электронная
288
печатная A5
656
16+
Перед рассветом

Бесплатный фрагмент - Перед рассветом

Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-9086-7
электронная
от 288
печатная A5
от 656

Ей снова было страшно. Страх окутывал ее всю, с макушки головы и до кончиков пальцев. Ее бил легкий озноб, словно в лихорадке и к горлу подступила тошнота. «боже, не дай мне его потерять», — думала Анита, — не дай мне потерять моего ребеночка. Только он сможет положить конец такому поведению Авинаша». Только на самом деле она сомневалась сама. Лежа ночью в кровати без сна она раз за разом прокручивала в голове то, как расскажет наконец своему парню о радостном известии, но мысли так и оставались мыслями вот уже на протяжении 4 месяцев. Наконец наступила долгожданная тишина, после его криков и ругани наконец была тишина, лишь в отдалении слышался едва уловимый всплеск воды. Сейчас он примет утренний душ и отправится на работу. Как обычно. Все — как обычно. Да ей и самой вскоре уже надо было собираться, сегодня ее смена, хотя, видит бог, в последние дни, месяцы? ее дежурства стали значительно чаще.

Никто и не догадывался, что Анита носит ребенка. Природа наделила ее хорошо сбитой, ладной фигуркой и едва заметно увеличенный животик никому не бросался в глаза, тем более, что девушка предпочитала носить свободного покроя камизы с чаддаром. Да и здоровье у нее было отменное, так что никаких проблем с беременностью не возникало.

— Ну и что ты расселась? — Авинаш, стремительно войдя в комнату, схватил висевшее на стуле полотенце и стал вытирать лицо. — Ты сегодня на работу не торопишься? — с этими словами он бросил на пол полотенце и вышел.

Медленно встав из-за угла, где она сидела, поджав под себя ноги, Анита наклонилась и подняла полотенце, повесив его обратно на стул. Что же случилось с Авинашем? Почему он стал так холодно с ней обращаться? Что произошло за последнее время? Да и как давно уже такое происходит? Все это девушка обдумывала, сидя перед туалетным столиком и протирая лицо тоником, дабы скрыть покрасневшие глаза. Спустя некоторое время она оделась и вышла из дома. Машину Анита решила не брать, не то было состояние, чтобы вести ее сейчас, мысли об Авинаше как назойливая муха вертелись у нее в голове. Бредя к автобусной остановке, Анита пыталась воссоздать тот первый звоночек, на который стоило обратить внимание, дабы не доводить до того состояния, в котором она пребывала сейчас. Но поначалу ничего не получалось. Как могло случиться так, что любящий, боготворящий ее парень вдруг превратился в подобие ада. Что она сделала не так?

Тот день был, наверное, самым худшим в ее жизни. Будучи обычной деревенской девчонкой, Анита еще с детства мечтала быть врачом. Несмотря на нежелание матери, чтобы дочь спокойно вышла замуж и не думала о карьере, девушка не оставляла своей мечты. Ее троим братьям было по большей части не до сестры, они занимались своей личной жизнью, и относились к желанию Аниты с прохладцей, в душе все равно не веря, что она чего-нибудь добьется. Много ли желаний и фантазий у девушек, все это розовые мечты. Так что ее матери не оставалось ничего иного, как смириться с идеей дочери и позволить всему идти своим чередом. Накопив достаточно на обучение в медицинском колледже Анита и вовсе переехала в город, в то же время не забывала про мать и братьев и постоянно посылала им какую-либо весточку или немного денег.

Учеба давалась ей легко и, когда пришло время выбирать специализацию, никто не сомневался, что Анита выберет роль хирурга. И, хотя в своей группе она оказалась единственной девушкой, ее это нисколько не смущало. Она уверенно шла к своей цели, чувствуя в этой профессии свое призвание. С отличием окончив университет, Анита уже заранее знала, куда хочет пойти работать — в клинику на семи холмах — одна из самых фешенебельных и огромных больниц Мумбаи, тем более, что уже проходила там практику, зарекомендовав себя перспективным специалистом.

Благополучно сдав экзамены и получив заветный диплом, Анита на следующий же день поспешила в клинику, чтобы поскорее подать документы на работу. Как долго мечтала она об этом дне! Сколько лет шла к этому! Но кто мог подумать, что буквально спустя пять минут она выйдет из кабинета главврача с ошеломленным видом, так крепко сжимая папку с резюме и работами, что побелеют даже костяшки пальцев. Ответ врача поразил ее. Оказывается, еще неделю назад они взяли на ее место однокурсника, парня из очень богатой семьи весьма преуспевающего адвоката. То, что для Аниты являлось мечтой, для сокурсника было лишь очередной ступенью к шагу вверх по карьерной лестнице.

— Приходите через год, — сказал мистер Шехназ, задумчиво вертя ручку в руках. — Я думаю, тогда найдется место для вас.

— Но, может быть, вы сможете дать мне хотя бы рекомендацию, чтобы я не теряла стаж за этот год? — спросила Анита, стараясь не терять остатки самообладания. Множество мыслей роились в голове. Куда она пойдет? В какую больницу, достойную этой, чтобы не терять навыков и опыта?

— Рекомендацию, — взгляд мистера Шехназа, наконец, остановился на девушке. — Может быть, может быть… Послушайте, если вы составите мне компанию сегодня вечером, мы могли бы поужинать, а после поговорить на эту тему… Вы… весьма привлекательная девушка…

Но Анита больше не слушала его, она пулей выскочила из кабинета и на несколько секунд прижалась к закрытой двери, пытаясь осмыслить только что услышанное.

Медленно спускаясь по лестнице, Анита никак не могла собрать свои мысли. Ощущение было такое, словно о нее вытерли ноги и даже не извинились. Хотелось все рвать и метать на своем пути.

Что теперь делать? Куда идти? Снова стучаться в двери и доказывать свою профпригодность, начинать все с нуля? Снова привыкать к новым стенам больницы, персоналу, обычаям и устоям в новом месте? Или махнуть пока на все рукой и взять отдых? Позволить себе пойти в парк, не думая о предстоящих заботах, посетить кафе и насладиться чашечкой горячего кофе. Дать себе хотя бы неделю отдыха, а уж потом думать о работе, вернее, о ее поисках. Анита пока смутно представляла себе эти поиски. Ведь на протяжении последних трех лет она периодически работала в этой клинике и уже не мыслила себя в другом месте. Она знает каждый уголок этой огромной больницы, почти всех врачей, и ведь не было ни одной ошибки, которую могла бы она совершить! И вот результат.

«Мне надо успокоиться, — твердила про себя Анита, приближаясь к выходу. Холлы в здании были огромные, с первого взгляда, попав в эту больницу, можно было подумать, что это здание аэропорта, настолько все было вычищено, сверкало, высокие потолки уходили ввысь, а современная отделка помещений и вовсе не вызывала ощущений, что пациент попадал в клинику. Дополняли впечатление и удобные кресла и диваны, небольшие столики вокруг огромного фонтана, длинная стойка для регистрации и охрана, стоящая возле каждого входа.

«Пожалуй, я действительно возьму несколько дней отдыха, — думала девушка, — к тому же проведаю маму и братьев, а то с последними заботами и суетой прошло уже две недели, как я не справлялась о них».

Анита приобрела для мамы мобильный телефон, но все равно для той было роскошью звонить дочери, поэтому девушка все время звонила сама.

Выйдя из здания клиники, Анита достала телефон и встала под навес. Дождь лил, не переставая вот уже который день. Сезон дождей на самом деле подходил к концу и Анита, как и многие другие, соскучилась по ясному солнышку. Здесь, у клиники, окружающая обстановка была гораздо лучше, чем в том районе, в котором проживала Анита. Дожди вытащили на поверхность всю грязь и вонь, которая только возможна и девушка уже давно мечтала съехать оттуда, вот только мистер Шехназ поставил жирное многоточие в ее планах.

На звонок никто не отвечал, и девушка решила, что все-таки надо съездить и проведать родных. Поймав такси, она проехала по магазинам, купила продуктов и несколько хозяйственных вещей, приготовила ужин и, собрав сумку, легла спать.

Наутро ее разбудил теплый, скользящий по щеке луч солнца, пробивавшийся сквозь занавеску.

«Ура, — подумала девушка, — наконец-то солнышко! Значит, с сегодняшнего дня у меня все будет хорошо».

Быстренько позавтракав, Анита доехала до вокзала. Несмотря на то, что было еще достаточно рано, солнце уже жарило вовсю. Создавалось впечатление, что оно решило высушить все лужи за один-единственный день и согреть всех изголодавшихся по нему. На вокзале как всегда была суета, люди сновали туда-сюда с чемоданами и баулами. Но, несмотря на толчею, Аните удалось быстро купить билет и сесть на поезд. Дорога предстояла долгая, ее деревня находилась в такой глуши, что даже прибыв на конечную станцию, нужно было садиться на автобус и потом уже ловить либо моторикшу, либо такси. Да и это являлось проблемой. Мало кто из таксистов хотел ехать в деревню, куда вели сплошные крутые спуски и подъемы. Но Анита твердо верила, что ей удастся убедить кого-нибудь подвезти ее.

В поезде царил смрад, полумрак и непрекращающаяся толкотня. Найдя наиболее чистый уголок, Анита вставила наушники, закрыла глаза и приготовилась провести как минимум четыре часа, слушая умиротворяющую музыку. Как обычно, поезд прибыл с опозданием, и Анита сошла на платформу уже далеко за полдень. Часы показывали около 4 дня, а ведь надо было ехать еще на автобусе часа два и потом как-то думать добираться. Перекусив в близлежащей лавчонке и захватив бутылку прохладного щербета, девушка поспешила к автобусу. Народу здесь, как ни странно, было мало и даже остались свободные места. На этот раз она решила не слушать музыку, а стала смотреть в окно.

Автобус ехал так медленно, что Анита уснула и проснулась только от сильного толчка. Автобус остановился и, оглядевшись, девушка увидела, что прибыла на место. Только что здесь произошло? Исчезли все магазины, лавки, что рядами стояли возле остановки, вместо дороги везде царила грязь и чуть ли не топь. Пассажиры, доехавшие до своего пункта назначения, побыстрее стремились покинуть салон и спешили навстречу своим провожающим. Анита пожалела, что не надела более спортивную обувь, а лишь сандалии, ведь глядя в окно из комнаты казалось, что на улице сухо и тепло. Спрыгнув с подножки на землю, девушка огляделась. Обычно стоявшие здесь рикши и таксисты исчезли, редко кто из прохожих пробегал, стараясь перепрыгивать через грязные ямы. «Скоро начнет темнеть, — подумала Анита, — а я до сих пор не добралась до дома». Но где-то здесь должен быть небольшой магазинчик, не могли же его тоже снести. Приглядевшись, в обломках чего-то она уловила свет и пошла на него. Это и оказался тот самый магазинчик, только создавалось впечатление, будто он пережил землетрясение. Растворив скрипучую дверь, Анита вошла внутрь. У прилавка как всегда стоял Никхил, только выглядел он очень уж уставшим, да и небритая щетина дополняла его вид.

— Добрый вечер, мистер Никхил, — поприветствовала его Анита.

Вздрогнув, мужчина поднял на нее глаза.

— А, это ты, Анита, что привело тебя сюда? Что-то ты припоздала…

— А что случилось? Что значит, припоздала? Почему никого нет, да и автобусы ходят редко. Где все рикши, мне надо как-то добраться до дома…

— А ты ничего не знаешь, что ли? — удивленно вскинул брови Никхил. И, видя, что девушка и вправду не понимает, о чем речь, добавил. — Так наводнение было тут. Наприезжали всякие спасатели, только вот толку-то.

— Как? Наводнение? — по спине Аниты побежали мурашки.

— Как-как, обычно. Река в этом году вышла из берегов… Я думал, тебе сообщили, — задумчиво ответил он, почесывая голову.

— Мне никто ничего не сообщал, — изумленно ответила Анита, — а что должны были сообщить?

Никхил несколько секунд пристально смотрел на девушку, не в силах поверить, что она не притворяется.

— Так затопило ж почти все деревни в округе, а в твою… твоя…

— Что? — холодея от ужаса замерла Анита.

— Там практически никого не осталось в живых. Всё затопило и даже почти никого не нашли, а тем, кого нашли, уже не поможешь.

Никхил едва успел выскочить из-под прилавка, чтобы подхватить девушку под руки.

— Никхил, мне очень нужно поехать туда, — со слезами на глазах проговорила Анита. В лице ее не было ни кровинки, ноги стали словно ватными и подгибались.

— Но как же! Нет! Тебе туда нельзя ехать, дочка. Да и не поедет туда никто, там просто невозможно проехать, сплошная вода, все размыто… Как же ты не слышала ничего? Ведь наверняка передавали в новостях!

— Как мне быть, что делать? — Анита в отчаянии привалилась к стене. Из ее глаз уже потоком текли слезы. — Почему я ничего не знала?

Но девушка знала ответ на этот вопрос, в последнее время все ее внимание отвлекала учеба и подготовка к экзаменам, а ближайший телевизор или радио, по которому можно было услышать новости, находился в доме хозяина напротив, у которого она снимала квартиру.

— Я должна туда как-то добраться, — словно во сне повторяла Анита.

— Тебе лучше вернуться назад, дочка, — сказал Никхил. — Уверяю тебя, в деревне никого нет, да и… самой деревни, можно сказать, уже нет. Давай, я сделаю тебе чай, сейчас только дали электричество, и я могу заварить тебе горяченького чая.

Но Анита не слушала его, сев на пол, она обхватила руки коленями и рыдала. Но Никхил все-таки сделал ей чай и, заботливо пересадив девушку на пластмассовый стул рядом с небольшим столиком, поставил перед ней чашку.

Неожиданно зашли два посетителя и, отвлекшись на них, он так и не заметил, когда ушла Анита и в какую сторону. Осталась лишь короткая записка «спасибо», сумка, да несколько рупий под блюдцем.

Авинаш долго собирался в этот день. Он все никак не мог решить, какой же костюм ему одеть, чтобы произвести нужное впечатление. Вся редакция журнала надеялась на него, как на последнюю надежду. Тысячи желающих поклонников уже давно мечтали увидеть интервью с новой восходящей звездой индийского кино и только он, Авинаш Саксена, уговорил ее на непродолжительную беседу. Главное — начать, а уж в разговор то ее он быстро втянет и не отпустит, пока не будут выяснены все подробности ее личности. Авинаш умел расшевелить самых неразговорчивых и не желающих вступать в контакт представителей кино, политики, шоу-бизнеса, за что, собственно, и ценился. Путем таки невероятных ухищрений ему удалось уговорить встретиться с этой звездой, а теперь он был в растерянности от самой банальной вещи: что надеть. Наконец остановив свой выбор на сером, даже скорее стального цвета костюме, Авинаш остался доволен своим видом в зеркале. Теперь оставалось за малым, выехать из этой глуши. «И какого черта я решил купить этот дом? — думал он, хотя знал ответ. Цена явилась основным фактором. Какой-то миллионер когда-то решил построить дом в самом дальнем конце от цивилизации, а потом, практически не жив там, решил с такой же легкостью продать. Авинаш купился на относительно низкую цену, возможность побыть от города подальше, но уже пожалел о содеянном. Да, дом был шикарен, 2-этажный особняк, никого вокруг, только девственная природа и река рядом. Только эта речка решила превратиться в последнее время, наверное, в океан, поэтому Авинаш и приехал, чтобы убедиться, стоит ли дом на месте или его смыло также как все соседние деревни. Единственным плюсом здесь было то, что дом находился на возвышенности, а те деревни, что пострадали, в низине. Так что до сюда разлив реки не дошел, о чем можно было только порадоваться.

Сев в машину, Авинаш завел мотор и выехал на встречу, не забыв захватить с собой диктофон, фотоаппарат и на всякий случай толстый, почти весь исписанный органайзер.

Анита неторопливо шла по дороге. Куда теперь было спешить? Ни одной машины или рикши не ехали ни ей навстречу, ни обгоняли ее, и она уверенно шла посередине дороги. Сумку с провизией она специально оставила у Никхила, теперь она ей точно не понадобится. Некого будет баловать сладостями.

Никто не задавал Аните никаких вопросов и, хотя все, кто жили в так называемом лагере, были ей незнакомы, здесь девушка ощущала себя в безопасности. Кто-то заботливо положил плед рядом с ней и, поужинав, она почувствовала, что устала. Устала от дороги, длительной ходьбы, непрекращающихся внутренних переживаний. Где-то глубоко внутри себя Анита удивлялась, что слезы, так внезапно начавшиеся в магазинчике Никхила, довольно быстро высохли, когда она шла по дороге и больше не появлялись. В глубине души Анита безумно переживала, но не могла понять, почему при виде чужого горя и рассказов на ее глаза наворачивались слезы, а при воспоминании о своих родных не вытекло больше ни слезинки. «Неужели я стала настолько черствой?» — думала Анита, поплотнее закутываясь в плед. Но все же она знала, что это не так, просто сама мысль, что ни мамы, ни братьев больше нет, абсолютно не укладывалась у нее в голове. В душе, идя по дороге, она втайне надеялась, что хоть кого-то из ее родных удалось спасти, но, сидя у костра и ужиная, слушая рассказы выживших очевидцев, ее надежда таяла с каждой историей. Уж слишком быстро все произошло, люди внезапно услышали грохот, невообразимый шум, влажность, а через несколько минут на деревни обрушился поток воды, сметая все на своем пути. Прибывшим на место спасателям по большей части пришлось только эвакуировать некоторых жителей деревень, да снабдить их всем необходимым.

Незаметно для себя Анита уснула и открыла глаза оттого, что стало холодно. Оглянувшись, она увидела, что все еще спят. Солнце только-только пробивало свои лучи из-за горизонта, окрашивая небо в нежно-розовый оттенок. Недалеко по-прежнему бушевала река. Выпив несколько глотков воды из бутылки, стоявшей неподалеку, Анита решила возвращаться.

Авинаш возвращался домой крайне раздосадованный. Встреча, от которой он столько ждал и столько готовился, не состоялась по самой банальной причине — звезда забыла про него и умчалась на съемки куда-то в горы Кашмира. Он успел в самую последнюю минуту застать ее у дверей особняка, откуда она выходила в общем строю с телохранителями, и оставалось только помахать ей ручкой, желая удачной дороги. В какую-то секунду Авинаш решил ехать за ней, но тут же счел эту идею нецелесообразной. Эта звездень еще сама прибежит к нему за интервью, когда начнется спад ее карьеры, вот тогда он и поговорит. Но все же отчаянье и злость захлестывали его, когда он сел обратно в машину и захлопнул дверцу. Что он скажет тебе главредактору? Пораздумав, Авинаш решил заехать к другому начинающему актеру, вот уж кто, наверное, совершенно не ждал его, зато тому будет приятно, а у Авинаша будет интервью. Глядишь, и он сам откроет новую звезду на индийском экране, главное, как преподнести.

Интервью удалось, парень оказался весьма словоохотливым, с интересными историями и, набрав значительную долю информации и на диктофон, и на фотоаппарат, Авинаш с легким сердцем поехал в свой любимый ресторан.

На обработку всей информации и сдачи ее на согласование редактору у него была пара-тройка дней и, прежде чем возвращаться в деревенский особнячок, он решил немного себя побаловать любимыми блюдами, а именно, цыпленок в тандуре, и, если повезет, знакомством с какой-нибудь девушкой. И то и другое состоялось и, очнувшись, словно от некоего толчка в номере отеля при ресторане, Авинаш взглянул на часы. Около 4 утра. Спать почему-то больше не хотелось, одевшись, он оставил на туалетном столике несколько долларовых бумажек и вышел в прохладное утро.

Что Авинаш любил, так это ездить по утренним или ночным дорогам. Еще практически нет машин, вездесущих прохожих, так и норовящих попасть под колеса автомобиля, тишина, прохладный ветерок, приятно овевающий лицо. И, самое главное, нет яркого палящего солнца. Несмотря на то, что Авинаш всю свою жизнь прожил в Индии, периодически выезжая за границу, еще с детства он терпеть не мог одуряющей жары, особенно которая наступала после сезона дождей. Его родители мало чем отличались от сына, или он от них, как посмотреть. В их доме во всех комнатах было установлено по несколько кондиционеров и, может быть и из-за этого, а не только из-за того, что отца пригласили на работу в Европу, его предки предпочли уехать из Индии навсегда. Оставив сыну неплохое наследство в виде дома с тремя слугами. Авинаш жил в этом доме до тех пор, пока не приобрел свой, но все равно постоянно заезжал туда, когда не хотелось после работы ехать за тридевять земель, зная, что завтра все равно нужно быть в городе.

Выехав за город и преодолев небольшую лесополосу, Авинаш выехал на прямую, но грунтовую дорогу, где пришлось немного сбросить скорость, чтобы не сильно трясло. Но все равно при его скорости машина создавала значительную стену из пыли и песка позади себя.

«Осталось еще немного», — думал Авинаш, с нетерпением желая попасть, наконец, домой. Но что это? Проезжая мост, он заметил, как мелькнуло что-то голубое. Резко ударив по тормозам, Авинаш выскочил из машины и подбежал к мосту, потом к другому его краю. Ничего не видно, только большие волны, накатываясь одна на другую, мчались вдаль. «Наверное, мне показалось», — подумал он, уже собираясь отходить, но вдруг краем глаза снова заметил, на этот раз в воде, как мелькнуло что-то голубое. Чуть наклонившись, удерживаясь за парапет, он нагнулся и всмотрелся вниз. Человек! Внизу человек! Вскрикнув, Авинаш быстро огляделся по сторонам и побежал в ту сторону, где, по его мнению, должен был быть хоть какой-то спуск. Спортсменом себя Авинаш не считал, но ловкость и выносливость были в его натуре. Перепрыгивая через валуны, остроконечные камни, заросли кустов он стремительно спускался вниз, стараясь не отрывать взгляда от голубой материи в воде. Девушка, а это была именно девушка, то всплывала, то вновь погружалась в бушующие волны, уносясь все дальше. На ходу снимая с себя рубашку Авинаш уже бежал по берегу, если таковой можно было так назвать. Когда до девушки оставалось метров 15 он нырнул в воду. От обжигающе холодной, ледяной воды у Авинаша даже перехватило дыхание, но он быстро восстановил его и погреб что было сил. К моменту, когда он уже практически нагнал девушку, она окончательно ушла под воду, но, сделав глубокий вдох, и собрав последние остатки сил, Авинаш нырнул, стараясь в мутной желтой воде разглядеть спасаемую. Через несколько секунд, нащупав край ее камиза, он резко дернул его на себя и, перехватив девушку под шею, поплыл к берегу, борясь с течением. Девушка никак не реагировала на его спасательные действия, мертвым грузом повиснув на его руках. И он пока не мог понять, то ли она просто потеряла сознание, упав, или намеренно спрыгнув с такой высоты, либо уже наглоталась воды и умерла. Все это предстояло выяснить на берегу. Вытащив и себя, и девушку на прибрежный мокрый песок, Авинаш устало лег на спину, раскинув руки и тяжело дыша. Стараясь побыстрее привести дыхание в норму, он сделал несколько глубоких вдохов-выдохов и, наконец, мог заняться девушкой. Реанимирующие действия Авинаш никогда не проходил, ни в школе, ни в университете, он мог надеяться только на свою память, как это делали спасатели из книг или фильмов. Но ничего не получалось. Вода из легких не выходила, девушка не открывала глаз и не благодарила своего спасителя, ровным счетом ничего. Наконец, устав делать дыхание рот-в-рот и массаж сердца, Авинаш улегся головой на грудь девушки и… вдруг почувствовал, что она дышит! Легко, незаметно, но дышит! Просто без сознания. Взглянув вверх, на едва видневшуюся с дороги свою машину, он глубоко вздохнул. Путь обратно тоже предстоял нелегкий. Если девушка не придет в себя, тащить ее наверх будет еще одним испытанием. Но, подняв свою ношу на руки, Авинаш удивился, насколько она оказалась практически невесомой. Возвращаясь к машине, аккуратно укладывая девушку на заднее сиденье, ему ни разу не пришло в голову, зачем он это всё сделал. Спасение утопающих, реанимационные меры, все это было не в его правилах и уж точно не в привычной жизни, а здесь, в этой ситуации, он даже не раздумывал. Теперь желание попасть поскорее домой, принять душ и выпить чего-нибудь горячего еще более усилилось, и, вжав педаль газа до упора, он погнал.

Девушка не пришла в себя и когда он уложил ее на диван в гостиной, предварительно постелив плед. Снять с нее мокрую одежду он все же не решился, но прикрыл еще одним пледом. Сам он сел в мягкое кресло неподалеку и включил телевизор. На журнальном столике перед ним стоял бокал колы с кубиками льда и бутылка откупоренного вина. Его чуть сладкий, фруктовый аромат постепенно заполнял гостиную нежными тонками вкусового букета.

Едва Анита приоткрыла глаза, как закашлялась. Сев на диване, она боролась с порывами безудержного кашля. Неожиданно к ней подскочил какой-то парень и присел на край подлокотника.

— Не бойся, — он положил руку ей на спину, поправляя плед. — Хочешь, я налью тебе вина?

— Что? — девушка чуть развернулась к нему. — О, нет, не надо. Я не хочу.

— Но все же я тебе налью. Согреешься. — С этими словами Авинаш направился к столику.

— Где я? — придя в себя Анита разглядывала просторную гостиную.

Наполнив бокал, Авинаш поставил его перед девушкой на чайный столик рядом с диваном.

— Меня зовут Авинаш, — сказал он. — Я увидел, что ты упала с моста и мне удалось вытащить тебя из воды…

— Я не упала, — тихим, но достаточно отчетливым голосом перебила его девушка. — Я сама спрыгнула вниз.

— Но почему? — воскликнул он. — Я, конечно, знаю, что произошло за последние дни, но разве это выход из ситуации?

— Послушайте, я не хочу обсуждать с вами мои проблемы, — девушка поплотнее закуталась в плед. — Если вы позволите мне еще немного обсохнуть, я оставлю вас в покое, уйду. Я не хочу причинять вам неудобств. И… спасибо за спасение.

— Ты вовсе не причиняешь мне неудобств… Прости, не знаю твоего имени, — помолчав, видя, что она не собирается говорить, он добавил. — Ты можешь жить здесь сколько захочешь, я гостеприимный хозяин, — Авинаш улыбнулся, широко разведя руки в стороны.

— Нет, это совершенно исключено. — Анита вскинула голову и пристально посмотрела на молодого человека. На краткое время их взгляд встретился и Авинаш понял, что начал влюбляться. Невозможно было не влюбиться в такое открытое, искреннее лицо. В глазах девушки хоть и стояла еще боль утраты, но все же он мог разглядеть в ней внутреннюю красоту.

— Исключено то, что я отпущу вас после всех этих событий, — парировал Авинаш. — Поговорите со мной, вам станет легче.

— С чего вы вдруг перешли на «вы»? — впервые за все время улыбнулась девушка.

В ответ на это он протянул ей бокал вина. В этот раз девушка взяла его и сделала глоток.

— Вкусно.

— Я знаю. Так как тебя зовут?

— Анита.

— Ты можешь рассказать мне, что заставило тебя совершить такой поступок, Анита? Может быть, я чем-то сумею помочь.

Девушка покачала головой.

— Чем вы сможете…

— Ты.

— Чем… ты сможешь мне помочь, Авинаш, — невесело улыбнулась она. — Моя история навряд ли отличается от других, разница только в том, что за день до того, как я сюда приехал, я потеряла дело своей жизни. Вернее, не совсем так, — снова отпив из бокала, девушка на некоторое время уставилась в пустоту. Авинаш не мешал ей, он только подвинул кресло ближе к дивану и переместился на него.

Минуту спустя, словно решившись, Анита начала свой нехитрый рассказ. Он слушал ее долго, не перебивая.

— Ты знаешь, Авинаш, когда я проснулась там, в низине, — кивнула она в сторону, — я решила было ехать обратно домой. Но дойдя до моста остановилась и решила посмотреть вниз. Мне раньше нравилось смотреть на текучую воду, но сегодня было не по себе. Перед моими глазами мысленно, хоть я этого и не желала, вставали картины гибели жителей деревни, гибели моих… родных. Знаешь, я не представляла до этого, как это — тонуть, ощущать ужас, когда тебя захлестывает вода и ты не представляешь, где небо, где земля, ощущать, как ты ничего не можешь сделать, чтобы совладать со стихией и только отдаешься на ее волю. Ужасно все это. И мне стало так нехорошо. Я представила себе, что возвращаюсь в свою маленькую квартирку в городе, в тот район, который я скоро, наверное, возненавижу и поняла, что у меня больше никого нет. Мне не к кому больше ездить в гости, дарить подарки. Я никому больше не нужна. И мне так захотелось вдруг покончить со всем этим! В общем… поэтому я и спрыгнула, — шумно вздохнув, Анита добавила. — Вот уж никогда не считала себя склонной к самоубийству, но тут вдруг так накатило.

Чуть наклонившись вперед, Авинаш взял ее за руки и крепко сжал.

— Теперь ты не одинока. Я рядом.

— Кто я для тебя, — усмехнулась девушка. — Очередная прохожая, о которой ты даже не вспомнишь, — Анита наклонилась и взяв бокал, допила остатки вина.

— Пожалуй, тебе надо немного поспать, — сказал Авинаш, вставая. — Я не буду тебе мешать, пойду в другую комнату. Если что понадобится, зови. Если тебе здесь неудобно, можешь переместиться в гостевую комнату. Она там, на втором этаже, первая слева и там же есть ванная.

— Хорошо. Спасибо, — поблагодарила девушка и прилегла обратно на диван.

Всю ночь Авинаш ворочался в кровати. Судя по звукам, Анита так и не поднималась наверх, а уснула внизу, в гостиной. Что ж, наверное, ей так было удобнее. Сон никак не шел к нему. Стоило ему закрыть глаза, как перед ним вставало ее миловидное лицо, красивые глаза, тоненькие пальчики, обхватывающие ножку бокала, мягкий голос. Да уж, жизнь несправедливо обошлась с ней, но такова жизнь, черная полоса сменяется белой и наоборот. Авинаш чувствовал, что Анита чем-то запала в его душу, тронула некие струны, о которых он и сам не подозревал и в кои-то веки ему не нашлось слов, чтобы остановить ее. Весь его словарный запас иссякал, когда он слушал или смотрел на нее. Ближе к утру его наконец сморил сон и открыл глаза он только когда лучи солнца уже вовсю заливали комнату. Быстро одевшись, Авинаш спустился в гостиную, но Аниты не увидел. Только диван был аккуратно застелен, а вымытый бокал стоял в сушилке. Что ж, очевидно, она и вправду оказалась лишь прохожей в его жизни и теперь стоило навсегда забыть о ней. Позавтракав, Авинаш постарался выбросить все лишние мысли из головы, вооружился диктофоном и своими записями и принялся за обработку интервью.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 656