электронная
200
16+
Патология души

Бесплатный фрагмент - Патология души

Люди, с которыми невыносимо


5
Объем:
148 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-0905-6

Благодарность

Выражаю искреннюю признательность своим коллегам — психологам Московской службы психологической помощи, чьи бесценные советы, мнения и опыт помогли созданию этой книги.

Люди, с которыми непереносимо, или Что делать, если наш близкий — психопат?

Маленький психологический центр на окраине Москвы. Открывается дверь, и заходит потенциальный клиент. Вернее, клиентка. Без записи, привлеченная (как потом выяснилось) терминами «психологическая» и «помощь».

Администратор: «Здравствуйте, вы на прием?»

Клиентка (минуя любое приветствие и не глядя на администратора): «А что это у вас вывеска весит так неудобно и помещение маленькое такое? В мэрии знают, что здесь творятся такие безобразия?»

Администратор (любезно, действуя согласно инструкции): «Скажите, пожалуйста, вы записаны?»

Клиентка (не поведя бровью): «А почему я должна быть записана? У меня острая ситуация, вы не можете отказать мне в приеме. Или вы тут за наши деньги ерундой занимаетесь?»

Администратор (усилием воли оставаясь спокойной): «Опишите, пожалуйста, вкратце суть проблемы, с которой вы хотите обратиться…»

Клиентка: «А почему я что-то должна объяснять? Здесь психологи, вероятно, даже не знают теорию Зигмунда Фрейда…»

Далее, в процессе разговора стало очевидным, что клиентка регулярно посещает различные психологические центры и каждый раз «не находит своего психолога».

Здесь мы сталкиваемся с классической манипуляцией-нападением как моделью, как образом жизни. В данном случае это, вероятно, стиль всей жизни этой женщины, порожденный всем предыдущим, скорее всего достаточно травматичным, опытом.

Часто такого рода поведение является вовсе не психиатрическим состоянием, но устойчивой, заложенной еще в детстве моделью, которая носит достаточно стойкий и мало корректируемый характер.

Расстройства личности (психопатии)

Практика работы психолога, опыт коллег, а также трудности, с которыми сталкиваются социальные работники, различные специалисты сферы социального обслуживания, наводят меня на желание более детального и стратегического обсуждения данной темы. Как нам эффективно помочь клиентам и не разрушиться профессионально самим в работе с так называемыми трудными клиентами?

Необходимо отметить, что речь здесь не пойдет о клиентах со сложными жизненными ситуациями, о клиентах, переживших травмы или потери либо просто находящихся на невротическом уровне организации. Также в этой главе речь не пойдет о случаях суицида или домашнего насилия.

Я хочу поговорить о клиентах с личностными расстройствами (раньше все больше употреблялся термин «психопатии») — общение с ними является определенным вызовом для специалиста даже очень высокой квалификации и может являться травмоопасным для его душевного здоровья.

Определимся с предметом нашего рассмотрения. Согласно определению, данному в классическом учебнике по психиатрии:

психопатии — это: 1) стойкие; 2) развивающиеся в детстве и наблюдаемые в течение всей жизни расстройства характера, проявляющиеся в общей дисгармоничности психического склада (при сохранности способностей и интеллекта), которые приводят к межличностной и социальной дезадаптации.

Особенностью является то, что они носят стабильный характер в течение всей жизни человека (не хуже, но и не лучше), у них отсутствует течение болезни как таковое.

Психопатии относятся к пограничным психическим расстройствам. Наиболее выраженные нарушения у психопатических личностей происходят в эмоционально-волевой сфере. Выдающийся русский психиатр Петр Борисович Ганнушкин выделял следующие диагностические критерии личностных расстройств:

— их относительная стабильность (практически нет изменений: не становится ни хуже, ни лучше);

— тотальность психопатических особенностей (психопат везде психопат: и дома, и на работе, и в магазине);

— патологические черты характера выражены до такой степени, что происходит нарушение социальной, семейной, профессиональной адаптации.

DSM-IV-TR размещает личностные расстройства в трех кластерах: А, В и С.

В кластер А входят параноидное, шизоидное и шизотипическое расстройства. Их объединяет условно «странное» поведение.

Кластер В объединяет нарушения, которые характеризуются неадекватностью, эмоционально драматическими (актерскими) проявлениями либо своей асоциальностью. В него входят: антисоциальное, пограничное, нарциссическое и гистрионическое личностные расстройства.

Все нарушения кластера С — это про тревогу и страх. К ним относятся обсессивно-компульсивное, зависимое и избегающее личностные расстройства.

Терапевтическая практика показывает, что личностные расстройства весьма разнообразны, они все достаточно трудны с точки зрения психологической коррекции, но далеко не все из них так трудны с точки зрения так называемого межличностного взаимодействия с такими людьми.

Так, например, человек с личностным расстройством по психостеническому типу скорее разрушает себя, нежели других. Относительно «безобидна» для других и зависимая личность.

Совсем другое дело, когда мы говорим о людях, которых в обычной жизни мы иногда называем эмоциональными вампирами.

Этот термин употребляет также автор замечательной книги с одноименным названием, известный американский психолог Альберт Бернстайн. Он пишет о том, что люди с такими проявлениями (в метафорической форме это может звучать как «пожиратели вашей энергии») могут вас окружать в совершенно различных местах и ситуациях. Это могут быть ваши соседи, коллеги по работе, и что хуже всего, ваши супруги, родители или даже дети.

Не от всех них вы сможете сбежать. Да это и не требуется. В конце концов, эти люди — психопаты по сути — могут быть крайне интересны в определенных своих проявлениях, без них мир был бы явно беднее, мы не получили бы знаменитых композиторов, страстных ученых, футболистов и авторов музыки в стиле рок-н-ролл.

Бежать не надо, надо научиться не бояться. Просто перестать их бояться и узнать, как грамотно взаимодействовать с людьми с расстройствами личности в различных жизненных ситуациях.

Но прежде рассмотрим предмет нашего разговора более детально. В чем, собственно, сложность, которую они порождают? Почему общение с ними бывает так разрушительно?

Я не буду здесь использовать термин «вампиризм», а честно назову вещи своими именами. Речь идет о людях с патологией характера, которая является расстройством личности, или по-старому — психопатией.

А. Бернстайн остроумно замечает, что когда человек сам сводит себя с ума, то он невротик или психотик (психоз — это психиатрическое расстройство, например шизофрения), а вот если он сводит с ума других людей, то он точно психопат. В обычной жизни эти люди не сразу же проявляют свои патологические склонности. Они могут выглядеть и вести себя как добропорядочные граждане, исполнительные работники и ответственные жены и матери семейств. До того момента, пока они не чувствуют, что им что-то угрожает.

В принципе любой человек меняет свое поведение, если ощущает угрозу. Проблема в том, что в качестве угрозы люди с расстройством личности воспринимают то, что для обычных людей является частью жизни. Наши психопаты совершенно не выносят: скуку, состояние неопределенности, необходимость принять на себя ответственность за свои поступки и поведение. По сути мы видим поведение ребенка. Однако плохо, когда инфантильность (вполне приемлемая в детстве и отрочестве) становится частью поведения взрослых людей. Это уже не выглядит «таким милым».

Что является определяющим в личности, которую мы считаем здоровой и зрелой? Умение принимать и осуществлять выбор, брать за него ответственность. Инфантильность людей с расстройствами личности выражается в том, что на протяжении жизни они считают себя никем иным, как жертвой обстоятельств и других людей. У них развит экстернальный (внешний) локус контроля. Человек с таким локусом считает, что в событиях его жизни «виноваты» все: плохой начальник, самодур отец, страна проживания, ужасные соседи, дебилы сотрудники. Все, кроме него самого.

Психопаты практически не умеют контролировать свои импульсы, считаться с другими людьми. Они убеждены, что какая бы потребность у них ни возникла, она должна быть немедленно удовлетворена. Как это скажется на других людях, при этом совершенно неважно.

На вопрос: а каковы причины личностных расстройств, сложно дать однозначный ответ. Ряд теорий связывают их с дисбалансом в биохимии мозга. Кто-то связывает психопатию с перенесенной в детстве психотравмой. Часто психопаты являются выходцами из деструктивных, часто алкоголизированных семей. Но ведь достаточно много детей алкоголиков вполне состоялись в жизни. Да, семья, травматические детские переживания, конечно, могут являться источником ряда психологических проблем и влияют на судьбу. Но далеко не все в таких обстоятельствах становятся психопатами.

Знаете, за что в академической среде часто критикуют старика Фрейда? Потому что понять, откуда возникла проблема, не значит решить ее. Фрейдовское «почему?» порождает множество других причинно-следственных коллизий. Сторонники гештальт-подхода считают, что гораздо важнее ответить на вопрос «как?». То есть эффективнее понять, как взаимодействует человек с окружающим миром и что с этим можно сделать, чем размышлять над причинами возникновения того или иного поведения. Что можно сделать с тем, что человек воспринимает других людей как потенциальный источник удовлетворения своих потребностей, как инструмент и не считается с их чувствами и желаниями?

Цель этой главы не «осудить злодеев», потому как «не судите, да не судимы будете». Но в том, чтобы научиться обнаруживать их в своем окружении и в случае обнаружения принимать правильные поведенческие решения. Цель данного текста — поделиться с читателями опытом того, как помочь себе не разрушиться, если судьба или работа свела вас с таким трудным человеком.

Однако! Лично я не склонна рисовать наших героев только одной (преимущественно черной) краской. Представьте себе, что весь окружающий нас мир — условная норма. И что мы получим? Скорее всего, безопасную скуку, череду стандартных событий, некую предначертанность. А кто же будет делать ошеломляющие открытия, а значит, идти на риск, решать сложные задачи, писать «нечеловеческую» по силе музыку? Скажете, что многие талантливые люди вполне нормальны?! Просто перечитайте биографии известных личностей — все встанет на свои места и пазл сойдется.

Большинство спецназовцев, полицейских, «идущих на таран» неприятельского самолета, лидеров в политике и бизнесе — да-да, это наши герои. Не обесценивая ничьих подвигов, скажу, что есть мнение, что героизм в принципе вряд ли возможен среди «условной нормы». Дело в том, что в силу отсутствия определенных ограничений, социальных норм (а часто и страха), свойственных нам, психопатические личности способны на то, что нам часто недоступно.

Да, общение с такими людьми бывает «вызовом» нам, условно нормальным (недообследованным). Психологи часто советуют просто избегать контактов с психопатически устроенными индивидами. Но разве это всегда возможно? Мы не сможем выжить в изоляции. Есть более разумное решение. Одним из критериев того, что перед вами человек с личностным расстройством, является ваше собственное смятение, ощущение обиды, гнева, и главным образом — страха (обида или гнев часто просто его маскируют). Эти люди умеют его внушить. А значит, научиться работать со страхом, порождаемым общением с «трудными людьми» — одна из тех непростых задач. Но они сделают нас зрелой личностью. И тогда чары рассеются…

Виды личностных расстройств, наиболее трудных для общения в повседневной жизни

Недавно в издательстве «Альпина Паблишер» вышел преинтереснейший путеводитель по типологии психических расстройств, авторами которого являются не профессиональные психиатры или психологи. Книга написана журналисткой и бизнес-аналитиком, которые были знакомы с проблемой не понаслышке. Оба столкнулись с клинической депрессией, обратились за профессиональной помощью, вылечились и, изучив много серьезной литературы, сделали удивительно точные профессиональные выкладки по интересующему нас вопросу. В частности, авторы совершенно точно воспроизводят существующую сейчас в психологической и терапевтической среде базовую парадигму о том, что все психические расстройства можно поделить на три группы.

Невротический уровень. Человек остается «нормальным», у него сохранено мышление, адекватность, критичность к происходящему, но появляются эмоциональные нарушения (тревога, страх вплоть до панических атак, напряженность), а также могут хромать вегетатика (сердцебиение, потливость, отдышка, тремор и т. п.) и соматика (могут появляться заболевания или болезненные проявления, такие как головная или желудочная боли, хромота, потеря сна).

Психотический уровень. Здесь человек начинает терять контакт с реальностью. Могут возникать бред, галлюцинации. Снижается критичность к своему состоянию, то есть человек может не осознавать, что болен (критичность обязательно сохраняется на невротическом уровне), и оттого порой даже юридически не отвечает за последствия своих действий. Континуум таких состояний широк: от осознания себя Наполеоном или Иисусом Христом до дереализации (чувства нереальности происходящего) и деперсонализации (ощущения, что наблюдаешь за собой со стороны).

Пограничный уровень. Или по-другому: психопатический уровень уровень расстройства личности. Здесь как раз проживают «наши люди в Голливуде». Здесь находятся бездушные манипуляторы, патологические лжецы, королевы сцены, которые в любых обстоятельствах действуют так, как будто играют роль. Все это называется расстройствами личности, и их много. Какие-то относятся к шизофреническому спектру (шизоидное и шизотипическое расстройство). Мы остановимся подробнее на наиболее колоритных, часто встречающихся и представляющих большие неудобства окружающим: антисоциальном, нарциссическом и пограничном.

Мы не будем здесь рассматривать все 10 (а в других классификациях и больше) видов расстройств личности. Остановимся на «самых непереносимых», а именно антисоциальном, истерическом, нарциссическом, обсессивно-компульсивном и параноидном. Почему на них? Вы просто чаще сталкиваетесь с ними в общении. Тревожно-мнительный человек или шизоид вряд ли сами будут искать с вами контактов. Они будут тихо сидеть в своих лабораториях, в архивах и библиотеках, создавать свои шедевры в стихии IT-технологий или литературе. А вот истерик либо параноик может создать множество проблем в жизни большинства людей, как в личной, так и в социальной сферах.

Как мы уже говорили, люди с личностными расстройствами могут не сразу их проявлять. Они активизируются, лишь когда фрустрируется какая-то их инфантильная, детская потребность. А если таковая возникает, то психопат стремится удовлетворить ее немедленно, он/она не может ждать и использует для ее удовлетворения любого, кто оказывается рядом. Именно от этого так тяжело окружающим, но сами психопаты такой своей особенности просто не осознают.

Dirty Rotten Scoundrels, или Антисоциальное расстройство личности

Вы не потратите зря время, если прочтете книгу «Исповедь социопата. Жить, не глядя в глаза». М. Томас — успешная, нашедшая свое место в обществе женщина-социопат, не совершившая ни одного уголовного преступления. Она харизматична и амбициозна. Может очаровать и даже обольстить. При этом вы остаетесь для нее объектом, который любопытно изучить, найти уязвимые места и использовать для манипуляций и достижения собственных целей. Не испытывая сострадания, чувства вины и угрызений совести. М. Томас написала предельно честную книгу о себе и своей жизни.

Она рассказывает о последних научных исследованиях на тему формирования социопатической личности и утверждает, что людям ее склада есть что предложить обществу.

Чрезвычайно интересно в этом смысле исследование д-ра Кевина Даттона — «Мудрость психопата». С формальной точки зрения термин «антисоциальный» означает «незрелый в социальном плане, несоциализированный человек».

Согласно «теории общественного договора» еще в 17 веке мы договорились, что в общении друг с другом будем соблюдать определенные нормы. Люди добровольно согласились отказаться от определенных свобод и соблюдать правила, просто чтобы выжить как вид. Иначе «война всех против всех», как заявил автор идеи Томас Гоббс (Bellum omnium contra omnes).

И вот, чтобы войны не было, люди как бы «подписывают» (договариваются) этот общественный договор, по которому у них есть определенные гражданские права, но взамен они обязуются соблюдать правила, установленные государством. Другое дело, что отцы-основатели этой теории по-разному это государство понимали. Томас Гоббс был за авторитарную монархию, Джон Локк — за либеральную, а Жан-Жак Руссо был ярым либеральным республиканцем.

Факт, что с необходимостью правил соглашались все. Все? Кроме наших антисоциальных психопатов. Прежде был в ходу термин «социопат», и еще сто лет назад считалось, что такой тип личности характерен только для преступников.

Сразу вспоминаются характерные фильмы на эту тему: «Молчание ягнят», «Семь», а также сериалы «Ганнибал» и «Декстер».

Действительно, противозаконные действия часто совершают именно антисоциалы. Однако это лишь небольшой фрагмент их возможной палитры действий. Маньяки — это лишь одна сторона этого континуума, которая, к слову, прекрасно описана в книгах «Психопат-тест» Джона Ронсона и «Лишенные совести» Роберта Д. Хаэра, профессора из Ванкувера, много лет изучающего социопатов в местах заключения.

Однако на противоположном конце диагностической шкалы мы с вами встречаем обаятельнейших, любящих приключение и риск людей, похожих на подростков, которых, по меткому выражению доктора Бернстайна, по-прежнему интересует только секс, наркотики и рок-н-ролл.

Антисоциал — это не тот, кто избегает социума. Отнюдь, он этим социумом пользуется. В смысле, что использует вчистую, как вещь, иногда как половую тряпку. Психопаты этого типа обожают шумные сборища, тусовки, места, где они могут подпитаться людским вниманием, сорвать куш своих психологических выгод.

При этом это одиночество среди людей. Они практически никому не доверяют, все их многочисленные контакты неглубоки или нестабильны. Люди, даже влюбившись в них, часто не выдерживают такого интенсивного взаимодействия «на краю пропасти».

Почему же они настолько привлекательны и мы попадаемся в их сети?

Да потому что правда яркие. Особенно если с высоким интеллектом. Вы когда-нибудь ощущали себя королем мира (как в фильме «Титаник», стоя раскинув руки на краю кормы), человеком, для которого нет преград, который получает от жизни все, что захочет? Наверно, ситуативно эти моменты торжества происходят в жизни каждого.

А теперь представьте человека, который живет с таким ощущением постоянно, и при этом у него отсутствуют два важных компонента: совесть и страх. Это люди испытывают постоянное эмоциональное возбуждение, и это для них «нереально» круто.

Но беда в том, что, как только возбуждение заканчивается, должно быть немедленно предпринято нечто, что снова поднимет его уровень. Это как наркотик. Скука и рутина — самые страшные враги людей подобного типа, они реально начинают болеть.

Ну и кто тогда поднимет уровень адреналина такому персонажу? Да тот, кто подвернется под руку. Жертва человека с асоциальным расстройством личности необходима ему, чтобы получить желаемое. Чаще всего жертвами оказывается ближний круг: жены, дети, родители.

Однако, как я уже замечала, все подвиги на свете совершают тоже они. У них есть завидное свойство (я завидую) — отсутствие тревоги и беспокойства. Прорывы в научной мысли, искусстве, сложные действия во времена чрезвычайных природных катаклизмов, хитросплетения разведывательных операций сопряжены с риском. Человек обычный (осторожный, сомневающийся, рефлексирующий, взвешивающий все по нескольку раз) вряд ли выберет такого рода деятельность своей профессией. Большинство людей, совершающих экстраординарные действия, порой служащие на благо общества — как ни странно, принадлежат к типажам с антисоциальным расстройством личности. Мы часто восхищаемся ими и ставим памятниками. Но мы не можем жить с ними под одной крышей.

Для этих людей все, что составляет рутину нашей повседневности — это тюрьма, из которой необходимо совершить побег (из реальных тюрем побеги совершают именно они, не ведающие страха и стыда). Они просто стремятся к свободе. Любой ценой. И если вы стоите на пути к этой свободе, вас используют не задумываясь. Ничего личного. Просто потребность в перманентном возбуждении центральной нервной системы. Если они получают желаемое, то они счастливы. Если не получают — приходят в бешенство. Причем виноватыми в том, что они чего-то не получили, будут окружающие. Ответственность за свои действия и выбор практически отсутствует у этих обаятельных людей.

А если вокруг никого нет, то они будут прибегать к психоактивным веществам — алкоголю или наркотикам. И это еще одна существенная проблема. При этом они не будут выпивать тихо перед телевизором, их обычно тянет «на подвиги». И тут на помощь приходят, как правило, их жены: они вытаскивают из всех тяжких, спасают из подворотен и криминальных компаний, оплачивают карточные долги, терпят постоянные «вылеты с работы», измены, искренне веря, что их любовь и забота рано или поздно исправят любимого человека.

Многие психотерапевты искренне советуют немедленно уходить от таких людей, так как социопата практически невозможно исправить. Но всегда ли жертва в состоянии осуществить такой совет практически? У вас могут быть совместные дети, вы можете быть финансово несамостоятельной. В конце концов, вы можете просто любить вашего «очаровательного негодяя». Тут каждый решает для себя. Важно, чтобы ваш выбор был осознанным. И если вы решили остаться (а кто сказал, что этот выбор однозначно ошибочный?), то получите удовольствие от тех моментов совместного общения, которые действительно ярки и праздничны. Кататься на американских горках — это реально захватывающий, притягательный опыт. Только не ожидайте, что, когда аттракцион остановится, ваш возлюбленный станет способен к ответственности, рассудительности, покою. Просто не ожидайте этого.

Если вы решили связать жизнь с таким человеком и лишены иллюзий, то имеет смысл соблюдать ряд практических рекомендаций по выживанию.

Используйте их сильные стороны. Они непревзойденные воины. Поэтому их всегда используют в качестве профессиональных наемников. Однако там действует система: приказы и определенные правила.

Ну так введите систему правил в вашу повседневную жизнь: правила в отношении безопасности детей, жилища, четкое распределение семейных обязанностей, финансовые обязательства. В случае неисполнения которых должно наступить не наказание, а естественные последствия (лишение ужина, секса, денег, общения). То, что в нормальных отношениях является отвратительной манипуляцией, здесь работает в терапевтических позитивных целях. Это не шантаж, а правила игры. Последствия должны наступать неотвратимо. Сохрани вас бог погрозить чем-то, а потом смягчиться, пойти на попятный. Вы рушите всю воспитательную колоду.

Вы знаете, что среди детей, выросших в тяжелейших деструктивных семьях, а затем попавших в систему интернатов, часто попадаются подростки с развивающимся психопатоподобным поведением. К сожалению, приемные родители часто не понимают, что происходит с ребенком, и сдают его обратно в детдом. Поведенческие проблемы асоциального типа часто являются причиной вторичных возвратов. Чтобы избежать повторной травмы ребенка, приемным родителям рекомендуется обязательное наличие правил семейного общежития и наступление естественных последствий, как положительных, так и отрицательных.

— «Отличная работа, молодец, сынок!» — отеческое, с любовью похлопывание по плечу в ответ на хорошо сделанное поручение (только без охов и ахов восторга — они воспринимаются такими детками как ваша слабость);

— недельная забота в «роли сиделки» у постели младшего брата, избитого вашим приемным подопечным — столкновение ребенка с последствиями его «неправильного поведенческого выбора».

Поведение взрослого асоциала сродни подростковому, поэтому все эти рекомендации также актуальны.

Беспокоиться о безопасности семьи придется вам. Ваш безрассудный супруг/супруга вряд ли в этом эффективны. Они часто обманывают, но не пытайтесь вывести на чистую воду. Вас убедят, как умеют убеждать профессиональные продавцы-ретейлеры. «Дорогая, это же легкий флирт, ты знаешь, что я люблю только тебя» (после вечеринки, на которой ваш муж был обнаружен страстно целующимся с одной из гостей в соседней комнате).

Если антисоциальным расстройством личности страдает ваш ребенок, то не проводите расследования. Просто столкните с наступлением естественных последствий.

— Маша, на столе разлит чай и разбита чашка. Убери, пожалуйста, — вы точно знаете, что это сделала ваша дочь пять минут назад.

— Это не я, это Аня. Почему всегда я должна убирать? — кивая на сестру.

Плохой вариант: «Нет, я же видела. Это ты. Как тебе не стыдно. Ты все время врешь».

Правильный вариант: «Маш, мне неинтересно, кто это сделал. Мне просто нужна твоя помощь. Ты вытрешь сейчас или когда закончишь подметать пол?» (техника: выбор без выбора).

Когда ваша просьба выполнена — обязательно хвалите. Это своеобразное подкрепление. Да, это похоже на дрессуру, но что делать, если социальные нормы, мораль, совесть зачастую действительно не развиты и к ним трудно апеллировать.

Причем хвалите только за реальные поступки, игнорируйте просто слова (оправдания, объяснения) — вас обманут. Примите это за теорему, не требующую доказательств, и прекратите всяческие расследования. «Принимайте к рассмотрению» только реальные дела.

Катайтесь на американских гонках вместе с ним/ней! Получайте от жизни удовольствие, черт возьми, раз уж связались с такой персоной.

Но! Осознавайте, что это гипноз, чары личности, и не поддавайтесь им в повседневной рутинной практике, где нужно решать реальные, практические задачи. Признаки, что вы во власти чаровника: снижение вашей критичности к происходящему, склонность вашего партнера говорить обо всем только с восторгом и в превосходной степени при полном игнорировании повседневных обязанностей и объективной информации.

Если ваш любимый (-ая) увлечен паркуром, парашютизмом или экстремальным туризмом — что ж, в этом его прелесть. Он/она ведь таким вам понравился?

А вот пристрастиям к играм, алкоголизму, сексоголизму и прочим аддикциям вам придется яростно и сразу сопротивляться. Категорическим условием вашего дальнейшего совместного проживания должно стать посещение группы 12 шагов, психотерапевта, нарколога и т. п. по контролю над зависимостью (о полном излечении, к сожалению, речь не идет). Как правило, ваш партнер может согласиться с вашими условиями, потому что аддикции такого рода часто сильно мешают им самим в карьере, расшатывают здоровье. А они любят себя. На этом и играйте и не взывайте к заботе о вас и о семье (это тщетно).

Не позволяйте втянуть вас в «дебаты».

— Я больше не дам тебе денег взаймы, — наконец, говорите вы, решив положить конец регулярным вымогательствам.

— Отчего же?

Вы начинаете подробно объяснять все причины, давать резоны, ссылаясь на негативный прошлый опыт.

— Эти причины лишены всякого смысла, — ничтоже сумняшеся говорит вам ваш собеседник.

Вы снова пускаетесь в «дебаты», что-то объясняете, убеждаете. Через час вы устанете и просто уступите ему, чтобы избавиться от его присутствия на какое-то время.

Только не пытайтесь их наказать! Все, что вам следует делать — перестать подкреплять негативное поведение.

— Почему ты все время меня используешь? Неужели у тебя полностью отсутствует совесть? Тебе никого не жаль?

Вас используют, потому что вы подставляетесь. Обвинив вашего социопата, вы искренне думаете, что он испытает чувство вины. Но увы, это не в его силах. Он/она просто лишен такого дара (проклятья), как совесть.

То, что вы считаете наказанием, только подкрепляет порочное поведение. Если вы решаете отказать такому человеку в чем-то и все-таки говорите нет, а он вас спрашивает: «Почему нет?» — не поддавайтесь искушению пуститься в объяснения. Вы проиграете. Просто игнорируйте вопрос. Уведите разговор в сторону, переведите на другую тему. Как вариант, покиньте на время пространство общения, изобразив срочный звонок или любую «внезапную» занятость.

Никогда не «грозите» антисоциалу просто так. Это только распаляет их прыть. Помните о стратегии «наступления естественных последствий». Большой ошибкой будет угрожать разрывом отношений («Если ты не бросишь пить, то мы расстанемся»), если вы не готовы осуществить свои «угрозы». Ваш психопат может реально измениться, только если столкнется с вашей твердостью в следовании определенным правилам. Подходящая модель поведения может выглядеть так: «Дорогой, мы приглашены к Петровым сегодня к 19.00. Чтобы успеть, мы уходим в 18.30. Если тебя не будет, мы уедем без тебя». Дальше, как вы догадываетесь, вам действительно придется «набраться решимости» и уехать без него.

Это необходимо проделать в аналогичных ситуациях несколько раз, до полного закрепления эффекта. Если же вы вмешиваетесь в «наступление естественных последствий», уговариваете, подгоняете, стыдите, вы как будто попадаете в водоворот сансары, ситуация будет повторяться снова и снова. Вы сами рушите правила и показываете вашему близкому человеку, что ваши слова и «угрозы» не стоят выеденного яйца. Вам это нужно?

Вы можете столкнуться с яростными вспышками гнева в ответ на свое новое поведение. Причем здесь множество вариантов: рыдания, упреки, демонстративная холодность, сомнения в «смысле такой жизни». Ваш муж-психопат в такой ситуации может вызвать у вас чувство вины еще более изощренно, чем, например, ваша мама. Держитесь и не сдавайтесь, какой бы ни была экспрессивной и зрелищной разыгрываемая перед вами драма. Потому что цель этих вспышек — заставить вас уступить. Но ведь вы делали это столько раз, и это только усугубляло ситуацию!

Меняя собственное поведение, устанавливая границы допустимого, вы не только спасаете себя, вы оказываете целительное действие на своего партнера. К тому же приступы ярости говорят о том, что ваша стратегия начала работать и вы уже побеждаете. Иначе зачем было бы орать? А победить вам надо. Победа будет являться непременным условием вашего дальнейшего, более-менее человеческого совместного проживания с вашим любимым психопатом.

Важно! Любое поведение, выходящее за рамки уголовного кодекса (попытки реального насилия в отношении вас или ваших детей), должно пресекаться незамедлительно и уже без каких-то специальных подходов. В случае угрозы жизни немедленно вызывайте правоохранительные органы либо привлекайте внимание окружающих (соседей, случайных прохожих, соцслужб). Психопаты не любят огласки.

И все-таки. Вы же влюбились в своего антисоциала когда-то. Влюбились потому, что он был веселым, безрассудным, возил вас на мотоцикле по Воробьевым, спускался вместе с вами на батискафе на дно моря, стоял, обняв вас, у края пропасти того самого ущелья в горах, а не потому, что он исправно умел вести хозяйство или проверял уроки у детей. И вообще, он вчера скрутил хулигана, напавшего на женщину.

Вы вряд ли сможете коренным образом его изменить. Однако если ценность быть с ним превышает все риски, что ж… Вам придется разделить его страсти: будь то альпинизм, прыжки с парашютом, дикий туризм и проч. Но разделять это искренне. Иначе вообще нет смысла, да и он вас быстро вычислит. Важно! Единственное, что нельзя ни с кем разделять — это злоупотребление психоактивными веществами.

А вот рутинные задачи, которые ставит перед нами жизнь: необходимость заботиться о детях, финансы, дом — вам придется планировать между вашими с ним веселыми приключениями. Но поручайте их как важные дела! Пусть вызовом (сродни покорению Эвереста) будет пропылесосить именно сегодня всю квартиру, переклеить обои или сводить-таки детей в зоопарк. Просто проявите немного женской хитрости, героизировав любой бытовой процесс. Главное, чтобы в ваших действиях была система. Всегда хвалите за выполненную работу (неважно, нравится ему она или нет) и сталкивайте с последствиями саботажа своих обязанностей.

Если ваш ребенок страдает личностным расстройством по антисоциальному типу

Практика показывает, что часто такому поведению подвержены дети из алкоголизированных семей, дети, выросшие в детских домах, часто менявшие приемную семью. Однако такие проявления личностной патологии встречаются и во вполне обычных семьях (возможно, как следствие детской травмы, химического дисбаланса мозга).

Вы можете уйти от мужа, но невозможно уйти от своего ребенка. Эта связь у вас навсегда.

Специалисты по семейному воспитанию Р. Купеки и Гр. Кек предлагают стратегии и методы, которые помогают родителям справляться с поведением «трудного ребенка», сохранив отношения, не разрушиться личностно и помочь ребенку в адаптации к социуму. Акцент в своей работе они делают на приемных детях. Наша с коллегами многолетняя практика подготовки приемных родителей к принятию ребенка в семью показала эффективность этих помогающих стратегий, применимых как к приемным, так и к своим биологическим детям.

Для начала обрисуем, с чем же может столкнуться приемный родитель, отчего испытывает часто бессилие и отчаяние. Когда читаешь в специальной литературе о гневе и ярости приемных подростков, об избиении и попытках насилия 10-летних детей, взятых на патронат, по отношению к своим новым сиблингам, о выломанных дверях, разбитых зеркалах и покалеченных животных — кажется, что все это надумано этими «психопатами-американцами» и не может происходить на самом деле.

Но общаясь с приемными родителями, уже взявшими детей в семью, мы с ведущими ШПР начали искать пути выхода из таких ситуаций, чтобы помочь семье сохраниться, чтобы сохранить ребенка в семье, а родителю помочь сохранить свою психику и радость родительства. Собственно, истории о ребенке, «обнимающем маму и одновременно больно пинающем ее по ноге», истории о такой амбивалентности сподвигли нас на поиск конкретных стратегий совладания.

Итак, что же работает? Приведем несколько примеров.

Наступление «естественных последствий»

Как пишет Г. Кек в книге «Воспитание ребенка-сироты», применение последствий отличается от пресловутого наказания. При наказании всегда присутствует родительский гнев. Ребенок, переживший жестокое обращение, хорошо знает, как выглядит ярость и гнев. Вопли родителей посылают ребенку сигнал, что новая семья по сути такая же, и круг замыкается. Скорее всего, ребенок думает: «Давай, давай… Ты еще не наоралась? Круто я развел тебя в этот раз…» Давайте рассмотрим несколько способов иного выхода из замкнутого круга.

Ситуация 1. Вы и двое ваших приемных детей 6 и 9 лет собираетесь в ближайший супермаркет за покупками. Поездка на машине. Обычно ваши дети имеют тенденцию вести себя несносно именно в машине (прыгают, мешают рулить, дерутся друг с другом, орут, портят салон).

Оптимальная стратегия поведения: следует до того, как все сели в машину, спокойно объяснить детям, что вы с удовольствием поедете с ними в магазин и вам нравится это делать, но так как привычное их поведение в машине для вас неприемлемо (разрушает вас, небезопасно и т. п.), то в случае нарушения договора о хорошем поведении вы спокойно возвращаетесь домой.

Важно, чтобы стратегия сработала: если договор будет нарушен, то вам придется действительно вернуться, несмотря на возможные для вас неудобства. Так надо поступать каждый раз, пока поведение не придет в норму. Иногда вам даже не удастся выехать из гаража (с парковки).

Типичные родительские ошибки. Часто родители жалуются, что все это не работает. Почему? Например, родители начинают дискуссию:

«Я же сказала тебе, что мы не поедем, если вы…» — при этом благополучно продолжая ехать.

«Что ты делаешь? Ты не видишь, что ты меня доводишь?» Но детишки именно этого и хотят, так они получают призрачный контроль над ситуацией.

«У тебя совершенно нет совести». Ну да, это одна из базовых проблем в нарушении привязанности.

Главное. Все это родителю надо делать БЕЗ ГНЕВА И ИСТЕРИКИ. Иначе получается, что ребенок опять взял над вами власть, а этого он и добивается и это лишь льет воду на мельницу его поведенческого расстройства. В конце концов, что вам мешает отнестись к этому как к игре?

Ситуация 2. Вы и ваш 7-летний сын договариваетесь о совместном ужине в пиццерии, а затем походе за покупками. Ребенок не кушает, возит пиццу по столу, кривляется. Вы спокойно говорите ребенку, что вы сидите в ресторане еще 15 минут, заканчиваете ужин, а потом уходите, потому что вам еще надо подкупить продукты на неделю. Через 15 минут картинка остается прежней, вас как будто не слышат. Что делать?

Оптимальная стратегия поведения. В озвученное время следует встать из-за стола и направиться к выходу. Скорее всего, ребенок (даже если и с проклятиями) последует за вами. В противном случае вам придется взять его под мышку и БЕЗ ГНЕВА (подключите юмор) вынести из зала… Да-да, на глазах у изумленной публики вы несете ребенка, который плюется и брыкается. Не бойтесь осрамиться, хуже не будет, куда уж хуже. Они и так уже наблюдали ваши препирательства за соседним столиком.

Дальше вы спокойно едете домой, вероятнее всего, ребенок успокоится через какое-то время и дома спокойненько попросит у вас… УЖИН.

Психологически трудно, но очень важно: спокойно сказать ребенку: «Малыш, ужин дома мы сегодня не готовили, потому что договорились покушать в ресторане. Мы ведь были в ресторане». Жалобы ребенка на то, что он голоден, надо выдержать (это трудно, но ничего не случится за один вечер), но выдержать с искренним сочувствием, дав стакан молока, с предложением дальнейших приятных перспектив. «Я понимаю тебя, когда я не поем, я тоже чувствую себя голодной. Ну ничего, завтра мы вместе приготовим вкусняшки на завтрак». Дальше надо держаться и ужин (в смысле начинать размораживать и жарить-парить полноценную еду на ночь глядя) не давать. Лучше воздержаться и от конфет. Так просто и так сложно.

Так меняется поведение!

Типичные родительские ошибки. Если ребенок «продавливает» вас, давит на жалость и чувство вины и вы сдаетесь, то рушится вся идея. Потом неразумно жаловаться, что у вас ничего не получается. Не получается, потому что вы не последовательны и ребенок СЧИТЫВАЕТ ВАС. Он знает, что когда вы говорите, что «ужина позже не будет», вы блефуете и он вас «раскрутит». Психологи и философы давно открыли закон, что мы, люди, меняемся, только если наше привычное поведение наталкивается на непривычные ответы и поведение других людей, к кому мы это поведение применяем. Всегда мама вела себя так, а сегодня иначе. И завтра в той же ситуации иначе. Так меняется поведение, так меняются привычки!

Еще одна стратегия — «предписывание» плохого поведения

Как уже отмечалось выше, проблема приемных детей из неблагополучных семей — повышенный контроль над всем и всеми. Когда эти дети контролируют этот мир в лице взрослых, им кажется, что они в безопасности и с ними больше не случится ничего ужасного. Одна из форм такого «контроля» — вызывающее поведение. Сюда относятся истерики, скандалы, катание по полу на глазах публики и т. п.

Стратегия совладания (coping strategy), которую рекомендуют психологи в таких ситуациях для обычных детей — это игнорирование. Истерика — это демонстративное, во многом «театральное» действо, и она в норме прекращается, когда зритель покидает зал. Другими словами, когда мама в магазине игнорирует детский плач и катание по полу и просто «уходит», то реакция обычного ребенка — пусть с плачем, но последовать за ней. Но это в норме. У детей из учреждений и неблагополучных семей обычно нарушено то, что называется привязанностью. Поэтому ваш уход может ничего не дать, это может не сработать.

Специалисты по воспитанию таких «раненых» детей с нарушением привязанности рекомендуют парадоксальную технику. Они предлагают «ПРОПИСАТЬ» плохое поведение заранее. Попробуйте осуществить некий «перевертыш»: попросите ребенка делать именно то, что вы раньше запрещали. «Коля, ты обычно в магазине устраиваешь такие классные истерики. В принципе я, наверно, зря тебе запрещала. Смотри, мы уже подъезжаем. Коля, начинай…» И даже если ребенок выполнит вашу «просьбу» (что вряд ли), вы ведь сами ему разрешили. А тогда это уже послушание, пусть и таким своеобразным способом.

Вообще, старайтесь избегать чтения моралей. «Не груби, не матерись. Это плохо». Вероятно, ребенок знает это и без вас, но делает это с определенной целью. Чтобы изменить ситуацию, имеет смысл столкнуть малыша с наступлением последствий его неверного выбора. Р. Купеки советует, например, если ребенок-грубиян, привыкший обзываться, хочет пойти в парк и покататься на велосипеде, отвечать примерно так: «Я бы с радостью, но ведь я дура и забыла, как туда добраться».

В таких ситуациях к вам возвращается юмор и авторитет, а ваши дети начинают ощущать, что вы «сильный», и сами чувствуют себя защищенными.

В заключение хотелось бы обратить внимание читателей, наверно, на самое главное — на необходимость формирования и удержания родительского авторитета. Одна из ошибок родителей в том, что они сразу стремятся любить и добиться любви. В случае с приемными детьми, вероятно, уважение и родительский авторитет следует считать приоритетными. В чем ужас того, когда ребенок главный и «рулит» приемными родителями? А ведь это случается сплошь и рядом и в обычных семьях. Приходят задерганные мамашки двухлетних «тиранов», уже начинающие утрачивать вкус и счастье материнства! А ведь следует просто все поставить с ног на голову. В тандеме ребенок — родитель главные вы. А если происходит наоборот, то значит, вы СЛАБЫЕ. А если вы слабые, то вам нельзя подчиняться, а самое страшное — ребенок понимает, что на вас нельзя положиться в трудную минуту, и ему снова приходится брать ответственность исключительно на себя (как это и было в его биологических семьях). Но ведь это такая непосильная ноша для ребенка. Давайте будем сильными. Давайте вернем ребенку его мир!

Если вы читаете эту книгу, когда ваш ребенок с антисоциальным расстройством личности уже вырос и пустился во все тяжкие, то старайтесь хотя бы не усугублять ситуацию. С одной стороны, не следует постоянно вмешиваться и «спасать», с другой — это ваш ребенок, и вы хотите, чтобы он был жив, здоров, желательно на свободе. Конечно, брать ситуацию под контроль надо было в детстве, но история не приемлет это наше «если бы».

Итак, что делать-то?

— Не позволяйте играть на своих чувствах. Ваш великовозрастный ребенок может рассказывать трагичнейшие истории своей жизни, как его подставили те и обидели эти, а речь идет о карточном долге или банковском просроченном кредите. Приучите ребенка не манипулировать вашими чувствами, а озвучивать свою просьбу прямо.

«Мам, это снова случилось, я вчера опять играл, и я должен… денег».

Дальше вы принимаете решение в зависимости от своей силы воли и кошелька. Если вы решаете заплатить, то осознавайте, что это «не в долг», что деньги не вернутся. Во-вторых, делайте это напрямую. Сами идите в банк и гасите кредит, встречайтесь с непосредственным кредитором вашего ребенка, с тем, у кого он снимает жилье, и расплачивайтесь напрямую. Не давайте денег в руки. В качестве компенсации сделайте так, чтобы ваш великовозрастный дитятя заработал у вас эти деньги.

Причем пусть сделает что-то до того, как вы за него заплатите (вымоет машину, напилит дров на дачу; вычистит ковры). Конечно, скорее всего, вы «переплатите» за такую работу. Главное, и здесь СИСТЕМА. То есть вы даете деньги, оплачиваете счета только после выполнения определенных договоренностей: прохождения двух интервью по устройству на работу; посещения трех встреч в группе анонимных игроков; участия в волонтерском вечере помощи детям-инвалидам и т. п.

Важно! Следите за тем, чтобы деньги, которые вы оплачиваете за своего ребенка, попадали непосредственно адресату: в банк, ТСЖ, владельцу жилья, тому, кому ваш отпрыск должен.

Если ваш социопат-муж или начальник еще и тиран

Муж Тани приходит уставший с работы, требует еду. Таня весь день старалась и готовила, с любовью подает блюдо. И вот когда ложка уже занесена…

— А ты сметану добавляла? — вдруг с подозрением спрашивает муж.

— Нет, — честно отвечает Таня (она вполне могла бы соврать, и он бы не заметил, потому что цель его вопроса вовсе не связана со сметаной).

— Так какого черта?! Я не буду это есть! — орет муж, отшвыривая тарелку от себя. — Да как я вообще живу с женщиной, которой наплевать на мои потребности?! Видеть тебя не могу!

Таня ощущает себя ужасно виноватой, уходит плакать в свою комнату. Муж Тани, спокойно посмотрев новости, через 15 минут возвращается на кухню и с причмокиванием все доедает.

Позже Таня в сотый раз жалуется подругам на мужа-тирана.

— Как ты можешь позволять ему вытворять такое? — с возмущением спрашивает одна.

— Не стоит принимать это близко к сердцу, — советует другая.

— Дело не в твоем муже, а в тебе самой, — говорит ей третья. — То, что он делает с тобой, работает потому, что ты играешь с ним в эту игру.

Вся «сила» антисоциалов этого типа чрезвычайно примитивна, однако имеет ошеломляющий эффект на своих жертв. Тиран такого рода просто по-животному атакует вас, а вы (вернее, ваша нервная система) реагируете на это страхом. Страх — это то, что питает психопата. Когда он кричит, провоцирует вас, то попадает напрямую в древнюю, рептильную часть вашего мозга, согласуясь с которой у вас есть три варианта: драться, бежать или «притвориться мертвой, замереть» — позволить себя сожрать.

Честно говоря, все варианты в ситуации, описанной выше, плохие. Да, но ведь у нас же есть рациональная часть мозга, которая может трезво оценить ситуацию и понять, что происходит на самом деле, что это просто такой человек. Что «пар уйдет в гудок» через некоторое время, что он попросту перекидывает свои проблемы со своей больной головы на вашу и что на такое поведение, возможно, вовсе не надо реагировать.

Но… Тут нас подводит биохимия мозга. Химические вещества (адреналин, норадреналин, кортизол и проч.) настолько переполняют эту более эволюционно новую часть вашего мозга, что вы не успеваете совладать с ситуацией. Агрессия психопата такого рода пробуждает у «жертвы» тупой животный страх, не спасает даже высокий IQ. И жертва идет на уступки, лишь бы «это прекратилось».

Люди с личностным расстройством антисоциального типа очень хорошо понимают и видят, как их гнев и ярость позволяют им управлять людьми. Рано или поздно это разрушит их самих. Они часто спиваются, остаются совершенно одни, заболевают. Это, конечно, иногда может послужить утешением, но вам ведь нужна защита?

Конечно, вы можете игнорировать, бороться, обращаться в правоохранительные органы, убегать. Все это может сработать в той или иной степени. Главное не в этом.

Постарайтесь, пожалуйста, запомнить — вы должны ПОБЕДИТЬ такого человека, но в первую очередь не в непосредственной, физической борьбе, а в своей голове. Как бы вы ни испугались — держите связь с мыслящей, разумной частью вашего мозга, осознавайте, что происходит.

А что происходит с антисоциалом в этот момент?

Как ни странно, когда их спрашивали терапевты, люди с данным расстройством личности утверждали, что сами страдали от своей злобы и ярости. Они в принципе понимают, что их поведение может разрушить их карьеру, лишить семьи, инфаркт может случиться, в конце концов. Но… Химические вещества поступают в их кровь во время приступа ярости. А это уже сродни наркотической зависимости, и им трудно остановиться.

При этом такие люди искренне не принимают ответственность за свое поведение, они уверены, что другие их провоцируют. Человек пришел покушать, как вдруг какая-то идиотка испортила ему аппетит, забыв про сметанку. Дальше реакция запускается автоматически: адреналин в кровь. А это сигнал к тому, чтобы «драться» или «бежать». Кстати, тот же химизм происходит и у жертвы, только она выбирает «бежать или замереть», а агрессор, как всегда к своему удовольствию, выбирает драку. Так просто и трагично.

Вы замечали, что такие люди часто сами провоцируют драки? Что делать: это зловещий механизм, исходя из которого им постоянно требуется возбуждение нервной системы, и чтобы его получать, они сами инициируют конфликты.

Мне думается, что вам может сильно помочь осознание того факта, что ваш муж/друг/босс/отец/сестра-тиран затевает ссору совсем не для того, чтобы обязательно заставить вас что-то сделать (это может быть вторичной или даже третичной целью). Нет, человек просто хочет свою дозу наркотического психологического опьянения такого рода.

Причем вы вольны реагировать любым из трех способов, которые вам диктует рептильный мозг. Вы можете драться — бежать — замереть. Поверьте, если вы дадите ему по морде, тиран будет так же счастлив, как если бы вы упали в обморок, разрыдались, попросили о пощаде. Но это не победа!

«Победить» вы сможете, только удивив, сделав что-то парадоксально неожиданное. Помните советы: если вы попали в машину к маньяку, начинайте изображать сумасшествие, рвать обшивку, можно описаться…

Так вот, ваша задача — выбить человека из привычной колеи и заставить задуматься…

Елена находится в законном отпуске где-то в районе теплого моря. Внезапно, игнорируя роуминг, ей звонит ее начальник и, заглушая волны, начинает вопить, что у него сейчас проверка инспектирующей организации, а в ее отделе не всем стульям приделан инвентарный номер и что из-за нее на организацию сейчас наложат немыслимые штрафы, что она ужасная, хочет подвести его под монастырь и проч.

В Елене вспыхивают гнев и обида. Она точно знает, что за инвентаризацию отвечает соответствующий отдел, который до нее так и не доехал, постоянно ссылаясь на занятость, что сама она не имеет права эти чертовы инвентарные номера присваивать… Елена переживает огромную бурю эмоций за очень короткое время. Загорающий рядом супруг со смехом наблюдает за происходящим.

В последний момент Лене удается собраться и вспомнить, чему ее учили на тренингах по уверенному поведению. Она СМЕЩАЕТ ФОКУС ВНИМАНИЯ с себя на начальника. Она видит пожилого человека, пенсионного возраста, очень этой пенсии страшащегося, оттого чрезмерно дорожащего своим местом, боящегося, что любая мелочь может стоить ему кресла. По каким-то внутренним причинам этот человек в данный момент не может себе представить альтернатив, не осознает, что жизнь не заканчивается с уходом на пенсию. Елена начинает понимать, что агрессивное поведение этого человека не имеет к ней никакого отношения.

У нее возникает сочувствие, а дальше… возникает внутренний смех. Гнев начальника больше не проблема. С внутренней улыбкой она начинает:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.