электронная
108
печатная A5
473
18+
Перстень Аримана

Бесплатный фрагмент - Перстень Аримана

Сага о Скитальце. Книга первая

Объем:
284 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-8971-7
электронная
от 108
печатная A5
от 473

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается моим внучкам и внуку, моим первым слушателям и самым строгим критикам.

АВТОР

Какой-нибудь предок мой был скрипач,

Наездник и вор при этом.

Не потому ли мой нрав бродяч,

И волосы пахнут ветром?

Предисловие

Это повесть в стиле фэнтези для взрослых, а точнее — сказка для взрослых о Любви, Верности, и Дружбе. Для тех взрослых, которые до сих пор считают в глубине души, что и Феи, и Эльфы должны существовать на самом деле. Иначе скучно жить на этом свете, (к остальным — убедительнейшая просьба: не-чи-та-ть!!! Не тратьте зря своё драгоценное время, господа!).

Мы также подтверждаем, что всё описанное в этой книге произошло на самом деле.


Подписала: королева ВЛАДА — 1,


Великая Княгиня Дэльфиоретта Эльфийская.

Подписано нами собственноручно в Замке Скелоса, 27 семсела, 3007г. от З. П.

Пролог
Гадание эльфийских девушек

Над рыцарем — эльфом склонилась ветла!

Ветла серебриста, светла как звезда.

Весёлая леди к нему подошла,

Но вы не смотрите уж больше туда.

Над старинным замком, словно бы сошедшим со страниц книги — сказки об эльфах и феях, и стоявшим у небольшого, но чистого и ухоженного озерка, взошли две луны. Замок и в самом деле был великолепен: многочисленные башенки с острыми шпилями, стены покрытые вычурной резьбой, стрельчатые окна.

Одна луна была обычного, привычного для глаз земного человека цвета и размера, а вторая — раза в два побольше и красноватая, со зловещими, багровыми пятнами лунных морей. Предметы сразу приобрели двойные тени. Прямо за замком раскинулся большой парк, а дальше, примерно в лиге от замка, высилась небольшая гора, точнее холм. По тропинке, замысловато петляющей по старому парку, не спеша двигались три тени. Вскоре послышался девичий шёпот:

— Девчонки, а если Святая Дева обнаружит, что нас нет?

— Да ну тебя, Лиллит, сама же первая предложила…

— Ну и засекёт, так что — раздался голос третьей девуш- ки, — сегодня полнолуние, и у Ситхи и у Ланки, единственный день в году для Истинного гадания.

Идущая первой девушка вскинула руку, резко растопырив сжатые в кулак пальцы.

— Тише Дэльфи, кто-то идёт… — и все три девушки бесшум- ными тенями скрылись в кустах, а навстречу им неторопливо вышла пара эльфов, о чём-то увлечённо беседуя. Девушки, подождав пока они не пройдут, опять вышли на тропинку.

— Ну вот, а ты переживала, — тихо засмеялась одна из них, — наша Святая Дева оказывается не без греха. Тоже куда-то ходила.

— И не одна, — девушки тихо засмеялись.

— Нет, девчонки, мне все-таки очень интересно, с кем это она под луной гуляла? Вы не узнали его? Девушки неопределённо пожали плечами.

— Явно не из наших… Интересно, как же он смог проникнуть на остров? Ведь и наша школа и весь остров закрыты для посторонних.

Девушки замолчали, а вскоре скрылись за очередным поворотом тропинки.


… — Дэльфи, ты куда котелок дела?

— Да вон он, под розовым кустом.

Девушки наполнили котелок водой из весело журчащего родничка, потом нарвали лепестков роз с ближайших кустов, каждая девушка — своего цвета. Потом они сели в кружок вокруг котелка.

— Ну, Дэльфи, давай, ты первая…

Симпатичная девушка с густыми, каштаново-рыжими волосами, осторожно высыпала из горсти нежно-алые лепестки. Те покрыли поверхность воды в котелке ровным слоем.

Как лепестки коснутся вод,

И знанья взор мой обретёт!

Так сбудутся мои мечты,

И я узнаю — кто же ты!

Некоторое время ничего не происходило, но потом лепестки роз словно дуновением ветра отогнало к краям котелка, где они образовали круговую рамку. Вода в центре котелка подёрнулась туманной дымкой, потом дымка рассеялась и стала видна чёткая картинка: синее до невероятности море, по которому шла яхта под парусом, а на её палубе стоял стройный, мускулистый парень в шортах и смотрел прямо на девушек.

— А ничего, симпатичный… — шёпотом произнесла одна из них.

— Вот только одет странно… штаны не штаны…, трусы не трусы… На Эльфийне так не одеваются. Да и лодка у него странная, ни разу такой не видела.

Некоторое время парень смотрел на девушек, потом повернулся и стал спускаться вниз своей странной яхты, неожиданно замер, словно бы что-то почувствовал, и, резко обернувшись, внимательно осмотрел горизонт, недоумённо пожал плечами и соскользнул в кубрик, держась за поручни одними руками и не касаясь ногами трапа.

Вода в котелке вновь подёрнулась туманом, лепестки роз плавно скользнули к центру котелка и закрыли поверхность воды.

— А он не простой парень, почувствовал…

— На принца что-то не похож.

— А ты вспомни, Дэльфи, пророчество. Что там сказано про Алого корля? В чём он должен быть одет?

— Да ну тебя, Низза…

— А ты, принцесса, всё ещё не веришь, что пророчество про тебя?

Но девушка лишь махнула рукой на подругу, аккуратно собирая лепестки роз.

— Ерунда всё это. Какая из меня героиня пророчества? Даже думать не хочу. Давай Лиллит, твоя очередь гадать.

Глава 1 Русалка по имени Лисса

Чистоту, простоту мы у древних берём,

Саги, сказки — из прошлого тащим —

Потому что добро остаётся добром —

В прошлом, будущем и настоящем!


Замок времени срыт и укутан,

Укрыт в нежный плед из зелёных побегов,

Но… развяжет язык молчаливый гранит, —

И холодное прошлое заговорит

О походах, боях и победах…

Влад Максимович Скитальцев, а для друзей просто Скиталец, проснулся от того, что его яхта вдруг резко накренилась от удара волны. Из раскрытого иллюминатора в каюту влетели солёные брызги и донёсся посвист ветра. Влад сел и остервенело потряс головой — в последнее время ему стала часто сниться одна и таже женщина. Незнакомка с грустью смотрела на него, её губы шевелились, словно она пыталась что-то сказать ему. Потом её прекрасное лицо, смутно знакомое, словно бы он уже где-то видел её раньше, бледнело, а её место занимало лицо удивительно красивой девушки, с большими, тёмно — изумрудными глазами и пышными, каштаново — рыжими волосами. Девушка была изумительно красива, но красива какой-то неземной, идеальной, что-ли, красотой. В чертах её лица не было ни единой лишней линии, оно было совершенно в своей простой красоте. Простой, но такой, что у Влада каждый раз едва не перехватывало дыхание, и он каждый раз просыпался с конкретным признаком того, что он её хотел. Этот сон впервые приснился ему с год назад. Вначале он снился ему время от времени и лица были слегка размытыми, но постепенно чёткость изображения стала настолько резкой, что Влад даже начал сомневаться — а сон ли это, на самом — то деле?

Этот странный сон стал сниться ему каждую ночь, а женщина, похоже, повторяла одну и ту же фразу. Скиталец настолько запомнил движение её губ, что, потренировавшись перед зеркалом, смог понять первое слово: — найди…, потом расшифровал и второе — принцессу. Но при чём здесь он и какая-то принцесса? Да и какую именно из земных принцесс он зачем-то должен найти? Судя по всему, третье слово означало имя девушки, точнее принцессы. Начиналось оно на букву «Д», а дальше у него не получалось, ну хоть убей. К тому же Влад знал лишь одну принцессу, имя которой начиналось с этой буквы — Леди ДИ. Но на знаменитую английскую принцессу эта девушка не была похоже совершенно, да и чего её, леди Диану, искать-то?

Решив, что это просто какое-то недоразумение, Влад не стал дальше ломать себе голову над этим. Тем более, что ему, полковнику особого спецподразделения «Волкодав» предаваться мистике было как-то не с руки. Да и времени на подобную ерунду не было, дел у него и так было, как говорят — выше крыши.

Вообще-то Скиталец был сиротой, а точнее — приёмным сыном. Настоящие его родители исчезли таинственным образом вскоре после его рождения, где-то недалеко от греческого острова Родос. Когда советский военный крейсер случайно обнаружил их яхту, там был лишь он один, истошно оравший от того, что хотел есть. Человека в четыре месяца мало что волнует кроме мамы и еды. Настоящих хозяев яхты — Скитальцева Артура и Скитальцеву Венеру, никто особо и не искал: мало ли было таких вот судов, вышедших с полным экипажем, но так и не пришедших в порт назначения, а ставших новыми Летучими Голландцами.

А его тогда усыновил командир крейсера. Правда, надо отдать ему должное, он никогда не скрывал от Влада тайны его рождения. Наоборот, именно он установил настоящую фамилию Скитальца и его настоящее имя, а когда пару месяцев назад, тридцать пять лет спустя, Влада ни с того ни с сего вдруг потянуло в Грецию, на место своего рождения, именно его приёмный отец, дал ему точные координаты того места, где была обнаружена яхта его настоящих родителей, но счёл необходимым предупредить, что с яхтой его родителей было нечто мистическое: на экране радаров крейсера точка обозначавшая место нахождения яхты мерцала как мерцает засветка от спасательного плотика, имеющего специальный отражатель радиоволн. И это при том, что яхта была целиком деревянной, иными словами крейсер запросто мог пройти мимо, но кто-то или что-то не допустили этого. Старый контр-адмирал честно признался своему приёмному сыну, что было такое впечатление, будто яхта сама отчаянно звала на помощь. Tем более что потом, в спокойной обстановке, он ещё раз убедился в этом проделав несложные расчёты — принятый от яхты отражённый сигнал в семь раз превышал по мощности сигнал от стандартного судового отражатетеля радиоизлучения.

Ну и кроме того, если уж быть абсолютно честным, звание у Влада было не полковник, а кап-раз на военно-морском жаргоне, что в переводе на простой язык означало: капитан первого ранга, или, по-сухопутному, — полковник. Сами пони- маете: у контр — адмирала сын может быть лишь военным моряком.


***


Влад глянул на помрачневшее небо, нахмурился и слегка подвернул штурвал, поправляя курс. Его взгляд задержался на экране радара. Там ритмично мерцала красная точка: место где была найдена яхта его родителей, а почти рядом с ней, на конце пунктирной линии, — зелёная точка, точное местонахождения его яхты. Обе точки уже прочти совместились. Ещё три-четыре кабельтова и они сольются. А вот никакого шторма не должно было быть, если верить прогнозу местной метеослужбы. Но быстро сгущавшиеся тучи говорили о другом. Его яхта, его «Скиталец-2,» вновь глубоко зарылась носом во встречную волну. Глянув на барометр он слегка опешил: если верить его показаниям, то вокруг должна расстилаться лишь тишь да гладь, да божья благодать… Включив авторулевого на жёсткое поддержание курса, он выскочил на палубу. Вокруг расстилалась спокойная, знойная синь Средиземного моря.

— Что за чертовщина…, — оторопел Влад, — штормило лишь вокруг его яхты, а на расстоянии метров десяти море было абсолютно спокойным. Неожиданно раздался резкий шипящий звук и из тёмных грозовых туч, тяжело повисших прямо над ним, вырвался рой молний и вокруг его яхты, с оглушительным треском, заплясали грозные разряды. Причём били они точно по краям штормующего пятачка моря, образовав своеобразную огненную завесу вокруг яхты. Влад с ужасом заметил, что эта завеса стала медленно, но неумолимо сжиматься.

— Что за чертовщина…, — оторопел Влад, — штормило лишь вокруг его яхты, а на расстоянии метров десяти море было абсолютно спокойным. Неожиданно раздался резкий шипящий звук и из тёмных грозовых туч, тяжело повисших прямо над ним, вырвался рой молний и вокруг его яхты, с оглушительным треском, заплясали грозные разряды. Причём били они точно по краям штормующего пятачка моря, образовав своеобразную огненную завесу вокруг яхты. Влад с ужасом заметил, что эта завеса стала медленно, но неумолимо сжиматься.

— Что за чертовщина…, — оторопел Влад, — штормило лишь вокруг его яхты, а на расстоянии метров десяти море было абсолютно спокойным. Неожиданно раздался резкий шипящий звук и из тёмных грозовых туч, тяжело повисших прямо над ним, вырвался рой молний и вокруг его яхты, с оглушительным треском, заплясали грозные разряды. Причём били они точно по краям штормующего пятачка моря, образовав своеобразную огненную завесу вокруг яхты. Влад с ужасом заметил, что эта завеса стала медленно, но неумолимо сжиматься.

Неожиданно в грудь Влада ударило холодом и вокруг него образовался алый колпак защитного поля, накрывший его и яхту. Влад торопливо вынул висящий на шнурке талисман — подарок дяди Артура. Тот сильно холодил ладонь, испуская слабое алое свечение. Странный талисман, выполненный в виде двух драконов необычного вида, заметно уплощённных и как бы сросшихся боками. Каждый дракон держал в пасти свой собственный хвост и оба они были перекручены наподобие листа Мёбиуса, причём качество фигурок было потрясающим: неведомый резчик изобразил мифических драконов столь реально, что они казались почти живыми. Была видна каждая чешуйка, каждый коготь, а глаза, изготовленные из какого-то красного камня, словно бы светились таинственным внутренним светом, слегка пульсируя в такт биению сердца Влада. Короче говоря — полное впечатление, что это не работа искусного резчика, а самые настоящие, живые драконы, неведомым способом превращённые в камень.

Одним словом, талисман, изготовленный из необычного, розовато — алого материала похожего на мрамор, ожил, спасая своего хозяина. Влад не успел сообразить, что же это такое вокруг творится, как прямо в него ударила особенно крупная молния, зловеще — багрового цвета. Достать Скитальца она не смогла — её мощь погасил талисман, — а Влад с безмерным удивлением наблюдал, как мелко вибрируя на его ладони, талисман впитывает в себя чудовищную мощь разряда. Затем пространство вокруг него мгновенно потемнело и Скиталец на какой-то миг потерял сознание.

Придя в себя он понял, что лежит на мерно покачивающейся палубе яхты, вокруг по-прежнему была спокойная синь моря. Синь? — Влад рывком сел. Море было тёплого, золотистого цвета. Но не это было главным. Прямо над горизонтом, на фоне бирюзового неба, среди нежных, золотисто-оранжевых облаков, заходило сразу два солнца. Одно обычного, привычного размера и цвета, а второе густо — оранжевое, словно гигантский апельсин, и раза в два больше первого.

— И куда это меня, интересно, забросило — проворчал недовольный Скиталец, встал и спустился в рубку. Талисман мягко покачивался на его груди и проявлять себя больше не собирался. В рубке, глянув на приборы, он озадаченно почесал в затылке и мысленно присвистнул (как и все моряки, Влад был в меру суеверен: ибо свистеть на борту судна имеют право лишь двое — ветер в вантах, да боцман — в боцманскую дудку).

Все приборы, как один, онемели. И лишь стрелка магнитно- го компаса неуверенно покачивалась, показывая то на юго-восток, то чисто на юг. Стрелка же гирокомпаса — так, та вообще, непрерывно и медленно вращалась справа — налево, чего вообще не могло быть, даже в принципе. Система спутниковой навигации тревожно мигала красным огоньком, сообщая о потере связи со спутником. И судовая рация, и мобильный тоже онемели. Недоумённо пожав плечами, Влад вновь поднялся на палубу и в тот же миг снова ожил талисман — удар холодом в грудь и алый колпак защитного поля, гасящий прямое попадание молнии. Вторая молния ударила рядом с яхтой, заставив вскипеть воду за бортом. Грозно шипящие разряды молний по новой начали свой смертоносный танец, стремясь пробить защитное поле. Талисман снова мелко завибрировал, накапливая энергию. И тут, вдобавок к молниям, присоединился пронзительно- голубой луч, наподобие лазерного. Защитное поле мгновенно сжалось вокруг него, образовав некое подобие кокона. Защита продолжала уплотняться, потом Влад ощутил как какая-то сила медленно поднимает его вверх. Последовал неожиданный рывок в сторону и молнии, потеряв его, ударили в яхту, буквально разнеся её в пыль, на атомы. Скиталец не поверил своим глазам: его яхта исчезла мгновенно, и лишь лёгкое облачко серой пыли да пара медленно растекалось по воде. Ни одна нормальная молния, рождённая волей Единого Творца, (интересно: почему Единого Творца, а не просто Христа? — слабо удивился Влад мелькнувшей в его мозгу мысли), не была способна на это. У Скитальца, где-то на самом дне подсоз- нания, шевельнулось понимание того, кто именно способен на такое, но от этого понимания лишь холодные мурашки побежали по спине…

А голубой луч не отпускал его, завиваясь двойной спиралью по поверхности силового кокона. Защита ещё раз уплотнилась, не пытаясь, однако освободиться от воздействия голубого луча. Или не могла, или, что было вернее всего, этот луч не представлял для него лично никакой угрозы. Неожиданно последовал новый рывок вверх, в сторону и стремительный полёт неясно куда. Сквозь защитное поле Влад смутно видел какие-то разноцветные полосы, с невооб- разимой скоростью мелькающие по бокам и исчезающие позади, сходясь в одну точку. Судя по всему это он летел куда-то, а эти смазанные полосы — звёзды, выглядящие так из-за чудовищной скорости с которой он пролетал мимо них.

— Словно в фантастическом фильме о полётах в космос, почти что «Звёздные Войны» — успел подумать Скиталец. Но тут последовало резкое торможение и чувство невесомости, почти сразу же сменившееся ощущением стремительного падения.


***


Когда Влад вновь открыл глаза, то обнаружил, что лежит на берегу моря, на тёплом песочке. Солнце опять было одно, и вода почти нормального цвета: синевато — зелёная. И это солнце, к счастью одно, тоже медленно садилось. Светило было нормального, привычного с детства цвета и размера, вот только чайки, лениво кружащие над морем, были нежно — розового цвета. Скиталец сел и, положив талисман на ладонь, стал внимательно его рассматривать. Эта, как он считал безделушка, дважды спасла ему жизнь. Он прикинул мощность разряда молний, поглощённую этой штукой и ему стало не по себе — по всем законам физики талисман должен был бы рассыпаться на атомы вместе с владельцем…, — ох не зря дядька предупреждал его, чтобы никогда не снимал талисман. Знал что-то, явно знал! Ему припомнились все странности, подмеченные им за дядей. Очевидно не зря за его дядей Артуром прочно укрепилась слава сильного колдуна. И хотя сам Влад ничего не имел против колдунов и ведьм (ведь слово ведьма происходит от древнерусского «ведать», то есть знать), но как-то всё это было не совсем обычно. И хотя вокруг поразвелось множество всяких «потомственных» колдунов, Влад ничему такому поначалу не верил, но после того как…, в общем это сугубо личное.

Скиталец взглянул на часы. Было почти восемь вечера. Высокоточный хронометр швейцарских часовых мастеров, как ни в чём ни бывало, продолжал отсчитывать время. Мастера фирмы «Радо» и на этот раз оказались на высоте, доказав, что их часы работают в любых условиях, и что все эти магические штучки им нипочём, и что их хронометр, вполне стоит тех бешенных денег, что заплатил за него Скиталец.

Влад мягко вскочил на ноги и огляделся. От яхты, конечно, ничего не осталось, да и сам он был босиком, в майке и шортах. Вокруг, насколько хватало глаз, простирался песчаный пляж тропического острова, а может и не острова вовсе. Вполне могло быть, что этот песчаный пляж — крайняя точка какого-нибудь материка. Вот только на Земле, ни на одном континенте, пальмы не растут вперемежку с соснами.

— Куда же это меня забросило? — в том, что это не родная Земля, Влад был совершенно уверен, — мало мне дома приключений, так ещё и в космос занесло! — проворчал он. Что правда то правда — Скитальцу, полковнику особого подразделения «Волкодав», — приключений хватало и дома, на Земле. Влад отряхнулся от налипшего песка и, неспеша, побрёл по кромке прибоя к видневшемуся вдалеке лесу. Что-то неясное, какое-то необъяснимое чувство, неудержимо тянуло его туда, какое — то неосознанное желание души, что-ли. Ну вот хотел он туда и всё! Влад постоял, размышляя о том, что теперь ему, в сущности, всё равно куда идти. В лесок, так в лесок. Какая в общем-то разница? Глядя на мелкие волны, тихо набегающие на берег, он решил искупаться. Недолго думая Скиталец разделся, благо рядом никого не было и, зайдя по грудь в воду, нырнул. Проплыв под водой насколько хватило воздуха в лёгких, вынырнул и, довольно отфыркиваясь, лёг на спину, наслаждаясь тёплой водой и любуясь закатным солнышком. Однако вскоре ему показалось, что он не один — было такое ощущение, словно за ним наблюдают. До Влада вдруг дошло, что он беспечно купается в совершенно незнакомом море, и кто в нём обитает — одному богу известно. Влад встал в воде столбиком, работая ногами, но вокруг, ни на воде, ни на берегу никого не было. Тогда, набрав побольше воздуха в лёгкие, он опустился под воду и почти сразу же увидел какую-то крупную рыбину, размером не уступавшую ему самому. Вначале он решил что это акула, но приглядев- шись, чуть было не вскрикнул от удивления, — хорошо вовремя вспомнил, что он под водой — рядом с ним плавала самая настоящая и живая, а не сказочная, русалка. Тело обнажённой девушки, но вместо бёдер и ног — рыбий хвост с очень широким, красноватым плавником. На всякий случай он решил побыстрее выбраться на берег — не дай бог легенды правы. Пронырнув под водой в сторону берега, он припустил к нему и через несколько секунд был уже по пояс в воде.

— Эй! — окликнул его мелодичный девичий голосок, — ты что, меня испугался? Русалок никогда не видел? — девушка стояла по пояс в воде и озорно ему улыбалась. Скиталец невольно залюбовался ею: стройное девичье тело с неболь- шими упругими грудками. Тёмно-розовые, острые сосочки задорно смотрели в стороны и вверх.

— Ну, в общем-то, впервые…

— Откуда же ты взялся? — она медленно приблизилась к нему. Вблизи русалка оказалась ещё красивей. Почти человеческое лицо очень симпатичной девушки, вот только глаза побольше, миндалевидной формы, слегка вытянутые к вискам и со странными, золотистыми зрачками. Да ещё волосы русалки были под цвет зрачков — необычного золо- тистого цвета с лёгким зеленоватым отливом. Но не густо — тра вяного оттенка, а того, что сродни мерцающей зелени изумруда. Залюбовавшись ею, он забыл о чём его просила девушка.

— Эй! Ты не ослеп случайно? Давай присядем, тут неглубоко, поговорим. У меня ещё есть немного времени, — и подплыв поближе к берегу, ловко села на свой хвост, опираясь руками о землю. Влад устроился рядом и вдруг смутился, сообразив что он совершенно голый. Заметив это, русалка улыбнулась:

— Не смущайся, что я, обнажённого парня ни разу не виде- ла? — и лукаво скосила глаза в его сторону, где в прозрачной воде… Ну, в общем, он бы не смущался совершенно, если бы не одно обстоятельство, которое немедленно возникает у любого нормального мужика, когда рядом с ним находится симпатичная, молодая, и к тому же полуобнажённая девушка. И это самое обстоятельство было прекрасно видно в прозрач-ной мелкой воде.

— Так откуда ты, такой интересный, взялся?

— Извини, — опомнился Скиталец, — вообще-то я с Земли. Есть такая планета, вот только где она сейчас, я не знаю. А это что за планета?

— Эльфийна. Тебя как зовут?

— Влад. А тебя?

— Лисса.

— Красивое имя.

— Я знаю, — девушка, загадочно улыбаясь, задумчиво его разглядывала, — говоришь с Земли… Ладно, — вдруг забеспокоилась русалка, — мне пора. До встречи, эльф! Мы ещё увидимся! — и, помахав ему рукой, гибко изогнулась и нырнула вниз головой, лишь крупная чешуя золотисто сверкнула на солнце, да мощный плавник гулко шлёпнул по воде, обдав брызгами Скитальца. Он вышел на берег, подобрал одежду, и, как был нагишом, так и пошёл дальше, обсыхая под лучами заходящего, но всё ещё тёплого солнца. Потом оделся.

Неожиданно до него дошло, что он с русалкой разговари- вал на каком-то, ранее ему неизвестном языке. Он вспомнил разговор: незнакомый язык был чем-то похож на древнегре-ческий, которым Влад владел почти свободно, но были и существенные отличия. Некий сплав древнегреческого с древнескандинавским, с добавлением санскрита. Пожав плечами он решил зря не ломать голову над этим. Уж раз тут водятся русалки, то почему бы и ему не выучить мгновенно местный язык?

— Неплохая планетка, — подумал вслух Скиталец, — песочек мелкий, море тёплое, вода чистейшая, и русалки симпатичные водятся. Интересно, а кто ещё тут живёт кроме русалок? В болото бы не залезть, — развеселился Скиталец, — к Водяному с Кикиморой в гости!

Расстояние оказалось обманчивым. Он прошёл уже часа полтора, а до леса, так неудержимо влекущего его к себе, было по прежнему далековато. Солнце всё так же клонилось к далёкому горизонту, но не столь быстро, как на Земле, похоже что сутки тут были подлиннее земных. Прикинув на глазок оставшееся расстояние, он решил заночевать на берегу. Набрав сухого плавника и каких-то бордовых, но уже успевших высохнуть водорослей, он пошарил по карманам, достал зажигалку, и развёл костёр. Сам Влад не курил, но зажигалку таскал с собой постоянно. Отличный способ завязать знакомство с нужным объектом, да и вообще вещь полезная в личном хозяйстве. Правда, на всякий случай, он развёл костёр подальше от воды. Русалки русалками, но должны же быть и эти, как их… русалы, что-ли, решил Влад.

Скиталец, лёжа на боку, бездумно глядел в огонь костра, наслаждаясь его теплом. Послышался лёгкий топот копыт, смех. Он невольно приподнялся на локте и замер: по кромке прибоя шла пара самых настоящих кентавров, он и она. Молодой кентавр и молодая девушка. Густые волосы обоих кентавров были стянуты довольно широкими лентами: белой у кентавра и золотой у девушки. Или у кентаврихи? Как будет правильно Влад не знал и решил, что пусть будет девушка. Кентавриха звучит как-то уж слишком грубо. Они заметили его и, улыбнувшись, помахали руками. Он помахал в ответ, девушка сорвалась с места и ускакала вперёд, кентавр погнался за ней.

— Дети …, — вздохнул Влад и стал смотреть как садится солнце в море, где на горизонте величаво шли два парусника, алея парусами в закатных лучах. Солнце медленно тонуло в море и одновременно с заходящим солнцем появилась луна. Бледно — алый диск словно бы всплывал из темнеющей воды, слабым подобием севшего солнца. Едва солнце село, а луна взошла на небо, как вслед ей показалась вторая луна, бледно — жёлтого цвета и поменьше размером, чем первая. Стало довольно светло, а на воде заискрились сразу две лунные дорожки — золотисто-жёлтая и алая. Скиталец лёг на спину, закинув руки за голову, и стал разглядывать высыпавшие звёзды. Как и на Земле, в тропиках, они казались большими, но рисунок созвездий был ему совершенно незнаком. Потом Влад разглядел у самого горизонта дорожку, словно сотканную из множества звёзд, и решил что это Млечный Путь. Значит он где-то в нашей галактике. Хотя эта звёздная дорожка запросто могла и не быть Млечным Путём. Ему вдруг вспомнились строчки стихотворения прочитанного не так давно.

Тает луч забытого заката,

Синевой окутаны цветы.

Где же ты, желанная когда-то,

Где, во мне будившая мечты?

Незаметно для себя он заснул. И на этот раз ему приснилась всё та же женщина, смотревшая на него с лаской, словно любящая мать. Только теперь её лицо светилось искренней радостью и надеждой. Потом её сменила прежняя зеленоглазка, сводящая его с ума своей неземной красотой.

Проснулся он от весёлого девичьего окрика:

— Эй! Не спи, замёрзнешь!

Скиталец открыл глаза, сел и удивлённо огляделся. Его окружило с десяток юных всадниц, все на белых, как одна, скакунах. На девушках были алого цвета мундиры, чем-то очень похожие на гусарские и, как у гусар, через левое плечо у девушек висел короткий плащ. Плечи наездниц украшали погоны, явно золотого, замысловатого шитья, а над обоими плечами, за спиной, торчали эфесы мечей. Причём, судя по их виду, отнюдь не игрушечные, и явно успевшие побывать не в одном бою. На эфесах их мечей, Влад заметил мерцающий перламутром Цветок Чертополоха. Судя по всему этот знак что-то обозначал, и, по видимому, это был особый знак отличия, степень Мастера. Влад неплохо владел мечом, владел им на уровне Мастера. Как-то раз на тренировке, он, на спор, выстоял один против пятнадцати парней, равных ему по уровню подготовки. Правда драться пришлось тоже двумя мечами, благо ему было всё равно — Скиталец владел обеими руками одинаково свободно. Тренер долго старался соблазнить его спортивной карьерой, уверяя что Влад — боец от Бога, и, что это далеко не предел его возможностей. Но море упорно влекло его к себе, да и не отпустил бы его никто, в то время уже замкомандира спецотряда. И вот, чтобы однажды утречком, так запросто встретить сразу с десяток подобных Мастеров… И хотя на вид амазонкам было лет по пятнадцать — шестнадцать, но Перламутровый Чертополох на эфесах их мечей был красноречивее любых слов.

— А ничего, симпати-и-чный! — раздался звонкий голосок одной из них.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 473