электронная
36
печатная A5
283
18+
Парижский меридиан

Бесплатный фрагмент - Парижский меридиан

Лирические стихи

Объем:
90 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-1258-6
электронная
от 36
печатная A5
от 283

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящение 

О.

Не оттого ль ты так ненастна…

Не оттого ль ты так ненастна,

Не оттого ль так холодна,

Что сердце ждет моё напрасно,

Когда с очей твоих прекрасных

Спадёт глухая пелена?

Не оттого ль, как привиденье,

Не оттого ли словно тень,

Ловя́ счастливые мгновенья,

Брожу, как будто бы в затменьи,

Я под твоим окном весь день?

Не оттого ль ты так ненастна,

Не оттого ль так холодна,

Что сердце ждет моё напрасно?

Спадет глухая пелена?

Она стоит в дверном проёме…

Она стоит в дверном проёме

На чёрных длинных каблуках.

Её черты во мраке тонут,

Лишь огонёк в её ладони

Чуть отражается в зрачках.

Неспешно тлеет сигарета,

Минуты тянутся, как дни.

Я замер, словно в круге света,

Оставив мир снаружи где-то, —

В мгновенья эти мы одни.

И, словно в сладкой полудрёме,

Я в восхищении смотрю.

Всё тело ломит, как в истоме,

И сердце сладострастно стонет,

Я каждый жест её ловлю.

Она же курит отрешённо,

И взгляд не замечает мой.

Вокруг дымок струится сонно…

Окурок бросив огорчённо,

Смыкает двери за собой.

Я грущу

Я грущу оттого, что опять

Ты меня не заметив, проходишь,

Пары слов для меня не находишь,

А с другими — весь день хороводишь…

Оттого и грущу я опять.

Я грущу оттого, что один

В целом мире устал я скитаться,

Мне бы только до дома добраться,

А с тобой не могу я расстаться…

Оттого и грущу я один.

Я грущу оттого, что вокруг

Все смеются, все люди — как люди,

И кому-то другим всё на блюде,

У меня ж в жизни счастья не будет…

Оттого и грущу, что вокруг.

Я грущу оттого, что опять

Ты проходишь, меня не заметив,

И на взгляд мой своим не ответив,

Добрым словом меня не приветив…

Оттого и грущу я опять.

Я смеюсь, улыбаюсь губами…

Я смеюсь, улыбаюсь губами,

Но душа моя плачет навзрыд.

Растопчи мои чувства ногами,

Утопи их в болоте обид.

Чтобы не было мне одиноко,

Чтоб надежды не тлел уголёк, —

Обойдись ты со мною жестоко,

Чтоб запомнил надолго и впрок.

Чтобы глупое сердце не билось

Так тревожно в постылой груди,

Чтобы чувство другое родилось,

Пробуди же его, пробуди…

Помоги мне расстаться с мечтою,

Как сорняк — на корню, уничтожь,

Стань как все, для меня, ты такою,

Это лучше, чем пестовать ложь.

Это лучше, чем верить в химеру,

Чем надеяться по́пусту, зря.

Отбери у меня мою веру,

И в душе засмеюсь тогда я!

Она вошла. Затихли звуки…

Она вошла. Затихли звуки,

Замолкли чьи-то голоса…

Лишь, в ожидании разлуки,

Я — проклинаю небеса.

Я не святой и не угодник,

Не обвинитель, не судья…

Насквозь я вижу жизни томик,

И эта часть — не про меня.

Я лишь любуюсь ритмом строчек,

Переплетением словес…

Игрой тире, кавычек, точек…

Но душу мою гложет бес.

И что мне делать с ним — не знаю,

И как заставить замолчать…

Я всё на свете проклинаю,

И за перо берусь опять.

И вновь — уже затихли звуки,

Не слышно больше голосов…

Лишь, в ожидании разлуки,

Вертя́тся стрелки у часов.

Когда один в людском потоке…

Когда один в людском потоке

Плыву, течение ловя,

В уме я складываю строки —

Все о тебе. Все про тебя.

Когда в метаньях бесконечных,

Мысль гаснет, форму обретя,

Я вывожу фигуры речи —

Все о тебе. Все про тебя.

Когда тону в водовороте дел скучных,

Жизнь свою кляня, —

Мне б только подвернулся случай, —

Всё о тебе. Всё для тебя.

И вот, коленопреклонённо,

Тебе я голову склонил,

В ответ ты скажешь огорчённо —

«Ну кто тебя, вообще, просил»…

Я мечтаю о тебе…

Я мечтаю о тебе

Скучными ночами,

Я мечтаю о тебе

Пасмурными днями,

Я мечтаю о тебе,

Что на это скажешь?

Я мечтаю о тебе —

Сердцу не прикажешь…

Если б мог тебя забыть —

Я б тебя забыл,

Если мог бы не любить —

Я бы не любил,

Если мог бы не страдать —

Я бы не страдал,

Сердце мог бы не сжигать —

Я бы не сжигал…

Одиночество души

Одиночество души

Не излить словами:

Все слова не хороши.

Только лишь глазами

По глазам моим прочтёшь,

Как же я тоскую.

Словно в сердце — острый нож,

В жизнь мою пустую

Ты вошла нежданно так, —

Звонкий смех в тиши,

Оттенив, усилив мрак —

Одиночество души.

Забываю я…

Забываю я, что всё на свете зыбко,

Лишь увижу милые черты,

И твою весёлую улыбку,

Что так щедро источаешь ты!

Я Вам не мил…

Я Вам не мил.

Я Вам не люб.

Слова любви

Не тронут Ваших губ.

Не тронет Ваших глаз

Тоска в моих глазах.

И горечь этих фраз,

Для Вас — пустой «базар».

Не тронет и души

Моих признаний стих.

И буду я в тиши

Печалиться о них.

И буду я один

В звенящей пустоте…

Вокруг полно людей,

Но все они — не те…

Всё в этой жизни неспроста́…

Всё в этой жизни неспроста́.

Да, за весной идёт весна,

Да, сердце рвётся из груди,

Но радоваться ты погоди.

Когда оно наружу рвётся,

Когда рассудку не даётся,

Тогда — пришла к тебе беда,

С тобою жить чтоб навсегда.

Её гони скорей отсюда,

Надейся, что каким-то чудом,

Тебя забудет и уйдёт,

В другое сердце забредёт.

Иначе, словно к свету мошка,

Влетев в открытое окошко,

Ты просто сгинешь ни за грош, —

Обуглишься и упадёшь…

Ваши пальцы, изящны и то́нки…

Ваши пальцы, изящны и то́нки,

Теребят на плечах Ваших шаль.

А в глазах у Вас будто иголки,

О другом Вы мечтаете… жаль…

Ваших глаз зеркала с поволокой

Отражают меня, но с другим

Вы в мечтах своих где-то далёко…

И в мечтах Вы целуетесь с ним.

Ваши губы мне дарят улыбки,

Но не мне улыбаетесь Вы…

Наша встреча, должно быть, ошибка…

Видно, — ангелы были пьяны.

Душа моя плачет опять…

Душа моя плачет опять.

Я мог бы тебе рассказать,

Как ночью и днем о тебе

Слага́ю сонеты один в пустоте.

Но что тебе ви́рши мои,

Когда напролёт ты ночи и дни

С другими общаясь, проводишь,

А мне и двух слов не находишь.

Мне б — всё бы тебе рассказать,

Мне б — снова с начала начать,

Забыв, что прошёл уже год.

Но, видно, таков мой удел, —

Опять как всегда, не у дел,

Я бьюсь, словно рыба об лед.

Я, похоже, не герой…

Я, похоже, не герой

Твоего романа.

Осознанье это — боль

И на сердце рана.

И души как будто клок

Вырвали из тела.

Ну скажи мне, добрый Бог —

За какое дело?

Я кого-то обобрал

В темноте ночей?

Или, может быть, преда́л

В руки палачей?…

Но я, короче, не герой

Твоего романа.

В этих строчках — жизни соль

На душевных ранах.

Мой мир внутри — богат и полн…

Мой мир внутри — богат и полн…

Но ты не будешь никогда

Читать его —

По воле волн

Плывешь неведомо куда,

Не замечая никого.

Как беден мир мой! Как уныл!

Ведь ты не будешь никогда

Читать его —

А весь мой пыл

Уйдет неведомо куда,

И не оставит ничего.

Перегорело всё…

Перегорело всё… и ка́нуло в песок…

Лишь только память душными ночами

Остервенело бьёт в висок,

Гремя забытыми ключами.

Лишь только память не дает уснуть,

Шепча на ухо грустные сонеты, —

Я устилаю розами в них путь,

Разбрасываю рифмы и монеты.

Зачем? Зачем ты мучаешь меня,

Из глубины сознанья доставая

Мгновенья прожитого дня,

Осколки неизведанного рая?

Перегорело всё… но чувства — сильный яд.

Они в огне, как видно, не горят…

Ты прости меня за всё…

Ты прости меня за всё,

Что я сделать не посмел, —

За слова, что не сказал,

И за песни, что не спел.

И за взгляды, что бросал,

На тебя украдкой вновь…

Ты прости меня за всё, —

За стихи, и за любовь.

Ты прости меня за дни,

Что прошли уже давно,

Только в памяти они

Крутят старое кино.

За минуты и часы,

Что с тобою рядом был,

Ты прости меня, прости,

Хоть я их и не забыл.

Ты прости меня за всё,

Что я сделать не посмел, —

За слова, что не сказал,

И за песни, что не спел.

Мне хорошо с тобою рядом…

Мне хорошо с тобою рядом!

Когда ж одариваешь взглядом,

Или улыбкой наградишь —

Так вообще сердечко млеет,

Зовет — «На подвиги, скорее!»

И трепыхается в груди.

Ах, эти чувства жгут мне вены!

Жаль, их, как будто бы гангрену,

Нельзя отрезать и забыть,

И с глаз — долой, из сердца — вон,

Не слышать больше этот звон,

И дальше беззаботно жить!

Мне хорошо с тобою рядом,

Когда одариваешь взглядом,

Иль словом добрым наградишь.

Жаль, что мгновенья эти редки,

Но горечи пилюли е́дки

Ты постоянно мне дари́шь!

Мне тоска тяжёлым змеем давит душу…

Мне тоска тяжёлым змеем давит душу.

Заползает скарабеем прямо в сердце.

Так и гложет, так и жжёт, так и сушит —

Никуда мне от тоски моей не деться.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 283