электронная
200
печатная A5
295
16+
Пепел страниц

Бесплатный фрагмент - Пепел страниц

Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-3756-5
электронная
от 200
печатная A5
от 295

190 поколений людей несут в себе веру в Золотого Тельца. Оправдываясь перед одними, угрожая другим, люди становятся на колени, увидев Золотого Тельца. Кто-то собирает ядерное досье, а Золотой Телец активно вербует своих адептов.

Пролог

Каждую тысячу лет Господь освобождал дьявола, в надежде на его полное очищение. Но очищения не происходило, дьявол обманывал Господа, и Господь снова закрывал его в ад. Последний раз дьявол был выпущен 4 тысячи лет до н. э., он украл у Господа Книгу Жизни и скрылся с ней в лабиринте Минотавра в городе Кносс на острове Крит. Вместе с Минотавром они решают сменить власть Бога на их власть. Для этого им потребуется Скиния Собрания (первый передвижной храм). Правда они так и не пришли к общему мнению, кто же из них будет богом.

Часть первая

Глава первая

Когда он увидел ее? Когда он понял, что она ему очень нравится? Сам миг прозрения влюбленного человека — кто его помнит и знает, когда он появился? Они вместе пошли в школу, в один класс, вместе сидели на уроках. Как только Андрей увидел Елену, он сразу решил, что сядет именно с этой девочкой. Это был первый класс. Во втором он признался ей в любви. А все-таки, когда же он посмотрел на нее, на ее волосы, на ее профиль, на руки совсем по-другому? Когда он понял, что питает к Елене особенное чувство, объяснить которое не может даже самому себе. Теперь ему уже 14 лет, но может ли подросток в 14-летнем возрасте пользоваться словом «любовь» со всей серьезностью значения этого слова?

Почему их рассадили, когда они стали чуть-чуть взрослее? Эта новость ошеломила Андрея, и на вопрос к учителю «почему?» он не получил вразумительного ответа. Это решает не он, это приходит сверху. Теперь девочки сидят с девочками, а мальчики — с мальчиками. Сколько лет они всегда были рядом! Стоило ему задать ей любой вопрос, и она сразу находила на него ответ, даже если ей приходилось идти в библиотеку или замучить компьютер. Они жили целых 45 минут вместе, делились ручками, карандашами, завтраками и мыслями. Небольшая перемена и снова 45 минут вместе. А что теперь? Теперь они смотрят друг на друга через головы соседей и всего 10 минут перемены вместе, а потом снова целых 45 минут разлуки. В их внутренний мир вмешалось разнообразие красок жизни, маленькая палитра, так необходимая в этом возрасте.

Самое страшное было для Андрея — это потерять его Елену. Без нее он не представлял свою дальнейшую жизнь. Вся жизнь, планированая именно в этом возрасте, была только вместе. И теперь, сидя на уроке литературы, Андрей не знал, как все это остановить и вернуть в прежнее русло, в недалекое прошлое, когда он знал, что половину дня будет сидеть рядом с ней, чувствовать ее локоть, восхищаться ее волосами и слышать ее удивительно нежный голос.

Сколько подвигов он совершил ради своей Елены. Сколько раз погибал и воскресал, дрался, страдал и ждал! Какие только действия не возникали в его голове, и всегда он был героем для своей прекрасной Елены.

Вот и сейчас, в этот самый момент, Андрей со шпагой в руке мужественно дрался с пиратом Средиземного моря Григом, спасая из плена свою любимую.

Кто сегодня читает о каком-то там пирате? Наверное, только романтики и влюбленные. Андрея можно отнести и к тем, и к другим. Три дня назад они с Леной зашли в книжный магазин, куда ходили довольно часто, и вот, в засилье детективов о криминальной России, в этом мыльно-бразильском треугольнике, Андрей увидел одиноко стоящую книгу в разделе «приключения», которая оказалась просто находкой для любителя этого жанра. Книга называлась «Капитаны пиратов» — довольно увесистый томик, над которым Андрей сидел третьи сутки. Он не спешил ее прочитать, а прочитав пару страниц, предавался мечтам и представлял, как бы он поступил в том или ином случае.

Как ужасно, что он совершенно не умеет фехтовать, сабля так и прыгает в руке: но он же герой и не будет пощады Григу. Раз, два, выпад, удар, защита, удар. Стоп, его грубо прерывают и выводят из боя. Как он посмел, этот учитель, как он мог?! Хорошо, что книгу успел прикрыть учебником литературы, пока подходил изверг в обличие преподователя. Если бы знал учитель, что именно сейчас Андрей собирался сказать слова любви Елене. Нет, к сожалению, учитель не знает, о чем в данную минуту мечтают его ученики и, вероятнее всего, не хочет знать, иначе он не ворвался бы так безжалостно и бесцеремонно. А какое нервное напряжение пережил Андрей, как закипела в нем кровь! Нет, никакие слова не могут оправдать коварного и злого преподавателя. Он был заодно с Григом, и теперь Андрею было глубоко наплевать на поставленную ему двойку. Он хотел одного: лишь бы от него поскорей отстали и дали, наконец, доделать начатое дело по освобождению его прекрасной Елены.

За инцидент Андрей решил оправдаться перед Еленой запиской, в которой хотел рассказать, как он ее спас. Содержание книги он ей пересказывал постоянно, как только попадался удобный момент. Только сейчас в своей записке Андрей решил расставить все точки и признаться Елене в любви. В любви с первого взгляда, с первого класса, с первых слов, с первой минуты, когда увидел ее в школе, когда, расталкивая всех, сел с ней рядом и объявил всем, что это их места.

В такой ситуации, когда, с одной стороны, он прорывался к месту пленения Елены, а с другой стороны, его оглушили двойкой, написать шедевр объяснения в любви достаточно сложно, но, считая себя очень решительным человеком, Андрей принялся за это трудное и сомнительное в данных условиях мероприятие. Самый значительный фактор, мешающий ему выполнить задуманное, был сам урок литературы, где, в большинстве своем, надо больше слушать и как можно меньше писать. А тем более, сейчас, после провального общения с учителем. Записка получилась довольно краткой, но эмоциональная, в ней, по мнению автора, заключалась вся его будущая жизнь, невозможная без ее адресата.

Записка была готова, и Андрею ничего не оставалось, как отправить ее с помощью рук соседей. Первый волнующий момент самой передачи творения, к удовольствию Андрея, прошел без помех и осечек. Второй, когда Елена читала этот шедевр, тоже, хотя и волновал его автора, но получить отказ сразу было нереально, и потому час серьезных испытаний еще не настал. Третьего и последнего действия, выстраданого в мучительных догадках, не последовало. Не было слов ни «да», ни «нет»: он услышал, как вскрикнула Елена, и увидел ее удивленные глаза. Елена стояла над партой, руки у нее были приподняты, а на столе тлела посланная Андреем записка. Кроме удивления, в глазах Лены было немного страха, испуга и растерянности. Громкие, повышенного тона вопросы полились из уст учителя, как из громкоговорителя при разгоне демонстрации антиглобалистов. Урок был сорван. Разъяренный учитель вел Андрея к директору. Были бы мы на пиратской шхуне, я бы тебе показал директора, — думал про себя Андрей. Тоже мне, сделал из мухи слона. Но зачем Лена сожгла записку, зачем так, неужели нельзя было сказать, неужели все изменилось, или он Андрей, что-то написал такое, что даже сохранить было нельзя? Вопросы, вопросы, а этот монстр ведет его совсем в другую сторону от любви, от выяснения причин, от ответов на появившиеся вопросы. Выслушав учителя, директор задал пару вопросов, и не получив на них вразумительных ответов, высказал свое решение. Завтра пусть подойдет кто-нибудь из родителей, а ему, Андрею, лучше не поджигать класс и школу, да и вообще бросить курить. Пообещать бросить курить некурящему человеку очень даже просто, что Андрей и сделал. Высказав еще какое-то количество пожеланий и указаний, Андрея отпустили, взяв с него честное слово, не причинять вред ученикам. Пулей вылетев из кабинета в коридор, где вся школа отдыхала на большой перемене, Андрей бросился искать Елену.

Лица, затылки, одинаковые стрижки, одинаковая одежда, но нет в мире кого-либо, с кем мог бы Андрей перепутать Елену. Даже если она будет в Китае, а китайцы все выйдут на улицу, и там он безошибочно найдет свою любимую.

Лена стояла у окна и смотрела на улицу, где не было ни одного китайца. Когда она обернулась на зов Андрея, в ее глазах не было ни страха, ни удивления, а только недоумение.

— Что ты сделал с бумагой, что ты в нее добавил, как получилось у тебя, что бумага сгорела у меня в руках? Это фокус?

— Ты прочитала записку?

— Да, прочитала, но как только закончила и хотела перечитать еще раз, она сразу вся превратилась в пепел, а я забыла, о чем читала.

— Я ничего в бумагу не добавлял и ничего не делал, ты меня знаешь, я бы сказал, а тут такое! Я подумал, что это ты сожгла.

— Чем, Андрей? Я не курю и зажигалку с собой не ношу.

— Вот это фокус!

Зазвенел звонок, оповещающий о следующем уроке. Урок этот алгебра и к тому же контрольная.

— Пойдем на урок, а после занятий обсудим это происшествие. Ты меня проводишь?

— Могла бы не спрашивать.

На уроке алгебры читать книжку времени не было, но запретить мечтать, этого не может никто, и Андрей завалил контрольную без особого труда. Решил что смог, и закрыл тетрадь, ожидая окончания урока. Долгожданный звонок прозвенел неожиданно, но тем радостнее для Андрея. Дорога к Елене домой предоставила бы ему время для рассказа. Он мечтал красочно предоставить информацию о случившемся внутри него, снаружи, и передать те события, в которых Елена участвовала, но знала. Но начало разговора было за Еленой. Андрей ждал ее на улице у парадного входа. Её появление было для него самой долгожданной радостью и подарком.

— Самое интересное, что я до сих пор не могу вспомнить, что в записке было написано, надеюсь, ты мне сейчас расскажешь.

— Ты будешь сильно удивлена, если услышишь от меня, что я вообще не помню, о чем писал, кроме того, что должен был объясниться тебе в любви.

— Андрюшенька, ты это делаешь ежегодно, начиная со второго класса.

— Да, но сейчас мы стали взрослее, Лена!

— Ничего не изменилось, Андрюшенька. Я тебя по-прежнему люблю и любить не прекращаю.

От подобных слов Андрей вырос в своих глазах сантиметров на пять. Они засмеялись и отошли от школы.

— Рассказывай быстрее, что там у тебя произошло.

Андрей очень горячился и спешил рассказать, как он спасал ее от ужасного Грига. Он подробно остановился на эпизоде фехтования на саблях, и как у него сабля сломалась, и как Григ пытался застрелить Елену из пистолета, а потом взорвать бочку с порохом, и, но учитель все обломал. В результате появилась двойка, загубленная контрольная и проблемы с директором. Только одно хорошо, что она — Елена — любит его, а большего он и пожелать не может.

— А может записка от злости твоей сгорела? Давай зайдем ко мне, подумаем.

— А в чем я была одета там, на шлюпке?

Этот вопрос был тяжелее первого. Но не голая же она была! Надо вспомнить.

— В белом таком, пышном внизу…

— Уж не в свадебном ли платье ты меня видел?

— Нам, конечно, рано об этом думать, надо еще школу закончить и в институт поступить, а потом обязательно.

— Как долго, Андрюшенька, ждать, напиши что-нибудь, а я прочитаю.

— Да ерунда это все, может бумага такая.

Но просьбу Елены выполнил и написал на листке слово «люблю», протянув написанное ей. Она взяла листок и прочитала. Он тут же начал тлеть у нее в руках, а когда она бросила его, догорел на полу. Лена вскочила с кресла, подбежала к столу, достала другой листок из более плотной бумаги, и, протянув его Андрею, сказала:

— Пиши что-нибудь другое.

Андрей написал «Елена», она прочитала, и на ее глазах листок быстро превратился в пепел.

— Что это, Андрюша?

Лена меняла ручки, меняла листы, просила писать только букву, результат был тот же, бумага тлела на глазах. Они так увлеклись, что не заметили прихода лениных родителей, которые были очень недовольны устроенным в квартире костром. Убрав пепел, Лена и Андрей сидели молча, не зная с чего начать обсуждение данного феномена.

— Надо тебя ученым показать. Вот это феномен!

— Лена, нам надо школу заканчивать, в институт поступать, а мне писать надо, а оно вот во что превращается. Я не хочу ученых, они будут только мешать.

— А что же нам делать? Перематывай руку на завтра, я за тебя буду писать, а там что-нибудь придумаем.

— Я всегда знал, что ты самая умная, самая красивая, самая смелая, самая…

— Все, все, тебе пора домой, проснешься, а феномен улетучился.

— Легко сказать улетучился, —

Андрей шел домой и бормотал себе под нос. Как теперь жить с такой проблемой. Кто объяснит ему, от чего происходит воспламенение? А самое главное, что он не хочет иметь какое-либо отклонение от нормальной жизни? Вылетели из головы персонажи книги, он не может взять себя в руки, не может даже спокойно посмотреть на чистый лист бумаги. Домашние приняли все за фокус, шутку, и, в конце концов, выполнили всю работу, связанную с написанием, за него. Жизнь превратилась в сплошные испытания. Одно неизменно радовало Андрея рядом с ним была его Лена. Они вместе решили выяснить причины его феномена, не обращаясь к ученым и врачам. А пока всю письменную работу она выполняла за них двоих.

Глава вторая

В начале III века до н. э. Александрия превратилась в крупнейший научный и культурный центр античности. Именно тогда греческие цари из династии Птолемея, воцарившиеся в Египте после эпохи фараонов, завершили в этом городе строительство библиотеки, собрав под одной крышей всю мудрость мира. Объединенная с музеем, библиотека фактически стала первым университетом, где работал отец геометрии Евклид и многие другие ученые. Основу же собрания составляли работы греческих авторов, таких как Архимед и Гиппократ. В разное время Александрийская библиотека насчитывала от 200 до 700 тысяч манускриптов, и на пополнение коллекции власти никогда не жалели денег. По одной из легенд Птолемей заплатил афинскому архиву огромную сумму за оригиналы трагедий Софокла, Еврипида. Царь обещал скопировать манускрипты отправить их обратно, но не смог расстаться с шедеврами. Широко практиковался и другой способ: с каждого корабля, заходившего в Александрийский порт, изымались находящиеся на борту свитки, а возвращались только копии. В результате, в библиотеке были собраны в основном оригиналы. Все работы снабжали подробными комментариями и вносили в обширный каталог. Часть Александрийской библиотеки в 47 году до н. э. была уничтожена пожаром. Огонь перекинулся на портовые склады, где находились сотни тысяч папирусных свитков, подготовленных для отправки в Рим. Впоследствии отличное собрание восстановили, пополнив его за счет манускриптов из библиотеки в Пергаме.

Однако три века спустя, когда христиане подожгли примыкающий к библиотеке храм, часть коллекции была снова уничтожена огнем. Последнее упоминание о древней Александрийской библиотеке относится к периоду арабского завоевания Египта. Халифу Омару приписывают следующие слова: «Если эти греческие книги повторяют Коран, то они бесполезны и их незачем сохранять, если они противоречат Корану, то они вредны и их надо уничтожить».

Опять же по легенде арабы использовали бесценные манускрипты для растопки бань.

В 1990 году была принята международная декларация о строительстве новой библиотеки в Александрии, и спустя десятилетие на побережье Средиземного моря появилось футуристическое здание из гранита, стекла и алюминия. Однако возрожденная библиотека пока не может похвастаться богатством книжных коллекций.

Десять лет Андрей и Лена искали объяснение феномену Андрея. Десять лет шаг за шагом, книга за книгой они продвигались в поисках истины. Они прочитали сотни книг, связанных с огнем, порчей, сглазом и всеми остальными явлениями, хоть немного связанными с даром Андрея. Мифы, легенды, предания, но получить точного объяснения не могли.

Сейчас они приехали в Египет в Александрийскую библиотеку в поисках книги, которая не сгорела ни при первом пожаре, ни в последующих.

Первый раз книга не сгорела, потому что ее закрыл собственным телом писарь. Следующий пожар она пережила уже самостоятельно. Никто не мог объяснить, как она выглядит, почему не сгорела, кто автор и вообще есть ли она на самом деле?

Но отбросим догадки и обратимся к фактам. Во-первых, наших героев особо никто и не заманивал, во-вторых, они писали научную работу после окончания университета и им устроили любезный прием по договоренности между странами, а в-третьих, Андрей и Лена хватались за любую подсказку, за любую ниточку в надежде избавить Андрея от изнурительного феномена. Жить и не оставить после себя даже собственноручно подписанной открытки — это просто невозможно. Как ни возвышенно это звучит — право, смешно. Особо, конечно, смеяться не стоит, потому, как трудно представить себе нечто подобное. Это может быть сначала интересным, потом загадочным, а потом может понемногу свести с ума. Единственное, что выдерживало алфавит Андрея — железо и камень. Дерево загоралось. Жить с таким даром было чрезвычайно сложно. Андрей всегда носил в кармане напальчник, и, когда требовалось что-то написать, одевал его, ссылаясь на порез. Смена рук ничего не давала, даже попытка воспользоваться зубами не привела к успеху: все тот же пепел. Всю письменную работу взяла на себя Елена, теперь уже — законная жена. Даже на документах брачного свидетельства стоят ее две подписи. Можно представить себе нагрузку на женские хрупкие плечи: школа, университет и его успешное завершение, а теперь вот и аспирантура.

Но Лена не особенно переживала поэтому поводу, она любила Андрея и очень хотела выяснить причину его феномена, считая, что проявление этого дара как-то связано с его переживаниями по поводу любви к ней в подростковом возрасте. Информации, получаемой из интернета, не хватало, библиотеки страны они уже изучили, все дороги их исследования вели их в Александрийскую библиотеку. И вот наши герои стоят в холле возрожденной библиотеки в поисках администрации.

Интересно получается, привели, показали, ищите. Разве не чудо, что книга не погибла в огне, а тут столько полок, столько манускриптов, книг и свитков, что нам жизни не хватит разобраться и найти.

— Про жизнь, милая, не знаю, а вот того месяца, что мы запланировали, точно будет маловато. Опять же исходя из реальности. Время меняет ценности отношение к ним. К примеру мавзолей. Сейчас практически никто не ходит посмотреть на вождя мирового пролетариата. А раньше — не протолкнешься. Так и с книгой. Я возьму лестницу и начну с верхних полок, а ты ищи внизу.

— Андрюша, а у нас будет вечер, отдых, ресторан, ну и все такое?

— А как же? Мы же, кроме того, еще и в свадебном путешествии. Вот сейчас поищем, найдем, а оставшееся время посвятим отдыху.

Однако преждевременным обещаниям не суждено было сбыться. Манускрипты, свитки, книги — древность завораживала, уводя от реальности в далекое прошлое, в то время, когда на земле существовали мифы и легенды, мифические боги и тираны цари.

Дни летели за днями, Андрей и Лена приходили в библиотеку первыми, а уходили последними. У них не было сил даже на «всякое такое», не говоря уже о море, ресторане и танцах. Порою им казалось, что вот еще день и их усилия будут вознаграждены, но проходил и этот день и следующий, а они стояли на месте.

— Как ты думаешь, если исходить из того, что последняя династия фараонов пала в 341 году до н. э., а на смену им пришли персы, более цивилизованные, то надо искать папирусные листы, сшитые как книга.

— А если брать переделку всей библиотеки Птолемеем и Александром, то можно надеяться и на обложку. Вопрос только — из чего?

— Все твои рассуждения хороши для обычного материала, а здесь, мне кажется, совсем другое дело, и книга должна быть необычная. Не смотри на меня так! Думаешь, я неправа?

— Я думаю, что ты преувеличиваешь значение моего дара как феномена. Скажи еще, что я — избранный.

— А что, все может быть. Ты много встретил себе подобных? Нет, ты один такой.

Восстанавливая картинку событий с того злополучного пожара в 47 году до н. э., Андрей и Лена многое раскопали. Они пробовали даже усилить поиск и сократить время на отдых, которого и без того не видели.

К концу запланированного месяца они уже читали на древнеегипетском без запинок, знали многие творения великих людей мира. Древняя религия, древние культы, литература, искусство, все, что коснулось их рук, четко откладывалось у них в голове.

— Андрюшенька, послушай, что пишет Эсхил в трагедии «Скованный Прометей», о самом Прометее. Прометей титан, сын Климены и Янета, богоборец и защитник людей. После победы богов над титанами он стал на сторону людей, а когда люди захотели уменьшить жертвы богам, знаешь, что он сделал? Он решил обмануть Зевса. Разрубив тушу быка на куски, Прометей разложил их на две кучи: в одну пошло все съедобное мясо, прикрытое сверху шкурой и желудком животного, а в другую — кости, скрытые кусками жира. Зевс, польстившись на жир, выбрал последнию. Разгневанный обманом, Зевс отнял у людей огонь. Однако Прометей похитил огонь с Олимпа, принес его людям в тростнике и научил их пользоваться огнем, то есть хранить и добывать. Ну, а остальное ты должен знать. Прометея приковали к Кавказским горам, проткнули копьем, и орел клевал его печень каждый день, а на следующий день она снова вырастала. Позднее Прометею приписывалось не только похищение огня, но и то, что он научил людей искусству, зодчеству, земледелию, медицине, мореплаванию, иначе Зевс мог уничтожить неученое население. Ну, каково?

— Хорошо, красиво, но где хоть что-то, что относилось бы к нам?

— Пожалуйста, слушай дальше. Существовало празднество в честь Прометея: бег с горящими факелами, превращение огня в папирус, космическое божество, а потом папирус тлел.

— Ничего не пойму. Дальше читай.

— Извини, но дальше Эсхил не удосужился потрудиться с объяснениями, перейдя на личные, семейные дела Прометея. Единственное, что он пишет в конце, что «прометеев огонь» стал употребляться в достижении великих целей борьбы с засильем зла.

— Ты намекаешь, что у меня в руках это самый «прометеев огонь» и мне суждено побороться с засильем зла?

— Мне кажется, что тут даже не намек, а утверждение.

— Трепещите, силы зла! — крикнул Андрей и вместе с лестницей, манускриптами, зацепив Лену, рухнул на пол. — Вот так ответ сил зла, чуть руку не сломал! А что это за книга у тебя в руках?

— Пока читала, был манускрипт Эсхила, а что попало в руки, пока летела вместе с тобой, не знаю.

— Постой, не клади ее, дай-ка сюда, смотри, в какой она обложке. Тут даже замочек в виде крестика имеется.

— Почему замочек?

— А что же еще между обложками может быть? Книга была словно шкатулка, обложка из какого-то сплава, лёгкая и твердая. А крестик, наверное, действительно замок, открыть который Андрею Елене не удалось.

— Леночка, я тут покопаюсь с замочком, а ты, любимая…

— А я собери да подбери, да? Ладно, не делай такое удивленное лицо, открывай, но, чур, без меня не смотреть.

Лена знала, что без нее он не будет смотреть, а если и откроет, то обязательно покажет ей, как это делается.

Все так и вышло, убрав на полки упавшие реликвии и не успев вернуться назад, она услышала радостные восклицания Андрея.

— Смотри, как все просто, берешь и давишь на одну из перекладин крестика, а вторую поворачиваешь, и все открыто.

— Ну, давай, открывай.

То, что увидели Андрей и Елена внутри, не соответствовало их представлениям о книге.

— Вот почему она не горела.

Листы были из тонкой стали или еще из какого-то материала, а на них — самый настоящий лабиринт из узоров, знаков, изображений, иероглифов. В этой необычной книге всего было семь листов.

— Ты думаешь, мы нашли, что искали?

— Не знаю, тут надо разбираться, давай пойдем

столу и обратимся к компьютеру.

— Можно подумать, что компьютер что-то нам даст. Я тебе говорю, что все очень даже серьезнее, чем ты думаешь.

Действительно, компьютер не дал вообще никакой информации об имеющихся знаках и самой книге. Единственное, куда он вывел Андрея и Лену, в Грецию на остров Крит в лабиринт Минотавра периода минойской цивилизации. И все, понимай, как хочешь. Покопавшись в интернете, нашли еще, что в 1990 году археолог Джон Эвансон раскопал лабиринт Минотавра, и то не до конца. В какой-то момент он бросил раскопки, и больше о нем ничего не было слышно. В данный момент там проходит туристический маршрут.

— Делаем выводы: первое — эти иероглифы и знаки относятся к минойской цивилизации; второе — эту цивилизацию нашли на острове Крит, конкретно, лабиринт Минотавра, а выше него развалины Кносса, третье — мы сможем прочесть эту книгу, если найдем алфавит или хотя бы подсказку в этом лабиринте.

— Если бы он был, ты хотела сказать, то Джон Эвансон его бы напечатал. Верно? Нет надобности повторять, но я скажу, — какая же ты у меня умная! Остается только одно писать поздравительные открытки на кафельной плитке.

— А что, очень даже оригинально, кто-то обложит ванну.

— Не смешно. Пойдем, снимем копию со страниц — хотя назвать это страницами — язык не поворачивается.

Но смешно было чуть позже, когда у Андрея

Лены ничего не получилось, сканер не печатал копии, всё печатал, а страницы этой книги нет.. Сделав снимки фотоаппаратом, Елена отдала проявлять пленку в срочное фото, но и тут вышла заминка, пленка была совсем чистая. Картина удручающая два молодых человека и одно железное издание посередине, от которого нельзя добиться ничего, даже фотографии на память.

— И что будем решать?

— Не знаю.

— Может, попросим для исследований?

— Ага, и они нам дадут эскорт. А ты помнишь, что у нас осталось всего лишь два дня? А мы белые. Пойдем на пляж, хоть обгорим, раз загореть нормально не успели.

— Пойдем, ты права, заодно и обсудим создавшееся положение.

Пляж Средиземного моря — это песок и мелкая галька, чистое море и яркое солнце. По сравнению с Черным морем вода здесь немного солонее. Конечно, обслуживание, шезлонги, лежаки, кремы, очки и мороженое. Лена и Андрей дорвались сразу до всего: и до воды, и до солнца, и до мороженого. Даже где-то к ним вернулось хорошее настроение, смех и шутки.

Вечером этого же дня они решили отпраздновать свои достижения в исследованиях в небольшом ресторанчике, расположенном рядом с их гостиницей. Столик на двоих при свечах, легкая музыка, неплохое вино, дары моря. Елена смеялась над тем, что они не потратили и одной трети той суммы, которую рассчитывали потратить за месяц. Долго не споря, оставшиеся деньги они решили потратить на приобретение сувениров. Дело было решено отложить до завтра. Однако некоторые вещи нашим исследователям пришлось купить уже в этот вечер. После прекрасного застолья, пары-тройки танцев, Андрей и Елена решили просто прогуляться по улицам.

Светящиеся золотом и переливающиеся ярким светом витрины ночных магазинов, зазывающие крики продавцов, яркие расцветки одежды прохожих. Как много они пропустили в этой многоликой яркой жизни! Перед глазами Андрея, который от выпитого вина чувствовал любовь ко всем людям на планете, мелькнула книга в руках настойчивого продавца.

— Господи, книга, это же наша книга! Но она легкая, словно сделана из пластмассы.

— Лена, я пьян, что это за вертолеты перед моими глазами?

— Книга, и так похожа на нашу. Да и продавец пристал к нам, словно прилипала.

— Дай ты ему денег, пусть отстанет, я заберу эту книгу. Лена, нам пора уже идти в гостиницу. Что-то мне вино показалось особенным. Утором, проснувшись, Андрей сидел на кровати

вертел в руках вчерашнее приобретение книгу.

— Ты тоже об этом подумал?

— Ты проснулась, любимая?

— Она точная копия той, что мы нашли вчера, а главное, я посмотрела на витрины и больше не увидела ни одной такой.

— Откуда он появился, этот продавец? Все это хорошо, но внутри-то она пустая, больше похожа на шкатулку.

— Это неважно, важно то, что ей можно заменить настоящую.

— Ты серьезно?

— А что? Тогда зачем ты ее крутил в руках?

— Нет, ну, мы вернем ее, когда разберемся.

— Обязательно вернем, нам бы чек магазина на вывоз сувенира через границу. А то одних за кусочек пирамиды на три года посадили, я видел по TV. Лена, посмотри сюда!

Андрей вертел в руках чек, найденный им внутри книги.

— А как мы ее обратно повезем, нам же все равно надо на остров Крит.

Глава третья

Остров Крит Греция.

Катер, нанятый Андреем и Еленой, сбавил обороты, и хозяин катера указал на бухту, в которую они входили. На вполне сносном английском им объяснили, где лучше подняться к лабиринту Минотавра и где руины города Кносс.

На берегу собирались группы, и гиды уводили их вверх. Андрей с Еленой примкнули к одной из таких групп, но шли от них на небольшом расстоянии. Слушать мифы и легенды не входило в их планы, но ходить по развалинам лабиринта и города Кносса и не слышать говорящих со всех сторон гидов, было невозможно. От одного гида наши исследователи услышали, что Минотавр жил на острове Крит и что это чудовище. Другой, более образованный гид кричал, что Минотавр — порождение противоестественной любви Пасифаи, супруги Миноса, и посланного Посейдоном морского быка. А гид женского пола вообще оказалась самой эрудированной. Оказывается, Минотавр обладал туловищем человека и головой быка, и жил он в построенном для него Дедалом лабиринте. Минотавр пожирал преступников и посылаемых ежегодно из Афин в качестве дани семерых юношей и семерых девушек. Еще один знаток изрек, что Минотавр это финикийский бог, требовавший человеческих жертвоприношений. Кроме того, этот же знаток сообщил, что Минотавра убил Тесей, хотя он в это и не верит. Не мог Тесей убить Минотавра, на вопрос: почему? эрудит ответил: Тесей сын Посейдона, а именно Посейдон послал быка — прослеживается связь. А убитый Тесеем бык это марафонский бык на играх.

Версий было много, и спорить поэтому не касающемуся Андрея и Елены вопросу было некогда. Правда, начинать с чего-то надо, хотя бы найти хоть какую-то зацепку: знак, букву, рисунок, кусочек лабиринта, изображенного на первом листе книги, ну хоть что-нибудь.

— Это развалины или недостроенность — не пойму. Если это развалины, то где мелкие камушки, а здесь только огромные обтесанные камни.

— Уже растащили. Греция не Египет — можно вывозить.

— Лучше не надо, пусть себе лежат здесь.

— Пусть лежат, пусть. Обрати, любимая, свой взгляд вот на эти три колонны и на эти, на листе.

Вроде они.

— Очень похоже.

— Смотри дальше! За колонной чуть выше, там какой-то знак или герб, и тут есть. Я такой уже видел это крылья Дедала и Икара. Дедал архитектор лабиринта, а Икар его сын.

— Это когда ему расплавило солнце крылья и он упал в море.

— Я знала, Андрюша, с самого детства, что ты самый умный, но с Дедалом и Икаром это не наша история, по крайней мере, пока.

— Но ведь это он строил этот лабиринт, а значит, мог знать что-то. Ладно, идем к находкам и посмотрим по сторонам глазами архитектора или еще кого-то там.

— Знаешь, как лучше относиться к Дедалу? В Афинах существовал род Дедалидов, считавших своим родоначальником Дедала. Критские надписи показывают, что первоначально Дедал был местным божеством покровителем ремесел. Так что строился этот дворец Минотавра кем-то другим.

— Согласен, многое в этом мире построено людьми, а пальму архитектора забирают боги. Что могут указывать эти крылья? Икар высоко подлетел солнцу, значит, смотрим на солнце и смотрим вниз, и что мы видим?

— Вот, нашла. Здесь выбито «эгида», это щит Зевса, которым он, потрясая, создает гром и разгоняет врагов. Обрати внимание на лежащую перед нами скалу, она в точности передает черты щита на рисунке или чеканке. Трещины в скале напоминают голову Горгоны со змеями.

— Точно. Тогда выходит, что где-то здесь должна быть могила Зевса, если мы правильно читали последний манускрипт Эсхила.

— Все правильно, по легенде Зевс родился на Крите и был здесь похоронен. Здесь он почитался богом тайных сил природы. По нашему передвижению становится понятно, что эти листы как карта, и куда они приведут непонятно.

— Андрюша, уже темнеет, все разошлись, может, тоже пойдем потихонечку вниз,, отдохнем, а завтра продолжим поиски.

— А что там у нас следующее на чеканке?

— От головы Горгоны, на которой мы сейчас стоим, одна из змей уходит на другую страницу, переворачиваем и что…, это, по-моему, лабиринт, но где он тут, его уже давно нет.

— А что если просто пройти по поверхности, вроде идем по лабиринту?

— Давай пойдем, но может завтра?

— Леночка, ну вот хотя бы до того бугорка.

— Какой же ты неугомонный! Думаешь, что лабиринт — виртуальный приведет нас в реальный.

— А мы попробуем: раз шаг, два шаг, три ша а-а-г…

Андрей куда-то начал проваливаться, Лена схватилась за него, но, увлекаемая тяжестью тела Андрея, полетела следом за ним. Узкое отверстие, гладкие стены, темно и тесно. Первым приземлился Андрей, следом на него обрушилась Елена.

— Ты жива?

— Нет, я ни жива ни мертва. Говорила же тебе, пойдем вниз. Кто нас теперь отсюда достанет? Это какой-то колодец, но без воды. Что там у тебя под ногами?

— Земля и все.

— Так и знала. У всех нормальных исследователей, во всех нормальных приключениях герои проваливаются и падают на сокровища, на черепа, а тут просто земля.

— Хорошо тебе, сидя на моей шее, шутить.

— Терпи, это же ты захотел пойти на тот бугорок. Не иначе вообразил, что это захоронения Зевса.

— Вставай потихонечку мне на плечи и смотри, за что можно зацепиться. Надо же выбираться отсюда. На плечи, милая, на плечи, а ты на голову наступаешь.

Послышался характерный звук камня о камень, под ногами Андрея зашевелилась земля, и он снова куда-то полетел. Полет был значительно дольше предыдущего, а приземление куда более болезненным. Удар головой о колени и прием спиной прилетевшей Елены окончательно добил его. Он растянулся на полу, ахая и охая.

— Андрюшенька, куда мы попали? сквозь боль услышал Андрей.

— Сейчас, подожди, сил нет говорить. Посвети, у тебя же есть фонарь.

По случаю предстоящего путешествия наши герои немного экипировались, закупив все необходимые атрибуты, типа: фонарики, перочинные ножи, веревки, свечи, зажигалки, спички. Всего по мелочам, даже шоколадные батончики Сникерс, на случай «не тормози — сникерсни».

— Ой, ай, ого! Мама родная, куда это мы провалились?

Елена освещала вокруг себя — черепа, кости, скелеты, сабли, старинные пистолеты. У Андрея от увиденного горло перехватило.

— Гм, ты же хотела черепов.

— Нет, нет, — пододвинулась к Андрею Елена, — это я, наоборот, так радовалась, что всего этого не было.

— Вот теперь есть, — Андрей застыл от боли. — Куда мы попали?

— Смотри, вот и сокровища, — Лена снимала с шеи скелета золотую цепь в палец толщиной с медальоном и камушком посередине.

— Ого, вот это находка. Значит сюда, кроме нас, еще никто не проваливался. На ногах скелетов браслеты, это бывшие рабы или пираты, я читал. Бывало, что цепи срубали с рабов или пленных, а сами браслеты — не успевали, это дело тонкое и требует затраты времени, а пираты от боя к бою постоянно в сражениях и набегах.

— Но ведь больно, вон какие тяжелые.

— Они их оборачивали кожей, чтобы не натирало.

Осветив вокруг себя, Андрей и Лена обнаружили, что находятся в круглой комнате со сводчатым потолком и семью выходами.

— Знаешь, что это напоминает? Это напоминает осьминога, и я успела заметить, смотри сам, вон глаз под твоей ногой и вот там другой.

— Это и есть голова Горгоны со змеями, а змеи тянутся в эти семь выходов. Сейчас открою книгу и посмотрим.

Андрей открыл книгу, которую не выпускал во время полетов из рук и оттого получил несколько ссадин. Необычное произошло сразу, как только он перевернул страницу: одна перекладина крестика — замка, находящаяся на левой стороне обложки, скрипнула таким противным звуком и поехала сама, остановившись как раз напротив одного из проходов.

— Вот это компас!

— Я чуть не выронила книгу из рук, когда он зашевелился.

— Не бросай, нам указывают путь.

— Вот почему все знаки расположены ближе к полям.

— Пойдем или будем рассуждать?

— Пойдем, раз показывают — надо идти. Подожди, только возьму пистолеты, они вроде сохранились неплохо.

Андрей нашел пару кремниевых пистолетов, образца 1809 года.

— А ружье не захватить?

— Нет, ружье не надо, а вот ремешок очень даже подойдет, я за него пистолеты засуну.

— Ну как? — Андрей покрутился перед Еленой с заткнутыми за ремень двумя пистолетами.

— Саблю и настоящий пират.

— С саблей я обращаться не умею, но научусь обязательно. А пока идем по указателю.

Если ты видишь, куда тебя приглашают, можешь пойти, но все равно есть шанс подумать — идти или нет. Здесь все по-другому, наших героев не пройтись приглашали, их манили своей загадочностью, а находки, полученные с самого начала пути, удваивали желание пойти.

И они пошли. Пошли туда, куда указывала им перекладина крестика. Над ними — темные, низкие, сводчатые потолки, давящие на плечи. Идти по такому узкому проходу сложно, и страшно. Что толкнуло их на столь сомнительную прогулку? Золото? Феномен Андрея? Неизвестность? Огромное желание знать? Или все сразу? Но, самый главный толчок это то, что они, живущие на этой планете среди живых, — первые. Значит жажда первенства.

Перекладина дернулась и резко повернула влево. Андрей и Лена остановились.

— Как это понять, теперь она указывает не по листу, а в обратную сторону, на стену. Может, есть какой-то проход, попробуем пройти дальше, тут-то стена.

Но, пройдя три или четыре метра, они увидели, что перекладина указывает в ту сторону, откуда они только что отошли.

— Надо вернуться, Лена, и внимательнее осмотреть стену.

Осветили и увидели высеченную на камне еще одну голову Горгоны.

— Опять то же самое.

— Нет Андрей, это Медуза, сестра Горгоны. Их три — Стено, Евриала и Медуза. Из трех сестер только Медуза была смертной. Подобно сестрам, Медуза обладала взглядом, превращающим все в камень.

— Ух, аж дрожь берет от твоих слов, а в чем разница?

— Медуза почти всегда изображается с высунутым языком, оскаленными зубами и волосами-змеями. Со слов Гомера, Медуза — древний демон подземного мира, и она состоит в союзе с Посейдоном, который привел сюда быка.

— Перекладина повернулась прямо в центр листа и замерла, что будем делать?

— Сейчас вспомню, не торопи. Медузу убил Персей, а вот сделал он это интересным способом возьми книгу, словно берешь зеркало, отвернись и найди ее отображение на листе в центре.

Андрей в точности выполнил все указания Елены. Сама же она осветила изображение, стараясь не смотреть на него.

— Ого, Лена, у нее глаза стали зеленые.

— Стой и не оборачивайся.

Снова, как и тогда, когда Елена что-то задела в колодце, послышался скрежет камня о камень, и за спиной Андрея открылся проход. Перекладина резко дернулась и, развернувшись, замерла длинным концом в направлении этого прохода.

— Откуда ты это узнала?

— Я же сказала: Медузу убил Персей. Чтобы не превратиться в камень, Персей наблюдал за Медузой по ее отражению в полированном щите и отрубил ее голову. Ну а здесь, в данном случае, какой-то механизм на преломление лучей. Надо знать историю.

— На моих полках в основном Архимед был. Пойдем дальше, с тобой не пропадешь, любимая.

И снова теснота прохода. Перекладина то немного поворачивалась, указывая, какой проход выбрать, то четко показывала в одном направлении.

Получалось, что вроде как прошли вход, а что дальше, куда приведет перекладина и этот лабиринт — неизвестно. Появлявшиеся по два или даже три прохода доказывали, что это и есть лабиринт, в котором, если ты не знаешь, куда идти, можно легко заблудиться. Но Андрею и Лене было не до этого, они смотрели на перекладину вниз и боялись сойти с пути. Были небольшие огрехи, и перекладина раскручивалась, возвращая их назад.

— Не поспешили ли мы пойти, Андрюшенька? Лабиринт — это не шутка.

— А разве мы знали, что есть подземный, не найденный Джоном Эвансоном. Да и не пойти мы уже не могли, вход обратно был закрыт, ты это видела.

— Представляешь, Лена старалась не отставать от Андрея, — здесь могут быть тысячи комнат и сотни тысяч ходов, если верить археологическим раскопкам аналогичных лабиринтов, например: Египетский в районе Фаюмского оазиса, я про него читала, там около трех тысяч комнат. Раскопки заставляют предположить, что в основе мифов о лабиринте лежат исторические факты. Так, миф о критском лабиринте, где мы сейчас с тобой находимся, отразил воспоминания о расцвете критской государственности во втором тысячелетии до н. э. В науке существуют взгляды на происхождение слова лабиринт, считается, что это название происходит от имени двойного топора «лабрие», изображенного на стенах, мимо которых мы проходим.

— Когда ты увидела?

— А что это нам дает, ведь перекладина ведет нас вперед, я еле успеваю за тобой.

— Ага. Вот он, топорик на две стороны, это про них ты говоришь?

— Это ученые говорят, которые впервые и увидели эти топорики при раскопках. Скажу больше, в современном мире лабиринт означает не только сооружение с запутанными ходами, но и запутанные положения, отношения, рассуждения и так далее, из которых трудно найти выход.

— Проще говоря, лабиринт противоречий.

— Вот именно, и теперь нам придется его пройти и очень хорошо, если эта книга нам поможет.

— Знаешь, своими разговорами ты меня пугаешь.

— Я тебе это рассказал не для твоего испуга, а чтобы ты поняла всю серьезность нашего положения, но нельзя забывать, что рядом с тобой я. Андрей остановился, обернулся и поцеловал приблизившуюся Елену.

— Вот так-то лучше. Я догадываюсь о серьезности и этого лабиринта, и этой книги, но, думая о тебе, я и иду с такой скоростью, с такой уверенностью в тебе и в нас. Мы сможем его пройти, обязательно сможем!

Глава четвертая

Андрей и Лена проходили небольшие комнаты, в которых не было ничего, что могло бы их заинтересовать. Внезапно они попали в огромный коридор с колоннами.

— Да это целый город, и как Эвансон не раскопал такое?

— Как в фильме про Одиссея, когда он в ад спускался.

— Ну, это не ад, а лабиринт, и те скелеты в начале нашего путешествия есть тому доказательство, попавшие сюда люди не смогли выбраться, хотя до выхода им оставалось всего ничего.

— Выход был перекрыт для них, это был тупик, вот они и умерли голодной смертью.

— Это понятно, но непонятно другое, зачем они сюда шли.

— Ты снова, милая, намекаешь на сокровища.

— Там, где пираты, обязательно сокровище.

— Точно мы с тобой не можем утверждать, что это пираты.

Вдруг пол под ногами задрожал, послышался грохот, как от проходящего над головой поезда. С потолка посыпались мелкие камушки, похоже было на землетрясение. Перекладина крестика вращалась не переставая. Сильный ветер с каким-то ужасным запахом ударил им в лицо. Они стояли с широко открытыми глазами, не понимая, что происходит. Из темноты коридора появился свет, который приближался вместе с грохотом, вибрацией земли и тухлым запахом, приносимым ветром. Не успели Андрей и Лена сообразить, что же к ним приближается, как чьи-то сильные руки схватили их за куртки, оттащив за колонну. Единственное, что они успели увидеть, это то, что мимо них промчалась колесница, управляемая Минотавром. Два чёрных коня, золотая колесница и огромный исполин с головой быка.

Ошеломление, шок, страх сковал их, и они стояли, прижавшись спиной к колонне, и друг к другу. Перед ними стоял самый настоящий пират. Сапоги-ботфорты, за поясом два пистолета, в руках сабля, белая рубаха и черная шляпа.

— Идите за мной, он сейчас развернется, и быстрее. Стимфалийские птицы уже летят, пират посмотрел за колонну. — Ну идемте же, — и он потащил загипнотизированых Андрея и Лену.

.Андрей и Лена обернулись и увидели что-то летящее, похожее на огромных птиц с блестящими крыльями и издававшими отвратительный звук металла, трущегося о металл. Было действительно ужасно страшно, и они побежали рядом с их, неизвестно откуда взявшимся, спасителем. Пират юркнул в небольшое отверстие в стене огромного коридора, которое со стороны не было заметно. Андрею и Лене ничего не оставалось, как последовать за ним. Мысли их пока не могли адекватно работать, самое главное они спаслись от опасности, которую меньше всего ожидали. Живой Минотавр, кони, птицы, этот пират?

— Может это шоу, — предположила запыхавшаяся Лена.

Пират остановился в небольшой комнате, в которую они попали из прохода. Таких комнат Андрей и Лена прошли уже добрых три десятка, но не повстречали ни одной живой души, даже крыс или змей.

— Кто вы? — первым спросил Андрей.

— А кто вы? — задал аналогичный вопрос пират.

— Я — Андрей, а это моя жена Елена, мы исследователи из России, приехали по обмену опытом.

— Это какое-то шоу, но мы не покупали билетов.

— Что такое шоу?

— Театральное представление, подготовленное заранее.

— Заранее, тогда вы правы это шоу, но затянувшееся на 200 лет.

— Почему на 200, а не на тысячи?

— Юноша, ваше имя Андрогей, если я не ослышался, а вас юная леди, Елена. Разрешите представиться: капитан пиратского брига Диего Санчес, безуспешно сражающийся с предателем пиратского содружества Григом и с его покровителем Минотавром.

— Как вы назвали имя предателя?

— Григ, капитан Григ, будь он проклят и съеден акулами. Я не один здесь, нас здесь семь капитанов.

— Стойте, не называйте их имена: Сильвер, компаньон и соратник Флинта, Чарли Свирепый, Билли Боне, Ванчетти сама Справедливость, Терри Грей и Говард.

— Но откуда вы знаете?

— Лена, это все персонажи моей книги, — и Андрей сел на пол.

Лена присела рядом.

— Ну и что, почему бы не сделать все по книге?

— Но там нет Минотавров, птиц и всякой чепухи.

— Извините, я разговариваю с вами на английском языке и совсем не знаю русского, не могли бы вы быть достаточно вежливыми и разговаривать так, чтобы и я понимал, о чем речь.

— Извините, сударь, но у нас нет слов, как все мило устроено в этом шоу, но у нас нет денег, чтобы в нем участвовать. Вы можете вывести нас на поверхность, нам давно пора отдохнуть.

Диего посмотрел на них и засмеялся.

— Как я не люблю этот навязчивый сервис, хотя

понятно их туристическое рвение, но нам надо отказаться.

— Я снова прошу вас разговаривать на понятном для меня языке.

— На улице ХХI век, а вы тут устраиваете наглую программу, не спросив нашего согласия!

— А, так вы думаете, что это театр, Диего снова засмеялся и подошел к Андрею, взяв у него пистолет из-за пояса и взведя курок, нажал на спусковой крючок. Прогремел выстрел, с потолка комнаты упали большие осколки камней.

Андрей и Лена даже подпрыгнули от удивления.

— Ну и что, — первой пришла в себя Елена, — вы же знали, что Андрей не выстрелит, потому что не в кого.

— Ох уж эти женщины, будут стоять на своем. Я не буду доказывать вам явное, вы все увидите сами. У меня только один вопрос, как вы здесь очутились?

— Ну, прямо смех какой-то. Устроили шоу и не знают, как к ним проваливаются зрители. Могли бы и соломки постелить.

Молчавший до этого Андрей вдруг выхватил второй пистолет из-за пояса и, направив его на Диего, сказал:

— Если это не шоу, то вы должны бояться выстрела.

— Я уже ничего не боюсь. За последние 200 лет я воскресал семь миллионов раз, так что можете стрелять, я даже не обижусь на вас. Я понимаю, что трудно поверить, но это так, и вам лучше убедиться в этом самим. Слышите трубный звук, это Григ с Минотавром вызывают нас на бой. Вы можете понаблюдать через это отверстие в стене, куда мы с вами забежали из коридора. Только после боя возвращайтесь в эту комнату, вас здесь никто не найдёт, а с началом суток я вновь буду рожден прямо на ваших глазах.

С этими словами Диего предложил последовать за ним.

— Пойдем, они от нас не отстанут, — сказал Андрей.

— Интересно тогда, когда люди отдохнувшие, а мы-то уставшие и спать хотим.

Кое-как они дошли до того места, откуда им предстояло стать свидетелями какого-то сражения, по словам пирата, очень интересного. Действительно, когда Андрей и Лена заняли удобную позицию для наблюдения, их глазам представилась удивительная картина военных действий, происходящих в большом коридоре с колоннами. Факелы на колоннах, зажженные кем-то в их отсутствие, освещали место действия как нельзя лучше. От света горящих факелов и падающих теней все принимало еще более загадочный образ. С одной стороны коридора были ступени, уходящие куда-то вверх, откуда пробивался яркий свет. На ступенях стоял Минотавр, держа в руках топор с двумя лезвиями в разные стороны. Рядом с ним стоял пират, судя по всему, это был Григ. В самом начале ступеней стояла колесница, а вокруг нее было небольшое войско пиратов. Впереди этого войска стояла батарея, состоящая из шести пушек. С другой стороны коридора было такое же войско пиратов и такая же пушечная батарея.

Наши наблюдатели не успели заметить, как их покинул Диего Санчес, но они увидели его стоящим на одной из пушек и командующим атакой. Поистине красивое зрелище.

— Наверное, это очень дорогое шоу, и зрители прячутся вот в таких же ложах и собираются переживать. Ты за кого?

— Докатились до ставок. Я, конечно, против Грига, это он тебя пленил в моих представлениях, надеюсь, ты тоже против них.

— Смотри, началось! Давай посмотрим внимательно.

Сражение действительно началось. Диего скомандовал огонь, и пушки выстрелили почти одновременно. Когда дым рассеялся, Андрей и Елена увидели, как пираты одной стороны пошли на другую, всё по сценарию. Самое захватывающее произошло тогда, когда две стороны сошлись сначала на пистолетно–ружейное расстояние, а потом сражение перешло в сабельное, топорное, кинжальное. Вот здесь в души стало потихоньку проникать сомнение в возможность актеров так играть свою роль. Кровь, отрубленные головы, крики, хрипы раненых, запах пороха так сыграть невозможно. Неужели они попали на шоу реальности? Все знают, что существует такое нелегальное шоу. Раздумье Андрея и Елены было прервано лязгом железа откуда-то сверху. Опять эти птицы, что это за машины такие летают? Птицы появились из середины коридора, с другой темной и невидимой для наших наблюдателей стороны. Только когда одна из птиц схватила живого пирата и приземлилась рядом с местом их наблюдения, они смогли ее рассмотреть. Медные крылья, такие же когти и клюв, она рвала пирата на части и проглатывала кусками. Лена упала в обморок, Андрея стошнило. А птицы летали, роняя медные стрелы, которые и убивали пиратов.

Больше вынести такого зрелища Андрей уже не мог. Он подхватил Елену на руки и понес в ту комнату, из которой они пришли. Минотавр совершил победный проезд на колеснице, отрубая топором головы оставшимся в живых. Кровавая битва закончилась, но Андрей не видел этого, он старался привести в чувства свою любимую Елену, и это у него получилось, но с огромным трудом.

— Знаешь, что мне сейчас вспомнилось?

— Я думал, тебе совсем плохо.

— Плохо-то плохо, и голова моя совсем пустая. Почему я только не прокрутила в голове имя Андрогей?

— Я знаю, кто это. Это критский царевич, сын Миноса и Пасифаи, побеждавший в гимнастических состязаниях всех соперников. Афинский царь Эгей, видя, что Андрогей побеждает на Панафинейских играх, из зависти убил его. Разгневанный Минос начал войну с афинянами и, победив, обязал их присылать на съедение Минотавру ежегодно 7 юношей девушек. Правильно?

— Конечно, правильно и то, что этот Андрогей брат Минотавра по матери.

— Ну и что?

— Я вижу здесь какую-то связь.

— Ты уже начала воспринимать все всерьез?

— А ты нет?

— После птицы да, но посмотрим еще на возрождение и тогда окончательно тронемся умом. Посмотри, перекладина просто вращается, идти некуда, надо ждать.

— Сядь ко мне поближе, что-то холодно. Андрей пододвинулся к Елене, накрыл ее курткой и обнял. Так они просидели какое-то время. Лена что-то тихо говорила себе под нос.

— Ариадна, Ариадна. Стоп! Андрюша, дай мне книжку. Какая же я дура, да вот оно! Смотри! — Лена повернула книжку и подала Андрею, показывая, где она обнаружила свой промах.

— Ариадна — дочь Миноса и Пасифаи. Когда на остров прибыл Тесей, а это именно он выгравирован на обложке, обреченный на съедение Минотавром, то ему помогла она, вот эта богиня. Она прикрепила нить от места пребывания Тесея до выхода из лабиринта и спасла его от неминуемого тупика. Эта книга и есть та путеводная нить по лабиринту.

— Нужно идти до места, где был Тесей, а там и есть сама нить.

— Вряд ли кто знает, и так хорошо, и так. Обрати внимание, здесь есть некоторые знаки по ходу самой нити. Но что это, мы узнаем, когда пойдем дальше. А вот когда это будет, мы с тобой узнаем позже, а сейчас я, наверное, посплю.

С чувством выполненного долга Елена и в самом деле уснула.

Глава пятая

— Просыпайтесь, просыпайтесь, нам пора уходить отсюда.

— Господи, он живой, — перед ними стоял живой Диего, а ведь вчера вас убил Григ.

— А сегодня его убью я, ну или еще кто-то. Каждый из нас погибает до наступления новых суток.

— Мы пропустили момент вашего воскрешения,

это должно было происходить здесь.

— Извините, леди, просто вы так сладко спали, пока я в муках рождался. Однако нам надо уходить из этой комнаты, я, как и все остальные, записан в Книгу Жизни. А вот вы — нет, и в случае вашей гибели — вряд ли возродитесь. У Минотавра есть свои шпионы, и они постоянно проверяют наши комнаты, так что нам лучше поскорее уйти.

Разговор про жизнь или смерть не всегда уместен. Если тебе угрожает смерть, надо быстро менять место дислокации. Наши герои не исключение, и как только Диего закончил, они были уже у выхода.

— А почему туда?

— А у нас есть путеводная нить, и Андрей показал, как работает перекладина, указывающая строго в ту сторону, куда собрались Андрей с Леной.

— В принципе, я хотел пойти в том же направлении.

— Очень хорошо, значит, мы заодно.

— Ну, раз мужчины заодно, то один из вас должен мне ответить, что за Книга Жизни в руках у Минотавра?

— Лена, неужели ты ничего не знаешь про Книгу Жизни?

— Достаточно, чтобы ассоциировать ее с Господом Богом, а не с языческими столбами.

— Я бы не советовал вам, леди, грубить им в их же дворце. Судя по всему, Елена, если позволите, ее выкрали у Господа нашего, да простит он меня за подобную нелепость, — и Диего набожно перекрестился.

— Вот никогда бы не подумала, что пират разбойник и верующий.

— Увы, мадам, одну заповедь мы нарушаем, это что касается «не укради», а в остальном: хотят убить нас, а мы только защищаемся.

— Понятно, я так и думала. Однако, если не секрет, Книга Жизни откуда вы узнали, что она есть?

— Во-первых — возрождаемся, а во-вторых, за 200 лет у нас тоже есть свои агенты.

— Выходит, возрождаясь, вы все помните, что было вчера?

— И даже то, что было 200 лет назад.

— И что же было 200 лет назад, уважаемый Диего Санчес?

— Что было, вы спрашиваете, было предательство…

Диего Санчес перевел дыхание продолжительным вздохом и поведал Андрею и Елене историю двухсотлетней давности.

— В начале 1810 года, когда Греция была еще владением Османской империи, семь капитанов получили письма от капитана Грига. В письме сообщалось, что корабли халифата вывозят сокровища с территории Греции, боясь освободительного движения греков. Естественно, золото, серебро, предметы искусства далеко не имущество Османской империи, это все дань за время правления халифата. Григ, как капитан пиратского корвета, промышляя в Средиземном море, получил из надежных источников информацию, что сразу несколько кораблей халифата отправятся из Афин с трюмами, набитыми золотом. Григ предлагал сделку всем семи капитанам, так как нападать в одиночку на целую флотилию не решался, а упускать такой улов нельзя. После победного боя золото делится на равные части между всеми пиратами. Предложение было очень заманчивым, и, хоть мы и знали Грига как лгуна, решили, что семерых он побоится обмануть. Мы прибыли в назначенный срок в определенное место и почти сразу вступили в бой. Нами было захвачено девять шхун с полными золотом трюмами. Самое лучшее место, где можно относительно спокойно разделить золото, был остров Крит с его тихой бухтой. Вот в эту бухту мы все и зашли. Вытащили все добро на берег, поделили, отпраздновали, как того требует закон пиратского братства и уснули. Оказалось, что все мы сильно набрались, но я думаю, что это было снотворное, когда мы уснули, Григ со своими матросами перенес все золото в лабиринт Минотавра. Утром, когда мы проснулись и пришли в себя, бросились в погоню. Зашли в пещеру, потом попали в лабиринт, помните, тот коридор, потом сражение. И так уже 200 лет. Мы не можем добраться до сокровищ, а Григ не может выйти из лабиринта. Минотавр, когда началось первое сражение, открыл Книгу Жизни, и все, что происходит, было записано. А Книга Жизни, как мы уже знаем, повторяет то, что в ней записано. Вот в принципе и все. За 200 лет вы первые посетители.

— Да, вот теперь все сходится, и ты, Андрей, действительно кем-то избран. Только вот кем и зачем? Ну, я догадываюсь, что с твоим даром можно уничтожить Книгу Жизни, но ведь ее создал Господь, тогда только он может рассчитывать на тебя.

— Лена, что ты говоришь? Разве можно, я простой смертный, а ты про Бога…

— Я вас не понимаю, о чем вы говорите и о каком даре?

— Андрюша, покажи Диего Санчесу, он обязан знать, ведь он здесь тоже не просто так.

Андрей взял блокнот, оторвал листок и написал имя Диего.

— Вы умеете читать по-английски?

— Конечно, я свободно владею английским, французским, немецким и итальянским языками.

— О! Да вы полиглот.

Диего взял листок, прочитал и тот у него в руках превратился в пепел. Он даже от неожиданности выронил дотлевающую бумагу.

— Что это значит?

— Это значит, Диего, что все, чтобы я ни написал, превращается в пепел.

— Если сделаешь запись в Книге Жизни, то она истлеет? — Диего вопросительно посмотрел на Андрея и Елену.

— Очень точно подмечено, все так и произойдет.

— Да, но как подойти к Книге Жизни, ее же охраняет Минотавр, а он бессмертен и неуязвим.

— Мне не хочется быть надоедливой, но почему Григ понес золото именно к Минотавру?

— О, все просто. На острове Крит действительно очень хорошие места для быстрого и относительно безопасного дележа добычи, так как здесь уже не было османских войск. И лабиринт Григом был выбран неслучайно и не в этот злополучный день, а года на два раньше. Он был в сговоре с Минотавром. Минотавр охранял его сокровища, а вот что получал взамен, мы еще не выяснили до конца. Надеюсь, с вашей помощью мы это выясним быстрее. Но какие-то атрибуты, это точно.

— Вы сказали атрибуты, почему вы предпочли именно это слово, а не просто вещи?

— Мне доложили мои источники, что именно атрибуты.

— Андрюша, атрибут с латинского «свойство», неотделимое от предмета. Атрибут в мифологии вещественный признак, являющийся неизменной принадлежностью божества.

— Или Господа нашего.

— У мифологического божества это скипетр, орел, эгида, сова, трезубец и так далее. У Господа их много: от Грааля, Креста, Книги Жизни до Скинии Собрания.

— И чего он собирает?

— Вот это мы и выясняем последние 50 лет. Стойте! Сейчас нам предстоит пробежка.

Одна-единственная тропинка по-над скалой и пропасть.

— Надо из этой комнаты перебежать вон в ту..

— В чем же дело, почему пробежать, тут и пройти-то страшно.

— Птицы, мадам, птицы.

— Это те, что прилетали вчера?

— Они и их перья, медные наконечники, а питаются они нами. Первой побежит Елена, потом Андрей, а потом я.

Расчет на то, что птицы не успеют среагировать на Елену, оправдался, и она без особых последствий перебежала из комнаты в комнату. Андрею бег показался испытанием всех его спортивных качеств. Добравшись до середины, он услышал железный лязг и ускорил темп, буквально влетев в комнату, где находилась Лена. Диего выбежал и остановился, можно было подумать, что он сделал это специально, желая поскорее умереть, но это был маневр. Птицы, увидев, что он стал, начали метать перья в то место, где он стоит, но Санчес резко рванул с места, и стрелы-перья воткнулись в дорожку и стены. Чтобы снова бросить стрелы, птицам надо было немного развернуться, а у них это получалось не так быстро. Когда же они снова были готовы пускать стрелы, Диего опять остановился, и птицам пришлось возвращаться чуть назад. Санчес не стал ждать, когда они развернутся, бросился бежать, забежал в комнату в тот момент, когда выпущенные стрелы-перья шлепали у него уже за спиной. Пока все взоры Андрея были обращены на бегущего Диего, Лена переводила дыхание, облокотившись на стену и даже не почувствовала, как стена сдвинулась назад, и она, увлекаемая этой стеной, упала в темную пропасть. Она не успела даже вскрикнуть.

— Лена! Где Лена? Лена, Леночка, где ты? Андрей метался по комнате, вопросительно глядя на Диего.

— Можешь не звать ее, ее поглотил лабиринт. Я не успел предупредить, что нельзя облокачиваться, прижиматься к стенам. Она теперь в другом проходе.

— Но что же теперь делать, где ее найти?

— Успокойтесь, юноша, мы ее обязательно найдем, здесь все выходы и входы соединяются. Главное, чтобы она шла в том же направлении, что и мы.

— А может нам тоже прикоснуться к стене, и мы попадем туда же, куда и она.?

— Попробуйте, и вы окажетесь где угодно, эта комната уводит во все направления. Здесь через каждый метр уходит стена, и в какой лабиринт она провалилась, мы вряд ли угадаем. Идемте вперед, и мы обязательно ее найдем, не падайте духом.

— Чертов фонарик, — ругалась Елена, пытаясь его зажечь. Но, он, видимо, окончательно испортился при ее падении и ударе. Достав из кармана свечку и спички, Елена, наконец-то, осветила свой путь. Как же она расслабилась в лабиринте, ведь лабиринт это не только запутанные ходы, но еще и многочисленные ловушки. А после того, что она увидела, ей вообще не следовало бы делать шага с того места, на котором стояла. Ведь тут и под ногами могут быть разные неожиданности.

— Господи, помоги, одной мне тут не управиться.

Ладно, говорила сама себе Елена, пойду в эту сторону, если там пропасть, то я скоро об этом узнаю, а если ее нет, то я иду в верном направлении. Одно дело, когда люди расстаются, зная, что обязательно увидятся и ничто этому не сможет помешать, даже опоздавший поезд или самолет. Иное, когда их окружает смерть в самом нелепом для их времени виде: Минотавр, птицы с железными клювами и медными крыльями, пираты и еще неизвестно что и кто.

— Диего, а какие здесь еще есть или могут быть, скажем, неприятности или опасности для жизни?

— Их много, Андрей, очень много. Вас какие интересуют: технические, физические или духовные?

— Значит, есть все. Тогда, что может ожидать Елену? Так понятнее?

— Там, куда попала ваша жена, обитают духи, они могут повлиять только на психику. Но вашей жене они вряд ли могут сделать зло, ее будет оберегать имя — Елена.

— А что в ее имени?

— Насколько я осведомлен о всех этих, как вы говорите, мифических существах, Елена является дочерью Зевса, а Аид брат Зевса, так что Аид дядя Елены.

— Диего, какой дядя, Елена родилась в России в ХХ веке, а вы Зевс.

— Я с вами категорически не согласен, в каждом из нас есть частичка той самой изначальной связи.

— Вы хотите сказать, что имена просто так не даются?

— И это тоже. К тому же все духи, обитающие в этом лабиринте, были сосланы сюда Зевсом, Аидом и другими Олимпийцами. Зная это, духи, скорее всего, помогут Елене найти нас. Не все же сосланные сюда плохие, есть и нормальные духи.

— Это вы, Диего, про свои связи?

— Давай пойдем быстрее, Андрей. Есть тут один демонический дух Горгоны. Вот его следует бояться.

— Кто здесь? — Елена дрожала от страха, ей показалось, что кто-то шепчет в ухо ее имя, но вокруг никого не было.

— Кто здесь? — тихо повторила она.

— Гм, Елена, тебе не надо бояться, — голос буквально проник в нее.

— Кто здесь? — закричала она.

— Я же сказал, тебе бояться не надо. Я дух и, кроме того, брат первой Елены на земле. Я Поллукс.

Лена как стояла, так и съехала потихонечку на пол.

— Ну вот, все женщины одинаковы, что я теперь буду с ней делать, где этот Кастор.

— Нет, нет, мне все это снится, — Лена медленно приходила в себя.

— Со сном, Елена, это уже так избито, ты не спишь. Я, Поллукс, и мой брат Кастор родились вместе с первой Еленой на земле. Наш отец Зевс.

— Я знаю, вы однояйцовые близнецы, а родила вас Леда.

— Правильно, Кастор мне говорил, что ты умная.

— Но я-то не ваша сестра, у меня вообще нет братьев.

— Теперь есть, и дело не в том, кто кого родил, а том, что ты носишь имя нашей сестры Елены.

— Ну и где же мой второй братец? — Лена уже окончательно пришла в себя и решила, что если она сходит с ума, то делать это надо весело и в непринужденной форме.

— Он там, наверху. Так решили наши боги. Мы по очереди в Аиде.

— Ты хочешь сказать, что этот лабиринт ад?

— Да нет, конечно, нет, я говорю про подземелье. Неважно, на каком ты расстоянии от границы земли и воздуха, главное, что ты под землей. А лабиринт это наше место смерти, мы отсюда уже спасали Елену. Тесей ее сюда упрятал. Они одно время с Минотавром в друзьях ходили.

— Я благодарна тебе, Поллукс, но как бы мне мужа найти?

— Это не проблема, я тебе помогу, буду указывать путь, но ты не должна говорить обо мне никому. Согласна?

— А что будет, если я скажу?

— Горгона будет недовольга. Я могу спасать только тебя, но ты же потащишь за собой своего мужа, а это будет противозаконно.

— Господи, да у них еще и законы имеются.

— А как же, мы идем в ногу со временем.

— Скажи еще, что вы соблюдаете права человека.

— Соблюдаем, но скорее духа, а не человека.

— Пойдем, что ли, заодно и расскажешь, зачем мы здесь.

— Иди прямо и не сворачивай пока никуда, а я тебе расскажу, что знаю. Почти четыре тысячи лет назад сюда попал дьявол и принес с собой Книгу Жизни. Сообща с Минотавром они решили заманить сюда Господа и сменить власть. Но пока решали, кто будет богом, Минотавр заманил дьявола в нижний лабиринт и закрыл его. Минотавр знает все, что нужно, для того, чтобы вызвать Господа, правящего миром на земле и на небесах. И теперь пытается сделать это. Я плохо разбираюсь в атрибутах Господа, но слышал и видел, что самый главный Скиния Собрания, и он уже у Минотавра. Ему доставил ее Григ. Этот пират избороздил все море в поисках атрибутов и вроде все нашел. Извини, Елена, но после того, как наши отцы боги Олимпа стали не у дел на земле, следить за политикой нет желания, и без того много развлечений.

— Какие, например?

— Ну, я люблю посещать бойцовские клубы, делаю ставки, ищу таланты. Ты знаешь, сколько на земле таких мест? А Кастор на скачках, да в конюшнях все время пропадает.

— Ну, ребята, с вами не соскучишься.

— А-а-а-а-а! — закричала Елена, освещая свечой лицо Андрея.

— А-а-а-а-а! — кричал Андрей, светя фонариком прямо в лицо Елене.

Они встретились неожиданно, сразу же, как закончилась разделяющая их стена.

— Андрюша, — Елена бросилась Андрею на шею.

— Леночка, ну, слава богу!

— И Поллуксу, — услышала Лена у самого уха.

— Что ты сказала?

— Я говорю, слава богу, что ты, то есть я, нашлась.

— Господи, слава тебе, что ты их воссоединил. Извините, Елена, что я не успел вас предупредить на счёт стен.

— Продолжайте, Санчес: стен, пола, потолка, воздуха, света, голоса и дыхания. Вы ни в чем не виноваты, это я расслабилась. Нам всем будет урок.

— Вы правы, юная леди, но нам лучше поспешить, скоро зазвучит рог, а я еще должен вас представить всем капитанам.

«Интересно, что им это даст?» — думал Андрей. Ну, представит, а потом снова пойдут убивать друг друга, а они останутся одни в какой-то из комнат, где точно не будет посланных Минотавром.

— Андрей, я тут кое-что выяснила. Оказывается, здесь происходят интересные события. Минотавр хочет стать богом и сменить власть на земле и на небесах.

— И как же это у него получится?

— Скиния Собрания первый переносной или, если хочешь, передвижной храм, созданный Моисеем по приказу Господа. Именно в Скинию Собрания являлся Господь в виде дыма или облака, точно не помню.

— Но там было жертвоприношение.

— Было, и тут Минотавр тоже не конфетой хочет вызвать Господа.

— Все, пришли! — Диего Санчес остановился, пропуская Елену с Андреем вперед. Наши герои иследователи входили в большой, освещенный неяркими факелами, зал. В зале было полным полно пиратов. Санчес провел наших героев к ступеням, там сидели капитаны пиратов, а выше, над ними, стоял алтарь. Он представлял собой точную копию большого алтаря Зевса, а может это был оригинал того, который обнаружили в 70-е года ХIХ века в ходе археологических раскопок. А хранился этот алтарь в Берлинском музее Пергамона.

Капитаны пиратов не мешали Андрею и Елене рассматривать это чудо света. Мраморный алтарь был сооружен во II веке до н. э. Форма его была почти квадратная, а высота — 9 метров. (Это все даже они знали из справочников музея). Монументальный фриз с изображением борьбы богов с титантами располагался по всему алтарю. Лестница на второй этаж, где располагался еще один фриз меньшего размера с изображением мифа о Телефе. Завораживает, оторваться невозможно. Даже когда Диего представлял капитанов, их глаза все равно блуждали по сценам борьбы богов и титантов. Знакомство закончилось и реальность начинала свое действие. Перекладина показывала на край листа, требуя перевернуть страницу. Вкратце объяснив капитанам, что это за книга, Андрей перевернул страницу.

На этой странице было изображение Сфинкса, лабиринта, огромного, по меркам всего остального человека, видимо, великана. Дело еще в том, что прочитать следующую страницу было невозможно, пока не разберешься с открытым листом. Перекладина, остановившись на другой обложке, зажала листы, и что только Андрей ни делал, и что только ни предпринимал, пока Елена его не успокоила.

— Ты ничего не сделаешь, пока мы не пройдем этот лист.

— Но, когда мы взяли книгу в руки впервые, то пролистали ее всю.

— Тогда мы никуда не шли, даже метра по книге, не сделали.

— Мы почти прошли первый лист, нам опять указывают путь.

— Что будем делать?

— Пойдем, а что нам остается, ты же не собираешься идти воевать? У нас своя миссия, и, я надеюсь, все присутствующие это понимают.

— Конечно, и это естественно. Как только наступят следующие сутки, я вас догоню, вы только оставляйте заметки.

— Это с вами, Санчес, мы двигались быстро, а сами будем ползти еле-еле, ведь опасности подстерегают нас на каждом шагу.

— Ну, кое-что вы поняли, я специально продемонстрировал вам, как надо убегать от летающего железа. К сожалению, нам надо готовиться к бою, сегодня он будет немного необычным, так как мы попытаемся прорваться в верхний зал, где Минотавр хранит Книгу Жизни. Конечно, попытки уже были, и не раз, но сегодня с нами вы, хоть и мысленно.

На том и договорились, Андрей и Елена пошли по направлению, указанному им путеводной нитью Ариадны.

Из зала, где остались пираты, наши герои попали в коридор лабиринта, но уже более широкого и с высоким потолком. Голоса стали отдавать эхом, поэтому приходилось разговаривать как можно тише. В целях безопасности это не было лишним.

Где-то впереди, судя по листу книги, будут самые настоящие Сфинксы, и как их пройти, не знали даже пираты. Елена изрекла простую мысль: Андрей избранный, а значит, они пройдут обязательно. Это она так настраивала себя и Андрея на нужный лад. На самом деле все эти демонические существа съедят их и не подавятся. Это им сейчас мяса много, так как Книга Жизни возрождает пиратов каждый день, для того, чтобы их съедали. Нет, это какой-то бред, и этот голос в ушах, и этот дух Поллукс. Интересно, у Андрея есть дующий в уши ангел-хранитель?

Глава шестая

Каждый человек на земле, спасая свою жизнь, спасает тем самым род человеческий. Существует ли разделение спасения? Спасая себя, там, где ты один, или там, где ты среди себе подобных, но спасаешь самого себя. В первом случае ты спасаешь род человеческий в целом, во втором свой личный род. Но, если ты среди себе подобных нуждаешься в спасении, то кто тогда вокруг тебя, неужели ты думаешь, что это такие же как ты? А ведь никто тебя, рожденного на земле реально, не ставил ни в какие условия, ты получил первый глоток воздуха так же, как все. Изменились условия. А кто их изменил? Для тебя осталось одно условие дышать воздухом, а все остальное тебе запретили. Начались трения в отношениях. И сколько живет человек, столько сам себе удивляется, объясняя и находя понимание во всем, что не касается его. Еще вчера ты боялся сотни богов, трепетал перед громом и молнией, а сегодня ты не боишься одного бога, позволившего тебе все. Твой бог решил наказывать тебя после твоих жизненных деяний на закате твоей физической жизни. Чтобы не совершать ничего противоестественного, тебе надо добиться такого ритма жизни, который не будет мешать тебе и всем окружающим тебя. Возможно ли такое приближение к богу в мире вседозволенности? Тебе еще никто не сказал, как плохо в аду, только мифы, легенды, сказания. А веришь ли ты в них? Почти веришь, когда находишься в стадии собственного спасения. Спасая себя, спасаешь свой род. Тупик, как в лабиринте. Порою бывает очень сложно выбраться из этого тупика, для некоторых — просто невозможно.

— Нам направо, — почему он пошел прямо?

— Андрей, но ведь нам надо идти направо.

— С чего ты взяла, — сказал Андрей, — ты же не видишь перекладину? Мы правильно идем, направо сидит Сфинкс и ждет нас, а мы его обойдем.

— Значит я права, что нам надо было повернуть направо.

— Лена, иди и не отставай, смотри под ноги.

— Но он ведет тебя прямо в пасть Минотавра.

— Андрей! Туда нельзя, там…

Елена не успела договорить, как отодвинулась стена, пол поехал вниз, и они буквально свалились в большой светлый зал с ярко горящими по стенам факелами. Было слышно, как стена снова закрылась. К Андрею с Еленой подбежали пираты. Они не успели встать, как оказались связаны по рукам и ногам.

— Я же говорил, надо направо.

— Не мог сразу сказать, философ.

— Лена, с кем ты разговариваешь?

— Сама с собой, Андрюша. Скажи, чьи мысли ты использовал, решив пойти прямо вопреки указаниям перекладины?

— Но там же Сфинксы, Лена!

— Я задала вопрос: чьи мысли или слова?

Андрей не успел ответить, перед нашими героями появился Минотавр собственной персоной.

— А! Какие у нас гости! Давно я не общался с людьми, а пора бы уже, ведь столько времени прошло. Ну, вот вы и пришли, надеюсь, что не за сокровищами.

Что ответить стоящему перед тобой трехметровому чудищу с рогами? Минотавр сел в большое кресло или трон, сразу было непонятно, потому, как он был все равно больше, и своим телом закрывал то, на что сел. Собственно, какая разница, на чем он сидит, главное, что это Минотавр с отвратительной бычьей головой неестественным человеческим телом. А голос? Его голос походил на рык самых страшных чудовищ из фильмов ужасов.

— Ох, да, — продолжил Минотавр, — вам трудно вообразить, что я на самом деле есть. А мне трудно вообразить, что вы до сих пор не нашли меня и не упали мне в ноги. Я бы подумал и простил вас, заблудших.

Минотавр мечтательно поднял голову вверх.

— Люди упрямы и безрассудны. Сколько создаете сами себе проблем. Ну, ничего, скоро все это закончится, и я буду править на земле и на небесах. Я буду для вас богом, как и был им всегда.

Андрей и Елена молчали, а что можно сказать тому, кто собирается стать богом, кого уже ничем не убедишь? Самый главный вопрос касался только личной безопасности наших героев. Что же будет с ними?

— Почему вы не удивляетесь? Вы не верите в Бога, в Господа вашего? Правильно. Чем больше люди стараются доказать его существование, тем меньше этим людям веры. Страхи и ужасы побеждаются повторностью своей. А что вы скажете про золото, про Золотого Тельца, про меня! Бог должен быть золотым, а не белым. Давайте возрадуемся желтому металлу, так удивительно подходящему для выяснения всех отношений между людьми. Ведь никакие белые мантии не увлекут вас так, как увлекает желтый цвет. Белый цвет маркий, а желтый — восхитителен. Но даже не в этом дело, а в том, что я первый, и потому мое возвращение должно быть триумфальным.

Так запутать и без того запутанные мысли просто невозможно. Слушать чудовище и представлять, что поклоняешься и веришь ему, — для этого нужны очень веские аргументы. Даже представить себе невозможно, что золото может регулировать человеческие отношения. Однако, во многих случаях, так оно и происходит. Избавившись от идолов с их атрибутами, люди не могут избавиться от одного атрибута, присущего разным богам, золота. Андрей хочет избавиться от дара, который мешает ему жить. А люди хотят избавиться от слов «сколько стоит» и от мысли «хватит ли». И у них так же, как у Андрея, ничего не получается. У Андрея один дар — не быть услышанным потомками, а у людей много вопросов, на которые им не ответили в прошлом и не хотят отвечать в настоящем, а что тогда говорить про будущее?

— Вы сомневаетесь в том, что я стану богом? Но смею вас заверить, это вы зря. Я собрал в этом лабиринте все атрибуты, вызывающие Господа вашего, и намерен его вызвать в ближайшее время. Остались кое-какие детали, которые я устраню с вашей помощью, хотите вы этого или нет.

— И как же вы себе это представляете? — решился спросить Андрей.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, ваше восхождение на Олимп, образно конечно.

— Как? Вы спрашиваете, что ж я отвечу вам, но только для того, чтобы вы знали, насколько я прав.

Минотавр засмеялся, не решаясь еще что сказать, но потом все-таки не выдержал и произнес следующие слова, которые звучали как агитация.

— Когда вы подумаете и поддержите меня, я подумаю о сохранении вам жизни. У наших героев появился луч света в темном царстве подземелья. Говоривший до этого дух у уха Елены куда-то исчез. Внизу послышались выстрелы пушек. Минотавр встал и, развернувшись, пошел к выходу из зала, по дороге, не оборачиваясь, сказал:

— Подождите, никуда не уходите, и так громко рассмеялся, что стало просто страшно. Когда Минотавр ушел, Елена повернулась к Андрею.

— Кто тебе говорил, чтобы ты шел прямо?

— Понимаешь, Лена…

— Это сестра Горгоны — Химера, это она обманула твоего мужа.

— Что мне делать, я должна сказать то, что я знаю.

— Попробуйте разобраться сами.

— С кем ты разговариваешь, Лена?

— С тобой, Андрей, я ругаюсь на тебя, ты не слушал меня, а самое главное себя. Больше нам нельзя слушать никого.

— Хорошо, больше я не буду слушать никого. Значит, он все-таки слушал эту Химеру, а говорят, что женское сердце не чувствительно.

— Какие мысли тебя сейчас посещают?

— Надо бы услышать, как он собирается стать богом, а потом что-то предпринять. Смотри, Лена, и запоминай, что видишь вокруг.

— Я не вижу Скинии Собрания. Хотя, если честно, плохо представляю себе, что это такое.

Где-то далеко внизу происходило сражение, еще гремели пушки и были слышны залпы кремневых ружей, когда Елена и Андрей увидели выползающих, спускающихся отовсюду ужасных монстров, чудовищ. Они проходили мимо, рассматривая Елену и Андрея, и уходили на зов Минотавра. Наши бесстрашные герои замолчали, и молча провожали глазами это голодное сборище. Было ясно, что для них начинается пир.

— Ну, как тебе зоопарк, молчи, ничего не говори, я все понимаю страшно. Представляешь, они 200 лет не выходят на поверхность, их кормит Книга Жизни, а раньше они по миру бродили.

Лена мимикой соглашалась с Поллуксом.

— Да, чуть не забыл, я скоро покину тебя. Мне на смену придет Кастор, так что прошу не перепутать. Пока твоей жизни и твоему миру ничего не угрожает, но будьте предельно внимательны, Минотавр очень коварен и жесток. Стоит только подумать или сказать о нем, и он тут как тут. Чувствует, наверное.

Вот и сейчас, не успел Поллукс прошептать Елене, как Минотавр уже поднимался наверх. В одной руке у него был топор на две стороны, а Золотой Телец в другой. Он был весь в крови, и смотреть на это не было сил.

— Вот он, и Минотавр высоко поднял Золотого Тельца, вот он, я.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 295