электронная
140
печатная A5
488
16+
Парадокс Всемогущего

Бесплатный фрагмент - Парадокс Всемогущего

Объем:
438 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-5053-3
электронная
от 140
печатная A5
от 488

Парадокс Всемогущего

Пролог

Человека всегда угнетала мысль о смерти, о той черте, переступив которую, невозможно остаться прежним. Сама мысль о приближении к этому моменту, сковывает разум и угнетает чувства. Как сказала одна небезызвестная особа -Жизнь есть короткая прогулка перед вечным сном. Но сон это не единственное состояние, которое возможно встречает нас после точки отсчета другой, вечной жизни. А если это вовсе не сон, а нечто другое, более страшное состояние? Кто на той стороне, возможно и скажет что это сон, но я знаю другое — есть и иное состояние, жизнь после смерти, жизнь, но не такая, какой ее рисует наше воображение, жизнь, которая забирает у тебя саму возможность жить и умереть в момент, предначертанный свыше. Жизнь и смерть, теперь я ставлю между ними знак равенства.

1

В Москве в 1661 году хозяйничала чума. Придя с юга, она сумела незаметно укрыться в чьем-то отравленном ею теле, миновав границы города и рассыпалась в нем сотнями, тысячами заражений, передаваясь любому, оказавшемуся рядом с ней. Через несколько дней после эпидемии, город превратился в пустыню, посреди которой лишь немногие оставшиеся в живых, как могли, ухаживали за заживо гниющими чумными. Улицы опустели, по ним не ходили больше живые, согревая своим теплом старый город, повидавший многое на своем веку. Всех мертвых и неизлечимо больных складывали в подземелья при церквях и гостиных дворах, чтобы потом предать земле или огню, в Москве просто не осталось людей, способных исполнить последнюю повинность перед мертвыми. Те горожане, что успели избежать встречи с чумой, давно покинули умирающий город, удалившись на безопасное расстояние от границ столицы, вокруг которой теперь стояли войска, посланные царем для удержания смертельной инфекции в пределах зачумленного города. Под страхом смерти никто не мог пройти сквозь кордоны солдат, жгущих костры, ни из города, ни внутрь его, всех кто ослушался приказа, ждала неминуемая расправа. Проиграв свою главную битву, разъяренный царь решил сжечь Москву, чтобы в огне пожарищ избавиться от заразы, грозившей уничтожением всему живому не только в этом многострадальном месте, но и на всей земле.

Полковые звонари разнесли весть о скором наступлении огня на столицу протяжным звоном колоколов, их заунывный, стонущий плач накрыл округу, передавая на сотни километров страшную весть о неизбежности грядущего..

В темном и холодном подземелье одного из монастырских подворий, куда сносили безнадежных, зараженных чумой, давно воцарилась мертвая тишина, прерываемая лишь хрипами умирающих. Многие десятки тел лежали на каменном полу, на старых дубовых столах, в узких переходах переплетаясь телами, словно в чудовищном, безумном сне. Смерть распростерла для них свои объятия, не делая между ними различий, существовавших при их жизни, ее ледяное прикосновение окрашивало кожу несчастных черным трупным цветом, высушивая и заостряя черты лица перед последним мгновением прощания с бренным миром. Ни одна живая душа не рискнула бы появиться здесь, кроме того, кто шел сюда в поисках своей потерянной любви..

Неожиданно где то наверху открылась дверь и вместе с дневным светом в подземелье ворвался тягучий, отравленный воздух, наполненный отголосками гулких ударов колокола, а затем, в свете бьющем из проема, возникла фигура, заслонив собою уличные звуки и бесстрашно ступила на лестницу, ведущую прямиком в ад. Человек в долгополом плаще, в накинутом на голову капюшоне, скрывавшем его лицо, медленно спустился вниз. Его не пугало осознание того, что он вошел на территорию смерти, откуда у него не было шансов вернуться живым. Холодные, почерневшие лица мертвецов, беззвучно улыбаясь гримасами, застывших на них масок смерти, встречали живого человека, насмехаясь над его самонадеянной отвагой. Чужак среди них, безумец, он приблизился к лежащим вокруг мертвецам, а они в ожидании его, застыли в самых нелепых позах, переглядываясь бесцветными глазницами, искренне не понимая, как ему хватает мужества быть рядом с ними; их расширившиеся бездонные глаза, став абсолютно восковыми после смерти, следили за ним, выжидая, когда он захрипит и ослабнет, прикоснувшись к их отравленным телам, став одним из них, навсегда сгинув в водовороте пляски чумы.

Фигура в длинном плаще, тем временем неслышно брела между телами, скользя взглядом по их пепельным лицам, словно выискивая кого то и когда за его спиной сомкнулась темнота и сотни мертвецов, ожидавших скорой развязки, его глаза нашли ту, кого он искал. Молодая девушка с длинными темными волосами, абсолютно нагая, лежала перед ним, чистая в своей первозданной красоте и даже смерть не смогла изменить ее прекрасные черты, оставив в покое тонкое, худое тело, слегка подернутое дымкой посмертной печали. Ее душа совсем недавно покинула тело, витая где то совсем рядом, он опоздал совсем немного, если бы только он успел чуть раньше, чтобы взглянуть в ее прекрасные глаза, чтобы сказать, как он любил, как шел к ней долгие годы, как жаждал, как страдал. Встав на колени перед ней, он на мгновение застыл, а затем, протянув руку к ее лицу, коснулся двух родинок на верхней губе, соединившихся краями, слившись в знак бесконечности, в которую теперь предстоял ей долгий путь.

Так, склонившись перед ней, он простоял какое то время, думая о своем, а затем достал из кармана плаща небольшую темную бутылку с широким горлом и отпечатал пробку. Его руки протянулись над ней и несколько капель упали на ее пергаментные губы, быстро впитавшись, отчего они мгновенно порозовели, а он продолжал смотреть как ее лицо наполнилось красками, а затем и все тело расцвело силой жизни, возродившейся от бесценной влаги из бутылки, наполненной живой водой подземного озера.

Наклонившись, он поцеловал ее в теплеющие губы, ласково проведя рукой по ее волосам, а затем резко встал, оглядывая других мертвецов. Обмакнув палец в бутыль, он провел им по губам лежащего рядом тела и от его прикосновений, оно ожило, резко вскрикнув и задвигавшись на холодном полу. Восковые глаза мертвеца исчезли, наполняясь светом, цвет кожи быстро менялся, теряя черноту и бледнея на глазах, сердце забилось, вначале неуверенно, затем все быстрее и быстрее, прожилки сосудов набухли под кожей, отчего тело розовело с каждой минутой новой жизни и через некоторое время мертвое тело стало живым. Оживший человек приподнялся на слабых руках, вокруг него шевелились другие люди, с силой вдыхая воздух, подземелье наполнялось звуками, которые несла с собой жизнь. Фигура незнакомца в длинном плаще продолжала монотонно двигаться среди застывших тел, передавая им капли живой воды, возвращавшей их к жизни и они вновь становились людьми, с удивлением и непониманием глядя вслед его нескладной фигуре, смутно догадываясь, с кем они встретились здесь. Спаситель пришел к ним..

2

Андрей проснулся от рыка зверя, который снова явился из ночи. Вокруг их ледовой базы всегда хватало белых медведей, но раньше зверь держался на почтительном расстоянии, изредка рискуя поскрести в стену. Теперь все изменилось. Почти каждый день один, а то и пара зверей, постоянно крутились неподалеку от базового лагеря, высматривая момент для нападения. Для человека, живущего в условиях практически вечной зимы, белые медведи особой опасности не представляли, потому как каждый вид занимал главенствующие роли в своих иерархиях, но в жизни эти иерархии никогда не пересекались. Человек занимался в этих местах тяжелым, однообразным трудом, а медведь жил здесь всегда и человека считал просто соседом. Конечно, выжить в соседстве с белым медведем помогало оружие, но человек никогда не злоупотреблял своим преимуществом, предпочитая стрелять в воздух. Раньше этого хватало, но с недавних пор что-то изменилось.

С улицы снова послышался рев зверя. *Что же, — подумал он — Если не дать ему взбучку, на этом мишка не успокоится. Да и ребята озлобились на выходки зверя, если не выгнать его с этой территории, неизвестно как дальше поведет себя зверь.* Через мгновение скрипнула дверь и в проем просунулась всклокоченная голова радиста Генки.

— Иваныч, ну ты долго будешь миндальничать? Ребята уже говорят, что Потапыч тебя победил, теперь он тут главный на районе. Если ты не выйдешь, придется его ставить на довольствие. Время три ночи, мы ж до утра сами озвереем!

Тот, кому предназначалась эта тирада, не шевельнулся. Генка хмыкнул и тихонько притворил дверь. Из коридора послышались удаляющиеся шаги, потом хлопнула дверь в отсеке и все стихло. Рык зверя через мгновенье снова разрезал тьму.

3

В ту ночь Андрей Громов провалился в бездну сна сам того не ожидая, буквально присев на диван. После многих лет вынужденного простоя, непонимания и невостребованности, конструкторский отдел Громова получил заявку на разработку и строительство испытательной бурильной станции для огромной государственной корпорации, сулившей большие перспективы. Три месяца нескончаемой работы подходили к концу и результат их работы принимал окончательный вид, высясь стальной конструкцией посреди огромного ангара. Двое суток до этого его ребята из отдела дневали и ночевали на новом объекте. Этот запоздалый аврал вымотал всех, включая его собаку. Надеяться на жену Ирэну не приходилось, в ее жизни наступила не просто белая — золотая полоса, поэтому застать ее дома было практически нереально. Изредка она отзванивалась, лениво рассказывая об успехах, да водитель приезжал забрать кое- что из вещей. Лишь лабрадор Лаки была готова быть где угодно, хоть у черта за пазухой, хоть в цеху по разработке и сборке бурильного комплекса, рассчитанного на сверх глубины, лишь бы рядом был он, ее хозяин Андрей Громов. Этот проект стал главным смыслом жизни, его логическим завершением и итогом всех прошлых дел. Даже Лаки понимала это и старалась не докучать. Она тихонечко лежала на выделенном ей месте в комнате отдыха, выискивая среди множества людей, фигуру своего хозяина.

Марево сна поглотило Андрея, налипая к телу непроглядным, необъяснимым чувством тревоги, его тело, безвольно распластавшись посреди бесконечного облака безвестности, медленно падало куда то вглубь его воспоминаний, теряя свою целостность, он ощущал, как распадаясь на фрагменты, состоявшие из недолгих лет его запутанной жизни, он проваливается в бездну, в которой нет дна. Цепляясь за прошлое, он снова не верил в себя и в тот момент, когда безразличная тьма почти поглотила его, над ним возникла тонкая, размытая девичья фигура; наклонившись к его остывшему и обескровленному телу, она нежно поцеловала его в холодные губы и тихо прошептала, растворяя своими словами мрачную мглу — ЖИЗНЬ ВНУТРИ ТЕБЯ..

Судорожно очнувшись в холодном поту от приснившегося кошмара, Громов нашел себя лежащим на полу своего кабинета и только ласковая Лаки, продолжала вылизывать своим шершавым языком его ледяное лицо..

За два дня до предполагаемой сдачи объекта, Андрея Ивановича разыскал референт Космодамианского. Совет директоров КСОР групп, собирался на последнее перед выходом платформы на точку бурения, совместное собрание. От главного конструктора Громова Андрея Ивановича ввиду исключительной важности события, требовалось непосредственное участие. Вдохновленный этим фактом Громов собрал свою производственную группу и произнес перед ними пространственную речь, поздравив каждого за проделанную работу. Он сумел дозвониться до Ирэны, разворошив ее коммерческий отдел в крупном продюссерском агенстве и сообщил о своем приглашении на совет директоров. Ирэна, обрадованная этим неожиданным напором мужа, обещала незамедлительно приехать. Сделав все важные дела, Громов успел забрать из химчистки свой лучший костюм, а также подготовить все документы по структуре и состоянию бурильной платформы, необходимые для выступления на совете директоров КСОР групп. Встреча была назначена на следующее утро.

4

Референт ждал его в холле здания, переминаясь с ноги на ногу. При появлении Громова, он вытянулся в струнку, как будто к нему приближался его хозяин. Упрекать в столь подобострастном поведении вряд ли было уместно, ведь в тот момент Громов представлял из себя довольно влиятельную персону, приглашенную участвовать в финальном обсуждении проекта.

— Добрый день, Андрей Иванович, это я вам звонил — сказал он.

— Здравствуйте, надеюсь я ничего не забыл, у меня все расчеты с собой. — Громов похлопал по лоснящемуся боку кожаного портфеля.

— Ну и хорошо, Вас уже ждут, пожалуйста к лифту, я вас провожу.

Подхватив Громова под руку, референт, обернувшись, негромко подозвал охранника.

— Сережа, мы на сорок четвертый, ты за нами все заблокируй и проверь защиту, ну ты понял, да? — в улыбке его просквозило что то немужское, Громов отметил это про себя и вытянул свою руку из объятий референта, переложив в нее портфель с документами. Референт похоже понял смысл его движений, опустив руку и приняв скучающий вид.

— Пожалуйста Андрей Иванович — он показал на массивные створки лифта.

*За каждым падением следует взлет, а за взлетом падение*- эта мысль пронеслась в голове Громова пока лифт летел куда то вверх. Референт немигающе смотрел в найденное пятнышко на стене. Двери лифта раскрылись и Громов увидел облик города, разлинованный архитектурой в ровные полоски и клетки, а сверху над этим великолепием сверкал диск солнца.

— Сюда — референт указал ему направо — Мы на месте.

За следующей дверью их встретила секретарша, Громов отметил ее возраст, он не встречал прежде секретарш предпенсионного возраста.

— Маргарита Владиленовна — референт снова вытянулся в струнку — Это Андрей Иванович Громов, его вызвали на совет дирек..

— Вас давно ждут! — она не дала ему договорить. По ее голосу было понятно, что из себя представляла эта женщина.

— Андрей Иванович, машина будет ждать вас у подъезда — референт согнулся в корявом полупоклоне и исчез за дверью.

Само совещание Громов помнил смутно. Он только отметил про себя что все эти люди с высоким статусом и большими деньгами представляли из себя сборище отъявленных старцев, правда вполне боеспособных. Космодамианский был задумчив и только разглядывал графики и чертежи, изредка осаживая коллег за излишнюю несдержанность. Хотя результат планируемой экспедиции действительно был многообещающий, Громов в какой то момент почувствовал себя неопытным юнцом среди бывалой профессуры. Но и старой гвардии нужна была новая кровь, для того чтобы не зачахнуть от былого великолепия. Громов подошел на эту роль блестяще. Его проект по освоению глубокозалегающих ископаемых мог принести помимо больших прибылей и новый виток в разведке и добыче, дав толчок в освоении незаселенных территорий. После недолгих прений, совет директоров дал полный карт- бланш на переброску бурильной установки на остров Штарра, назначив Громова ответственным за этот проект.

— С большой ответственностью приходят большие возможности — сказал ему на прощание Главный, предложив при возникновении непредвиденных ситуаций держать его в курсе.

5

Для Ирэны новость о назначении Громова куратором разработки северной территории была шоком. Позабыв про свою меланхоличную натуру, она скакала и носилась по квартире.

— Андрюша, это же какие деньги мы заработаем! Ты попал в струю со своими странными идеями, боже, неужели это награда за все годы! Боженька не зря я столько терпела, ждала этого часа и вот он наступил! — Ее просто распирало от предчувствий предстоящего богатства и статусности. Громов это явственно почувствовал, мысль о ее излишней сребролюбивости кольнула где то слева в груди.

— Ирюш, ну еще рано говорить, что этот момент наступил, он наступает. А про деньги я даже думать не хочу, не время делить шкуру неубитого медведя. Андрей действительно не понимал такой метаморфозы, произошедшей с женой.

— Ну конечно, конечно Андрюша, мы с тобой как и прежде будем собирать деньги на дом, на отдых и прочие нужности — хохотала она. — Нет уж, теперь я хочу жить как английская королева!

— Английская королева заслужила это своей неповторимостью и потом откуда ты знаешь, как живет королева?

— Знаю. Ты вот в своей технике разбираешься, а я в жизни знаменитостей!

Весь оставшийся вечер Ирэна щебетала о лучших на ее взгляд районах для покупки недвижимости, о преимуществах того или иного автомобиля, о драгоценностях наконец. Громов старался не вслушиваться в монолог одной актрисы. Его больше волновала та степень ответственности, на которую он так легко дал свое согласие. С другой стороны, думал он, не каждому выдается такой шанс в жизни, проявить себя на профессиональном уровне, двигая науку, да что там — двигая само человечество к новой, неизведанной ступени в развитии и именно он, Громов, оказался пионером этого движения.

От мыслей его отвлек телефонный звонок. Ирэна схватила трубку, заливисто рассмеявшись неизвестному собеседнику, потом загадочно подмигнула Громову и передала ему трубку.

— Тебя.. похоже на Зуева, только он так начинает разговор — сказала она.

Громов аккуратно перехватил трубку, внутренне готовясь к любой неожиданности.

— Алло, слушаю!

— Привет старичелло, узнал меня? — ответил ему на том конце провода голос с хрипотцой — Павел, Павел Зуев, твой однокашник по институту, разрази меня гром!

— Здравствуй Паша, конечно узнал, правда после десяти лет отсутствия, это было бы простительно — сконфуженно ответил Громов — Ты как..- он осекся- Как поживаешь, Паш?

— Да вот видишь, даже номер твой нашел без труда, теперь ты совсем другим человеком стал, растешь над собой — в голосе Павла, как показалось Громову, проскользнули уважительные нотки.

— Просто так сложилась конъюнктура на рынке Паша, на моем месте мог оказаться другой человек и тогда ты бы точно мне не позвонил!

— Да ладно тебе старичок. Я давно слежу за твоими успехами! Давай ка лучше мы с тобой пересечемся где-нибудь, угощаю я.

Громов на секунду замешкался с ответом, соображая, зачем вдруг он понадобился Павлу, но быстро сообразил что ответить.

— А давай. Встретимся сегодня в ресторане Гарибальди на Святской, знаешь где он?

— Знаю, знаю! — рассмеялся Павел- Только ты вот что.. ты один приходи, без Ирэны, нам есть о чем тет-а-тет поговорить, договорились старичок?

— Как скажешь! — Громов покосился на Ирэну, но та делала вид, что не слышит разговора.

— Через час, жду тебя, до встречи старичок! — трубка издала смешок и загудела короткими сигналами отбоя. Громов медленно водрузил ее на место и нахмурился. С чего бы это Зуеву вдруг понадобилось с ним встречаться, видимо это можно как то увязать с соглашением по экспедиции на остров Штарра…

— Милый, ты уходишь? — проворковала Ирэн.

— Да Ирюш, у меня деловая встреча, Зуев хочет познакомить меня с деловыми партнерами, заинтересованными в..

— Не надо ничего объяснять, милый — перебила она его- Иди и делай то что должен делать — она заговорщицки улыбнулась и блаженно потянула руки — Только не забудь, я хочу быть владычицей морскою!

6

В ресторане его уже ждали. Метрдотель ловко подхватил его пальто и одним движением отправил его в гардероб. Потом он также ловко подхватил самого Громова и уверенно подтолкнул его в сторону зала, туда, где его ждал давний друг.

— Меню на столе, вас обслуживаю я лично — его пышные усы видимо были его гордостью — Вас никто не потревожит.

— Вы свободны — Зуев смотрел на Громова, его глаза излучали улыбку, а губы слегка скривились в плохо сдерживаемой улыбке. Метрдотель исчез.

— Здравствуй Павел — успел сказать Громов, но тот перебил его.

— Привет старичок, давай без лишних фамильярностей, это встреча старых друзей, каковыми как мне кажется мы считаемся, да? — Зуев неплохо выглядел с момента их последней встречи, строгий костюм, военная выправка, блеск в глазах, этакий состоявшийся и властный господин на пике величия.

— Как ты нашел меня? — спросил Громов, понимая, что сморозил глупость.

— Ну это было совсем несложно — разулыбался Зуев — Моя нынешняя должность подразумевает неплохую осведомленность. Тебя я никогда не выпускал из вида, если честно.

— Даже так? — Громов сделал удивленное лицо, пытаясь сообразить как вести себя дальше.

— Садись, в ногах правды нет, давай выпьем по рюмочке, закусим, все как полагается — Зуев отклонился на спинку стула, приглашая Громова последовать его примеру. Громов выдвинул тяжелый стул и присел на него.

— Мне интересно зачем я тебе понадобился после стольких лет? Неужели ты решил вспомнить студенческие годы, тряхнуть стариной так сказать? — Громову явно хотелось понять суть их неожиданной встречи.

У столика снова появился метрдотель. Он быстрыми движениями убрал пепельницу и подтянул скатерть по углам, расправляя невидимые складки, а затем разложил приборы и расставил рюмки, пару салатов, хлеб и маленький штоф. Громов молча наблюдал за движениями его рук, понимая, что Зуев в это время рассматривает его. Когда метрдотель ушел, их беседа продолжилась.

— Паша, так о чем ты хотел со мной побеседовать? О моем назначении или о чем то еще? — Громов решил не тянуть и взять инициативу в свои руки.

— Помнишь, как мы сбежали на четвертом курсе и напились какой-то бодяги в парке? — Зуев явно не торопился форсировать разговор, улыбаясь в ответ на вопрос Громова.

— Помню.. отозвался Громов — помню потом нас застукал декан и потащил куда то на беседу, а ты как то сумел договориться и он отстал от нас!

— Да это была несложная комбинация, но мне она стоила некоторого напряжения — рассмеялся Зуев.

— Видишь, ты уже тогда умел решать вопросы и манипулировать людьми! — съязвил Громов, ожидая сбить непринужденный разговор в более ясное русло, но Зуев как будто не понимал этих намеков.

— Знаешь, ты тоже достиг определенных успехов — ответил Зуев — И мне кажется твои достижения, более значимы для человечества в целом, особенно в свете последних событий.

— Каких событий? — Громов напрягся и подвинулся вперед.

— Тех самых, о которых тебе сегодня говорили на совете директоров! Видишь, я все знаю о тебе — Зуев опять улыбнулся, но теперь в этой улыбке сквозило еще и нечто опасное, неявно, но Громов почувствовал это.

— Раз ты все знаешь, Паша, зачем ты меня притащил сюда?

— Старичок, давай выпьем, потом договорим, а? — он разлил из штофа жидкость по рюмкам и поднял руку — За нашу прежнюю дружбу, пусть ей не мешают ни деньги, ни должности, ни связи — протянув руку, он чокнулся рюмкой с Громовым и быстро выпил содержимое.

Громов последовал его примеру. Бог с ним, с его должностью, с этой секретностью, пусть дружба победит — спиртное тепло растеклось по желудку, принося с собой ощущение свободы.

— Закусывай, закусывай старичок! — Зуев снова безмятежно улыбался. — Это вещь такая, не заметишь и ты перебрал!

Они снова сидели как старые приятели. Как будто не было всех этих лет за спиной. Их снова не разделяли взгляды на сущность мироздания, а только прежняя юность объединяла их, обволакивая воспоминаниями и опьяняя своей правотой.

Зуев оказался полковником, руководящим полусекретной лабораторией, ответственной за выявление новых материалов в органической и неорганической прикладной химии и физике. Синтез новых элементов и прочие секретные эксперименты, позволяющие менять суть привычных вещей. Понятно, что исследование северных территорий не могло остаться незамеченным для его ведомства.

— Старичок, я как только узнал про твою экспедицию, сразу понял, что мы нужны друг другу. Представляешь, сколько нас ждет открытий чудных, о просвещенья дух! — Зуев уже явно захмелел, хотя взгляд его оставался ясным. — Давай еще по рюмашке за наш совместный союз!

Громов чувствовал себя немного растерянным. Все его подозрения давно улетучились, оставив место только виноватым объяснениям с другом детства. Конечно же, он поможет Зуеву в развитии науки, как прекрасно развивать и открывать новое, чем запрещать и ограничивать. Зря он подумал о нем в таком неприглядном свете, ведь он все-таки его старинный приятель. Их юность прошла на одной волне, пусть и закончилось все той некрасивой историей..

— Старичок, я знал что ты мне не откажешь! — громогласно произнес Зуев поднимая очередную рюмку — Ты из той категории людей, которая ставит идеалы человечества, выше собственных интересов и тут мы с тобой движемся в одном направлении! Я, если хочешь знать, считаю, что во благо человека можно пожертвовать своими приземленными желаниями, да что там, самой жизнью можно рискнуть ради следующего уровня! Мы уже давно прошли это уровень.

— Паша, ты все-таки такой молодец, что вышел на меня! Мы с тобой такие горы вместе свернём! — Громов чувствовал, как внутри него разливается теплом нега от принятого спиртного — Все, решено — работаем в связке!

— Старичок, давай так — завтра приедешь ко мне, обсудим детали, а теперь выпьем за наш творческий союз, алле ап! — Зуев встал и разом опрокинул в себя сразу полстакана.

Дальнейшее Громов вспоминал с трудом. Он смутно помнил, как диктовал в такси адрес, как выпучила глаза Ирэна, когда он завалился в двери и теряя равновесие, завалился спать.

7

На следующий день, как и договаривались, прошла их встреча в одном неприметном здании на Окружном шоссе. Сама лаборатория представляла из себя хорошо запрятанный объект, обнаружить который среди нагромождения серых однотипных коробок, было практически невозможно, а пробраться в него без ведома тем более невыполнимо. На входе в здание Громова уже ждал Зуев. Похлопав друг друга по плечу как старые приятели, они прошли через пункт охраны, миновали саму лабораторию с затемненными стеклами и поднялись в кабинет Зуева. Среди прочего, Громову бросились в глаза распечатки с человеческими телами, где некоторые органы и даже некоторые части тел, были заменены искусственными аппаратами. Особенно его поразил манекен в полный рост, у которого голова была заменена на голову крысы.

— Не удивляйся увиденному, крыса выживет при таких условиях, когда от человечества не останется даже воспоминания.- Зуев явно следил за реакцией Громова — Мы в условиях нашей лаборатории, пытаемся создать различные условия в воссоздании новых видов, симбиоза живого организма и неорганических элементов, создание материалов, неизвестных науке.

— Ты хочешь сказать, что пытаешься создать биоробота? — Громову все больше нравился этот невысокий мужчина, по деловому раскинувшийся в своем кресле. — Насколько же далеко вы зашли в своих исследованиях?

— Достаточно далеко, чтобы сказать, что это только начало.- Зуев поморщился и вытер лоб ладонью. — Знаешь старичок, когда тебе кажется что ты на пороге грандиозного открытия, оказывается ты топчешься на лысой поляне, исхоженной вдоль и поперек. У тебя так бывало? — он с интересом взглянул на Громова, оценивая его реакцию.

— Думаю нет. Точно нет. Пока все чем я занимался, развивалось именно в том русле, каком я и планировал. А теперь с этой экспедицией, мне кажется у меня крылья выросли — Громов сел в кресло напротив Зуева, разглядывая с интересом кабинет его друга.

— Да старичок, ты просто ухватил за хвост свою птицу счастья. Дерзай, но не забывай обо мне. Теперь давай ближе к делу.- Зуев подкатился ближе к столу и открыл какую то папку — На острове Штарра у тебя будет возможность взять на пробу материал земли сверхглубокого залегания. Так вот, если тебя не затруднит, отдай мне часть этого материала на исследование. Мне кажется в нем найдется что нибудь, интересующее меня. И если это так, то ты сделаешь большой подарок науке, ну и в накладе не останешься! — Зуев глянул на Громова, ожидая его реакции, но тот смотрел на карту за спиной у Зуева, где фломастером были обведены очертания северных территорий.

— Мне кажется, ты давно нацелился на эту местность, а теперь еще и я тебе подвернулся.- Громов перевел взгляд на друга.

— Пусть будет так. Ты поможешь мне? — у Зуева снова заблестел лоб и он быстро оттер его ладонью.

— Да Паша, я помогу. Думаю это не выходит за рамки корпоративной этики компании!

— Старичок, мы сами с тобой разберемся, где эта граница! — Зуев по юношески подмигнул Громову и снова развалился в кресле — Я думаю нас ждет успех, вместе мы сила! Ну и финансовый аспект естественно, но это уже потом. Когда тебе в командировку?

— На следующей неделе. Если брать в расчет дорогу, бурение начнем через месяц. Результаты бурения смогу оценить еще через месяц.

— Так, значит где то к сентябрю, я могу рассчитывать на новую порцию экспериментального материала! — Зуев потянулся в кресле — Здорово, отлично старичок!

Потом они еще какое то время обсуждали некоторые детали, попутно вспоминая свою юность. Громов все больше убеждался, что от того Зуева, который оговорил его в конце пятого курса, ничего не осталось. Все обиды, которые были в прошлом, отступали перед лицом новых открытий, новых отношений, новой дружбы. Кто старое помянет..

8

За несколько дней до отъезда в рабочую командировку, Громов решил все деловые и бытовые вопросы и теперь просто наслаждался свалившимся на него свободным временем, занимаясь ничегониделаньем. Он просмотрел практически все любимые фильмы на экране домашнего кинотеатра, развалившись на мягком диване, вокруг него валялись пустые пачки чипсов, на полу зевали огромными ртами вскрытые коробки из под пиццы, а две опустошенные бутылки из под дорогого французского вина, лишившись драгоценного содержимого, сиротливо жались друг к дружке, стараясь не попадать больше в его поле зрения.

Андрей заливисто хохотал над знакомыми комедиями, шевеля губами вслед известным фразам и хлопал руками по коленям, а потом надолго застывая немигающим взглядом, задумчиво смотрел за переживаниями героев в насыщенных психологическом драматизмом триллерах. Он знал, что времени на развлечения у него скоро не будет, поэтому сейчас раз за разом щелкал кнопками пульта, выбирая из десятков записанных на флешку фильмов те, которые нравились ему больше всего, навевая воспоминания о былых временах.

Из коридора послышалось нарастающее цоканье когтей Лаки, и через мгновенье ее холодный нос ткнулся в руки Андрея, поднырнув под раскрытые ладони, настойчиво призывая прогуляться и уделить наконец внимание и ей.

— Ну Лаки, Лаки — увертываясь от ее липкого языка, пробубнил опьяневший Андрей — Давай позже, ну Ла-аки — протянул он игриво, но собака, почувствовав слабину, теперь настойчиво запрыгнула к нему на диван, опрокинув на пол коробку с печеньем.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 140
печатная A5
от 488