электронная
180
печатная A5
432
18+
Персонаж

Бесплатный фрагмент - Персонаж

Объем:
328 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-7716-7
электронная
от 180
печатная A5
от 432

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

«Быстрая ходьба — это болезнь», как сказал однажды мой знакомый. Мне тогда пришлось повернуться и замедлить шаг, чтобы переспросить: «Что?»

Если быстрая ходьба — это болезнь, то у меня ее последняя стадия. Наслаждаться природой? Окружающим миром? Замечать людей вокруг? Нет. Просто быстро идти, воткнув наушники в уши. Обгонять медлительных людей, словно река, маневрирующая между берегами. Идти всегда на шаг впереди друзей, изредка разворачиваясь, чтобы поддержать диалог. «Ты можешь идти медленней?» — самый частый вопрос. «Нет, я болен» — следует ответить им. Стоять на светофорах по сорок секунд в томительном ожидании. Светофоры — зло. Зло для таких людей, как я, которые не могут ходить медленнее, чем 7 км/ч. Я никуда не опаздывал, но в то же время всегда спешил. Спешил все успеть. Спешил к цели. Спешил жить.

Это невидимые салочки с людьми, когда ты делал их ведущими в этой, понятной тебе одному, игре, обгоняя их. Это бегство куда-то. Это бегство от самого себя.

Шаг. Шаг. Еще шаг. Черные потертые кроссовки быстро мельтешили по асфальту, если посмотреть вниз. Впереди — прямая дорога и пара прохожих, которые шли прямо передо мной. Следует их обогнать. Сделать ведомыми. Оставить позади. Пара студентов, одетых в осенние куртки и с портфелями в руках. Они бросили на меня беглый взгляд, когда я обходил их.

«Наверное, куда-то спешит», — подумали они.

«Наверное, вам стоит ходить чуточку быстрее», — думал я.

Впереди — длинный, не очень широкий мост, на котором в это утро практически нет людей. За исключением девушки, которая шла впереди. На ней зеленая куртка и теплый синий шарф, на котором висели огненно-рыжие волосы, укутанные в шапку с забавным помпоном. Сколько бы метров нас не разделяло, я все равно обгоню ее, тем более что впереди у меня — целая гора шансов в виде длинного моста. Это забег на длинные дистанции.

Вот она совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки. Я обошел справа, пытаясь ее обогнать. В голове звучал голос комментатора, словно с какого-нибудь футбольного матча, где напряжение накалилось до предела. Мы бросили друг на друга взгляд. Я — чтобы увидеть ее лицо. Она — чтобы посмотреть, кто решил ей бросить невидимый вызов. Через секунду она продолжила смотреть вперед, спрятав руки в теплой куртке, а я смотрел вниз, на черные кроссовки, которые сделают меня сегодня победителем.

Прошло несколько секунд прежде, чем я заметил, что не оторвался от нее ни на шаг. Как бы быстро я ни шел, она начинала идти с той же скоростью. Если посмотреть вперед, ее нельзя будет увидеть боковым зрением, но я чувствовал ее дыхание за спиной, я ощущал, что она шла рядом. Второй раз я не решился бросить на нее взгляд. Зато она бросила мне вызов. Мы начинали молча играть в невидимые салочки. Гонка двух сумасшедших, которым нечем больше заняться в это утро. Ввиду абсурдности происходящего у меня на лице появляется истеричная улыбка. Я изо всех сил сдерживался, чтобы не засмеяться. Мы продолжали молча играть в игру, которая понятна лишь нам. Со стороны люди могли подумать, что мы идем вместе, но только мы все понимали. И понимали, насколько это смешно. Мост заканчивался, я все еще на пару сантиметров впереди. За поворотом — институт, конечная цель. По всей видимости, она направлялась туда же. Я повернулся и посмотрел на нее. Девушка была полна решимости, она хотела одержать победу, на ее губах я заметил слабую улыбку. Она повернула за мной, и мы подошли к воротам института. Собравшиеся в курилке люди, если бы им было до нас дело, сочли бы нас за милую парочку, вместе пришедшую на пары. Но никто из них не знал, что только сейчас на мосту произошло настоящее сражение, война, борьба за титул быстроходца, за титул главного сумасшедшего этого утра. Я подошел к двери и схватился за ручку двери.

Конечная цель.

Победа.

Девушка с рыжими волосами стояла прямо за мной. Я открыл дверь и, как истинный джентльмен, пропустил ее вперед. Кубки кубками, но не открыть девушке дверь из-за своих тараканов, я не смог.

«Поздравляю. Сегодня ты — главный спринтер. Сегодня ты — главная сумасшедшая. Проходи», — вертелось у меня в голове.

Безмолвная гонка незнакомцев закончилась, теперь мы снова обычные люди, проводящие такие же скучные, серые будни. Под вечер никто и не вспомнил бы о тех салочках, произошедших одним осенним утром.

Девушка вошла в помещение и, остановившись, сняла шапку, обнажая копну своих ярких рыжих волос. Я, расстегивая куртку, прошел мимо.

— Не торопись уже, — раздался у меня из-за спины приятный женский голос, — в следующий раз я выиграю.

Я повернулся и увидел, как девушка ехидно улыбнулась, смотря на меня с вызовом, с ярким пламенем в ее голубых глазах. «Черт подери, да ты еще более сумасшедшая, чем я думал», — крутилось у меня в голове.

— Алиса, — сказала она, протягивая мне красную от холода руку.

— Ян, — я ответил на рукопожатие, — ещё побегаем, — с улыбкой произношу я.

Кажется, теперь салочки будут нашим официальным видом спорта. Безмолвная гонка, существующая лишь в моем нездоровом мозгу, воплотилась в жизнь, благодаря этой рыжей сумасшедшей. Мне захотелось убежать с ней. Убежать от всего мира, обгоняя всех людей, встретившихся на пути.

Часть 1

Случайная встреча

Каждый год у человека возникает потребность в осени. Осень — словно серая полоса загрузки на экране, после которой жизнь снова придёт в норму. А пока хочется лишь спрятаться от окружающего мира в своём коконе из одиночества и собственных мыслей. Я жил в своём коконе не только осенью, а постоянно. Мне нравилось одиночество. Мне нравилась осень.

Проснувшись, я ещё не знал, что эта неделя принесёт мне множество сюрпризов и кардинально изменит мою жизнь. Я не пошёл на работу, сославшись на плохое самочувствие. Мне не хотелось видеть эти надоевшие лица, выполнять идиотские поручения и постоянно смотреть на часы в надежде, что рабочий день скоро закончится.

Осень — время меланхолии. А потому мне просто нужно было оторваться от остального мира и перезагрузиться. Я надел свою тёплую толстовку, воткнул наушники и вышел на улицу. Моросил мелкий дождь, небо было затянуто бесконечными тучами, прохожие шлёпали по лужам, пробегая мимо. Никогда не задумывались о том, что каждый встреченный вами прохожий, может изменить вашу жизнь? Например, человек в чёрном пальто, которого вы сочтете за пьяницу, может вытащить из кармана нож и превратить вас в калеку. Старик с огромными белыми усами и бородой может схватить вас за руку и предложить выгодную сделку. Девушка, проходящая мимо, может сказать слова, которые вы не забудете до конца жизни. Где-то в глубине души я понимал, что моя жизнь стала слишком серой и ей просто необходима встряска. Но вот только сам я не был готов и пальцем пошевелить, чтобы что-то в ней изменить. Я запрятал эту мечту в самые далёкие уголки подсознания и почти о ней не вспоминал.

Но я и подумать не мог, что всё изменится после обычного похода в магазин.

Я зашёл в магазин одежды, чтобы купить себе новую толстовку — новый тёплый панцирь с тонированным капюшоном и невзрачными цветами. Народу в магазине было на удивление мало. Лишь пожилая женщина в длинном пальто, которая долго пересчитывала деньги на кассе, и девушка с огненно-рыжими волосами. Когда я подошёл к кассе и кинул покупку на стойку, девушка подалась назад и уронила толстовку на пол.

— Из-звините, пожалуйста, — сказала она, нагнувшись за покупкой.

— Ничего страшного, — быстро ответил я, не желая вступать в разговоры с незнакомцами.

Я тоже нагнулся за вещью и оказался в донельзя глупом положении, когда мы посмотрели друг на друга, держа мою толстовку в руках. У девушки был такой тёплый и искренний взгляд. На минуту мне показалось, что именно этот взгляд я искал всю свою жизнь. Её рыжие волосы были слегка разлохмачены, на лице появилась лёгкая улыбка.

— Хороший вкус, — смущённо ответила девушка и отвернулась, начав в спешке доставать кредитку, чтобы оплатить покупки.

Она не выходила у меня из головы. Эта незнакомка. Было в ней что-то такое, что словно магнитом притягивало меня к ней. И дело было даже не во внешности, хотя выглядела она довольно ярко и вызывающе — желтое пальто, разноцветный шарф, свисающий с плеч, узкие джинсы и черный маленький рюкзак за спиной. Казалось, она была полной противоположностью мне. Мне, привыкшему одеваться только в тёмные тона. Я испытывал что-то отдалённо похожее на влюблённость, но вот только я понимал, что больше никогда её не встречу. Она так и останется призраком в моей голове, девочкой-виденьем, яркой вспышкой в этом сером городе.

Но, как известно, наша жизнь строится из череды случайностей. Из миллиона с виду незначительных событий, которые в итоге приводят тебя туда, где ты и не подумал бы оказаться. Не зайди я на следующий день в кафе за кружкой кофе, не сверни я на главную улицу, вместо привычных безлюдных дворов, не возьми я с собой этот чёртов зонт, всё могло бы быть иначе.

Погода с каждым днём все ухудшалась. Дожди не переставали идти, ветер только усиливался. Я торопился домой, опустив взгляд и кое-как справляясь с дебильным зонтом, который постоянно выворачивался и пытался улететь. На минуту я захотел улететь вместе с этим зонтом. И, словно Мэри Поппинс, парить над этим городом, над людьми.

Машина, окатившая меня водой, вернула меня в реальность. Я поднял на неё взгляд и вместо того, чтобы выругаться благим матом и бежать за ней, угрожая зонтом, я замер на месте. По ту сторону улицы бежала девушка. Она была без зонта и пыталась укрыться от дождя своим маленьким рюкзаком. Её рыжие волосы превратились в мокрые пакли. Не думая о собственной жизни, я перебежал дорогу в неположенном месте и побежал за ней. Это не могло быть просто совпадением. Вселенная, сотканная из миллиарда случайностей, привела меня на эту продрогшую улицу к девушке в желтом пальто. Я оказался рядом с ней, пытаясь успеть за ее темпом, и подвинул зонт в её сторону.

— Не мокни, — сказал я первое, что пришло в голову.

Не понимая, что происходит, она подняла на меня взгляд, и удивление на её лице сменилось радостью. На мне была та самая толстовка, которую ещё вчера она столкнула с кассы.

— Я же говорила, что тебе идёт, — улыбнулась она.

— Нет, ты сказала, что у меня хороший вкус, — парировал я.

Она ехидно улыбнулась и перепрыгнула через небольшую лужу.

— Паша, — представился я, протянув ей свободную от зонта руку.

— Эльза, — она ответила на рукопожатие, продолжая одной рукой удерживать рюкзак над головой.

Мне нравилось в ней абсолютно всё. Её уверенность в себе, её оптимизм, её яркая внешность.

— Не лучшее место для знакомства, да? — сказала Эльза, и чуть не врезалась в зонт впереди идущего человека.

— Тогда падаем? — я кивнул в сторону небольшой кофейни, затерявшейся между бесконечных магазинов. — Ты же пьёшь кофе?

Эльза кивнула и потянула меня к входу.

Мы вошли в кафе, промокшие насквозь. Я вытер лицо ладонью и сел за столик у окна. Эльза, поправив волосы, села напротив. Не успели мы сказать друг другу и слова, как подлетел официант и спросил про заказ.

— Один капучино, — сказал я, подняв взгляд на молодого человека.

Он бегло записал заказ в блокнот и посмотрел на Эльзу.

— Латте, — сказала она.

Наши вкусы, как и жизни, кардинально отличались.

Я не знал, что делать дальше. Всё, что происходило со мной, казалось каким-то нереальным. Ещё вчера я прятался у себя дома, а теперь сижу за столом с незнакомкой.

— Спасибо, — тихо сказала она, подняв на меня взгляд.

— За что?

Эльза кивнула на сырой зонт, болтающийся у меня в руке.

— Он, как видишь, всё равно не помог, — улыбнулся я.

— И часто ты спасаешь девушек от дождя?

Сам задаюсь этим вопросом.

— Нет, ты первая.

— Что ещё безумного ты способен сделать? — она облокотилась на стол и подалась вперёд, словно бросая мне вызов.

— Ничего, — единственное, чего я хотел, это оказаться дома.

— У меня к тебе предложение. Давай отправимся в приключение?

Именно в этот момент мне следовало подняться и убежать.

— Что?

Официант подошёл к нашему столику и поставил две чашки на стол. Мы молча ему кивнули, и он удалился.

— Я всю жизнь хотела сделать что-нибудь необычное, — она сделала глоток из своей кружки, — прыгнуть с парашютом там, или окунуться на дно с аквалангом, или, что ещё круче — покорить Эверест.

Я молча пил свой кофе.

— В общем, совершить что-нибудь поистине захватывающее. Отправиться в приключение. И я нашла одно место, в котором очень хочу побывать. Не так далеко отсюда есть пещера. Если пробраться вглубь, то можно выйти к потрясающему водопаду, от одного вида которого захватывает дух. По слухам, каждый, кто добрался до небольшого пруда, сможет загадать желание.

— Так, и? — скептически спросил я.

— И я бы была не против, если бы ты отправился со мной, — Эльза откинулась на спинку сиденья.

— Я?! — чуть громче, чем следовало, спросил я. — Но почему я? У тебя что, нет друзей или знакомых, с которыми ты можешь добраться туда?

— Нет, — быстро ответила она, опустив взгляд. По всей видимости, мне не стоило затрагивать эту тему. — Это долгая история. Поэтому я зову тебя. Если не хочешь, так и скажи, я пойму. А так у тебя есть шанс сделать что-то интересное, испытать невероятные эмоции, прочувствовать то, что никогда в жизни не чувствовал, в конце концов, изменить свою жизнь к лучшему.

Эти слова эхом отдались в моей голове. Передо мной сидел человек, который толкает меня в нужном направлении, раз сам я этого сделать неспособен. Эта безумная рыжая девчонка, способная на подвиги, не просто так появилась в моей жизни. И теперь я стоял перед выбором — играть по её правилам или продолжать жить своей скучной жизнью, радуясь каждому дождику.

— Я согласен, — сказал я, не поверив своим ушам. Чёрт, я действительно это сказал.

— Отлично, — она искренне обрадовалась, — отправляемся завтра же.

Чёрт. Чёрт. Чёрт.

***

На следующее утро мы договорились встретиться на вокзале. Взяв свой рюкзак, в который я закинул фонарик, сменную одежду и пару бутербродов, я отправился навстречу своей новой жизни. Это был не я, что-то внутри меня вело по этому пути, что-то внутри двигало мной, потому что сам я никогда бы не решился отправиться к чёрту на кулички ради красивого вида и пруда, исполняющего желания.

Эльза уже стояла на остановке. От её яркой внешности не осталось и следа. Жёлтое пальто сменилось болотного цвета толстовкой, джинсы — чёрными широкими штанами, миниатюрная сумочка — большим рюкзаком, а её рыжие волосы были собраны в хвост.

— Привет, — с нескрываемой радостью поприветствовала меня Эльза.

Я лишь молча махнул ей рукой.

— Долго нам ехать? — спросил я.

— Сначала на автобусе час, а там пересядем на электричку и ещё через час будем на месте.

— Какой кошмар, — тихо сказал я. — Надо было мне сразу спросить про время, да?

— Да брось ты, — отмахнулась она, — будет время поболтать.

Дрожа от холода, мы продолжали ждать автобус. Вдруг кто-то похлопал меня по плечу сзади. Мы с Эльзой одновременно обернулись и увидели мужчину, который был на голову выше меня.

— Вы не 302-ой автобус ждёте? — низким голосом спросил он.

Его живот выпирал вперёд, морщины на его пухлом лице добавляли пару лет к его возрасту.

Мы молча кивнули.

— На машине поедете? — спросил он, кивнув в сторону белой хонды. — Доедем в два раза быстрее.

Как только я хотел сказать, что никуда мы с ним не поедем, Эльза опередила меня и почти закричала: «Да, конечно!»

— Садитесь, — улыбнулся мужчина, — сейчас ещё одного человека найду и поедем.

Мы поплелись в сторону хонды. Открыв двери, мы плюхнулись на задние сиденья.

— Ты с ума сошла?! — спросил я Эльзу. — Какого хрена мы добираемся на попутке с непонятным челом, больше похожим на маньяка?

— Ну, а что в этом такого? — пожала она плечами. — Зато доберёмся быстрее. Ты же сам жаловался на время.

— До могилы мы быстрее доберёмся, — выпалил я.

— Не будь параноиком, кому ты нужен.

В этот момент мужчина подошёл к машине и сел за руль. Рядом с ним на переднее сиденье сел дедушка, который своим камуфляжем, круглыми очками и небольшим рюкзаком больше напоминал лесника.

— Это его сообщник, — прошептал я Эльзе.

Та лишь стукнула меня в плечо.

***

— В путешествие? — повернувшись к нам, спросил водитель.

— Да, — ответила Эльза, — к пещерам.

Бомбила едва слышно рассмеялся.

— Аккуратней там, — сказал он, поймав мой взгляд в зеркале, — и смотрите не заблудитесь.

— Не заблудимся, — парировала Эльза.

— А то я слышал, что в лесах, окружающих пещеры, водятся призраки. Много народу оттуда так и не вернулось.

— Байки это всё, — в разговор вклинился лесник, который всё это время слушал наш диалог. — Я излазал эти леса вдоль и поперёк. Нет там никаких призраков. Не возвращались оттуда люди по собственной глупости. А по поводу осторожности, — он повернулся к нам, и я увидел свое слабое отражение в его очках, — это правда. Будьте крайне аккуратными.

Эльза вжалась в сиденье. Я не понимал, что с ней происходит, почему её так напугали слова лесника. Судя по её стеклянному взгляду, она была не здесь, а глубоко в собственных воспоминаниях.

Я решил её не трогать, и оставшуюся часть дороги мы ехали молча.

***

К трём часам мы добрались до безлюдной станции. Электричка приехала буквально через десять минут. В вагоне сидело лишь несколько одиноких пассажиров, безмятежно смотрящих в окно. Мы сели с Эльзой друг напротив друга.

Две противоположности, две жизни, две крайности.

— Ну, так что тебя сподвигло на путешествие? — спросил я.

— Мечта, — быстро ответила она, откинувшись на спинку сиденья. — Вот ты никогда не мечтал о чём-то подобном?

— Знаешь ли, нет. Меня устраивала моя затворническая жизнь. До сих пор не понимаю, что я делаю здесь.

— Если бы внутри тебя не сидело то чувство, пожирающее тебя изнутри и мечтающее вырваться наружу, ты бы никогда не согласился. Ведь так?

Я посмотрел на неё, на эту рыжую девчонку, с таким удивлением и радостью, надеясь, что мой взгляд скажет больше, чем я смогу передать словами. Меня удивляло то, насколько сильно она меня понимает.

— Ну, а почему я? — выйдя из ступора, спросил я. — Никогда не поверю, что у такой… что у тебя и нет друзей.

— Это долгая история.

Эльза опустила взгляд и попыталась что-то сказать, переведя тему, но я её опередил:

— Мы разве куда-то торопимся?

— Я с детства была словно заводная игрушка, — начала она. — Меня всё время тянуло туда, куда нормальные дети никогда и не сунутся. Заброшенные здания, высокие деревья, пугающие чащи леса. В меня словно был встроен какой-то моторчик, который никогда не останавливался. Повзрослев, я обзавелась неким кругом друзей. Но та компания, в которой я была, хоть и считала меня близким другом, не поддерживала моих пристрастий ко всему неизведанному. Лишь одна девочка, Рита, понимала меня. Сначала она боялась отправляться со мной чёрт знает куда, вооружившись лишь палатками и бутербродами, но мне удалось её уговорить. Я тогда хотела покорить одну скалу, которая не давала мне покоя. Залезть на неё было несложно, даже самые неопытные скалолазы покоряли её с полпинка. Нужна была лишь страховка и энтузиазм.

Эльза сделала небольшую паузу.

— Когда настал день отъезда, друзья проводили нас взглядами, которые словно сами за себя говорили, что они считают нас ненормальными. По их мнению, лучше целыми днями болтаться во дворах, пить пиво и травить байки. Поначалу я считала это путешествие лучшим в своей жизни — костры, ночное небо, ночёвка в палатках. Я чувствовала свободу. Я чувствовала жизнь. Это было непередаваемое ощущение. Эта скала для меня была как рубикон. Только там, на высоте в несколько десятков метров, можно было по-настоящему осознать, что такое жить и дышать полной грудью. Закрепив страховку, мы начали забираться. Я оторвалась чуть вперёд, ловко цепляясь за выступы. Я постоянно оглядывалась на Риту, но в какой-то момент, когда мы были уже высоко над землей, я услышала громкий крик. Обернувшись, я увидела, как Рита одной рукой держится за камень, её страховка болтается в воздухе. Я быстро спустилась и схватила её за руку, но в какой-то момент я не выдержала, и её ладонь выскользнула из моей руки. Я смотрела, как Рита летела вниз и внутри меня всё переворачивалось. Как выяснилось позже, страховка не была надёжно закреплена. Когда я спустилась вниз, из меня словно вынули душу. Я сидела возле её тела и плакала. Ей только исполнилось восемнадцать.

Эльза тяжело вздохнула и бросила взгляд на окно, едва сдерживая слёзы. Как только я хотел остановить её рассказ, она продолжила.

— Естественно, друзья больше не общались со мной. Родители Риты обвиняли меня в её смерти. Тогда я заперлась дома и думала, что никогда больше не буду встревать в смертельные авантюры. Внутренний моторчик надолго смолк. Спустя некоторое время, пройдя через моральные пытки и самобичевание, я всё-таки смогла встать на ноги и решила продолжать во что бы то ни стало. Но теперь я не хотела больше ни с кем сближаться, чтобы не наступать на одни и те же грабли снова. Ну и… вот… — она развела руками.

Я тяжело вздохнул, не зная, что говорить в таких ситуациях. Человек, которого я считал воплощением всего самого светлого, хранит далеко не радужные секреты. В каждом из нас есть что-то, что мы не способны рассказать даже самым близким людям. А Эльза, зная меня всего второй день, открыла передо мной душу.

— Да ладно, не заморачивайся, — махнула она рукой, — я же говорила, что это долгая и грустная история. Главное ведь то, что происходит сейчас, верно? — она убрала прядь рыжих волос за ухо, и по выражению её лица я понял, что за натянутой улыбкой она пытается спрятать слёзы.

— Верно, — ответил я, — прошлое остаётся в прошлом.

***

Через какое-то время мы сошли с поезда и оказались в какой-то глуши, в полнейшей изоляции от города.

— Здесь хоть телефон ловит? — спросил я, ударив своим бесполезным мобильником по ладони.

— Зачем тебе телефон? — Эльза играючи вырвала его у меня из рук. — Забудь про него и попробуй прочувствовать жизнь без этой штуки.

Я тяжело вздохнул и пошёл за Эльзой в направлении пещер. Мы пробирались через заросли кустов и крапивы, постоянно месили грязь под ногами и отбивались от назойливых мошек. Вскоре мы добрались до небольшого входа в пещеру. Эльза остановилась и посмотрела на меня с нескрываемым любопытством.

— Доставай фонарик, — сказала она, снимая рюкзак, — там темно и страшно.

Мы вооружились фонариками и вошли внутрь. Внутри было холодно, сыро и жутко. Под ногами была вода, стены в некоторых местах осыпались. Эльза уверенно двигалась вперёд, отчётливо раздавались лишь звуки шлепков по воде.

Перед нами был узкий проход, в котором едва мог поместиться человек в лежачем положении. Эльза посветила туда фонариком, а после скомандовала, что надо лезть вперёд.

— Ну уж нет, это уже слишком, — пытался защититься я, — я, конечно, мало чего боюсь в своей жизни, но лезть по узким проемам, из которого можно никогда не выбраться — такая себе идея.

— Ты что, струсил? — Эльза повернулась и посветила на меня фонариком.

Я лишь посмотрел на неё, как на капризного ребёнка.

— Ты слишком много сегодня сделал, чтобы просто вот так взять и отступить. К тому же там лезть всего несколько метров.

— Такие проёмы всегда снились мне в кошмарах.

Эльза, решив больше не препираться на бесполезные споры со мной, нагнулась и поползла внутрь.

— Если бы я знал, что всё этим закончится, — вполголоса сказал я, понимая, что выбора мне не оставили, — никогда бы не перебежал ту дорогу.

— Конечно, это тебе не дома за компьютером сидеть, — эхом донеслись до меня её слова.

Я полз вперёд, в надежде, что это скоро закончится. Самый большой страх в моей жизни — страх оказаться быть придавленным потолком. Конечно, в реальной жизни такое вряд ли могло произойти. Но теперь я сам загнал себя в такую ситуацию, и мне не оставалось ничего другого, кроме как побороть свой страх.

Сумасшедшая девчонка, жаждущая приключений, и стеснительный задрот, который боится даже выйти из дома. Неплохая собралась компания в этих пещерах. Если через сотни лет здесь найдут наши скелеты, то они и предположить не смогут, что сподвигло этих двоих отправиться сюда.

***

Кое-как мы всё-таки проползли нужное расстояние. Я отряхнулся от грязи, хоть и понимал, что это бесполезно.

Вскоре Эльза увидела просвет и ускорила шаг. Я едва успевал за ней.

— Стой, я…, — пытался выдавить из себя я.

— Быстрее, нюня, — подбадривала она меня, двигаясь вперёд.

Эльза скрылась за поворотом, и, когда я рванул за ней, меня ослепил яркий свет. Эльза замерла у выступа, под которым был небольшой пруд. Он со всех сторон был окружен высокими каменными скалами. В него несколькими тонкими струйками стекал водопад. Тучи над головой рассеялись, и на несколько минут выглянуло солнце. Солнечные лучи отражались на поверхности кристально чистого пруда.

— Мы нашли! — крикнула Эльза, сбросив рюкзак со спины и сев на край.

Я, будучи в восторге от увиденного, молча подошёл и сел рядом.

— Это… потрясающе, — сказал я, наблюдая за водопадом.

— А ты мне не верил.

Она легонько стукнула меня по плечу, и её взгляд упал на что-то позади меня. Несколько секунд она находилась словно в трансе. Я резко оглянулся, а после посмотрел на Эльзу.

— Эльза? — я щёлкнул пальцами перед её носом. — С тобой всё в порядке?

— Всё-таки лесник был прав, — тихо сказала она, не отводя взгляда, — здесь действительно водятся призраки.

Она сделала паузу.

— Призраки прошлого, — добавила Эльза, едва улыбнувшись, — я знала, что она не бросит меня.

В этот момент я понял, что позади меня она видит Риту. Я хотел наклониться к ней и крепко её обнять. Растворить в своих объятиях. Сделать хоть что-то. Впервые внутри меня заработал моторчик. Но я просто молча сидел на месте, смотря на водную гладь.

— Мне кажется, ради таких моментов и стоит жить, — нарушила молчание Эльза.

— Спасибо тебе, — тихо ответил я, — за то, что изменила мою жизнь. Изменила к лучшему.

— Всё-таки не всегда стоит прятаться в своём панцире, правда? — ухмыльнулась она. — Загадывай желание.

Я задумался о своей жизни, об этой случайной встрече, которая разделила всё на «до» и «после». Об этой сумасшедшей рыжей. О том, что без неё я бы так и остался никем, не вышел бы из своей крепости.

— Мне кажется, моё желание уже сбылось, — сказал я, закрыл глаза и упал на спину, облокотившись о рюкзак.

Я наслаждался журчанием воды, прохладным воздухом и пониманием того, что рядом сидит самый лучший человек в моей жизни.

1

— Три! — яркая вспышка света унесла все воспоминания с собой.

Я подпрыгнул на диване. Передо мной — ослепительно белый кабинет, стакан воды на столе и доктор, сидящий напротив.

— Ваши переживания мне вполне понятны, — монотонным голосом начал он, одновременно записывая что-то в блокнот, — от воспоминаний не так просто избавиться. И как бы вы ни хотели забыть эту девушку, она всегда будет всплывать в вашем подсознании в виде снов или мимолётных вспышек.

— Но её… её же больше нет! — стонал я, схватившись за голову. — Я не хочу, не хочу постоянно возвращаться в ту пещеру, на тот берег или в те высокие горы, на которых мы с ней успели побывать. Доктор, вытащите это из моей головы, — я посмотрел на него жалобным взглядом, — прошу.

— Она погибла в очередном приключении? — равнодушно спросил он.

— Да… она… утонула, — выдавливал из себя я, борясь со страшными воспоминаниями. — Мы ныряли с аквалангами…

— Вам незачем винить себя или полностью избавляться от Эльзы. Вспоминайте эти моменты, как лучшие моменты своей жизни. А не как моменты удушающего прошлого.

Я молчал, раскачиваясь из стороны в сторону.

— Знаете, — сказал психолог, нагнувшись ко мне, — а ведь она была гораздо смелее вас. Берите пример с неё. Она видела смерть собственной подруги, от неё отвернулись друзья, но она продолжила заниматься любимым делом. Она приняла это и жила со своими призраками. А вы…

«А я просто жалкий неудачник, так и не выползший из своего панциря», — вертелось у меня в голове.

Я почувствовал слабую боль в плече. Эта её дурацкая привычка.

— Ещё раз об этом подумаешь, и я от тебя точно не отстану, — на диване рядом сидела она, с распущенными рыжими волосами, счастливой улыбкой и тем самым взглядом, в который я влюбился в магазине несколько лет назад. — Мало того, что ты пытаешься избавиться от меня при помощи мозгоправа, так ты еще сам превратился в не пойми кого.

— Ладно, вы, пожалуй, правы, — встав с дивана и посмотрев на доктора, сказал я.

— Уверены, что вы в порядке? — он поднялся вместе со мной и попытался посмотреть мне в глаза из-под своих больших очков.

— Уверен, — я бросил взгляд в сторону Эльзы и улыбнулся. — Надо научиться жить с прошлым, а не убегать от него.

— То-то же, — она улыбнулась и по-детски подмигнула мне.

— Я посоветую вам кое-что напоследок, — сказал доктор. — Я был так заворожён вашей историей. Вряд ли многие способны вот так мастерски завоёвывать внимание слушателя. Вы никогда не думали начать писать?

— Писать? — удивился я. — Книги, что ли?

— Ну, — человек в белом халате развёл руками, — можно и книги, конечно, но проще начать с рассказов. Многие творческие люди считают это одним из способов терапии. Они выплёскивают на бумагу, холсты или музыкальные инструменты всё то, что накопилось у них в душе. Выбрасывают это в мир. И им становится легче.

Я смотрел на него, не понимая, о чём он говорит. Писать? Я никогда не пробовал писать. Повернувшись к Эльзе, я увидел, как она закивала головой, словно подтверждая, что это хорошая идея. А что если я смогу создать её заново? Нарисовать, как персонажа, наделить чувствами и эмоциями, возродить её к жизни. С другой стороны, почему бы не попробовать?

— Я подумаю, — ответил я доктору.

— Вот и отлично, — искренне улыбнулся он, — тогда буду ждать вас на следующий сеанс, — он поднял указательный палец, — в этот раз с написанным рассказом.

Я вышел из офиса психолога, натянул на голову капюшон, включил музыку в наушниках и ступил под прохладный осенний дождь.

Каждый год у человека возникает потребность в осени.

Каждый год, ровно в тот день, когда я встретил её.

Каждый год.

Memory

— Вам чем-нибудь помочь? — хриплый голос пожилого мужчины вырвал меня из этого царства ароматов и прозрачных флакончиков.

Времени найти другой магазин у меня не было, а потому я оказался в этой старинной лавке, которая больше подходила для торговли антиквариатом, нежели парфюмом.

Я обернулся в сторону старика. Он стоял за прилавком и вежливо улыбался. На нём был деловой костюм, на переносицу падали большие круглые очки, его объемная белая борода создавала впечатление того, что он пришел сюда прямиком из какой-нибудь сказки.

— Да… — замявшись, ответил я, — я ищу подарок… девушке.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 432