электронная
60
печатная A5
268
16+
Печень

Бесплатный фрагмент - Печень

Фэнтези

Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4498-3322-8
электронная
от 60
печатная A5
от 268

Часть 1

Бот проснулся от тупой ноющей боли в правом боку. Он потёр бок рукой. Боль не проходила. «Надо сходить к врачу…» — подумал Бот, и медленно, как-то неестественно скрючившись, поднялся с постели. Он осторожно выпрямился, боясь, что боль усилится, но этого не случилось — боль отступила.

— Как всё это некстати! — вслух воскликнул он и подошёл к огромному пластиковому окну, из которого открывался изумительный вид.

Роскошный сад с экзотическими растениями и странной живностью радовался наступившему утру.

Бот снова осторожно потрогал бок. На мгновение тупая ноющая боль заставила его сморщиться. Потом опять всё стихло.

— Ну, вот и хорошо, — криво усмехнувшись, произнёс Бот, — Но Дока навестить, всё же, нужно…


Спустя несколько часов Бот уже входил в кабинет Дока. Док поднялся из-за стола и, широко улыбаясь, направился к Боту. Пожав ему руку, он поинтересовался:

— Какими судьбами, Бот? Ты же не признаёшь традиционную медицину? Предпочитаешь свои собственные методы. Или, — Док указал рукой Боту на стул, стоявший рядом со столом, — зашёл так, по-дружески?

Бот, осторожно придерживая рукой правый бок, сел на стул. Поморщился.

— Да вот… — начал как-то нерешительно он, — печёнка прихватила. Посмотри там на своём аппарате…

— Злоупотребляешь спиртным, Бот? — улыбнулся Док.

— Ну, что ты, Док! Забыл? Я же вообще не пью. Даже пиво. Ты же знаешь…

— Куришь? — не унимался Док.

— Нет. Не курю. Баловался когда-то… В юности. А сейчас — нет. Дыма даже табачного не выношу.

— Ну, значит, съел что-то! Не то! — воскликнул Док. — Сейчас такие продукты, того и гляди траванёшься.

Док подошёл к какому-то аппарату, стоявшему у стены, включил его. Обернулся к Боту:

— Снимай рубашку, ложись на топчан. Посмотрим что у тебя там делается…

Бот подчинился указанию Дока: разделся и улёгся на топчан.

Док долго водил по смазанному каким-то пахучим маслом животу Бота, всматриваясь в экран, очень напоминающий монитор компьютера.

— Ну, что там? — не выдержал Бот.

— Странно, странно… — повторил несколько раз Док. — Не может быть! Бот, посмотри сам! — Док повернул монитор аппарата так, чтобы Бот мог рассмотреть картинку.

— Ну? И что там не так? — искренне удивился Бот. — Я ничего необычного не вижу.

— Бот, голубчик! Присмотрись! — опять воскликнул Док. — Вот же! — он ткнул пальцем в какие-то шевелящиеся тёмные точки.

— Ну и что это? — опять спросил Бот.

— Не знаю… — растерянно произнёс Док. — Микробы какие-то. Но я впервые за свою практику вижу таких микробов! Попробую их увеличить.

Док пощёлкал какой-то кнопкой, и тёмные шевелящиеся точки обрели чёткие очертания.

— О, ужас! — простонал Бот. — Мой эксперимент преподносит сюрпризы…

— Бот! — воскликнул Док, — Их так много! И микробы эти… Не могу поверить своим глазам! Они похожи на тебя, Бот! — он обернулся и удивлённо посмотрел на Бота. — Что за эксперимент? Ты должен мне всё рассказать.

Док опять уставился в экран.

— Надо же… Печень изменила свои формы и размеры! Она стала круглая, как мячик… Фантастика! Что ты натворил, Бот?! — Док опять посмотрел на Бота.

— Вот именно… Натворил, — с горечью в голосе произнёс Бот, поднимаясь с топчана.

Он стал надевать рубашку, от волнения не попадая в рукава.

— А теперь вот ума не приложу, что со всем этим делать?

— Бот, ты должен мне всё рассказать. Только так я смогу тебе помочь. Возможно, смогу.

— Да особо и нечего рассказывать, — усмехнулся Бот.

— Как нечего?! — воскликнул Док. — В твоей печёнке завелись какие-то твари, похожие на тебя! И ты говоришь, что нечего!?

Бот опять усмехнулся.

— Ну ладно. Слушай. Только я сам, честно говоря, не понимаю, как это произошло? Да и, вообще, имеет ли мой эксперимент отношение к этим тварям?

— Эксперимент? — переспросил Док. — Очень любопытно. Что за эксперимент? Секретный?

— Да нет. Не секретный. Так… Попытался удовлетворить своё любопытство. И вот результат.

— Ну не томи уже, Бот! — нетерпеливо воскликнул Док. — Сядь. И рассказывай.

Бот, наконец, попал в рукава рубашки, застегнул её на все пуговицы, чем вызвал улыбку Дока, который никогда не застёгивал верхнюю, и уселся снова на стул, закинув ногу на ногу. Он на секунду задумался и начал свой рассказ…

Часть 2

Гешка проснулся. Потянулся. Да так, что в костях что-то противно хрустнуло.

— Надо спортом заняться. Совсем что-то я обленился… — вслух произнёс Гешка и нехотя поднялся с постели.

Его тощее тело походило на скелет обтянутый кожей. Беспробудная пьянка сделала своё дело — некогда цветущий и здоровенный мужик Гешка незаметно превратился в дряхлого, немощного мужичишку. Но он этого не осознавал. В подкорке головного мозга Гешки сохранился образ прежнего Гешки, поэтому, когда он подходил к зеркалу и всматривался в своё отражение, ему казалось, что перед ним, там, в зазеркалье, стоит всё тот же самый, прежний Гешка — крепкий, сильный, как говорится, «кровь с молоком».

Временами он удивлялся — чего это его прежняя одежда стала ему так велика? А, может, это Санёк перепутал свои джинсы с моими? Вчера мы, кажется, с ним здорово перебрали…

Гешка подковылял к окну. Достал из помятой пачки с надписью «Беломор» папироску, закурил

Клубы серо-белого дыма колечками поднимались к потолку и расползались щупальцами осьминога по сторонам. Гешка закашлялся. Открыл окно и смачно сплюнул на газон.

Тут же раздался пронзительный, пробуравливающий мозг, крик дворничихи быбы Дуси:

— Что ж ты, паразит, делаешь?! Смотри, куда харкаешь! Вот развелось алкашей! Спасу от вас нету!

Гешка перегнулся через подоконник, с презрительной усмешкой спросил:

— Это ты о ком, баб Дусь? Кто здесь алкаш-то? А?

— Да ты и есть алкаш, Геннадий! Самый настоящий алкаш! Посмотри, что под окном развёл-то! Помойку целую! Ну?! Кто за тебя хабарики-то убирать будет?! И Сашку привадил. Ну, что вылупился-то?! Глаза твои бесстыжие! Э-эх… Куда Господь только смотрит? Как таких к жизни-то допускает? Была б моя воля, я б всех этих алкашей и курилок собрала б в одну кучу, и на Луну бы и выстрелила из пушки! Пущай там пьянствуют и окурками сорят! — гневно рассуждала баба Дуся, собирая окурки, валяющиеся под окном Гешки, в огромный полиэтиленовый мешок.

Гешка ехидно спросил:

— Баб Дусь! А чего на Луну-то? Я б на Марсе жить хотел!

— А по мне всё равно, где бы ты жил! Лишь бы не на моём участке. Вон сколько грязи от тебя! И не стыдно? Молодой мужик… Не работаешь. Довёл себя чёрте до чего! О-хо-хо… Куда мир катится? — увещевала баба Дуся, то наклоняясь за очередным окурком, то распрямляясь и бросая гневный взгляд на Гешку.

Гешка докурил Беломор, хотел, было, по привычке, швырнуть окурок в окно, но передумал. Снова перегнулся через подоконник и крикнул:

— Смотри, баб Дусь! Исправляюсь!

В одной руке он держал хабарик, а в другой — ржавую жестяную банку из под кильки.

— Смотри! — повторил Гешка и аккуратно, как в замедленной съёмке, опустил окурок в банку.

— Ай, ну тебя! — отмахнулась баба Дуся.

Гешка захохотал, обнажив жёлтые прокуренные зубы.

Часть 3

Рейд по помойкам оказался сегодня не очень удачным: десять стеклянных бутылок из-под пива «Бочкарёв» и несколько лёгких жестяных баночек из-под «Пепси Колы». Вот и весь улов.

Гешка поднял голову к небу, с тоской посмотрел на быстро бегущие облака, тихо произнёс, услышанную с утра из уст бабы Дуси фразу:

— И куда Господь смотрит?

Потом добавил:

— Хоть бы бутылок побольше дал…

Он тяжело вздохнул и побрёл по своему привычному маршруту — к пункту приёма стеклотары.

Путь лежал через сквер, а затем — мимо небольшой часовенки, каковых в городе появилось в наши дни, как грибов после дождя.

У часовенки, как обычно в это время, толпились несколько бомжей. Они держали в грязных руках пластмассовые стаканчики, в надежде, что кто-нибудь из прихожан опустит внутрь стаканчика горсть мелочи, а если повезёт и пятидесятирублёвую бумажку или даже сотню.

Гешка заглянул в свою авоську, опять пересчитал бренчащие бутылки. Убедился, что больше их не стало.

— Да… не густо сегодня, — пробормотал он себе под нос.

— Иди, иди отсель, мужик! — Злобно произнёс один из бомжей, заметя, что Гешка притормозил около входа в часовню. — Это наше место! Неча здесь торчать.

Гешка посмотрел добродушно на ворчащего бомжа, улыбнулся.

— Да, не боитесь, мужики. У меня свой бизнес. — И он погремел бутылками в мешке. — Я до такого ещё не дошёл, чтоб деньги клянчить.

— Не зарекайся! — ответил всё тот же, разговорчивый бомж. — Сплюнь! Я вот тоже никогда не думал, что дойду до такого. А судьбина по-своему распорядилась. Так что — не зарекайся, мужик, — снова повторил бомж и тяжело закашлялся.

Кто-то, проходя мимо бомжей, опустил в каждый из протягиваемых ими стаканчиков, по серебристому пятаку. Поравнявшись с Гешкой, сердобольный прохожий, сунул ему в руку сто рублей. Гешка даже не успел опомниться, как свёрнутая в трубочку сотня, оказалась у него в руке. На мгновение он потерял дар речи. Вот те раз! Это что же? Его уже принимают за нищего?! Нет! Это уже не лезет ни в какие ворота! Чтобы он, Гешка, брал милостыню?! Да никогда! Гешка, полный негодования и решимости вернуть деньги, тому, кто так бесцеремонно сунул их ему в руку, поднял голову.

Перед ним стояла миловидная, молодая женщина. Их глаза встретились… У Гешки в груди что-то ёкнуло, замерло, после чего бешено заколотилось. Краска смущения залила его лицо.

Гешка растерянно произнёс:

— Не надо. Что вы… Возьмите свои деньги. Я не милостыню здесь прошу. Просто случайно… Остановился…

Он, пряча за спину руку с мешком, где предательски брякали пустые бутылки, протянул женщине сто рублей обратно.

Женщина отстранила руку Гешки:

— Пожалуйста, возьмите. Я чувствую — вам сейчас нужны деньги. Только… не нужно пить. Вы ведь хороший человек. А губите себя… — Мягко, с какой-то материнской заботой, произнесла она.

Бомжи, с завистью смотрели на бежево-коричневую бумажку, оказавшуюся в руках их неожиданного конкурента.

— Пусть Господь поможет вам, — всё так же мягко произнесла щедрая женщина и осенила Гешку крестным знамением.

Гешка окончательно растерялся. А женщина развернулась, поклонилась образу Спасителя, висевшему перед входом в часовню, перекрестилась и шагнула за порог.

— Слышь, ты… Вали отсюда, пока по шее не схлопотал, — зашипели бомжи, окружая Гешку со всех сторон.

— Мужики, — хрипло обратился к своим сотоварищам один из бомжей, — а ведь это наша соточка у этого фраера!

— Наша! — дружно поддержали его остальные.

— Гони деньги, мужик! — потребовал хрипатый.

— Мужики, а может, кокнем ему все его бутылки, чтоб знал, как на чужой каравай рот разевать!? — предложил кто-то из нищенской компании.

— Да вы что, мужики? Успокойтесь. Я не разеваю рот на ваш каравай.

Гешка попытался выйти из кольца, в которое плотно его взяли недовольные попрошайки.

— Вот возьмите… — Он протянул им немного помятую сторублёвку.

Бомж, который говорил хриплым голосом, быстро схватил купюру и сунул её себе за пазуху.

— То-то же, — довольно произнёс он, — а теперь — вали!

Часть 4

Прошло уже больше часа, как Бот появился в кабинете Дока. Эксперимент, который произвёл Бот, поразил Дока до глубины души. А больше всего поразила мотивация, которая толкнула Бота на этот, необдуманный, как считал Док, шаг. Странная мотивация — любопытство и скука. Это ему-то, Боту, стало вдруг скучно? Существу, всецело отдавшему себя творчеству! Можно сказать, самому Творцу, как за глаза называл его Док, и стало скучно? А любопытство? Бот уже давно ничему не удивлялся и особо ничем не интересовался. Он знал всё! Абсолютно всё! Он просто жил и созерцал. А тут, вдруг, Док узнаёт, что его друг неожиданно вспомнил молодость, и его обуяло любопытство?

— Понимаешь, Док, — объяснял свой поступок Бот, — когда всё знаешь, так скучно жить. Хочется каких-то эмоций, переживаний. Вот я и решил проверить, способен ли я ещё на какие-то эмоции? Да и вообще, есть ли они ещё у меня? Не пропали ли окончательно?

— Ну и как? Не пропали? — осведомился Док.

— Как видишь, нет. Я, оказывается, ещё способен чувствовать боль.

Бот криво усмехнулся и снова потёр правый бок.

— А знаешь, Док, — продолжил он, — я ведь вовсе не преследовал цели создать какой-то новый вид, как ты выразился, микробов. Это, можно сказать, само вышло. Что-то вроде побочного эффекта от одного вещества. Мне так кажется. Хотя… до конца я ещё не уверен.

— Постой, постой, — остановил друга Док, — ты же говорил, что это был эксперимент! А теперь, оказывается, ты занимался разработкой какого-то вещества?

— Ну, да. Вещества. Только не я его разрабатывал. Оно уже было, это вещество. Я же говорю — мне захотелось каких-то новых ощущений, эмоций…

— Бот! — воскликнул Док. — Ты с ума сошёл! Это вещество случайно не наркотик зовётся? А? Ну, давай, признавайся! Наркотик? Я угадал?

Док с опаской посмотрел на Бота.

— Я сам до конца не понял, что это, Док, — устало произнёс Бот. — Но последствия этого ты уже видел. Только что. На экране монитора.

Бот немного помолчал, потом продолжил:

— Помнишь, я тебе рассказывал — мой отец перед отъездом в эту странную, неожиданную командировку, оставил мне коробку с какими-то диковинными семенами. Помнишь?

— Ну да. Что-то припоминаю, — отозвался Док. — Ты ещё говорил, что хранить их нужно при определенной температуре.

— Вот именно — при определённой температуре! — воскликнул Бот. — Отец просил, чтобы я сохранил их до его возвращения. Но… время шло. И то ли отец слишком задержался, то ли я не внял его просьбам и хранил эту коробку со странными семенами не так, как нужно… В общем — семена я, похоже, загубил. Я это понял, когда по моему дому стал распространяться неприятный, тухловатый запах. Я долго не мог понять — откуда этот запах? Пока не удосужился открыть коробку. Все семена были покрыты плесенью и только одно семечко, каким-то чудом, сохранилось и… проросло. Росток был тоненький, бледно-зелёного цвета, с двумя маленькими листочками. Я решил посадить этот странный росток у себя в саду. Надежды, что он приживётся, не было никакой. Но я тщательно ухаживал за ним. Поливал, рыхлил землю… Меня гложило чувство вины перед отцом. Ведь я не выполнил его просьбу! Не сохранил то, что, по какой-то непонятной для меня причине, было ему важно. Поэтому я старался изо всех сил сохранить хотя бы этот росток. Я надеялся, что из него вырастет дерево. И даст плоды. А потом я соберу семена… К моему удивлению и несказанной радости — росток прижился и довольно скоро превратился в крепкое роскошное дерево. А потом на нём появились плоды… Весьма необычные. Я бы даже сказал, странные плоды… В них было необычно всё: начиная от формы и заканчивая цветом. Это были какие-то многогранники с тонкой прозрачной кожицей, сквозь которую просвечивала вся внутренность — разноцветная, меняющая свой цвет в зависимости от освещения и, как это не покажется странным, настроения, смотревшего на них. Я мог часами любоваться этими плодами… Настолько это было прекрасное завораживающее зрелище! Иногда мне начинало казаться, что плоды эти — разумные существа. Стоило мне улыбнуться — и цвет их становился ярким, насыщенным. Мне начинало казаться, что они улыбаются мне в ответ. Как только улыбка сходила с моего лица, плоды тут же тускнели и блёкли…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 268