электронная
8
печатная A5
348
16+
Перелететь океан

Бесплатный фрагмент - Перелететь океан

Объем:
182 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-8483-6
электронная
от 8
печатная A5
от 348

***

Прячась от полуденного зноя, миссис МакБрайен в кампании своих теток пила чай на террасе, огороженной массивной чугунной решеткой. Миссис МакБрайен была малообщительным неразговорчивым человеком, и вся ее беседа сводилась лишь к немногочисленным замечаниям по поводу услышанного. Тетки наоборот использовали каждое приглашение в гости или на чай лишь для того, чтобы поболтать о последних новостях, рассказать новые сплетни и слухи, каждый раз прибавляя что-нибудь новое.

Миссис МакБрайен, слушая трескотню старушек, краем глаза посматривала в сад, где в беседке, увитой плющом, отдалившись от родственников, о чем-то весело разговаривали ее дочери Люси и Бетти в окружении своих друзей Персиваля Холта, Хьюго Паркса и Марка Эверхардта. Миссис МакБрайен относилась к этой мужской кампании своих дочерей довольно спокойно. Ухажер Люси — Персиваль Холт ее мало интересовал. Она считала их увлечение детской забавой. Персиваля она считала слишком наивным, как и свою младшую дочь Люси. Но положение родителей Холта, их бесчисленные связи, дома, лавки и магазины сдерживали ее от каких-либо серьезных выводов. Люси, по правде сказать, мало заботила миссис МакБрайен. Все ее интересы были направлены в сторону старшей дочери — Бетти. Ее судьба волновала миссис МакБрайен не меньше своей.

Глядя, как Бетти умиленно болтает с Марком, миссис МакБрайен невольно морщилась. Ей не нравился Марк. Он был небогат. Не имел такого высокого положения, как его друг Хьюго Паркс. И хотя Бетти отдавала во всем предпочтение Марку, нежели Хьюго, миссис МакБрайен старалась всячески пресекать встречи Бетти и Марка наедине. Зато всячески старалась свести ее и Хьюго, в лице которого она видела идеальный вариант для замужества своей дочери.

Заметив, что племянница их не слушает, тетки приумолкли. А затем, быстро смекнув, куда направлены ее мысли, живо перевели разговор на эту тему.

— Бетти и Марк такая красивая пара! — вздохнула тетушка Шелли, бросив взгляд на беседку.

— Да, — добавила тетушка Полли. — И когда вы планируете их свадьбу?

— Какую свадьбу? — миссис МакБрайен грозно взглянула на тетушек, и они запнулись.

— Нам показалось… — залепетали они.

— Глупости, — миссис МакБрайен поставила на стол чашку. Ее раздражало каждое упоминание имени Марка. Все то и дело в разговорах вспоминали о нем, намекая на отношения между ним и Бетти. Сама Бетти только и делала, что болтала о Марке: Марк сказал, Марк сделал, Марк решил.

Если по началу миссис МакБрайен относилась к Марку снисходительно, то теперь она вздрагивала при одном упоминании его имени. Сама, не понимая за что, она с каждым днем ненавидела его все больше и больше. Она ненавидела его за умение ладить с людьми, что самой миссис МакБрайен удавалось редко. Он ненавидела его за его способность находить выход из любых проблем, которые миссис МакБрайен лишь умела создавать. За то, что он нравился всем. Всем, за исключением самой миссис МакБрайен.

Миссис МакБрайен не только ненавидела Марка. Она его еще и побаивалась. Она прекрасно знала, что Марк относится к той категории людей, которые излучают покой, свет, доверие — чувства абсолютно непонятные для нее. Стоит таким людям только о чем-то попросить и вряд ли кто сможет устоять перед их искренним обаянием, добросердечностью и всем тем, что миссис МакБрайен просто не воспринимала в людях. Она была полностью уверена, что человеком должны управлять не эмоции и чувства, создающие определенные проблемы в жизни, а расчет, холодный ум и еще многое другое, чего она не видела или старалась не замечать в Марке, но находила в его друге Хьюго. Полные противоположности друг другу они на удивление окружающим оставались верными друзьями. Понимая, что когда-нибудь и она не устоит перед обаянием Марка, она старалась держать его подальше не только от себя, но и от своей семьи. Все дальше отдаляя Марка, она все больше приближала к себе Хьюго. Все чего она не видела в Марке, она с лихвой находила в Хьюго — холодный ум, трезвый расчет, долгое раздумье перед тем, как ответить НЕТ. Все это и многое другое было по душе миссис МакБрайен, и она всячески поощряла визиты Хьюго в свой дом. Но тот редко приходил один. Марк и Хьюго практически были неразлучны.

— Что ж, — думала миссис МакБрайен, глядя на их кампанию. — Ради одного приходится жертвовать другим.

Тетки перестали болтать и посматривали то на племянницу, погрузившуюся в раздумья, то на детей, что-то весело обсуждавших в беседке. В конце концов, утомленные полуденным зноем, тетки разомлели и стали дремать в тени террасы.

— А не сыграть ли нам в покер? — вдруг предложила миссис МакБрайен.

Тетушки встрепенулись.

— Но у нас нет четвертого игрока!

— И здесь слишком жарко!

Миссис МакБрайен, кинула недоуменный взгляд на теток, встала и направилась в дом, где занавешенные окна сохраняли еще утреннюю прохладу. Но сидеть в одиночестве ей совсем не хотелось.

— Мистер Паркс! — позвала она Хьюго. — Вы не составите нам кампанию? Мы хотели бы сыграть в покер, но у нас не хватает четвертого игрока.

— С удовольствием, — крикнул Хьюго из беседки.

В считанное мгновенье он был уже на террасе и, предложив руку миссис МакБрайен, провел ее в дом. Тетки послушно засеменили следом. Люси и Бетти, едва мать в сопровождении Хьюго и теток скрылась в доме, оставив их без бдительного присмотра, тотчас выскочили из беседки и разбрелись со своими кавалерами по разным уголкам сада.

Люси потащила Персиваля к пруду, чтобы покормить стайку диких уток, неизвестно откуда прилетевших и облюбовавших огромный, немного неухоженный сад миссис МакБрайен.

Миссис МакБрайен любила идеальный порядок везде и во всем. Она даже не допускала мысли, что какая-то вещь может лежать не на своем месте, какой-то куст плохо подстрижен или клумбы не выполоты и не политы. Но вместе с тем она была немножко скупа. Выкладывая большие суммы на приобретение саженцев редких растений, она вместе с тем экономила на слугах. За огромным садом присматривал всего один садовник, который просто был не в состоянии справиться с такой территорией. Нанять второго садовника миссис МакБрайен не желала. Оттого сад и выглядел при всем богатстве цветов, кустов немного неухоженным, что придавало ему особую прелесть. Многие соседи даже специально просили садовников не наводить идеальный порядок в садах, дабы придать им их природную неповторимость.

Бетти с Марком, любуясь разноцветными клумбами, неторопясь шли по посыпанной желтым песком дорожке. Цветы на клумбах переплетались замысловатами узорами, а со вкусом подобранные цвета завершали картину. Там, где не хватило рассады, садовник засыпал пустые участки разноцветным песком. Издалека нельзя было разобрать подделку и соседи восхищались цветниками. Чтобы не раскрывать секретов, миссис МакБрайен никогда не водила посетителей в такие уголки сада.

Какое-то время Бетти и Марк шли молча, рассматривая огненные всполохи только что распустившихся петуний. Вскоре Бетти надоело это молчание и она обратилась к Марку с вопросом:

— Марк, почему ты так редко бываешь у нас?

Марк виновато пожал плечами.

— Ты же знаешь отношение ко мне твоей матери.

— Но ты же приходишь не к ней, а ко мне, — с укором произнесла Бетти.

— Да. Но в последнее время она меня не выносит. Один ее взгляд заставляет меня трепетать.

Бетти улыбнулась:

— Ты ее боишься?

— Нет. Но мне неприятно, когда на меня так смотрят.

— Неужели ты способен воспринимать все так близко к сердцу? Ты же прекрасно знаешь мою мать, — оправдывалась Бетти. — У нее просто такие манеры. Даже когда она пытается шутить, мне кажется, что она говорит осуждающе. Я уже к этому привыкла.

— Да, но я все еще не могу привыкнуть. Как будто я перед ней в чем-то виноват. Я все время чувствую себя в вашем доме лишним. Мне как-то неловко, неуютно.

— Все равно, это не повод появляться у нас так редко. В конце концов, это не моя мать, а я должна устраивать свое будущее и когда-нибудь ей придется с этим смириться.

— Твоя мать никогда с этим не смирится.

— Ты так говоришь, словно у нас с тобой все кончено. Или ты меня больше не любишь?

— Что ты! — Марк остановился и обнял Бетти за плечи. — Я очень тебя люблю, моя дорогая пчелка.

Бетти всегда напоминала Марку маленькую пчелку, которая постоянно копошится среди цветов и кажется беззаботной, но только тронь и она тотчас же выпустит свое острое жало. Да и к тому же Марк иногда называл Бетти уменьшительно Би, что тоже означало пчелка.

— Да, я люблю тебя, — снова повторил Марк. — Но давай начистоту. Твоя мать никогда не позволит нам быть вместе.

— Ты ошибаешься! — вспыхнула Бетти. — Ты просто не знаешь мою мать.

— Возможно, — Марк обреченно вздохнул. — Я хочу, чтобы это было так. Ты можешь обижаться на меня, что я так редко бываю, но ты ведь прекрасно знаешь, что я не могу бывать чаще. Учеба, работа. Мне надо думать о будущем. О нашем будущем. Я же не могу привести жену в пустую квартиру, где нет ни света, ни воды и посадить на хлеб и воду.

— Марк, — Бетти нежно потрепала его по волосам. — Какой же ты глупенький. С тобой я готова хоть на край света, на хлеб и воду, если ты не передумаешь.

— Ну что ты!

— Тогда поклянись мне, что никогда не оставишь меня одну. Никогда не предашь меня.

— Бетти, ты начиталась любовных романов? Это все слова.

— Ну и пусть, — Бетти обиженно надула губки. — Пусть слова. Считай это моей маленькой прихотью. Итак, ты клянешься любить меня до самой смерти, Марк Эверхардт?

— Клянусь, — шутливо произнес Марк.

— Нет, так не пойдет. Повторяй за мной. Я, Марк Эверхардт…

— Я, Марк Эверхардт, — повторил вслед за Бетти Марк, придав голосу как можно более серьезный тон.

— Клянусь хранить верность и преданность Бетти МакБрайен всю свою жизнь до самой смерти.

— Ну и что теперь? — Спросил Марк, произнеся последние слова клятвы.

— А теперь поцелуй меня, — Бетти закрыла глаза в ожидании поцелуя и страстных объятий, о которых она читала в романах. Но вместо этого Марк нежно обхватил ее голову и поцеловал Бетти в лоб.

— Я думала, что это будет по-другому, — разочарованно вздохнула Бетти, открыв глаза.

— И кто из нас глупый? — улыбнулся Марк. — Пойми, Би, нет на свете таких слов, таких жестов, чтобы можно было высказать то, что происходит в душе человека, когда он влюблен. Влюблен по настоящему. Это нельзя передать словами. Это можно только почувствовать. Что слова? Актеры на сцене произносят их так, что весь зал плачет или смеется. Фразу можно построить, выучить, отрепетировать. Можно предугадать все, о чем хочет услышать человек. Можно обмануть слух, зрение, эмоции. Но сердце обмануть нельзя. Только ему одному можно доверять. И когда оно говорит тебе да, значит, так и должно быть.

— А что говорит тебе твое сердце?

— Мое сердце не говорит. Оно поет. Потому, что я здесь, рядом с тобой? И больше мне ничего не нужно. Прислушайся к своему сердцу, Бетти. Оно не солжет. Прислушайся к своему сердцу. Оно ответит на все твои вопросы, разрешит все твои сомнения.

Марк замолчал. В тишине сада было слышно биение их сердец.

— Марк, мое сердце тоже поет, — Бетти прижимала руку к груди. — Поет что-то веселое, но отчего-то в этой песне есть грустные нотки.

— Это оттого, что скоро придется расставаться. Но обещаю тебе, моя пчелка, что ненадолго. Кстати, — Марк шутливо погрозил Би пальцем. — Я на тебя тоже обижен.

— За что? — не поняла Бетти.

— За то, что когда я прихожу к вам, я застаю у вас Хьюго.

— Ты ревнуешь?

— Нет. Но это мне не нравится.

— Я не вижу в этом ничего дурного. Хью наш старый знакомый и к тому же твой друг. Не так ли?

— Да, конечно. Но в последнее время мы редко с ним видимся. У него свои дела, у меня свои.

— Вот видишь, я даю тебе возможность пообщаться со старым другом. К тому же у него какие-то дела с моей матерью.

— Не нравятся мне их дела.

— Ничего опасного здесь нет, — успокоила Марка Би. — Хью просто дает советы матери куда выгоднее вложить деньги. Только и всего.

— Скажи, Бетти, только откровенно. Тебе нравится Хьюго?

— Ну что ты! Он конечно хороший друг, но не более того. Ведь у меня есть ты. И мне никто не нужен больше. Ведь ты любишь меня, а это самое главное.

— Люблю, — задумчиво произнес Марк. — А ты?

Бетти смущенно опустила глаза.

— Ну конечно.

— Нет, Би. Так не пойдет. Ответь, как положено.

— Я люблю тебя, Марк.

— Опять не так.

— Я очень люблю тебя, — тихо повторила Бетти.

— Снова не так.

— Марк, ну чего ты хочешь? Чтобы я закричала на весь сад? Ты этого добиваешься?

— Не я это предложил.

— Ну, хорошо, — Бетти набрала полную грудь воздуха и крикнула, что было силы. — Я люблю тебя!

Марк тут же подхватил ее на руки, и закружил под слышную только им двоим мелодию. Бетти обняла его за плечи. Ее губы коснулись его губ. Они продолжали кружиться и кружиться, но вдруг за спиной раздался осторожный кашель.

— Извините, мы не хотели вам помешать.

Марк осторожно опустил Бетти на землю. Перед ними стояли Люси и Перси. Люси носком туфли ковыряла песок. Застигнутые врасплох любовники смущенно смотрели в землю.

— Мы вас ищем по всему саду, — пояснила Люси. — Нас зовут обедать.

Марк и Бетти переглянулись и послушно последовали следом за Люси и Перси.

В столовой их уже ждали. Миссис МакБрайен недовольно взглянула на Марка и спросила:

— Мистер Эверхардт, вы не останетесь с нами пообедать?

Она произнесла эту фразу скорее утвердительно, нежели вопросительно. И Марк, сообразив, что его присутствие здесь неуместно учтиво ответил:

— Спасибо за приглашение, миссис МакБрайен, но мне пора. Дела.

И галантно раскланявшись, он покинул дом МакБрайенов.

***

После обеда Хьюго предложил Бетти прогуляться, Бетти, чтобы скоротать время до вечера, приняла приглашение.

— Бетти, — смущенно произнес Хьюго, когда они отошли от дома. — Я хотел задать тебе один вопрос.

— Спрашивай, — беззаботно ответила Бетти, отмахиваясь веткой от назойливых мошек.

— Я даже не знаю, как начать, — замялся Хьюго.

— Начни как-нибудь.

— Это очень личный вопрос.

Бетти улыбнулась.

— Мне сегодня везет на личные вопросы.

Хьюго обиженно поджал губы.

— Не нужно надо мной смеяться.

— А я не смеюсь. Просто я немного устала от этой жары, да им мошки надоели! Так и норовят попасть в глаза, — Бетти смешил серьезный тон Хьюго, и она еле себя сдерживала, чтобы не засмеяться. — Я тебя слушаю.

— Бетти, — Хьюго немного волновался. — Как ты ко мне относишься?

— Хорошо.

— И это все? — удивленно воскликнул Хьюго.

— А что ты хочешь услышать? — недоуменно воскликнула Бетти. — Лекцию по взаимоотношению между мужчиной и женщиной в лице тебя и меня? Извини, Хьюго, но я не готовилась к такой лекции.

— Бетти…

— Хорошо, хорошо, — Бетти старалась говорить как можно серьезнее. — Я отношусь к тебе, как к другу, как брату если хочешь.

Хьюго был явно недоволен ответом Бетти. Он хотел услышать что-то другое, более значимое для него, но Бетти не воспринимая всерьез собеседника, никак не могла понять, что от нее хочет Хью. В конце концов, ей надоело острить, и она спросила:

— Хью, скажи откровенно, чего ты от меня хочешь?

Хью потупил взор, помолчал и тихо произнес:

— Бетти, ты бы смогла полюбить меня?

— Не знаю. Я никогда об этом не думала. Тем более, что я люблю Марка.

Бетти даже не подозревала, что последняя фраза приведет сдержанного Хью в ярость. Лицо его побагровело, сжав руки в кулаки, он процедил сквозь зубы, едва сдерживаясь, чтобы не закричать:

— Марк! — шипел он. — Опять этот Марк! Везде и всегда. Ну чем он лучше? Неужели во мне не найдется и десятой части его достоинств?

Хьюго говорил отрывисто, с нескрываемой издевкой.

— Неужели меня нельзя полюбить?

— Ну почему? Когда-нибудь найдется девушка, которая тебя обязательно полюбит, — успокаивала его Бетти.

— Но мне не нужна другая! — крикнул Хьюго. — Мне нужна ты!

— Прости, — Бетти театрально пожала плечами. — Но мое сердце принадлежит другому.

— Ты издеваешься надо мной?

— Что ты. Просто я не хочу выяснять отношения, которых нет, и никогда между нами не будет. Хьюго, ты хороший друг и давай останемся друзьями.

— Я не хочу быть просто другом.

Бетти уже не видела ничего забавного в их разговоре. Ей хотелось поскорее отделаться от назойливости мошек и Хьюго.

— Извини, но мне крайне неприятен этот разговор. Я, пожалуй, пойду, — Бетти попыталась уйти, но Хьюго преградил ей путь.

— Мы не договорили.

— Нам не о чем больше разговаривать. Дай мне пройти.

Хью не унимался.

— И что ты в нем нашла? Разве он тебе пара? Ни денег, ни положения.

— Это мое дело. Пропусти меня.

— Бетти, ты мне давно нравишься. Очень давно. Со мной ты будешь счастлива. Со мной ты будешь иметь все, что только пожелаешь.

— Мне от тебя ничего не надо.

— И все же. Подумай. Я буду ждать твоего согласия. Я буду ждать тебя, сколько будет нужно.

— Не трать зря время. Это все равно ни к чему не приведет.

Хьюго осознавал, что его доводы уже на исходе.

— Я люблю тебя Бетти, — Хьюго бросил тоскливый взгляд на Бетти. — Я люблю тебя.

— Но я не люблю тебя, — Бетти отстранила Хью и попыталась уйти, но Хью схватил ее за руки.

— Пусти! Мне больно! — вскрикнула Бетти.

Испугавшись, Хью отпустил ее.

— Прости меня, Бетти. Прости, — начал оправдываться он. — Я не знаю, что на меня нашло. Это вышло случайно. Прости меня.

— Оставь меня в покое.

— Последний вопрос. Последняя просьба, — Хьго хлюпал носом, на глазах его выступили слезы.

— Ну, что еще?

— Поцелуй меня.

Бетти изумленно взглянула на Хью.

— Ты с ума сошел!

— Я хотел сказать, поцелуй, как друга, как брата. Я никогда больше не буду тебя ни о чем просить. Лишь только один поцелуй. Невинный, детский.

— Ты сумасшедший, — Бетти попыталась отстранить от себя Хьюго, но он вдруг обхватил ее за талию и поцеловал.

Бетти ощутила соленое прикосновение его горячих губ. Это было отвратительно. Рванувшись, Бетти со всего размаху влепила Хьюго пощечину. От неожиданности Хью отпустил Бетти и схватился за щеку.

— Идиотка! — воскликнул он.

— Мерзавец, — гневно бросила она и побежала к дому.

— Ты все равно будешь моей! — Крикнул ей вслед Хьюго. — Слышишь? Бетти МакБрайен, ты будешь моей!

— Никогда! Никогда! — восклицала Бетти, летя по ухоженным клумбам и газонам, на бегу вытирая губы на которых остался приторный, соленый вкус Хьюго. — Никогда я не буду твоей! Никогда!

Она ворвалась в гостиную, пронеслась мимо домашних, и взбежала по лестнице в свою комнату. Миссис МакБрайен что-то спросила ее, но Бетти никого не слышала, никого не замечала. Бывший друг, которого она считала почти братом, теперь был ей ненавистен. Задыхаясь от гнева, она влетела в свою комнату и бросилась к кувшину с водой, пытаясь смыть отвращение поцелуя. Она усердно поливала лицо водой, перемешивая ее со слезами.

— Подлец! Мерзавец! — Бетти никак не могла успокоиться. Кто-то тихо приоткрыл дверь ее комнаты.

— Бетти, что случилось?

Бетти взглянула на вошедшего. Это была Люси.

— Оставьте меня в покое! — крикнула Бетти сестре.

Та, повинуясь, тихо прикрыла за собой дверь.

Опустошив кувшин, Бетти упала на кровать. Смыть отвращение с губ ей удалось, но чем смыть отвращение, которое осталось на ее душе? Стараясь больше не думать о Хью, Бетти попыталась уснуть, но случившееся не давало ей успокоиться. Перед глазами стоял ухмыляющийся самодовольный Хью. Бетти лежала, укрывшись пледом, уткнувшись носом в стену, и прислушивалась к происходящему в доме. Старый дом разносил все звуки по комнатам, и можно было услышать, что творилось во всех его уголках. Вот хлопнула входная дверь — наверное, гости начали расходиться. Скрипнула тяжелая дверь кабинета — это отец отправился что-нибудь почитать. Он любил уединиться после различных застолий и визитов с книгой в руках, которую целыми неделями читал на одной и той же странице. Бетти находила такое поведение странным, но, зная мягкий характер отца, не удивлялась. Вот на кухне загремела посуда — кухарка опять что-то развернула. Сейчас должен послышаться строгий голос матери — она всегда бранила кухарку за нерасторопность и неуклюжесть и грозила ее уволить. Но в то же время, понимая, что другой такой кухарки ей не найти, прощала ей эти мелочи. Бетти прислушивалась к дыханию старого дома. На кухне снова загремела посуда. Но голоса матери она не услышала.

— Странно, — подумала Бетти. — Наверно, мать ушла провожать теток? Хотя на нее это не похоже. Миссис МакБрайен никогда не провожала гостей дальше порога.

Вскоре стоны и скрипы старого дома утихли и Бетти, немного успокоившись, задремала.

***

Миссис МакБрайен видя, как дочь пронеслась мимо гостей, не обратив внимания на ее окрик, сразу поняла, что между ней и Хьюго произошло то, чего миссис МакБрайен никак не ожидала. Живо спровадив теток, она отправилась в сад в поисках Хьюго. Едва она завернула за угол, как нос к носу столкнулась с Хьюго, который чуть не сбил ее с ног.

— Извините, миссис МакБрайен, я вас не заметил.

— Ничего, ничего. Я вас тоже не сразу заметила, — миссис МакБрайен взяла Хьюго под руку и отвела в сторону. — Мистер Паркс, мне хотелось бы поговорить с вами.

— О Бетти?

— Да. Но как вы догадались? — не без лукавства спросила миссис МакБрайен.

— Я тоже хотел поговорить с вами о Бетти.

— Присядем, — миссис МакБрайен жестом указала на скамейку.

— Как вам будет угодно, — Хьюго послушно опустился рядом.

— Итак, — миссис МакБрайен расправила подол платья. — Судя по тому, как Бетти пулей пронеслась, сбивая с ног гостей, у вас был серьезный разговор.

— Да, так, — отмахнулся Хьюго. — Повздорили немножко.

— Давайте начистоту, мистер Паркс. Без лишних предисловий. Вы меня вполне устраиваете как мужчина, — миссис МакБрайен вдруг поняла, что сказала глупость и поспешила поправиться. — Я хотела сказать, как отличная партия для моей дочери. У вас есть все, что меня интересует — имя, положение, деньги. Да и ваши манеры ваше воспитание способны покорить сердце не одной женщины.

— Но только не сердце вашей дочери, — тяжело вздохнул Хьюго, потирая щеку, которая до сих пор еще горела от пощечины.

— Мы не о ней сейчас говорим, — строго произнесла миссис МакБрайен.

— Извините, — стушевался Паркс. — Я вас перебил.

— Ничего, — миссис МакБрайен старалась сохранять хладнокровие. — Надеюсь, в будущем вы будете дослушивать меня до конца. Итак, вы вполне устраиваете меня как жених для моей дочери. И думаю, что Бетти вам тоже не безразлична. Не поймите меня превратно, я не пытаюсь вам всучить бог знает что. Бетти девушка видная. Не бедная. Имя МакБрайенов тоже чего-то стоит. Поэтому я считаю, что ваш брак самая удачная партия для вас обоих. Хватит вам играть в детские игры. Пора подумать о будущем. Что вы на это скажете, мистер Паркс?

— Я не знаю, — промямлил Хьюго.

— Милый мистер Паркс, — миссис МакБрайен пыталась говорить как можно мягче, но у нее это плохо получалось. — Вы не думайте, что я навязываю вам свою дочь. Я ведь прекрасно понимаю ваше отношение к ней.

— Мне надо подумать.

— Это ваше право, — миссис МакБрайен положила свою руку на руку Хьюго. — Я вас не тороплю. Брак — дело серьезное. Взвесьте все за и все против.

— А Марк?

— Что за Марк? — переспросила миссис МакБрайен, словно не понимая, о ком идет речь.

— Марк Эверхардт? Бетти и Марк… — Хьюго не успел договорить, как миссис МакБрайен воскликнула:

— Марк — это глупости! — миссис МакБрайен убрала руку. — Детское увлечение. А увлечения быстро проходят. Бетти сама это скоро поймет.

— Как скоро?

— Как будет угодно вам, мистер Паркс. Вы ведь мужчина. Вы любите ее?:

— Да, — обиженно промямлил Хью. — А она меня нет.

— Это не столь важно. За любовь надо бороться, драться с кулаками, драться до крови. Любовь вам никто не принесет на блюдечке. Конечно, это не легко. Тем более в первый раз. Но если вы хотите добиться ее — вы должны бороться за нее, а не сидеть, сложа руки. Как мать, я посодействую, чтобы ваши отношения наладились. Не волнуйтесь. Бетти будет вашей. Это я вам обещаю.

— Но Марк, — озабоченно произнес Хью.

— Оставьте в покое этого мальчишку! — гневно вскрикнула миссис МакБрайен, до сих пор державшая себя в руках. — Весь мир помешался на этом Марке! Я никогда не поверю, что такой человек может быть идеален. У любого найдется изъян, порок, недостатки.

— У него их нет, — Хьюго криво усмехнулся.

— Вы хороший друг, мистер Паркс. Я ценю это. Но вы плохой стратег. Если у человека нет недостатков — то их нужно найти. Из меленькой искры можно сделать пожар. Человек непостоянен. Добропорядочность в наше время — тоже недостаток. Преданность, верность — все это из разряда мифов. Мы живем в реальном мире. Здесь царит холодный расчет, здравый смысл и трезвый ум. Эмоции, чувства это все сказки для глупых барышень. Подумайте, мистер Паркс. В любом человеке можно найти изъян. Любое доброе дело можно обратить во зло. Ваше будущее в ваших руках, — миссис МакБрайен встала. Хьюго поднялся вслед за ней.

— Подумайте мистер Паркс. Хорошенько подумайте, — миссис МакБрайен направилась к дому. Хьюго потерянно последовал за ней. Когда они приблизились к дому, на крыльцо выскочила Люси.

— Маменька, что случилось? Бетти заперлась у себя и никого не хочет видеть.

— Это нервное! Ступай к себе. Всего доброго, мистер Паркс, — бросила миссис МакБрайен Хьюго и вошла в дом.

Задержавшись на мгновение у двери, она повернулась к Хью и строго произнесла:

— И подумайте о том, что я вам сказала.

***

Придя домой от МакБрайенов, Марк, не раздеваясь, хлопнулся на кровать. Он был полон грез о завтрашней встрече с Бетти, как в дверь постучали.

— Меня нет дома, — подумал он, не желая никого видеть. — Нет ни для кого.

В дверь постучали снова.

— Не пойду открывать, кто бы это ни был, — пробубнил Марк и повернулся лицом к стене.

Стук в дверь становился все настойчивей. Марк неохотно поднялся и пошел открывать.

— Вивиан? — открыв дверь, удивленно воскликнул Марк. — Что ты тут делаешь? Ты же должна быть в Лондоне!

Стоявшая у порога женщина, ничего не говоря, отстранила Марка в сторону и, пройдя в комнату, села на край кровати. Марк, выглянул на площадку, посмотрел, нет ли еще кого, и закрыл дверь.

— Вивиан? — обратился он к нежданной гостье. — Что случилось? Почему ты здесь?

Гостья, словно не слыша, достала из сумочки пудреницу, помаду, привела себя в порядок и лишь потом взглянула на Марка.

— Ну, здравствуй, Марк Эверхардт.

— Здравствуй, — оторопело произнес Марк.

— Между прочим, за дверью стоит чемодан, — залепетала гостья. — А в нем все мои вещи. Не смог бы ты сделать мне одолжение и внести его в комнату? Правда там нет ничего ценного, но будет жаль, если его украдут.

Марк выглянул за дверь и увидел чемодан, который он раньше не заметил. Чемодан был огромный и Марк с трудом втащил его в комнату.

— Как ты его дотащила? Куда его поставить?

— А там где-нибудь у двери. Я его потом разберу, — Вивиан махнула рукой. Ее бесцеремонность немного шокировала Марка, но, зная с детства характер Вивиан, Марк не придавал ее словам особого значения.

— Надеюсь, ты не у меня собираешься остановиться? — спросил Марк, расправившись с чемоданом.

— А у кого же еще? — удивленно воскликнула Вивиан. — Я здесь почти никого не знаю.

— А гостиница?

— Марк, я уехала из этого городишки десять лет назад и вернулась сейчас не для того, чтобы кормить клопов в какой-то гостинице! Неужели ты меня выставишь на улицу? Марк, на тебя это не похоже.

— Понимаешь, — Марк замялся. — Остановиться у меня сейчас немного неудобно.

— Ну что ты! Я тебя совсем не стесню. Ты меня и не заметишь. А спать… — Вивиан потрогала рукой кровать, которая ей показалась слишком жесткой. — А спать я смогу и на диване. Вот и все проблемы.

Марк улыбнулся. Вивиан всегда умела находить выход из любых проблем и тут же создавать новые. Она так и говорила: «Женщина существует для того, чтобы создавать проблемы, а мужчина — чтобы их решать».

Марк понял, что возражать Вивиан бесполезно и придется смириться с ее существованием. Вивиан встала с кровати и внимательно осмотрела жилище Марка.

— Значит, так живут закоренелые холостяки? Или уже нет? — Вивиан вопросительно посмотрела на Марка, тот в ответ пожал плечами.

— Пока нет.

— У тебя есть невеста? Как ее зовут? Я ее знаю? Какая она? Хорошенькая? Боже мой, о чем я спрашиваю? У тебя всегда был недурной вкус. Ты меня с ней познакомишь? — Вивиан присела рядом с Марком и засыпала его вопросами. Ей не терпелось поскорее все узнать.

Марк только смущенно улыбался.

— Подожди ты со своими расспросами. Давай лучше о тебе. Какими судьбами ты здесь? Ведь столько лет прошло.

Как только речь зашла о ней, Вивиан сразу переменилась в лице. Она резко встала и подошла к окну.

— Что обо мне? Помчалась за счастьем, догнала беду. Проклятый Боб Бредли! Обчистил меня до нитки. Нет, вначале все было хорошо. Цветы, подарки, рестораны. А потом как всегда. Вивиан Триплхорн стала для него лишь мимолетным увлечением. Девушка на день. Боже мой, как я устала от бесконечных поисков, бесконечных романов. Ну почему мне так не везет? Неужели я хуже всех? Неужели я уродина? — Вивиан рассматривала свое отражение в оконном стекле.

— Ты красивая, — заверил ее Марк. — Даже очень.

— Ты мне льстишь, — ответила Вивиан, оценивая свое отражение. — Ты всегда мне льстил. Я развратная женщина. И как ты только меня терпишь?

— Развратные женщины тоже бывают людьми. И очень порядочными.

— Опять льстишь, — Вивиан шутливо погрозила Марку пальчиком. — А впрочем, в твоих словах есть доля правды.

Вивиан отошла от окна.

— Итак, мой дорогой Марк, ты позволишь мне пожить у тебя некоторое время? Ты ведь не откажешь старому другу?

— Живи, сколько хочешь.

— Вот спасибо. Я знала, что на тебя всегда можно рассчитывать, — Вивиан дружески чмокнула Марка в щеку. — Слушай, у тебя нет ничего поесть? Я с утра ничего не ела.

— Сейчас посмотрю, — Марк встал, открыл шкафчик и выудил из его глубин тарелку со вчерашними бутербродами и полбутылки красного вина.

— Больше ничего нет, — Марк виновато пожал плечами.

— О, это то, что надо! — воскликнула Вивиан и стала набивать рот хлебом с засохшим сыром, запивая вином прямо из горлышка.

Марк сел напротив нее на стул.

— Ты получала мои письма?

— Да, а ты?

— Конечно. Но ты так и не рассказала, почему ты здесь.

— Это глупая история, — бормотала Вивиан с полным ртом. — Этот Боб Бредли обобрал меня до нитки и вышвырнул вон. Мало того, я осталась ему еще должна кучу денег. Он проигрался и обещал меня прибить, если я не достану ему денег. Хорошо, что я вспомнила о тебе. Живо собрала все, что уцелело, пока его не было, написала ему, что уезжаю и вот я здесь.

Вивиан рассказывала о случившимся с таким азартом, как будто пересказывала содержание модного романа. Вдруг лицо ее побледнело. Она отставила в сторону тарелку с недоеденными бутербродами и бутылку и прошептала:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 8
печатная A5
от 348