массы отработанных программ

Я именем останусь добрым с вами

В реестре что был назван «Божий Храм».

И где-то там, в божественных архивах,

Где я не распакован — просто ЗИП,

Где все, кого я помню, были живы

И не было такого слова «клип»

Где чистотой волшебной воздух дышит,

Где так прозрачна неба синева,

Хранятся строго песни, что я слышал,

Когда спешил записывать слова.

И даже не слова ещё, словечки,

Не музыку пока — один мотив

Мелодия, что ставит Небу свечку,

Со мною шла под ручку, загрустив…

КОГДА СТРОКА ВОЗВЫШЕННО ЧИСТА

Когда строка возвышенно чиста,

В ней не найти неискренности, фальши…

Чем дольше ты читаешь, то тем дальше

Ты видишь тень распятого Христа.

КОНЕЧНО Я НЕ ИДЕАЛЕН

Конечно я не идеален

Как все мужчины — я! Урод!

С таким уродством нереален

Ни вход, ни выход, ни восход.

Меня подругам не покажешь

А как же это без смотрин?

Со мною рядом спать не ляжешь

К тому же глуп во всём. Кретин!

Я неприятен в разговоре

В молчаньи я невыносим

Без денег. Не свожу на море

Болею. Плох в теченьи зим.

Я даже слушать не умею.

Перебиваю и кричу.

Сам ничего я не имею.

Зато, смешной, других учу.

Во всём ужасно ненадёжен

Неряшлив. Откровенно глуп.

Закомплексован. Нуден. Сложен.

Грязнуля. Беспробудно туп.

Лгунишка мелкий, плут, проныра

В любой ошибке извернусь.

Нет слова гадкого у мира

С которым я не соглашусь.

Вот вкратце всё. Во всём сознался!

А дыма нету без огня.

Вот каюсь! Вешаться? Пытался…

Ну что, выходишь за меня?

МНЕ КАЗАЛОСЬ ПОРОЙ, ЧТО Я ДОМА

Мне казалось порой, что я дома

А от дома был далеко

Может это легко другому

Только мне совсем не легко

Ветер в окна стучал упрямо

И твердил: отвори скорей

За окном волновалась мама

Как и тысяча матерей

Я не спал, молча спорил с ветром,

Закрывая судьбу стеклом

Твёрдо знал — миллионы метров

Не разделят с родным углом

Только в сердце моём досаду

На себя я изжить не мог

Я был часто с родными рядом

Бесконечно от них далёк

МОЕМУ НЕРОЖДЁННОМУ СЫНУ

Ты уже не проснёшься, поскольку не спишь

Ненавижу себя и прохожих

Никогда мне тебя не увидеть, малыш,

И не поцеловать твоих ножек

Ненавижу притворную радость в глазах

Облегченье, которого нету

Я с тобою, малютка, прощаюсь в слезах

И готовлюсь покинуть планету

Сказка кончилась самым ужасным концом

Ты мне будешь по прежнему сниться

Ты прости, что твоим я не стану отцом

Мальчик с пальчик уже не родится

МОЛИТВА

Молю тебя боже! Молю тебя денно и нощно!

Дозволь самому мне назначить себе приговор!

На Лобное место! На вечную Красную площадь!

Пошли мне, Всевышний, отточенный остро топор!

Твой Крест Золотой на соборе доселе Блаженном

Меня осенит он! Последнее Слово Творца!

Пусть толпы и толпы стекаются, разноплеменны,

Увидеть на плахе разрубленным тело Стрельца!

Молю тебя, Правый, даруй мне последнюю милость:

Смыть собственной кровью и славу мою и позор!

Чтоб долго России глава отсеченная снилась!

Ведь символ её — окровавленный ею топор!

Но чтобы свершилась кровавая эта расплата,

Молю тебя, Вечный, до срока не дай умереть!

Спаси и помилуй, и до рокового Заката,

Тебя заклинаю: не шли мне бесславную смерть!

Не дай мне состариться прежде последней минуты!

Растленное тело — не место нетленной душе!

Не дай мне погибнуть в объятьях незримого Спрута!

Спаси меня, Боже, от вражеских глаз и ушей!

В бесплодной попытке продлить себя в теле другом,

Не дай мне уснуть, как владельцу шагреневой кожи!

Я должен погибнуть на месте тебе дорогом!

Позволь же уйти непохожим на Мастера, Боже!

Избави, Всевышний, от страшных мучений в огне,

Дозволь доползти, задыхаясь в дыму, до порога!

Я должен добраться до места на алом коне!

Я должен погибнуть возвышенно, чисто и строго!

Всевышний, прошу: разорви мне на горле петлю!

Не дай удушить в подземелье святого пророка!

На сдавленный крик мой пошли мне спасенье: молю!

Я должен на площадь! Там жизнь я окончу жестоко!

Сквозь мрачные своды твоих умерщвлённых домов,

Где столько надменности, лести и скрытого яда,

Безвредно меня проведи и оставь без оков!

Из этих тоннелей на площадь мне вырваться надо!

Не дай осудить меня голым поднятием рук!

Не дай умертвить поднесённым бокалом с цикутой!

Дозволь мне прорваться за твой заколдованный круг!

На площадь! На плаху! Там ждут меня толпы согнуты!

На рельсы стальные, Всевышний, молю, не клади!

Не всаживай в землю меня в самолёте с размаху!

В чугунных цепях на последнюю площадь веди!

В кровавый закат мне приснятся топор твой и плаха!

Молю тебя, Боже, в постели меня не казни!

Не рви моих лёгких последним удушливым храпом!

Избавь от хирурга, и вместо последней резни,

В железной клети, мой Господь, провези по этапу!

Прошу тебя, Боже, любую беду отведи!

Не дай утонуть на печальных твоих переправах!

Моим отравителям вход в мой чертог прегради!

Куранты пробьют и отмерят мне время и славу!

Я сам сотворю свой последний атласный венец!

Пошли мне награду такую, мой праведный Боже!

Мечта — твой гонец, и она предвещает конец,

Которого я заслужил: сам себя уничтожу!

Я выберу руку, которой назначу топор!

Её утверди в моём выборе: точно и мощно

Опустится лезвие, кровь моя хлынет на площадь…

На небе продолжим мы свой нескончаемый спор!

МОЛЬБА

Избави Боже умереть

В руках у старости убогой

Избави нас в огне гореть

Не доползая до порога

Не посылай мне смерти, Бог,

В постели с женщиной усталой

Не убивай меня, как слог

В устах разбитого бокала

Не дай убитым мне уйти

Из этих страшных коридоров

Петли на шею не пусти

За пулей не зови за город

Не убивай меня колом (ножом)

Удачно всаженным в лопатки

Не уничтожь в краю чужом

И снегом не засыпь в палатке

Не дай в пустыне сгинуть мне

Не иссуши жестокой жаждой

Не выброси в чужом окне

Не отрави меня однажды

Не разрезай и  колесом

На рельсах под пустым вагоном

Не убивай меня веслом

И дай мне умереть без стона

Без хрипа дай навек уснуть

Не разрывай мне тела болью

Не разрешай мне утонуть

И не сажай меня на колья

Не дай болоту засосать

Меня в последнюю минуту

Не дай змее меня кусать

Не поднеси бокал с цикутой

Пошли мне смерть лицом к лицу

Я с ней сыграть хочу однажды

Я приведу её к кольцу

Из петель голода и жажды

Я затяну её огнём

И затащу в глубокий омут

Мы с ней навек вдвоём уснём

Не посылай её другому

Пусть самолёты долетят

Пусть все вернутся до причалов

Пошли мне Господи закат

И дай начать мне путь сначала

Пошли мне Господи топор

Толпу народа, крест и плаху

Тогда я отведу позор

И смерть мою приму без страха

МЫ УСНЁМ Я ЦАРЁМ, ТЫ ЦАРИЦЕЙ!

Мы уснём: я — царём, ты — царицей!

Поцелуем: уста на устах!

Небо звёздное станет столицей

Царства царствий царящих во снах

В тройки мы запряжём колесницы

Чтоб успеть осмотреть все дворцы!

По дворцам будем мчаться как птицы

Как волшебники их, как творцы!

Осветятся былого темницы

Сердце сердце  найдёт у крыльца

Царь с царицею соединится

В знаке Льва иль в Овне до Тельца

Царь с царицей друг друга коснутся,

Уходя в догорающих снах.

Сердцем в Солнце успев окунуться

Растворятся: уста на устах.

НА БЕСКРАЙНЕМ НА ПРОСТОРЕ

На бескрайнем на просторе

Ветер гонит волны в море!

Волны носятся, резвятся,

Бьются в скалы, веселятся!

То они слегка тревожны,

Гладят мягко, осторожно!

То удары их могучи,

Словно гром великой тучи!

То гневливы, то пугливы,

Так легки и шаловливы!

Словно вырвался на волю

Миллион коней по полю!

И несётся вскачь игриво,

А по верху — только гривы!

Гривы чёрных, гривы белых,

Буйных, радостных и смелых!

И на этих на волнах,

Как на сказочных конях

Мчится белой яхты птица,

Словно ввысь взлететь стремится!

Волны любят яхты! Дело!

Помогают, чтоб взлетела!

И она, как ночью пламя,

Вдруг взлетает над волнами!

А под ней волны громада

Топит грив весёлых стадо!

И тогда внезапный шквал

Поднимает грозный вал.

Вал за валом море плещет,

Неземною силой блещет!

В грешном мире всё условно.

В нём бессмертны только волны.

НА ПРОТИВОПОЛОЖНОЙ СТОРОНЕ

В.С.Высоцкий родился 25 января. Умер 25 июля.

На противоположной стороне

Таинственной, такой земной орбиты,

От точки, где впервые явлен вне,

Всего скорее можешь и уйти ты!

На противоположной стороне

От нашего небесного светила,

Где оставляют нас земные силы,

Где жизнь повисла на одной струне.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 357