электронная
80
печатная A5
455
18+
Парочка хороших мыслей

Бесплатный фрагмент - Парочка хороших мыслей

Объем:
294 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-2150-2
электронная
от 80
печатная A5
от 455

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

В книге используются фрагменты песен «Большая Медведица» (автор Дербенев Л. П.) и «Лишь влюбленному вампиру» (автор Э. Шклярский).

Зеркальная площадь

Прохожу мимо зеркальной площади

И вроде бы спешил, и вроде бы торопился, а тут все равно замешкаешься, затормозишь, задумаешься.

Потому что мимо зеркальной площади проходишь. Конечно, не по самой площади, боже упаси по самой площади пройти, а мимо — по краешку, по краешку, по самой кромке зеркала.

Боязно.

Еще бы не боязно. Вроде не маленький уже, вроде тридцать лет тебе, а все равно как мальчишка идешь по краешку, и голова кружится, и думаешь — вот-вот упадешь в зеркальное отражение…

Там свой город. У них. Там. По ту сторону зеркала. Свои дома, улицы, свои машины ездят колесами вверх, свои люди ходят вверх ногами. Смотрю, вон остановился парень какой-то, похожий на меня, смотрит на нашу сторону. Знать бы еще, чего ему надо, может, к нам хочет перебраться, у нас же и трава зеленее, и солнце ярче. У них, правда, вода мокрее, но на этом их плюсы кончаются. А может, случилось чего у парня, может, помощь нужна. Киваю ему головой, он кивает в ответ. А что надо, не говорит.

Иду по краешку зеркальной площади. По самому краешку. Как в детстве играли, шли по кромке зеркала, кто наступил, тот, считай, туда упал. И правда страшно, вот так наступишь на пустоту, а вдруг упадешь, вдруг свалишься, и не найдут тебя…

Конечно, не падали. Прыгали по зеркалу, а я не упал, а я не упал.

Иду по краешку.

Смотрю в опрокинутый мир.

Бывало, конечно, что и падали. Вот так Антоха у нас играл, ни разу за черту не ступил, а потом перед девчонками решил покрасоваться, прыгнул на зеркало, упал в бездонное небо, улетел.

Бывает.

Так что все-таки лучше на зеркало не прыгать. Особенно если детям маленьким. Врослым-то еще ничего, дети, бывает, падают.

Прохожу мимо площади.

Дальше иду.

2015 г.

Бомба с часовым механизмом

Исправления


…происхождение цивилизации в настоящее время не оставляет пищи для сомнений.

Исправить на:

В настоящее время история происхождения разумного вида не оставляет сомнений.


Пометка: пишете слишком витиеватым языком, если тем самым стараетесь казаться умнее, вам это не удалось.


…с древних времен цивилизация отыскивала глубоко в почве останки огромных существ, которые не могли принадлежать ни к одному из известных видов.

Заменить на:

…с древних времен население находило…


Кроме того, прошу Вас подробно описать вымершие виды, хотя бы в общих чертах: электронные лампы, перфоленты, транзисторы, и. т. д.


…попытки воссоздать облик вымерших существ часто приводили к обратному результату.


Это какому же? Так и пишите, коллега, жители не могли воссоздать облик вымерших животных.


…население в основном считало, что видит перед собой какие-то ошибки природы, нежизнеспособные, и потому зарытые в землю.


Да прекратите вы талдычить про свое население! Пишите — жители, и все.


Однако, попытки собрать по кусочкам вымерший вид увенчались успехом, привели к появлению жизнеспособных древних особей…

Исправить:

…собрать по деталям вымершее животное…


Новый виток интереса к данной проблеме наблюдался во второй половине 25 века, когда жители впервые решили сотворить музей вымерших видов…

Изменить:

Когда впервые возникло решение создать музей вымерших видов. И расскажите, коллега, о героическом подвиге наших палеонтологов, которые свозили в музей останки животных из самых дальних краев, нередко рискуя собственной жизнью. Помяните и тех, кто навеки пропал без вести в пустынях, лежит где-нибудь обесточенный, присыпанный песком. Своих героев, коллега, нужно знать поименно.


…причина вымирания крупных видов (ЭНИАК, и т. д) до сих пор не установлена. Возможно, причинной вымирания послужило падение крупного метеорита и изменение климата. Не исключено так же, что исполинские счетчики прошлого получали питание от каких-то иных источников, нежели нефть, уголь и газ…


Полная чушь, коллега. Доподлинно известно, что древние виды питались тем же, что и современные, а массовое вымирание произошло в результате изменения наклона планетарной оси: планета наклонилась и просто-напросто сбросила с себя большинство видов. Оставшиеся в живых не смогли существовать поодиночке.


…помимо очевидных периодов развития жизни на планете (транзисторозой, лампозой, …) существует период скрытой жизни или криптозой.


Потрудитесь перечислить все периоды развития жизни поименно.


Венцом творения является нанозой, то есть появление миниатюрных видов…


Чтобы я про ваш этот нанозой больше не слышал, коллега. Начитались всякой чепухи, и туда же, диплом писать. Нано — это и есть криптозой, тот самый, когда на заре веков в первичной материи появились самые маленькие, самые примитивные организмы.


…однако, в истории жизни все не так просто, как кажется. В конце 26 века исследователи обнаружили останки сравнительно молодых видов (хей-тач, платы) в очень глубоких слоях, предшествовавших еще арифмометрам. Предположительно, причиной этого явления стало перемещение слоев в результате сейсмического сдвига плит.


Потрудитесь подробно перечислить, кто именно обнаружил останки поздних видов в ранних слоях. Кроме того, вы забыли заклеймить неслыханным позором тех мракобесов, которые, выдавая себя за ученых, утверждают, что наша цивилизация пережила множество взлетов и падений, и мы находим в земле остатки великого прошлого, в нашем веке уже недостижимого.


Не забудьте так же указать о загадках эволюции, которые нам только предстоит разгадать. Я имею в виду находки вблизи Олимпа, массовое захоронение останков предположительно андроидов, от которых остались только внутренние каркасы. Мог бы указать Вам список литературы, но не подскажу, потрудитесь подобрать его сами.


…множество мракобесовских учений и верований, утверждающих, что наша цивилизация ведет свое начало из космоса, что наши предки когда-то прибыли с каких-то других планет…


Нет такого слова — мракобесовских. Вы уж тогда напишите — мракобесы уверяют, или — множество ложных учений…

Что у вас было в школе по русскому языку?


…на территории Марса наблюдается неравномерное распределение захоронений древних цивилизаций.

Исправить. Грамотнее говорить — на территории Единой Марсианской Республики или ЕМР. Все-таки вы уже не в детском садике, а в университете.


Больше всего мракобесий связано с…

Исправить на:

Больше всего заблуждений связано с…


…происхождением самой жизни. Многие исследователи утверждают…


И у вас, коллега, язык поворачивается называть этих мракобесов исследователями?


…что жизнь зародилась не в результате естественных процессов эволюции, а под влиянием некоей божественной силы, божественного разума.


Вот об этих суевериях можно рассказать поподробнее, тем более, что они получают все большее распространение. Так уж и быть, порекомендую Вам список литературы, однако, надеюсь, что Вы добавите к нему что-нибудь еще:


ТОШИБА 435 Божественный разум. Семь веков творения. Миф или реальность.


Боги и люди: результаты раскопок на Плато.


Влияние поклонения Высшему Разуму на жизнедеятельность общества в отсталых районах.


Мы поклоняемся Высшему Разуму — широкое распространение сект по ту сторону…


Легенды и мифы древних народов Крайнего Севера.


Сказание о фабриках, или миф о божественном предназначении каждого существа.


Ждать ли второго пришествия богов? Свидетельство очевидцев о вознесении богов на небо.


Происхождение каменных идолов богов к западу от Олимпа


Потрудитесь выполнить к понедельнику, будет очень некрасиво, если вы придете на защиту диплома без самого диплома.


Что же касается Вашего вопроса, коллега, честно признаться, он поставил меня в тупик. Встречался ли я в своей жизни с чем-нибудь необъяснимым? Странный вопрос к ученому, объездившему половину земного шара. Встречался ли я с чем-то, что подтверждает сверхъестественное происхождение жизни? Еще более нелепый вопрос — какие могут быть подтверждения тому, чего не может быть.

Впрочем, так уж и быть, поведаю вам один случай, который нисколько не подтверждает безграмотных теорий, но оставил в моей памяти неизгладимый след. случилось это пару веков назад, тогда я был совсем юным и неопытным, вот как вы сейчас, тоже на экзаменах пытался тайком присосаться к Инету, не имея собственных файлов и на уроках играл в Варкрафт вместо того, чтобы читать лектора.

Итак, в те времена судьба занесла меня в маленькое поселение к северу от столицы: ездить оттуда в Храм Науки было муторно, зато можно было снимать комнату за очень скромную плату, что было важно для очень бедного студента. Со мной делил комнату андроид приятной внешности из тех, что до сих пор стоят в супермаркетах, зазывают покупателей и проводят разные шоу.

Мой сосед оказался весьма странным существом, то исчезал куда-то — на несколько дней — то появлялся снова, очень не любил, когда я целыми днями просиживал в комнате, готовясь к экзаменам.

Насколько я понимал, друзей у него не было, я никогда не видел, чтобы он с кем-то контактировал, тем более — чтобы подключался к большой компании. Даже в Сеть он выходил, пользуясь услугами старенького планшетника, а не самостоятельно.

Чем дальше, тем больше мне казалось, что мой сосед скрывается от властей — мои догадки подтвердились, когда я навел справки в администрации и не нашел там данных о моем сожителе. Я хотел даже обратиться в полицию, но меня сдерживало то, что мой сосед был тихим и смирным, казалось, не способным на какие-то злодеяния.

Как-то судьба свела нас вместе в столице — в поздний час, когда до городка уже не ходил ни один рейс, и мы решили добраться пешком. Путь предстоял недолгий, но небезопасный — через пустыню, усеянную расщелинами. Надо ли говорить, что путь не обошелся без происшествий, мой спутник оступился и повредил ногу. Каково же было мое удивление, когда он категорически отказался менять сустав, хотя у меня с собой было множество запчастей.

Он позволил мне дотащить его до городка. Здесь-то я и заметил первые странности, заставившие меня насторожиться. Внутри андроида несомненно был часовой механизм, отстукивающий время. Когда я спросил, до чего ведется отсчет времени, он только загадочно улыбнулся.

Дальше-то и начались всевозможные чудеса, о которых я по сей день вспоминаю с содроганием. Мой сосед категорически отказался от медицинской помощи, не позволил не только заменить деталь, но и осмотреть ногу. Целыми днями он лежал на диване, вставал очень редко, пользуясь различными приспособлениями, уверял, что повреждение должно затянуться само.

Впрочем, я и до этого предполагал, что мой сосед безумен. Чего стоили его утверждения, что он может править миром, и стоит ему пошевелить пальцем, как все в городе от мала до велика будут служить ему. Он причислял себя к некоей вымышленной расе господ, в противовес нам — простым бессмертным.

Я боялся его часового механизма, отсчитывающего время. Оказывается — это было еще не самое страшное.

Хорошо помню ту страшную ночь, когда я потерял сознание — отключился внезапно, будто мне перебили ток. Когда я очнулся, то увидел себя едущим через пустыню: в кузове я нес с собой цистерну с водой и горсть предметов растительного происхождения. Я принес все это в наше жилище, мой сосед сдержано поблагодарил меня.

Очень хорошо помню эту ночь — но наутро, когда я заговорил про ночные приключения, мой сосед сказал, что ничего не было.

Отключения у меня случались все чаще. Проще сказать — я сходил с ума, но это не так. Я не сомневался, что мое безумие как-то связано с моим соседом. Тем более — мне не давал покой часовой механизм в его груди. В столице уже случались теракты, власти просили сообщать о любом подозрительном случае.

Я уже хотел обратиться в полицию — когда внезапное происшествие положило конец моим сомнениям. И чуть не свело меня с ума окончательно.

В ту ночь я вернулся домой раньше обычного — ближе к рассвету. Помню, как вошел в комнату, обдумывая свой дипломный проект, и увидел моего соседа, неподвижно лежащего на диване. Я окликнул его — он не отозвался.

Помню, коллега, что мне тогда стало страшно — раньше я никогда не видел мертвых. Конечно, я проходил учения, как воскрешать обесточенных, но одно дело учиться, другое дело — воскрешать кого-то в пустом доме один на один с мертвым телом. Остальных обитателей нашей маленькой общаги как назло никого не было поблизости.

Я так волновался, что не сразу вспомнил, что нужно делать. Еле нашел в аптечке запасные батарейки, вскрыл грудную клетку андроида…

Не передать вам, коллега, что я увидел…

…и что я пережил в эту ночь. До сих пор — в минуты затишья слышится мне жуткий таймер, отсчитывающий секунды — тук-тук-тук-тук…

Помню, что бежал из этого проклятого дома — даже не взял свои вещи, даже не вернулся за ними, когда мне позвонили через пару дней и сообщили, что в доме все спокойно…

Помню, как бежал — сломя голову, через пустыню, залитый непонятной субстанцией, вытекшей из…

Потому что когда я вскрыл эту тварь, в моих руках вместо батареек оказалось нечто, напомина…

2013 г.

Побег из города

Даже не пытайтесь выбраться из города через оживленные трассы, через пропускные пункты и прочие места, которые тщательно охраняют: там у вас точно ничего не получится.


Чтобы выбраться из города, ищите какие-нибудь неприметные места. Например, можете свернуть в лес, или в поле, или еще куда-нибудь. Откажитесь от своих привычных маршрутов, измените путь — такой маневр многим помог выбраться из города.


Постарайтесь как можно быстрее отойти от города как можно дальше. Помните — если вас поймают в пригородной зоне, церемониться с вами не будут. Нарушителей убивают на месте.


Разумеется, никому не говорите, куда вы собираетесь идти. Никому — это означает, не говорите даже самым близким и родным. Не пытайтесь никого забрать с собой — двоим выбраться намного сложнее.


Когда вы покинете город, не пугайтесь, что вокруг вас на много километров расстилается лес — продолжайте идти, неважно, в каком направлении, лишь бы от города.


Невозможно точно сказать, через какое время вы увидите другой мир. Иногда он появляется почти сразу же, некоторым приходилось идти несколько дней. В любом случае помните — обратной дороги нет.


Когда вы дойдёте до нового мира, вы сразу это почувствуете. Нельзя сказать, что именно заставит вас насторожиться — но вы сразу поймете: это другой мир. Вас может удивить внешний вид машин, качество дорожного покрытия, одежда людей, может быть — просто какая-то неуловимая атмосфера.


Дойдя до населенного пункта, первым делом зайдите в магазин одежды и переоденьтесь. Помните, что ваша собственная одежда может вас выдать, какой бы хорошей она ни была. Не забывайте, что в магазинах все бесплатно. Многие беглецы выдавали себя именно в этот момент — когда просто психологически не могли вынести что-то из магазина.


Далее зайдите в администрацию и скажите, что вы приезжий, и что вам нужна квартира. Квартиру вам дадут без проблем. В принципе не стесняйтесь попросить и автомобиль тоже.


В первые дни постарайтесь как можно больше выходить на улицу, общаться с людьми: при этом сами преимущественно молчите и слушайте. Помните, один неосторожный вопрос выдаст в вас беглеца из Города.


Если вы увидите объявления — помощь беглецам, не верьте, ни в коем случае не заходите под такие таблички. Их развешивают специально, чтобы выявить сбежавших из Города.


В принципе нравы в этом мире не столь разительно отличаются от нашего. Нормальному человеку достаточно двух-трех недель, чтобы адаптироваться полностью.


Если вы задумываетесь о том, что вам будет скучно в реальном мире, где не нужно ходить на работу, и вещи материализуются из ниоткуда, спросите себя — а нужно ли вам вообще сбегать в этот мир? Были случаи, когда человек не находил себя в реальном мире, и возвращался в город. Хотя, в принципе, в большом мире есть чем себя занять, и чему научиться.


Посматривайте «Город» на экране. Время от времени, но без особого фанатизма. Помните, окружающих может насторожить как повышенный интерес к шоу, так и подчеркнутое равнодушие к нему.


Предлагайте свои идеи, как разнообразить жизнь «Города». Здесь опять же избегайте крайностей, не надо предлагать снижение цен и уменьшение пенсионного возраста, но и с предложениями о новой войне так же будьте осторожны.


Помните — многие выдавали себя, когда видели на экране своих близких. Старайтесь не проявлять эмоций.


Ну и, конечно же, ни в коем случае не поднимайте вопросов о том, чтобы закрыть шоу. Помните — в реальном мире такие вопросы даже не могут никому прийти в голову. Жителей Города здесь не рассматривают как людей, они для большого мира — просто игрушки. Многие допустили промашку именно в разговоре о том, что шоу нужно закрыть.

2013 г.

Обратная сторона истории

Посмотрите назад.

Вон история сзади стелется.

Далеко стелется, к самому сотворению мира, когда кто-то большой и мудрый хотел сделать землю и небо, а что-то не заладилось, и вышел Большой взрыв.

У истории две стороны. Все геометры в один голос говорят — не может быть у геометрической фигуры две стороны.

А вот может. История геометров не спрашивает.

Посмотрите. Тянется история, водят к истории мариванны толпы детей, Ингашев, я те щас голову оторву, куд-да побежал, Пичужкина, ты не в зеркало, ты на историю смотри…

И вы посмотрите. Вот две стороны у истории, темная и светлая. На светлой стороне Прометей крадет у богов огонь, тощий ремесленник у костра выпиливает колесо, алхимик в свете свечного огарка ищет философский камень, Яблочков мастерит лампочку, отважный летун поднимается в небо, падает, разбивается на городской площади…

Это светлая сторона.

А вот темная сторона. Это там, где горит Александрийская библиотека, где римляне убивают Архимеда, где варвары рушат Рим, где Галилей отрекается от самого себя — а все-таки она вертится, где Прага пылает, объятая пламенем, союзники ошиблись, приняли Прагу за немецкий город…

Две стороны.

Ну, это в прошлом так было, темная сторона и светлая, сейчас-то уже не то, сейчас уже перепутались стороны, не поймешь, где какая, и говорит кто-то в Белом Доме — Россия находится на неправильной стороне истории…

Говорят, где-то третья сторона истории есть. Не та, не другая — третья.

На ней, говорят, все хорошо. Ну, говорят, потому что не видели её никогда.

Мариванна собирает детей, Пичугина, чего ты вертишься, как жареная, все здесь, Игнашев где, Игнашев… Игна-а-ше-е-е-в!

А нету Игнашева.

Сбежал.

На ту сторону.

Которая не та и не эта, а третья.

Говорят же геометры, не может быть фигуры с двумя сторонами.

2014 г.

Хвост медведицы

Идет медведица, помахивает длинным хвостом.


— А э-та чи-во?

Данюська, маленький, тычет пальчиком в небо. Любим мы это дело, тыкать пальцем в небо, ох, любим.

— А большая медведица ходит, — кивает старый Айвас.

— Мидедица?

— Ага. По небу ходит. Вишь, шесть звездочек, из них медведица.

— А ту-та семь, — Данюська маленький тычет пальчиком в книжку, которую папа купил. Папа редко приезжает, а тут вот приехал и книжку купил.

— Э-э-э, это когда было, семь, сейчас уже шесть… это как было-то… давно это было… много лет прошло, много воды утекло, ох, много… Люди тогда смелые были, дерзкие, хотели вровень с богами стать… и поднялись на небо, и сказали — будем, как боги. И стали они звезды с неба хватать.

— С не-ба?

— Вот-вот, с самого неба. Вот выискался воин один, Клим, поднялся в высокое-высокое небо, видит — медведица по небу идет, звезды нюхает. У-ух, огромная медведица…

— Больше ми-ня?

— Уж куда больше-то!

— Боль-ше до-ма?

— Больше, внучек, больше.

— Боль-ше зем-ли?

— Да больше солнца. Она ж большая, медведица-то. И смотрит он на медведицу, а на хвосте у неё звезда горит, яркая-яркая. Вот и говорит Клим: медведица-медведица, отдай мне звезду! А медведица и отвечает: не отдам я тебе звезду. Рассердился Клим, и напал на медведицу, и бились они три дня и три ночи. Ох, долго бились, гром и звон по небу стоял, ох, гром и звон… И отнял Клим звезду у медведицы…

— О-нял?

— Отнял… ага. И людям принес, на землю. Холод великий в те времена был на земле, и было днем темно, как ночью, ой, темно было. И пришел Клим, и сказал: люди, принес я вам свет звезды, живите, люди, радуйтесь, люди, не век вам зиму зимовать… И празднество было великое по всей земле…

— А ме-де-ди-ца?

— А говорят до сих пор ходит-бродит по небу, ищет звезду.

— А сю-да не при-дет?

— Что ты, малый… не придет. Далеко она, века и века идти будет…

— А Ким че-во?

— А чево… помер, поди, сколько веков прошло… Хотя люди говорят, вроде как медведица к миру людей подбирается, как придет — конец света будет…

Осторожно вставляю:

— Брешут.

— Точно, брешут… уж сколько конец света обещали… когда энтого там выбрали… энтого… тоже конец света обещали… и ничего… и энто когда грохнуло… тоже конец света обещали… и ничего…

Иду к себе. Данюська бежит за мной, еще бы, папа приехал. А когда папа приезжает, это всегда праздник, папа не наорет, что в каше измазался, и что чашку разбил…

— Па!

— Да не кричи ты так… чего тебе?

— Па, а ты на небе был?

— Ну чего ты говоришь такое, как папа на небе будет, папа тебе чего, птичка, что ли?

— А ты не Клим?

— Ну что ты, какой я Клим…


Дыхание. Горячее, влажное. Оттуда, с той стороны окна, с той стороны ночи.

Прислушиваюсь к тишине. Хочу сказать себе, что показалось, уже знаю — не показалось…

Огромное мохнатое чудище подбирается к дому — из темноты, из ниоткуда, откуда-то с той стороны жизни и смерти. Жадно нюхает воздух, спешит к дому на тяжелых мохнатых лапах. Подбирается ко мне. Знаю — не к Айвасу старому, не к Людке, не к Данюське, Данюська-то вообще ни в чем не виноват — ко мне.

Сжимаю ружьишко, Айвас старый сказал, от медведей помогает.

Уже точно знаю — не поможет.

Вспоминаю какие-то молитвы. Тоже знаю — не помогут.

Кто-то останавливается — большой, мохнатый, — заслоняет собой полную луну, жадно нюхает воздух, прижимается мордой к стеклу окна.

Сжимаю зубы.

Почему-то знаю, что стекло не разобьется, и все-таки…

Как маленький зарываюсь в одеяло, почему-то верится, если спрятаться — не достанет, не найдёт, не утащит…

Ночью синей, ночью поздней

Тихо встану у порога,

В час, когда в созвездьях ярких

Небо светится…

— Па, а ты на небе был?

— Ну чего ты говоришь такое, как папа на небе будет, папа тебе чего, птичка, что ли?


— Ну что, Климушка… заданьице есть… партийное.

— Сделаем.

— Ишь, шустрый какой, ты сначала спроси, что за заданьице, а потом — сделаем!

— Всё равно сделаем.

— Тоже верно… Ну что… энергетический кризис у нас. Вишь, солнце-то погасло…

Падает сердце. Сейчас начнется, энергетический кризис, зарплату платить нечем, вы уж не обессудьте, еще месяцок без денег подождите, Господь терпел, и нам велел…

Киваю. Давай дальше.

— Ну, вот… надобно бы огоньку добавить…

Понимающе протягиваю зажигалку.

— Да не-е-ет… огоньку… на электростанции…

Фыркаю.

— Говорят, кошек надо чесать, из них искры летят, вот и энергия будет.

— Отличная мысль. Флаг вам в руки, перо в задницу, идите кошков ловить. Как наловите, скажете…

Смеемся.

— Еще, говорят, к коту бутерброд привязать надо маслом вверх, кот на лапы падает, а бутерик на масло, вот и будет вертеться…

— Ладно, посмеялись, хорош уже… Ну что, звездочку с неба достанете?

Пытаюсь отшутиться:

— А почему не луну?

— Что с неё, с луны возьмёшь, ни тепла, ни света… а вот звездочку с неба, это да… ну что, сдюжим?

— Какую звездочку хоть?

— Да… какая вам приглянется. Портал до звездочки обеспечим, не боись…

Чья здесь вина, может, пойму, ты мне ответь…

— А ты не Клим?

— Ну что ты, какой я Клим…


— Вижу объект.

Говорю не столько начальству где-то там, там, сколько самому себе. Чтобы было не страшно. А страшно будет, не сомневайтесь даже. Люди с ума сходят, когда остаются наедине со вселенной. Наедине с собой…

Идет по небу медведица, большая, страшная, мохнатая, нюхает зазевавшиеся звезды, помахивает длинным хвостом. Больше меня, больше дома моего, больше самой земли и погасшего солнца.

Идет-бредет большая медведица, то ли ищет малую, то ли вынюхивает, где ухватить рыбу. Рыбы тоже в небе водятся. Южные рыбы и такие.

Всякие.

Спешу к медведице. Матерая зверюга принюхивается, прислушивается, чует недоброе.

— Нацелен на объект…

Сначала хочу схватить глаз медведицы — тут же понимаю, черта с два я схвачу глаз, глаз, он вон какой, и морда медвежья вон какая, а хватать надо что поближе.

Хвост.

Ну да, хвост. Самый кончик длинного медвежьего хвоста, а хвост у медведицы называется Бенетнаш. Бенет-наш. Будет наш. Только поймать надо…

Навожу цель.

Спускаю ловушку, огромная сеть захватывает звезду.

Жду.

Захватывает, заглатывает звезду огромный портал, ведет Бенетнаш к земле, туда, где было когда-то погасшее солнце.

Оборачивается большая медведица — а хвоста нет.

Что поделать, я, конечно,

Рассуждаю по-земному

И за это ты, Медведица, меня прости….

Что-то темное, мохнатое прячется у порога. Подкарауливает меня. Забиваюсь под одеяло, как маленький, может, не увидит, может, обойдется…

Мохнатое скребется в дверь, грызет стальные засовы, ломится, отдай, отдай мой хвост…


Идет по небу медведица, ищет свой хвост…


— Ну что… какие у нас еще звезды есть?

Шеф спрашивает. Как триста лет назад. Уже другой шеф. А спрашивает всё то же.

Давненько я не ловил звезды, да их и не осталось уже, переловили все, вселенная-то не бочка бездонная.

— Сколько ни есть, все наши.

— Шуточки шутим… ну-ну… не-е, это хорошо, когда человек шуточки шутит, хуже, когда заплачет…

Смотрю на беззвездное небо, такое непривычное, такое жуткое…

— Ну, вот… Большая медведица еще осталась…

— Это которой вы хвост оторвали?

— Ну.

— И где она? Говорят, координаты куда-то чего-то поменялись?

— Есть такое. К земле приближается.

— Так и океюшки, как приблизится, тут-то мы её и сцапаем… сколько там звезд еще… Аилот, Мицар, Фекда…

Почему-то хочется сказать — или она нас. Не говорю.


Вагон трясется на север, машинист по громкой связи объявляет станции.

— Этот-то говорят, живой еще? Который у медведицы хвост оторвал?

— Какое живой, триста лет прошло, не живут столько.

— Да чего не живут, он вроде как в те времена жил, когда бессмертие это было, как его там…

Знаю, что здесь меня никто не узнает.

Зачем-то прикрываю лицо.

Ты созвездие, конечно,

И живёшь своею жизнью

Той, что люди до конца ещё не поняли…

Спешу домой. И вроде бы знаю, что ничего страшного не случится — а всё равно спешу, знаю, она будет искать меня после захода солнца.

Буквально врываюсь в лифт, кто-то шипит за спиной, блин, домой опаздываешь, что ли…

Опаздываю.

Домой.

Захлопываю дверь, перевожу дух, может, хотя бы сегодня обойдется…

Что-то массивное, мохнатое скребет дверь…

Померещилось.

Нет, не померещилось. Скребет, царапает, бьется в дверь массивным телом.

На всякий случай заряжаю двустволку от медведей.

Может, поможет…


— Ну что… справитесь?

Смотрю на громадину медведицы высоко в небе. Я был неправ, от такой двустволка не поможет, от такой я вообще не знаю, что поможет…

— Куда я денусь…

— Ну, давайте… — мягкий говорок шефа успокаивает — действуйте.

Действую. Как учили. Теперь уже целюсь не в хвост, — в переднюю лапу, может, сработает…

Выпускаю сеть.

Вижу, как звезды стремительно движутся — хоть убейте, не может звезда так двигаться, а вот нате же вам. Мощный удар лапы разрывает сеть, медведица спешит к земле…

— Чего у вас там? — голос шефа срывается на фальцет.

— У кого у нас?

— У вас… с медведицей вашей?

— Да не моя она!

— Ага, не ваша, а чего творится вообще?

Связь обрывается. Резко. Безжалостно. Гаснут огни, гаснет тепло, гаснет свет, кто-то как будто вытягивает энергию от земли, больше, больше…

Мертвый холод подступает отовсюду.

Что-то происходит, что-то страшное, что-то за пределами моего понимания, золотое сияние вспыхивает в небе, пустое место на хвосте медведицы ощеривается пламенем, загорается новая звезда.

Медведица взмахивает хвостом.

Зарываюсь в плед, еще пытаюсь сохранить остатки тепла, медведица уходит по небу, нюхает звезды.

Чья здесь вина, может, пойму, ты мне ответь…

2014 г.

Где была, Алина?

— Ты где гуляла-то?

Алина опускает глаза, отец хмурится. Виновата, виновата, ничего не скажешь, на часах третий час, ночь на дворе, нате вам, Алина явилась. Отец уходит к себе, какой-то постаревший, уставший, весь уходит в свой комп, старенький, допотопный, его еще при Наполеоне, чего доброго, делали…

Алине совестно, идет к отцу, обвивает тонкими ручонками, отец все еще хмурится, но уже так, для вида, наконец, гладит Алину по блеклым волосам.

— Где была-то?

Алина неопределенно машет рукой, мол, всего не перескажешь. И верно, не перескажешь, вроде бы всего-то хотела до соседнего маркета дойти, там распродажа, сумочки такие висят… И как всегда, занесло Алину черт знает куда, сначала над городом полетала, а как не полетать, потом увидела — не то цапли, не то еще какие-то пернатые к югу летят, с ними полетела, до какой-то там Африки, мегаполис какой-то нашла на берегу океана, пляжи, опять же — маркеты, сумочки… люди ходят, говорят не по-нашему, будто давятся словами…

Потом туда-сюда, домой возвращаться неохота, поднялась Алина над землей. Здорово так, можно себя супергероем почувствовать, хоть сейчас в Голливуд. Выше, выше, за облака, за полярные сияния, где небо все темнее, и звезды все ярче…

А где звезды, там и другие миры, и обидно так, миров много, а не полетаешь. А как летать, вот так упорхнешь куда-нибудь к Ригелю или Капелле, потом еще куда, еще куда, оглянешься — а где Земля, а где Солнце, а-у-уу, а потеряла… а нету.

Было уже такое, разок было, заплутала в космосе, ух и напугалась тогда Алина, ох и плакала. Хорошо, услышали… Ну, не услышали, почувствовали ее страх… блестящие какие-то, бесформенные, серебристые с синевой… с погасшей звезды поднялись, окружили Алину, та только и твердит — Земля, Земля, показали ей, где эта земля несчастная, Землю оттуда и не видно было… и Солнце…

Вот теперь повадилась Алина к ним в гости летать. А что, они ей рады. Они всем рады. Добрые. У них раньше великая цивилизация была, потом погибла, они последние выжившие…

Так что много где Алина была, правильно отец сердится, волнуется. А что волноваться, что с Алиной может страшного случиться…

Уже ничего.


Помнит Алина свой первый полет…

Когда она еще не умела летать…


— Завтракать будешь?

Это мама так, просто спрашивает, знает же, не будет Алина завтракать. У Алины другие дела на утро, давненько хотела Алина забраться в какую-нибудь пирамиду… посмотреть… как там Хеопсы всякие…

— Алечка, ты хоть дома с нами побудь…

Мама просит. Если мама просит, что бы не побыть, а с другой стороны, эти взрослые сами хороши, как будни, так они на работу на свою, а Алине скучно… вот пусть теперь поскучают…

— Мы тебе плеер купим — не унимается мама.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 455