электронная
360
печатная A5
393
18+
Первая книга

Бесплатный фрагмент - Первая книга

Сборник стихов

Объем:
52 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-2689-3
электронная
от 360
печатная A5
от 393

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Моим дочерям!

День Ноль

День — ноль,

День — минус.

Я не стану его есть,

А возьму на вынос.

Может съем его потом,

По кусочкам.

Завяжу на память,

Узелочком.

Напишу помадой:

«Было».

Он не то чтобы ушёл —

Сгинул.

Я снесу его в ломбард,

Украдкой.

Пусть дадут взамен другой,

Сладкий.

Время

Тик-так, кап-кап,

И в песок.

Отбивает время жизнью на носок.

Прыг-скок кто успел,

В этой гонке, как известно,

Тот и съел.

На секундной стрелке,

Прям на острие,

Помещаются проблемы и заботы все.

Круг за кругом,

И не встанет отдохнуть,

Отмеряет каждой твари ее путь.

Я уколота ее веретеном,

В странном тягостном раздумье

Весь мой дом.

Раз-два, и еще, пожалуйста, разок.

Время нет,

Не на глазок, не на зубок.

Нет ни запаха, ни звука,

Только вот,

Оно все у вас однажды отберёт.

Сон

Мне снилось, что я на льдине;

И тонкая плоть у льда.

Я будто в своей квартире,

Только кругом вода.

Осколки крошАтся под стулом,

И вниз километры воды,

Я очень боюсь замерзнуть,

В объятиях личной зимы.

Хочу догрести до кровати,

Пока ещё лёд не иссяк,

Но нет ни весла, ни палки.

Я пробую так и сяк.

Все сны говорят со смыслом.

К чему этот странный сон?

Пора выбираться из дома,

Пока не убил меня он?

Выйти в весну к жизни,

Праздновать день как дар,

И из своих искр,

Устроить большой пожар?

Снять свои старые тапки,

Выкинуть мягкий плед,

И на хандру с тоской

Разом принять запрет?

Я размышляю об этом,

Уютно закутавшись в сон.

Вовсе не так уж плохо,

Что у меня есть дом.

Притча о прекрасной даме

Я расскажу вам притчу

Сегодня с другого конца.

О ток как становятся дамами,

О том, как их жизнь не проста.

Допустим, ты дочь правителя,

Тебе предначертан герой,

Но где его взять, не сказано.

С героями трудно порой!

Придётся самой за все браться,

Такая себе, self-made!

И без излишних истерик,

Устроить за змеем рейд.

Потом посидеть в пещере,

Всем раззвонив, сперва,

Что, мол, это злое отродье,

Меня увлекло туда.

Когда же найдётся рыцарь,

На белом лихом коне,

К нему приволочь гада,

На шёлковом поводке.

Конечно, жаль животину,

Он то — ведь в чем виноват?

Но все же нужна жертва,

Так мудрые говорят.

А дальше, вечная слава.

И муж твой не абы кто.

Он сильный и храбрый воин,

Таких лишь один на сто.

А вы все сидите в кафешках?

Прекрасного принца нет?

Тогда ещё раз прочитайте!

Это не притча — совет!

Ты перестала мне сниться

Ты перестала мне сниться,

Как — то само улеглось.

Думал дыханье, сорвется,

Лёгкие с телом врозь.

Вдруг отступило внезапно,

Как после ливня вода.

Я даже не сразу заметил,

Как ты ушла навсегда.

Я все смотрел на расческу.

Где же она сейчас?

Ждал, что за ней вернёшься,

В синий, холодный час.

Эти часы отступили,

Просто пустые пришли.

Ты не вернулась за нами,

Мы затерялись в тиши.

Знаешь, ты больше не снишься.

Я расправляю комки.

Мелочи вмиг растворились.

Осталось сменить замки.

Война

Правды нет на войне, правда только одна —

Тех, кого ты убил не забыть никогда;

И не знает никто на небесном суде,

Есть ли скидки для тех, кто убил на войне.

Даже тех, кто отправлен вас убивать,

Точно так же как вас баюкала мать.

У них тоже есть то, что страшно терять,

И им тоже не хочется так умирать.

И поэтому те, кто смотрел им в глаза,

Только в праздник большой достают ордена.

Каждый орден как жизнь друга или врага,

И об этой цене будут помнить всегда.

Пробуждаясь в ночи, в холодном поту,

Делят жизнь на окопную или в тылу.

Мир для многих из них не придёт никогда.

Тех, кто видел ее, не отпустит война.

Прогнозы

Не нужно заламывать руки,

И взгляды взметать к небу,

Ещё не гарант успеха,

Нацеленность на победу.

Обратное тоже верно,

Спокойствие — точка отсчета.

Кто ни на что не рассчитывает,

Свободен от боли просчета.

А вы как хотели? Гарантий?

Решений как в древнем талмуде?

Тогда вам в Гидрометцентр,

Там дружат с прогнозами люди!

И масло уже разлито,

И желтый букет наготове,

Осталось решить, будь что будет!

Принять то, что день приготовил!

Театр «военных» действий

Так громко пульсирует в шее,

И привкус во рту скандала,

Когда идёшь ва-банк в отношениях —

Как говориться — « средь шумного балла».

И хлопаешь дверью, как будто пощечиной,

И взгляд и слова — все до грамма рассчитано,

А думаешь только: уйти или плакать?

И будет ли море от этого выпито?

Шантаж и упреки межуются с выдержкой,

И паузы лучше, чем у Вахтангова,

Но вместо оваций молчание камня.

Похоже, финал не получиться плавным.

И с криком на лестницу, в улицу, в город.

Бежишь — как в кино бегут на вокзале,

Но бег замедляется, сзади не звука,

Нет главного зрителя в зрительном зале!

Блеф

И поверь мне, бегство не поможет,

Только раззадорит во мне зверя,

А твоя хваленая свобода —

Это очень мнимая потеря.

Не пытайся просчитать по клеткам,

Кто первее выйдет с поля в дамки.

Это все равно, что перед бурей,

Уповать наличием панамки.

Ты уже в прицеле и на мушке,

А во рту метал от первой крови.

Я уже накрасила ресницы,

И уже дугой поднялись брови.

Это будет схватка не на равных,

У меня все козыри и джокеры,

Я могу прикинуться подранком,

В этом деле важен блеф, как в покере.

Праздник разбитой посуды

Перестану считать минуты,

И ходить взад — вперёд тревожно,

Только если любовь не по венам,

А поверхностно или подкожно.

Станет меньше истерик и драмы,

Станет проще у каждого в личном;

Даже просто ложиться не вместе,

Будет вовсе не так непривычно.

Как родные и близкие люди,

С пониманием и без упреков,

Это если останемся вместе,

Уяснив все морали уроков.

А пока все течёт прямо в сердце,

Через вены, аорты, сосуды,

Все ночные отлучки и встречи,

Буду праздновать боем посуды.

Ты придумай для меня повод

Ты придумай для меня повод,

Что б не чувствовать себя должным.

Даже этот небольшой промах,

Может стать роковым после.

Я останусь даже если не поздно,

Даже если мосты не разводят.

Просто слышно порою ночною,

Как легко мое время уходит.

Это тоже окажется важно,

И пускай все случится красиво.

Пусть пустая с роялем квартира,

За окном фонари пусть тоскливо.

И пускай непременно без утра,

Что бы сразу забыть и не вспомнить.

Послевкусием долгого лета,

Или сна, что не в силах припомнить.

Больно?

Зуба нет, осталась ранка.

Языком проведёшь — больно!

Так и с чувствами, вроде нет их.

А душа замирает невольно.

То по месту ведёт знакомому,

То вдруг запах духов узнает,

Это просто чувствительность к боли,

В этом месте проверяет.

С упоением мазохиста,

Тычем мы по открытой ране,

И неважно во рту или в сердце,

Нам без разницы в этом плане.

Зарастает на месте зуба,

Притупляется и не дергает,

Сроки есть у всего годности.

И уже даже это не торкает.

Просто есть пустота в полости,

Боль как снег по весне растает.

И боимся признаться честно,

Что её иногда не хватает.

Вопрос

А ты со мной надкусишь яблоко?

Как далеко готов зайти?

Когда отступит море красное,

По дну его готов пройти?

Давай на берегу обсудим правила.

Пока ещё на вёслах сухо.

Ты точно будешь нашим шкипером?

В воде с возвратом будет глухо.

Когда все крысы прыгнут за борт,

Ты у штурвала устоишь?

Не будешь думать у порога,

Не пострадает ли престиж?

В твоём кармане сложен ровненько,

План отступления с фронтов?

Эвакуация намечена,

На случай бегства, без пантов?

Ответь — любить ты будешь всякую?

Со мной до старости пройдёшь?

Или в пылу у средних кризисов,

К чужим ногам ты упадёшь?

И яблоко в руке пожухлое,

И цвет лица уже не тот,

Вопросов слишком много видимо,

Сегодня Ева задаёт.

Сноб

Отлакированы слова,

Отманикюрины привычки;

И для него вы (ох и ах),

Все вынесены за кавычки.

Он выбирает под сезон,

Лицо с усталости налетом;

И знает точно — моветон

Быть частью эконом полёта.

Он словно яркая звезда,

Но холодна его планета.

На все он смотрит свысока,

Как стартовавшая ракета.

Он изваяние себя.

В таких колёсах не погнутся спицы.

Установил он правильно себя,

Ах, лишь бы не засрали птицы.

Старшей дочери

Ты меня колешь иглами острыми,

Претензий и грубых слов.

Это ужасно не справедливо, что так беззащитна любовь.

Мы неразлучны с тех пор как ты дышишь,

Даже раньше ещё.

Все что случилось с тобой в этой жизни,

Стало сразу мое.

Я безусловно не лучшая мама,

Ты безусловно сильней.

Я сознаю, что делаю хуже,

Вечной уступкой своей.

Но прижимаясь к тебе, целуя,

Уткнувшись в затылок родной,

Я все равно чувствую запах,

Знакомый лишь мне одной.

Время пройдет, мы станем дружнее,

Сменятся роли и тон.

Просто не могут два человека

Всегда дышать в унисон.

Граница

Белой полоской, не загоревшей,

Граница стыдливости пролегла.

Все остальное золотом блещет,

То, что я с легкостью отдала.

Сняв перед солнцем свои доспехи,

Наспех прикинув шанс обгореть,

Главное душу оставить прикрытой,

Чтобы по осени не жалеть.

Порозовеет у носа спинка,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 393