электронная
360
печатная A4
662
16+
Парламент. Игра на максимальных ставках

Бесплатный фрагмент - Парламент. Игра на максимальных ставках

Объем:
88 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-2625-6
электронная
от 360
печатная A4
от 662

Парламент. Игра на максимальных ставках

Осторожно! В данной книге максимально допустимая доза юмора превышена в три с половиной раза

Что будет, если чудаковатый олигарх, безалаберный качок, озорной толстяк, хамоватый псевдоинтеллектуал и закоренелый авантюрист создадут политическую партию, да еще и пройдут в парламент? Получится бурлящий коктейль из невероятных приключений не только на заседаниях и дебатах в парламенте, но и на горнолыжном курорте, воздушном шаре и даже необитаемом острове. Новоизбранные депутаты не умеют скучать! Они твердо намерены осуществить роботизацию всех сфер, окончательно покорить электорат и выиграть первый парламентский чемпионат по футболу.

Так откровенно и весело о слугах народа еще не писали. Количество шуток, афоризмов и смешных историй зашкаливает. Загляните за кулисы политических баталий, узнайте всё о повседневной жизни парламентариев и с головой окунитесь в мир интриг, обезбашенных вечеринок и больших денег.

Читайте небольшими порциями! Берегите животики! — МИНЗДРАВ.

— Гротеск и сатира на грани фола.

— Так весело и откровенно о жизни депутатов еще никто не писал. Ну, ооочень смешно!

— Какбудто с натуры рисовали. Все так и есть на самом деле. — Член парламента, пожелавший остаться неизвестным.

Бомба, а не книга!

Часть первая

Отнимает ум у глав народа земли и оставляет их блуждать в пустыне, где нет пути: ощупью ходят они во тьме без света и шатаются, как пьяные.

Книга Иова глава 12

Для начала я скажу вам пару слов о себе. Зовут меня Петя, но это исключительно для друзей, а для большинства — уважаемый Петр Викторович. Когда-то я стырил несколько ящиков пива с завода, на котором работал помощником сторожа, и продал их возле ближайшей станции метро. Затем начал проделывать эту операцию регулярно, и через пару месяцев у меня уже была своя точка, в которой продавалось не только пиво, но и водка, спички, сигареты и лампочки. «Почему лампочки?» — резонно спросите вы. Потому, что мой дружбан Толик работал на заводе по производству светильников и тоже частенько выносил продукцию со своего предприятия под видом мусора.

Мой бизнес стремительно развивался. Вскоре точек уже стало несколько, расширился ассортимент (спасибо Коляну, Шпале и Лысому). Появились ларьки, а через год и первый магазин. Первый магазин как первая любовь! Только в отличие от девушки это здание. На смену магазинам пришли супермаркеты и торговые центры. Все это происходило много лет назад. И вот недавно мне позвонил Толян и предложил открыть новые горизонты: вступить в его политическую партию.

Я не сразу въехал в эту тему, но когда Толик мне все растолковал, сразу согласился. Суть его предложения сводилась к следующему: с меня бабло, с него кресло в парламенте. Выражаясь культурным языком, я спонсирую зеленью его политсилу, а он вносит меня в избирательный список, причем в первую десятку. Колян, Шпала и Лысый тоже подбросили капусты на избирательную кампанию, и вуаля, мы уже с мандатами.

Меня. Избрали. В парламент. Оборжаться можно! Я не успел особо разобраться, что это за учреждение и как оно работает. Тем не менее, теперь я депутат и должен принимать посильное участие в его работе.

Это забавное происшествие подтолкнуло меня последовать модному веянию и завести дневник. Конечно же, писать я его буду не сам. Не помню, когда в последний раз писал что-то длиннее, чем смс. Я буду диктовать его своей секретарше, а она уже пусть печатает, расставляет запятые и красиво его оформляет. Называться он будет просто и со фкусом: «Парламентские будни».

О том, как шла борьба за электорат, я когда-нибудь надиктую отдельные мемуары, а пока мне нужно свыкнуться с новой ролью. Во-первых, теперь я должен носить костюм (не спортивный, а деловой). Во-вторых, как оказалось, на работе не желательно играть в онлайн-игры, курить и выпивать. В-третьих, нужно отключать телефон. И самое абсурдное — не материться на публике. Есть много других правил, но о них чуть позже, а пока перекур (сейчас я у себя в офисе, а тут, слава Мальборо без фильтра, парламентские правила не действуют).

Толян собрал всех у себя на даче и долго растолковывал нам правила поведения в правительстве, что можно делать, а что нет. При этом он тяжело сопел, сильно матерился и время от времени стучал кружкой с французским коньяком по столу.

Мы кивали и говорили, что все понимаем. Мол, не волнуйся, не подведем. Но Толик не умолкал и продолжал вещать о том, как нужно вести себя с журналюгами и козлами из других партий.

Ясен перец, мы узнали много новой и интересной информации.

Шпала потирал руки, ему не терпелось применить знания на практике. Кстати, он низкий и круглый, как колобок. Прикалываясь над его ростом, мы и прозвали его Шпалой.

А Лысый на самом деле совсем не лысый, это Колян лысый. А у Лысого длинные черные волосы. Меня, помню, называли Жетон, потому что я торговал возле метро. Коляна называли Наждачка, сейчас не вспомню почему. Возможно, он когда-то в больших количествах воровал наждачную бумагу. А Толику мы погоняло так и не придумали (возможно, парламентская жизнь с этим поможет).

День близился к закату. Небосвод осветили первые звездочки. Молодой месяц выбрался из-за тучи и сиял, дополняя осенний пейзаж вечерними красками. Природа готовилась к безмятежному сну. Откуда-то из далека раздавалось сказочно-упоительное песнопение соловья. В воздухе пахло чабрецом и мятой. Царила атмосфера спокойствия и тишины, так располагающая к созерцанию и медитации…

Не обращайте внимания на предыдущий абзац. Это я слегка перебрал. Все, пойду спать. Завтра первый рабочий день на новом месте.

Итак, день первый.

Охренев от звонка будильника на три часа раньше обычного времени, я слегка выругался и встал. Тут же пришлось наорать на горничную за то, что она опять приготовила блины с черной икрой, хотя давно могла усвоить, что мой нежный желудок воспринимает их иключительно с черной и красной икрой вперемешку. Надел недавно купленный костюм, белую рубашку и галстук с красным Феррари. Но секретарша сказала, что лучше надеть просто черный галстук. Я обматерил и ее, но все же остановился на черном, поскольку умею быть чутким и внимательным к хорошим советам

Спускаясь в гараж, послал на три буквы садовника — просто для поднятия настроения, — и вдобавок назвал водителя стереотипным ослом, это первое, что пришло мне в голову.

По дороге я заснул. Проснувшись, повторно назвал водителя ослом, и в этот раз добавил несколько не очень лестных, но крайне творческих прилагательных.

Наконец мы приехали к парламенту. Водила вышел и открыл мне дверь. Секретарша попыталась поправить мой воротник, но я оттолкнул её локтем и направился в зал заседаний.

Навстречу мне попался Шпала, только теперь он был не Шпалой, а Василием Игнатовичем, который вполголоса материл неудобный костюм. Его бордовый галстук лежал на нем почти параллельно земле.

Увидев меня, он приободрился и сказал: — «Ну че, как оно? Еле встал, блин».

Здесь я сделаю небольшое отступление. Дело в том, что после слова «блин» Шпала добавил еще несколько метких словечек и выражений, которые в парламенте произносить не принято. Поскольку мой дневник рассчитан на широкую аудиторию, я вынужден заменить все ругательства на литературные слова. Прошу прощения, если кого-то этим обижу, но взываю к вашему понимаю: я все-таки депутат и должен служить примером для общества. Кроме того, дебилы из других партий могут использовать этот дневник в качестве компромата. Но не стоит огорчаться раньше времени, по контексту вы всегда сможете догадаться, где именно звучал мат, и какие слова я поменял на синонимы.

И ещё, не судите слишком строго мой скромный авторский стиль. Я ведь не профессиональный писака, а просто, как умею, описываю происходящие события и разбавляю их своими взвешенными комментариями. Читайте наздовровье, вы все равно ничего не докажете в суде если что.

Было очень непривычно видеть такую толпу народу в костюмах: не парламент, а какое-то сборище пингвинов всех мастей. К нам подбежал советник Толика и сказал, что покажет наши места.

Кресла, стоит отдать им должное, хорошие. Конечно, не чета креслам в моей сауне, но все же. Я уселся и достал планшет, чтобы поиграть в любимую стрелялку, но Лысый, сидевший рядом, зашипел как удав, и, вспомнив про правила, я с сожалением спрятал игру в портфель из крокодиловой кожи. Ручная работа, между прочим. Когда я покупал его, меня заверили, что этот крокодил до того, как стать портфелем, питался только обезжиренным мясом, отсюда необычный цвет и прочность портфеля. Уверен, ни у одного другого присутствующегов зале пингвина такого портфеля отродясь не водилось!

Толян важно зашел в зал и сел передо мной. Я осмотрелся по сторонам. На глаза мне попалось несколько симпатичных барышень. Ха, так тут все не так безнадежно! Большинство мужчин были «колобками», как Шпала. Кто зевал, кто читал газеты, кто, как и я, пялился по сторонам. Вверху ярко светилась огромная люстра, почти такая же, как в моем дровнике. Сбоку горело табло. Поймите меня правильно, я не про чье-то хлебало, а про панель, на которой отображаются результаты голосований (в зале не место мату и даже сленгу, если кто забыл).

Именно здесь мне предстоит горбатиться, простите, трудиться ближайшие несколько лет, если нас не разгонят к чертям собачьим.

Насчет Лысого. У него необычный стиль общения. В свой базар (да что ж такое!), в свою речь, он постоянно вставляет разные пословицы, поговорки и просто длинные слова, чтобы казаться умным и образованным. Поэтому его иногда очень сложно понять.

— Богемный истеблишмент, царство законотворческих баталий, — сказал Лысый. — Как говорится, посеешь ветер, пожнешь бурю.

Заиграл бодрая музыка. Все встали, кое-кто даже принялся подпевать. Никто не танцевал. Мелодия стихла и все снова сели.

— Жребий брошен, — воскликнул Лысый. — Официоз соблюден, грядет апофеоз.

Нас поздравили с началом новой парламентской сессии и пожелали удачи. На трибуну один за другим стали подниматься разные типы и толкать скучнейшие речи. Вдруг из-под трибуны выскочил клоун и принялся кривляться и прыгать. Никто не понимал в чем дело, и что происходит.

— Выведите его из зала, — закричал спикер.

Я снял туфлю и приготовился запустить ней в клоуна, но Шпала схватил меня за руку, и я проснулся.

— Ты это че? — спросил Шпала.

— Да так, задумался о вечном.

— Ага, так задумался, что храпеть начал.

В целом, первый день вышел очень познавательным. Мы осмотрели здание, отметили расположение столовой и туалета. Узнали, как нажимать на кнопки и где парковать машины. После окончания заседания Колян позвал всех однопартийцев к себе домой отметить наш дебют.

Шестиэтажный особняк Коляна уютно расположился неподалеку от города, в уютном заповеднике.

Здесь снова необходимо отвлечься и сказать несколько слов о нашей политсиле. Толян назвал ее «Инновационная партия», сокращенно ИП. И хотя сам Толик до сих пор не разобрался, как на своем телефоне включать фонарик, он вечно твердит, что инновации это наше всё и без них никуда. Наши основные лозунги: «инновации в массы» и «роботизация всех сфер».

Эти лозунги, равно как и вся программа и другие предвыборные манипуляции, нужны были для того, чтобы попасть в парламент. Теперь они мало кого заботят до следующих выборов. Кроме нескольких фанатиков и пресс-секретарей партии.

Толик сделал ставку на инновации и бесплатную раздачу техники там, где это сулило голоса, и его план оказался блестящим. Партия заняла пятое место на выборах и получила двадцать одно парламентское кресло. Кресла распределялись просто: чем больше бабла подбросил, тем выше ты в партийном списке. Чтобы сделать партию еще более привлекательной для народа, Толян пригласил в неё известного футболиста, топ-модель, попсовую певицу, ученого и космонавта. Кроме того, пришлось взять двух «говорунов». Это те, кто будет красиво общаться с прессой, выступать с трибуны, спорить на ток-шоу и т. д. Словом, создавать позитивный имидж нашей партии.

На аперитив подали соленые огурцы и Вдову Клико. Основным блюдом была гордость Коляна — суши со свининой. Что было на десерт не помню, к тому времени я уже хорошо накидался.

Второй день мне понравился значительно меньше, чем первый. У меня конкретно болела голова. Сколько раз себе твердил не пить пиво после шампанского, но всякий раз в ответственный момент забываю об этом. Что обсуждали в парламенте, не помню. Когда Шпала предложил помочь ему разгадать кроссворд, я, забыв про правила, послал его подальше.

Вечером поехали к Лысому. Решив не повторять вчерашних ошибок, я только курил.

Третий день, выдался ужасным. У меня болела голова и живот. Сколько раз себе твердил не курить кальян после сигар, но все равно всегда забываю об этом. На заседании Шпала предложил втихаря сыграть в крестики-нолики. И в ответ услышал пару слов, которые характеризовали его не с лучшей стороны.

После работы поехали к Толяну. Я поплавал в его бассейне с дельфинами и почувствовал себя лучше. Стол накрыли прямо у бассейна. Нам подали водочку, огурчики, грибочки и квашеную капусту. Дельфинам тоже перепало.

Толян попросил певицу исполнить что-нибудь для собравшихся, и она затянула какую-то пургу про сюси-масюси. Меня чуть не стошнило, да и дельфины куда-то пропали. Дело в том, что я терпеть не могу любую музыку кроме рэпа.

Лысый завел разговор с ученым, но тот его совсем не понимал. Тогда Лысый сравнил его интеллект с амебой, вдобавок назвав инфузорией туфелькой, и сказал, что рожденный ползать летать не сможет.

Четвертый день прошел нормально. Чувствовал себя волне сносно, и, когда Шпала предложил сразиться в морской бой, чтобы убить время, я согласился.

В паузах мы дружно жмем на кнопки, на те, которые нас просит нажимать Толян. Если кто-то случайно нажимает не ту кнопку, Толян очень кипишует. Я стараюсь не путать, все-таки важное для страны дело делаем.

— Обломись, мимо, — радостно сказал Шпала.

— От ёпс, — прошептал я.

— Тише, плебеи, — перебил нас Лысый. — Эх, деградация поколений. Дела Юпитера не для быков.

— Ты не сильно-то быкуй, — остудил его Шпала.

Вечером поехали ко мне. На столе появились французские коньяки, пиво, кола, шпроты и кабан, фаршированный красно-черной икрой и яблоками.

Потом решили погонять мяч на моей альпийской горке. Колян довольно быстро долбонул нашего футболиста по ноге, и последнего увезла скорая.

— Слабак, — кричал ему вдогонку Колян. — Это ты еще с нами в хоккей не играл.

День пятый. Зверски трещит голова. Нелегко дается мне политическая карьера. Плохо и Шпале. Он молчит и пьет минералку с углем.

В коридоре подбежал какой-то журналюга и спросил, как я оцениваю первую неделю работы парламента. И я не подвел:

— Наша политическая партия не свернет с дороги инновации всех сфер производства. Несмотря на любые преграды, которые мы вынуждены преодолевать из-за наших оппонентов-ретроградов, мы всегда будем отстаивать наши взгляды и убеждения. Конечно, нелегко бороться с бюрократией, но поверьте, мы делаем все возможное и даже больше. Спасибо всем, кто нас поддерживает.

Вечером поехали к Лысому. Давайте, я скажу о нем пару слов. Он кое-как окончил школу, и родители впихнули его в университет на юрфак. Однако после первой же сессии Лысого отчислили. Тогда его отправили учиться за границу, и он благополучно вернулся через четыре месяца. Родители решили соригинальничать и устроили его на факультет философии, но он и тут продемонстрировал силу характера: вылетел как пробка из бутылки после первого же экзамене. Затем он снова уехал и снова вернулся. Махнув на все рукой, родители зачислили его на факультет культурологии на заочный. Насколько я знаю, в альма матер он пришел лишь раз, чтобы забрать диплом.

Видно, с тех самых пор у него осталась страсть к иностранным словам и устойчивым выражениям. В доме у Лысого много скульптур, картин и огромная библиотека, которая уже давно бы покрылась метровым слоем пыли, если бы не уборщица.

Подавали водку, вино и сыры. Играл то ли Бах, то ли Раммштайн.

— Сэры и дамы, у меня для вас сюрпрайз, — сказал Лысый и показал на батут посреди столовой. — Этот прыгательный аппарат изготовлен спешиали для меня. Честь первого старта предоставляется нашему новому фрэнду, космонавту Павлику.

Павел Валерьянович, которому было хорошо за шестьдесят, долго отнекивался, но с нами эти шутки не проходят. Ему пришлось взобраться по стремянке и прыгнуть на батут. Несмотря на тот факт, что потолки у Лысого довольно высокие, космонавт взлетел вверх и ударился головой. Его увезла скорая.

Следующим вызвался прыгать Колян. Он тоже взлетел вверх и тоже ударился лысой головой об потолок. По потолку пошла трещина. Колян как ни в чем не бывало пошел искать свой стакан. По пути он прикалывался над Павликом, говоря, что в его время таких в космонавты не брали.

Затем прыгнул Шпала, порвал батут, и прыжки закончились. Начались танцы.

Что-что, а плясать мы умеем. И хотя я не признаю попсу, а только рэп, но танцевать могу под что угодно. Даже под Шопена.

Лысый изображал балетные па, я прыгал в обнимку с бутылкой, поливая всех красным вином, Колян попивал водочку и щипал топ-модель и секретарш, Шпала кувыркался и курил, а Толян весь вечер протанцевал с певицей.

Выходные прошли обыденно (охота, рыбалка, стриптиз, караоке, шашлыки, драка, снова караоке и сон). А в понедельник нас ожидал скандал. Какой-то журналюга выложил в интернет статью о том, что у депутата Николая Чижика отсутствует высшее образование.

Надо признать, это чистая правда. Я даже не уверен, что у Коляна есть среднее. Но на нашу партию была брошена тень, и эту проблему пришлось срочно решать.

Вот что мы сделали. В провинциальном городке небольшой институт получил серьезные финансовые вливания, а взамен предоставил диплом о высшем образовании с превосходными оценками. Директору интернет-ресурса позвонил лично Толик. Он сказал, что уже давно читает новости только на данном сайте, и хотел разместить несколько рекламных материалов, заплатив за это числом с большим количеством нулей. В результате подлого журналюгу уволили. Кроме того, вышла статья с опровержением, содержащая огромное количество извинений и реверансов в адрес нашей партии. Затем вышла серия материалов о том, что без инноваций в наше время нельзя и о том, какие молодцы те, кто продвигает их в массы. Позже вышел рядстатей о том, что без роботизации прогресс невозможен, а те, кто ею занимаются, настоящие герои нашего времени.

Честь Коляна и всей партии была спасена.

Раз уж зашел разговор о нашей политсиле, давайте я обрисую политическую ситуацию в целом. В парламент прошло шесть партий. Больше всего голосов набрала партия действующего президента. Второе место досталось зеленым. Третье место получила партия премьер-министра. Четвертое место получила Партия пенсионеров, пятое мы, а шестое Партия любителей природы, созданная партией президента, чтобы отбить часть голосов у зеленых.

Партия президента, она же Честная партия, и Любители природы — правящая коалиция. Зеленые и партия премьер-министра, она же Демократическая партия, — оппозиция. Мы и пенсионеры посредине. При этом пенсионеры — наши главные оппоненты. Они, якобы, тормозят инновации. Поэтому, когда они голосуют за, мы всегда голосуем против и наоборот.

Сегодня рассматривали размер заработной платы и льгот для членов парламента. Толян не подкачал. Он вышел к трибуне и сказал: «Товарищи, зачем нам вообще эта мизерная зарплата? Мы ведь здесь не ради денег, а ради светлых идей прогресса». По залу прокатился смешок. «Давайте откажемся от всех льгот и зарплаты, а сэкономленные деньги потратим на инновации в сельском хозяйстве».

Стоит заметить, что Толяну и еще нескольким членам нашей партии принадлежат огромные плантации по всей стране.

На трибуну поднялся представитель пенсионеров и заявил, что в корне не согласен с предыдущим оратором. Мол, зарплаты и всевозможные льготы просто необходимы, чтобы организовать нормальную работу парламента. Кроме того, всем ветеранам правительственного труда, нужно начислять еще более высокие пенсии. Партия пенсионеров будет бороться за права пенсионеров, а инноваторы просто популисты.

Услышав неприличное слово в свой адресс, мы принялись свистеть и кричать: «Позор! Инновации прежде всего! Пенсионеров на пенсию, и т.д.»

Все остальные выступающие тоже отвергли предложение Толяна. Только представитель зеленых предложил часть льгот перечислять в Фонд охраны дикой природы, контролируемый его партией.

В этот момент дико завопил пенсионер, которому Колян незаметно подложил на кресло канцелярскую кнопку. Зеленый подумал, что с ним категорически несогласны, и вернулся на свое место.

В итоге зарплаты подняли, а количество льгот расширили.

После заседания мы давали комментарии журналюгам в следующем ключе:

— Ну вы же все сами все видели и слышали! Что тут еще сказать! И так понятно, что свои предвыборные обещания выполняют только инноваторы. Остальные чихать хотели на народ и будущее страны. Им бы только сидеть у камина да трюфеля жрать. Только мы стоим на страже интересов государства. Все надбавки и премии, полученные нашими депутатами, будут перечисляться в фонд робототехники. Ах, если бы мы имели больше мест в парламенте, нам было бы легче принимать полезные решения, направленные на улучшение всех сфер жизнедеятельности человека. Но даже такой небольшой силой мы боремся за правду и комфорт для всех граждан. Прогресс неминуем, и мы его верные служители!

Стоит ли говорить, кому принадлежит фонд робототехники, пусть даже официально ни одна из наших фамилий не фигурирует в списке владельцев?

Согласно данным социологических опросов, рейтинг нашей партии существенно вырос после этого заседания. Браво, Толик!

Отмечали успех возле бассейна, дельфины из которого куда-то пропали. Пили коктейли и запускали фейерверки.

— Друзья, отведайте свежую дельфинятину! Только из Японии! — закричал Толян.

— Рыба гниёт с головы, — как всегда не в тему заметил Лысый.

Мы придумали веселую забаву — съезжать по столу в бассейн. Чтобы стол был скользким, его залили оливковым маслом, а чтобы он стоял, как горка, я подогнал под него свой мерс.

Все шло хорошо до тех пор, пока Колян не съехал вслед за певицей и не врезался в нее. То, что он слегка её притопил, не беда. Скорее всего, он ей слегка сломал плечевой сустав. Приехала скорая и увезла пострадавшую.

Колян предложил поиграть в водное поло. Идею встретили на ура. Матч продолжался недолго, а скорая приезжала еще дважды.

Сегодня обсуждали очень важную тему: налоговые льготы для определенных индустрий. Началась жаркая дискуссия. Обстановка накалилась. Представители каждой партии пытались освободить от уплаты налогов именно те сферы бизнеса, в которых у них имелась доля. Мы защищали сельское хозяйство, торговые центры и робототехнику.

Ученый робко спросил:

— А как же наука?

Но Колян показал ему кулак, и тот замолк.

Оппозиция кричала об автомобилестроении, ремонте дорог и одежде. Зеленые о производстве оружия и энергетике. Коалиция о металлургии и алкоголе. Пенсионеры об аэропортах и фитнес клубах.

Представитель большинства, перекрикивая собравшихся, вещал о том, что власть просто обязана поддержать производителей алкоголя. Ведь спрос постоянно растет. Льготы позволят расширить производство, а это тысячи новых рабочих мест по всей стране. Инвестиции в отстающие регионы. Возле новых заводов будут открываться магазины и кафе, что означает развитие инфраструктуры и процветание экономики.

Затем зеленый попытался втереть нам, что если не понизить налоговую ставку для производителей оружия, то страна может надолго погрузиться в кризис.

Толян говорил о том, что без торговых центров нас ожидают коллапс и стагнация.

Какой-то пенсионер решил еще раз выбежать к трибуне и добавить пару слов о важности аэропортов, но Шпала так ловко подставил ему подножку, что тот пролетел через пару ступенек, да так и остался лежать, пока ему не помогли подняться коллеги по партии.

Заседание закончилось ничем. Компромисс так и не был найден.

Как нам пояснил Толян, все законопроекты вносятся либо с целью самопиара, либо для заработка капусты. С баблом у нас проблем нет, а вот лишняя реклама не помешает. Не столь важно, поддержат нас или нет. Главное, что потом мы можем бить себя кулаком в грудь перед журналюгами и кричать о том, как сложно бороться с политиканами, мешающими прогрессу и инновациям.

Специально для улучшения имиджа нашей партии мы разработали и вынесли на голосование понтовый законопроект.

Наш законопроект назывался «Закон о тотальной роботизации». Вот в чем его суть:

— Создать за счет государства Институт робототехники и инноваций (ИРиИ)

— Субсидировать всех производителей роботов

— Уголовная ответственность за порчу роботов и препятствие инновациям

— Введение в школьную программу специального предмета «Основы робототехники»

— Ежегодный фестиваль роботов и инноваций

— Объявить 12 ноября Днем робота и сделать этот день выходным

— Самым умным роботам разрешить баллотироваться в парламент

Дата 12 ноября была выбрана не случайно: в ноябре мало праздников. Наш лучший говорун прочитал текст закона с трибуны. Затем Толян толкнул речь о том, как превосходно заживется всем в нашей стране после принятия такого закона.

Никто из нас не сомневался, что законопроект не поддержат, но все понимали полезность такой демагогии. Разгадали наш план и другие партии.

Представитель зеленых заметил, что закон неплох, но сыроват. В нем не хватает пунктов об использовании роботов для охраны окружающей среды и производства оружия массового уничтожения.

Любитель природы тоже похвалил нашу идею, но сказал, что вместо Дня робота лучше отмечать День любителя природы или День единения с окружающей средой.

Оппозиционер о нашем законе не сказал ни слова. Вот полный текст его выступления:

— Не буду растекаться мыслью по древу или приводить банальные примеры. Обойдусь без слухов и кривотолков. Зачем цитировать кого-то или что-то? Население и так понимает, кто на их стороне, а кто против. Демократы работают на общество. К чему афоризмы и парадигмы? Благочестие — основа всех основ. Это ясно, как и то, что на одной ноге пять пальцев, а на двух можно ходить. Однако, сегодня хотелось бы сообщить не об этом, а о том, как «Демократическая партия» старается пробить стену непонимания и выгравировать золотыми буквами на каждом заборе суть нашей программы. Пока наши противники бездействуют, демократы рубят и валят направо и налево. Идиомы и сентенции бесполезны, когда истинные ценности в опасности. Могу сослаться на первоисточники, но воздержусь и призову весь сознательный электорат встрепенуться и разобраться в происходящем, демократы же всегда придут на помощь. Вместе мы сдвинем горы, и реки потекут вспять. Победа за нами. Спасибо.

Представитель правящей партии явно разобрался в речи оппозиционера, поэтому поведал следующее:

— Господа, мы прекрасно знаем, что оппозиция умеет красиво говорить. Но присмотритесь, ведь это пустые слова. До дела у них не доходит. Навешали избирателям лапши на уши, подразнили пряником, а работать и нести на себе всю ношу государственных дел приходится нам. Выпендриваться и болтать языком нужно в других местах, а здесь прошу конкретики. Вот «Честная партия» реально трудится во благо нации. Делаются вполне конкретные действия, строятся новые объекты, создаются рабочие места. Мы не поливаем соперников грязью, мы выше этого. Собака лает, караван идет. Только они не собаки, а скорее скунсы или свиньи. Вылезли из норки, покричали и назад. Хватит! Дорогая общественность, мы, честные депутаты, не стремясь к дешевому пиару молча делаем свое дело.

К трибуне снова выскочил представитель оппозиции.

— Вы хотите от нас реального отчета? Пожалуйста! Это элементарно. Сейчас я озвучу цифры и перечислю конкретные действия, предпринятые нами. Итак, за прошлый год мы потратили баснословные деньги на улучшение инфраструктуры многих областей, починили и устранили поломки во многих проблемных точках, навели порядок в определенных местах, буквально по кирпичику собрали новейшие мощности, облагородили сотни пунктов, инвестировали в сферы обеспечения бесперебойного производства деталей для разных механизмов. И это только капля в море! Что, съели? Нечем побить такую карту! Мы всегда отвечаем за свои слова, и они у нас не расходятся с делом! А вот дешевые критиканы ничем кроме подлых оскорблений похвастаться не могут.

— Товарищи, давайте по существу, — попросил спикер. — У вас есть, что добавить к закону о роботах?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A4
от 662