электронная
400
печатная A5
660
16+
Парадокс Вигнера — 2

Бесплатный фрагмент - Парадокс Вигнера — 2

Объем:
406 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-1309-5
электронная
от 400
печатная A5
от 660

Пролог

Каждый раз, выезжая на рыбалку с ведущим генетиком Николаем Трофимовичем Соболевым, потомственный егерь национального заповедника «Завидово» Максим Расков с гордостью пересказывал краткую историю этого элитного охотничьего раздолья. Дед Максима служил здесь охотоведом со времён Сталина и Хрущёва, а отец егерем, но уже у Брежнева. Расков после строительства в Завидово секретной лаборатории был прикомандирован к этому объекту, чтобы обеспечивать светилам науки полноценный досуг. Территория национального парка хорошо охранялась, включая современные спутниковые системы слежения, и может быть поэтому, решили строить эту секретную лабораторию в национальном парке Завидово.

Главный корпус и жилая зона были обнесены бетонным забором, как Центральная база и «подключены» к имеющейся охране Завидово. Учёные и специалисты проживали в длинном двенадцатиэтажном доме и в свободное от работы время могли в сопровождении егерей охотиться, рыбачить, собирать ягоды и грибы. Многие из них увлекались и охотой, и рыбалкой, большинство были заядлыми грибниками. Профессия учёного, писателя либо журналиста имеет общую характерность — у мозга её представителей не бывает выходного дня. Покидая лабораторию, редакцию или письменный стол, эти люди не прекращают творческого процесса мышления, додумывая истины своих экспериментов, планируя опыты и условия исследований. Писатели продолжают сочинять свои романы, журналисты статьи и репортажи. Но если в свободное от работы время заняться хобби, мозг быстро отключается от профессионального мышления и отдыхает.

Поэтому руководство проекта заранее побеспокоилось о досуге научного контингента, размещая лабораторию заповеднике. Давно известно, что озарение у представителей этой профессии происходит после того, как они надолго отключаются от решения научных проблем. Николаю Трофимовичу было уже за пятьдесят и когда его пригласили на работу в группу генетиков секретного, закрытого объекта, он прыгал от радости. Здесь была перспектива для него, как учёного, а зарплата отличалась от прежнего уровня в несколько раз. Николай Трофимович был благодарен академику Журавлёву, позаботившемуся о нём по старой дружбе. А хобби Соболева, рыбалка и сбор грибов, делали его жизнь счастливой и радостной. В выходные он с удовольствием выезжал на своей машине в сопровождении Максима на реки и озёра Завидово. А осенью пешком бродил по живописным лесочкам заповедника, собирая грибы.

На каждой рыбалке, потомственный егерь неоднократно и с удовольствием рассказывал Николаю Трофимовичу разные курьёзные случаи, происходившие на охоте Леонида Ильича Брежнева. А когда приходилось ночевать у реки или озера, то сидя у костра, Расков любил вспоминать о мистических появлениях в лесных чащобах леших, кровожадных оборотней и даже отрядов татар-кочевников. Он с полной серьёзностью убеждал Соболева о наличии временного портала в том месте, где когда-то для царя Ивана Грозного соорудили первый охотничий шалаш. По рассказам Максима именно там пропадали люди, и однажды из болота появился взвод гитлеровцев в полной экипировке. Сам егерь не видел подобного, ему, якобы, рассказывали об этом прослужившие всю жизнь в Завидово охотоведы, которым, по мнению Раскова, можно верить, такие люди лгать не будут.

Николай Трофимович вёл себя тактично, не перебивал рассказчика и даже не возражал, как учёный, отвергающий мистику. Дослушав небылицу до конца, он широко улыбался и всем своим видом показывал, это его забавляет, но нисколько не страшит. Дескать, в жизни всякое бывает, и поэтому он не будет опровергать нелепые факты каким-либо научным обоснованием. Но в прошлом году летом, на рыбалке с ночёвкой, он сам услышал рык неизвестного хищника, доносившийся со стороны болота, удалённого приблизительно на десяток километров от рыбаков. Очевидно, так не рычат медведи, а тем паче волки, да и звук доносился издалека, но слышался отчётливо.

Создавалось впечатление, будто зверь этот находится совсем рядом от места, где расположились на ночлег Соболев с Расковым. Рык казался реальным, и доносящимся, как чудилось из-за горизонта, где находятся непроходимые болота. Но можно ли так громко рычать? Соболев встревожился не на шутку, а егерь вполголоса предупредил — это рычит страшный оборотень. Вернувшись с выходных, Николай Трофимович долго не мог найти объяснение услышанному. Решив проверить мистику косвенным способом, учёный направил запрос командиру подразделения Национальной гвардии, с требованием подтвердить или опровергнуть все случаи исчезновения людей в истории заповедника Завидово. Запросы, касающиеся безопасности, могли подавать все работники лаборатории, и служба охраны обязана официально на них ответить.

Каково же было удивление Соболева, когда в полученном ответе подтвердились все случаи исчезновения егерей, охотников и местных жителей, о которых рассказывал Расков? Это произвело на учёного сильное впечатление, и попытки объяснить рык, услышанный у костра, не покидали его. Можно, конечно, предположить, все пропавшие люди утонули в болоте, но как связать пугающие находки в местах их исчезновения? Всякий раз, когда проводили поиск пропавших, обнаруживали их личные вещи, будто бы случайно оброненные ими. Но почему несколько человек, пропавших в разные даты, теряли их в одном и том же месте? А некоторые случаи указывали на трагическую гибель пропавших — на стволах деревьев обнаруживали остатки окровавленной одежды.

Зима и ранняя весна для Соболева — мёртвый сезон, он не любил подлёдного лова, а на обыкновенную рыбалку было ещё рано, грибов в это время тоже нет. Зато ожидание весны с поездками к рекам и озёрам иногда приятнее самого события и генетик скучал в выходные, просиживая у телевизора. Унылое настроение постоянно преследовало его в мёртвый сезон, а мечты о предстоящих рыбалках и ранних грибах, позволяли бороться с депрессией. Единственный сын Соболева давно покинул родительский дом, жил и работал в Петербурге, и изредка навещал стариков. Супруга Дарья Петровна, не имея постоянной занятости, хлопотала по хозяйству дома. Хорошо, что её хобби кулинария придавала ей смысл существования. К каждому появлению мужа с работы, она готовила изысканное блюдо, и торжественно объявляла его перед тем, как подать на стол.

В пятницу, когда поздно вечером Николай Трофимович вернулся с работы, жена объявила свой следующий кулинарный шедевр — фрикадельки из копчёного лосося с салатом авокадо. На десерт она приготовила пирог из замороженной клубники. Супруга всегда кормила Соболева в просторной гостиной, обставленной современной мебелью. Низкий широкий столик рядом с диваном служил скатертью-самобранкой, уставленной тарелками. Николай Трофимович занимал место на диване, а Дарья Петровна в кресле, стоящем с торца. Поблагодарив супругу за ужин, Соболев оставался сидеть на прежнем месте, включал пультом плазменную панель телевизора, и погружался в размышления, попутно взирая на экран. И такой ритуал происходил ежедневно, после ужина у каждого супруга свои дела.

Как правило, Дарья Петровна старалась не мешать мужу. Женщина уходила сначала на кухню, и, перемыв посуду, уединялась в кабинете, включала компьютер и искала в Интернете рецепт нового блюда. Утром на завтрак женщина должна была удивить супруга новым своим изысканием. Николай Трофимович иногда засыпал на диване, а жена тихо укрывала его пледом, чтобы не разбудить. Так он спал, пока сам не просыпался среди ночи и не уходил на супружеское ложе. В тот вечер Соболев неожиданно для себя вновь попытался понять причины исчезновения людей в заповеднике и осмыслить, кто бы действительно мог издавать таинственный рык на болотах? Телевизор не отвлекал внимания, Соболев машинально время от времени поглядывал на плазменную панель. Она висела на простенке между дверью на лоджию и широким оконным проёмом, гармонирующим с ней в современном стиле — до самого пола. В отсвете уличного прожектора моросил мелкий дождь, навевая осеннее настроение и дрёму.

Окно и дверь на лоджию были зашторены неплотными гардинами, слегка просвечивающимися от мощных прожекторов освещения территории двора, установленных по периметру жилой зоны. Служба безопасности просматривала каждый уголок видеонаблюдением, камеры были установлены в подземном гараже, у каждого входа и на лестничных площадках. Для внешнего обзора, на каждой мачте прожектора имелись наружные видеокамеры. В вестибюле подъезда дежурили двое охранников-консьержей, и они отвечали за безопасность всех квартир. В случае нештатных ситуаций, нажатием тревожной кнопки, вызывали оперативников и те уже разбирались с нарушением инструкций секретности. Каждая семья, проживавшая здесь, привыкла к такому режиму, чувствуя себя в полной безопасности, не обращала внимания на служебные действия сотрудников ФСО.

Николай Трофимович просидел в раздумьях чуть меньше часа, и задремал. Неожиданно он очнулся от лёгкого сна, и им тут же овладела необъяснимая тревога. Что беспокоило? Он и сам себе не мог это объяснить. Рык на болотах? Нет! Пропажи людей в заповеднике? Вряд ли! Что, тогда? Николай Трофимович взял в руки пульт телевизора и выключил его, однако сам не понимая, почему не отрывал взгляда с просвечивающихся до самого пола гардин. Они светились от прожекторов, как плазменная панель телевизора слегка красноватым отсветом. Неожиданно Соболеву померещилось невероятное — на просвечивающейся шторе появилась тень. Похоже, невысокий человек, почти карлик некоторое время завис на перилах лоджии в странной, неестественной позе. Тень чётко копировала действительность, и напоминала больше обезьяну, а не человека. Особь была низкорослой и как будто повисла сначала на перилах, а затем изловчившись, села на поручень, свесив непропорционально длинные ноги.

Но ведь квартира находится на девятом этаже, вряд ли можно влезть на лоджию с улицы? Николай Трофимович протёр глаза, но видение не исчезало. Нахлынувшая пятью минутами ранее тревога только усиливалась. Вскоре он почувствовал оцепенение и будто зомби молча рассматривал тень на гардине. Она недолго сидела не перилах, спрыгнула, и Соболев чётко услышал шлепок, характерный звук касания босых ног с бетонным полом лоджии. Сделав несколько шагов на задних лапах, «обезьяна» быстро открыла дверь. Отодвинула портьеру… и взору Николая Трофимовича представилось страшное чудовище. Его вылупленные глаза напоминали шары с чёрными зрачками внутри, они горели синеватым сиянием, а рот оскалился зубами. Это была не обезьяна и не человек, а похожее на вурдалака существо. Оно тяжело дышало с хрипом, пуская изо рта хлопья пены.

Ноги существа, как продолжение туловища без ягодиц, были похожи на руки, на каждой конечности по четыре пальца непомерной длины с такими же когтями. Морда чудовища ужасная, его широкий рот обнажал в страшном оскале жёлтые зубы, глаза не имели ресниц и бровей, голова лысая. Шкура, сморщенная у локтей и колен, а также на животе, казалось одеждой большего, чем надо размера. У существа на теле отсутствовал волосяной покров. Оно способно быстро передвигаться как на двоих, так и на четырёх конечностях. Отодвинув штору, вурдалак опустился на четвереньки и прыгнул вперёд. Он хрипел и злобно скалился.

— Я-ша-а-а! — закричал в ужасе Николай Трофимович, всматриваясь в светящуюся синеватым оттенком радужную оболочку его глаз.

У Соболева потемнело в глазах, вурдалак прыгал вокруг Николая Трофимовича и тот почувствовал, как это чудовище дышит на него отвратительным зловонием. Появилось муторное ощущение, провал в пустоту, и сильная боль в левой части груди, Николай Трофимович вновь закричал диким голосом ужаса. Спустя минуту, в гостиную вбежала жена и её вопль, слился с затихающим криком супруга.

Тремя минутами до этого, охранники дома засекли на экране монитора, как это существо, будто ниоткуда появилось в подземном гараже. Неизвестная тварь фыркала и скребла своими длинными когтями о бетонный пол, издавая противный слуху звук скрежета. Охранник, смотревший в этот миг на монитор, вскрикнул от неожиданности. Его напарник тут же присоединился к просмотру, не произнося ни слова от оцепенения. Существо вылезло из подземного гаража, легко сорвав с направляющей планки раздвигающуюся и запертую на автоматический замок дверь. Это свидетельствовало о недюжинной силе неземного чудовища. Вурдалак появился в секторе обзора другой видеокамеры и потерявшие дар речи охранники, наблюдали в соответствующем квадрате монитора, что будет дальше?

Существо подошло к стене дома, и резко прыгнув на неё, вцепилась пальцами в вертикальную поверхность. Оно превосходно держалось на стене некоторое время, озираясь вокруг. Затем, словно паук, быстро начало взбираться вверх. Работая поочерёдно четырьмя лапами, это страшное существо с лёгкостью лезло по вертикальной стене. Его когти впивались в бетон, словно в мякиш и спустя несколько секунд, появившись в обзоре следующей камеры, существо зависло на перилах лоджии на девятом этаже. Сверкнув глазами, вурдалак спрыгнул на пол и открыл внутрь дверь. Охранники, не произнося ни слова, вскочили с мест и помчались в квартиру Николая Трофимовича. Услышав его душераздирающие крики, а затем жены, поняли, случилось что-то ужасное и по ходу следования вызвали по рации базу.

— Что случилось? — послышался ответ в динамике рации.

— В квартиру генетика Соболева проникло неизвестное чудовище! — запыхавшись, на бегу отвечал охранник.

— Не понял, — прохрипела рация, — вы пьяны?

— Нет, — раздражённо кричал охранник.

— В таком случае конкретно можешь ответить, кто? — сомневалась база.

— Мы впервые видим такое существо, — ответил охранник, — я не знаю, кто! Похоже на вурдалака или другого упыря, ползает по стенам, будто паук….

— А вы где сейчас? — спросила рация.

— Поднимаемся по лестнице в квартиру! — ответил охранник.

— Хорошо! — согласилась база, — опергруппа сейчас прибудет!

Охранники, держа наготове пистолеты, подбежали к двери Соболева и прислушались, ничего подозрительного — тишина.

Один из охранников позвонил в дверь — никакой реакции не последовало. Квартиры имели кодовые замки с магнитным ключом и по инструкции безопасности и секретности у охранников имелись их резервные экземпляры от каждой двери. Самостоятельное вскрытие квартиры охранниками не нарушало личной жизни учёных и применялось строго в нештатных ситуациях. Прошло не больше минуты, один из них достал из кармана связку магнитных ключей и, определив требуемый по номеру, прикоснулся им к считывающему кластеру.

Замок послушно щёлкнул, и второй охранник открыл дверь лёгким толчком. В прихожей никого не было, мебель и вещи в порядке, первый охранник смело шагнул в прихожую, держа в вытянутой руке оружие. Второй страховал его, на удивление в квартире царила тишина, и секьюрити приступили к осмотру комнат. Войдя в гостиную, они увидели Николая Трофимовича, лежащего на полу без дыхания и жену в обморочном состоянии. Она сидела в кресле с бледным лицом, руки у женщины дёргались в нервном тике, остекленевшие от страха глаза, смотрели в одну точку, она не могла произнести ни единого звука. Дверь на лоджию была открыта, а на полу имелись мокрые четырёхпалые следы, оставленные вурдалаком. Но существа нигде не было, и один из охранников вернулся в спальню для повторного осмотра.

В это время в прихожую вошли четверо — следователь ФСБ, два оперативника и эксперт. Второй охранник, выглянув из гостиной, жестом позвал их к себе, первый вышел из спальни и присоединился к прибывшей группе. Следователь придирчиво осматривал комнату, а эксперт сразу же сосредоточил внимание на мокрых следах, оставленных на полу существом. Один из оперативников вызвал по рации доктора и пытался успокоить жену Соболева.

— Она в состоянии шока, — сделал он вывод, — ей нужен укол успокоительного….

— Странные следы! — резюмировал эксперт, — четырёхпалые.

— Мы покажем Вам видеофайл, в котором это чудовище лезло по вертикальной стене! — заверил его первый охранник, — я лично видел такое только в фильмах ужасов….

— Я не об этом, — ответил эксперт, — судя по направлению, тварь оставила следы, проникая в комнату с лоджии, это очевидно! Здесь, похоже, прыгало вокруг жертвы, что соответствует следам. Мне непонятно, как существо выходило отсюда? Обратите внимание, оно вошло, попрыгало и будто испарилось….

Эксперт подошёл к Соболеву и, пощупав пульс на сонной артерии, сделал соответствующий жест, означающий, что Николай Трофимович умер. Следователь приступил к допросу обоих охранников, которые поминутно рассказывали о развитии нештатной ситуации. Прибыл врач, молодой ещё мужчина и тут же сделал укол Дарье Петровне, а пока она приходила в себя, он произвёл осмотр трупа хозяина квартиры.

— Генетик умер от инфаркта! — сделал заключение доктор, — все признаки на лицо, кожа бледная…. Странно, ведь на учёте у меня с таким заболеванием он не значился, поэтому остановка сердца в результате другой патологии исключена.

— Я уточню причину смерти, как обычно говорят, после вскрытия, — вставил эксперт, — очень похоже, что доктор прав. Увидев чудовище, Соболев сильно испугался и на этой почве у него инфаркт….

— Коля, милый, как же ты мог? — простонала Дарья Петровна, постепенно приходящая в себя, — я тоже не хочу жить….

Доктор принялся успокаивать женщину и, судя по действию укола, это вернуло её в норму. Вскоре Дарья Петровна давала показания следователю, как испугалась вурдалака, прибежав на крик мужа, и потеряла сознание.

— Он успел позвать какого-то Яшу на помощь, — прослезилась женщина, — но ни у меня, ни у него не было ни знакомого, ни родственника Яши….

Видавший всякое в практике следователь, небрежно записывал показания свидетелей до конца, не веря в реальность произошедшего. Вроде всё понятно, влезло чудовище в образе вурдалака, учёный испугался, случился инфаркт и умер. Но объяснить, существование упыря из потустороннего мира, невозможно! Покинув квартиру генетика, опергруппа всем составом просматривала записи камер наблюдения. На экране монитора видно, как вурдалак, будто из фильма ужасов лез по вертикальной стене, что объяснить практически нельзя. Но ведь необходимо возбуждать уголовное дело по факту смерти специалиста секретного объекта и что писать в материалах — небылицу? К тому же предъявить, кроме снимков четырёхпалых следов, больше нечего, вурдалак исчез, не покидая квартиру.

Операция «Укус каймана дубль»

Начальник отдела специальных операций SAD ЦРУ Стивен Лав, выезжая ежедневно на работу на служебном роскошном «Крайслере», мысленно готовился к началу рабочего дня. Он, потомственный разведчик, как и подавляющая часть американцев, горд за свою страну и убеждён, что укрепляет её величие работой руководимого им отдела. Большинство граждан США считают их самым демократическим государством, а наиболее важными завоеваниями: права человека, свободу слова, вероисповедания, печати, собраний. Каждый американец испытывают чувство гордости, когда звучит государственный гимн США. Самыми любимыми символами называют американский флаг, статую Свободы, Белый Дом, Капитолий и песню «Боже, благослови Америку».

Личный водитель Стивена ежедневно ездил одной и той же дорогой. Покидая виллу шефа, расположенную в пригороде столицы Арлингтон, он выезжал на автотрассу, названную в честь первого президента Джорджа Вашингтона. По этой федеральной дороге устремлялся на юг к штаб-квартире ЦРУ. Проходящая сквозь зеленеющие лесные массивы, трасса радовала глаз. Зелёные густые деревья с обеих сторон трассы создавали впечатление тоннеля, а выложенный природным камнем ограничитель на разделительной полосе, подчёркивал своеобразный дизайн. Когда появлялась прогалина в лесном массиве, закрывающим обзор с двух сторон, Стивен любовался красотами долины реки Потомак, что никогда ему не надоедало. Эта водная артерия Вашингтона образуется при слиянии Южного Потомака и Северного, имеющего начало у так называемого Камня Фэрфакса в Западной Виргинии. Южный же рукав начинается у деревни Хайтаун. После их слияния полноводная река течёт на юго-восток и впадает в Чесапикский залив Атлантического океана.

Название «Потомак» происходит от имени одного из индейских племён, проживавших когда-то на южном берегу реки. Оно означает «торговое место» или «куда приносят дань». Однако сами индейцы называли реку «Cohongarooton», что значит «гусиная река». С ней связана многовековая история индейских племён Северной Америки. Теперь здесь нет прежних хозяев этих земель, они почти полностью истреблены или переселены в резервации Среднего и Дальнего Запада. Такова цена величия США, построенного на геноциде коренных народов Северной Америки.

Колонизация долины реки началась в XVI-м веке испанскими завоевателями. Затем на Потомак пришли англичане, здесь происходили ожесточённые битвы за отделение колоний от Британии, кровавые сражения гражданской войны 1861—1865 годов. Именно по реке Потомак проходила граница Северных и Южных штатов вступивших в схватку в этой единственной войне США на её территории. Американцы гордятся, что за всю историю существования на их земли никогда не ступала нога иностранного солдата, а вражескими взрывами не разрушен ни один дом. Может поэтому они считают свою страну непобедимой и самой главной на планете Земля. Стивен гордился, что он работает в лучшей разведке мира — ЦРУ. Его дед и отец беззаветно посвятили в своё время этому секретному ведомству свой талант, знания и молодость. Стивена в эту цитадель шпионажа приняли по протеже отца, но он нисколько не оправдывался перед совестью по этому поводу.

Огромный комплекс зданий штаб-квартиры ЦРУ был построен в 1961 году в пригороде Вашингтона, называемом Лэнгли. Он сооружён в лесу в десяти милях от столицы, и в этом секретном учреждении работает на величие Америки около двадцати тысяч сотрудников. Лэнгли не отмечен в туристических путеводителях, в этой местности не разрешают фотографировать и производить видеосъёмку. Если посмотреть на комплекс зданий с вертолёта, то увидишь живописную картину. Со всех сторон его окружает виргинский лес, а рядом имеется огромная автостоянка на четыре тысячи мест. Летать над зданиями комплекса тоже нельзя и максимальное приближение к объекту на вертолёте составляет несколько миль. Поэтому, кажется, что секретная цитадель окружена сказочными, разноцветными жучками-автомобилями, скопившимися здесь со всей округе на кусочек мёда.

На автотрассе Джорджа Вашингтона нет дорожных знаков, указывающих направление к штаб-квартире ЦРУ. Все, кто работает в этом ведомстве, без них знают сюда дорогу. А новичку трудно сориентироваться без указателей, к тому же обзор прилегающей территории любой автострады, проходящей в этой местности, закрывают леса с обеих сторон. Дед рассказывал Стивену, что когда сдавали в эксплуатацию весь комплекс, дорожные строители, следуя обычной практике, установили указатели со стрелкой «К ЦРУ». Министр юстиции США и брат президента Роберт Кеннеди, посетивший управление, настолько возмутился этим, что кричал на весь кабинет директора: «Снять указатели немедленно! Секретный объект называется…, тысяча чертей! Скажите спасибо, что я не требую и Вас заодно снять с должности!» Конечно, министр юстиции не мог сместить директора ЦРУ, но рассказать об этом брату-президенту ему не составило бы труда.

От автотрассы Джорджа Вашингтона автомобиль Стивена повернул на шоссе второстепенного значения. Не доезжая около мили до автостоянки ЦРУ, водитель затормозил у контрольно-пропускного пункта, в целях конспирации имеющего маскировку водонапорной башни. К «Крайслеру» подошёл мужчина в штатской одежде, вооружённый автоматом М4А1. Стивен показал ему в окно пропуск-жетон, и охранник вежливо склонив голову, разрешил проезд. Несмотря, что лицо начальника отдела специальных операций SAD ЦРУ было хорошо знакомо охране, те ежедневно требовали предъявления пропуска, строго выполняя служебную инструкцию. Если кто-либо не может предъявить жетон, оставив его в спешке дома, то охрана не пропустит машину на территорию Ленгли, независимо от того, знают ли данного сотрудника ЦРУ в лицо или нет. Ну, а посторонних людей, случайно заблудившихся в этих местах, вежливо просят немедленно покинуть территорию Лэнгли.

Миновав КПП и часть лесного массива, взору открывалось главное здание комплекса, возвышающее над остальными. Это семиэтажное строение из бетона, мрамора и стекла, выглядело вполне современно. Водитель подвёз Стивена к арке у входа в него, высадил шефа и проследовал на автостоянку. Там он, как обычно, дежурит весь рабочий день и по требованию должен подать машину к центральному входу. Сотрудников, не имеющих личного автомобиля, сюда доставляют автобусы популярной в США компании «Синяя борода». Высадив пассажиров, они уезжают, чтобы к концу рабочего дня вновь прибыть и развезти сотрудников обратно по местам их проживания. Для этого компания выделила постоянных водителей автобусов, чтобы часто не оформлять им пропуска-жетоны. В здания ЦРУ они по этим «картонкам» пройти не могут, требуется служебное удостоверение. Такого уровня секретности нет даже в Конгрессе на Капитолийском холме, доступном для туристических экскурсий.

Однако в последнее время в цитадель «незримого фронта» по специальным разрешениям всё же стали пропускать малочисленных посетителей, в основном журналистов СМИ и политиков. Но показать им могут только то, что не относится к тайнам самого ЦРУ и государственным секретам. И первое, что предстаёт вниманию любознательных визитёров — статуя легенды американской разведки Натана Хэйла с петлёй на шее. Он был капитаном Континентальной армии Джорджа Вашингтона, военным шпионом, которого во времена Войны за независимость США англичане захватили в плен и повесили. Где, как не здесь в ЦРУ хранить память о национальном герое, мужественном солдате тайной войны? Он символ величия и самопожертвования американской разведки во все времена.

Стивен невольно вспомнил, когда он молодой выпускник юридического отделения Гарвардского университета, впервые пришёл сюда, чтобы по договорённости отца пройти собеседование. Глядя тогда на статую Хэйла, молодой человек поклялся себе, будет так работать на величие США, чтобы и ему поставили памятник. Молодого Стивена восхищал установленный в вестибюле главного входа барельеф ветерана ЦРУ и 3-го его директора Аллена Даллеса. Книга Почёта и мемориальная доска с множеством звёздочек напротив фамилий, погибших при исполнении долга разведчиков, вызывали гордость за Америку. Многие фамилии отсутствовали, звёздочки до сих пор оставались анонимными в целях сохранения секретности.

Стивена удивляло тогда многое, особенно композиция «Криптос», установленная во дворике ЦРУ. Она представляла собой скульптуру в виде старинного свитка с древними письменами. В большом медном листе высотой четыре метра пробито насквозь более восьмисот латинских символов. Это зашифрованный текст, разгадкой которого до сих пор заняты криптографы ЦРУ, ФБР и аналитики мирового сообщества. Расшифрованы всего лишь первые три секции из имеющихся ста и будущий сотрудник ЦРУ подумал тогда, что ему обязательно улыбнётся удача. Именно он сможет понять со временем, что написано в древнем свитке? На первом этаже главного корпуса имеется портретная галерея всех директоров ЦРУ. Самым первым был контр-адмирал Роско Хиленкотер, назначенный на этот пост президентом Трумэном. Заканчивал галерею портрет Джины Хаспел, первой женщины в должности директора ЦРУ, назначенной президентом Трампом.

Чтобы служить в ЦРУ необязательно быть военным, иметь звание и армейский опыт. Однако подавляющая часть директоров ведомства были адмиралами ВМС, реже удостаивались этой чести генералы сухопутных войск. На главную должность ведомства кандидат назначается президентом с согласия Сената, поэтому такое разнообразие контингента бывших руководителей объясняется в большей степени личными симпатиями высшего должностного лица США. Назначенный таким образом директор уже в соответствии с личными предпочтениями может расставлять своих людей, как военных, так и гражданских на руководящие посты директоратов и офисов ЦРУ. А те уже назначают начальников отделов и служб, руководствуясь рекомендациями, личным опытом и профессионализмом претендентов.

У каждого директора ЦРУ был свой политический почерк, видение событий, способы влияния на эффективность работы разведывательного ведомства. Однако подразделения ЦРУ достаточно самостоятельны и не очень-то подчинены директору в оперативном плане, а координация их работы зачастую формальна. Третьему по счёту директору ЦРУ Аллену Даллесу принадлежит слава основателя цитадели разведки в Лэнгли во времена президентства Эйзенхауэра. Стивен был горд, что его кабинет тоже располагался на седьмом, где когда-то сидел легендарный Аллен, только в противоположном крыле здания. Даллес, руководил американской разведкой при Эйзенхауэре и следующем хозяине Белого дома Кеннеди. В СССР его знали как главу Управления стратегических служб в Европе в годы Второй мировой войны, вступившего в закулисный сговор с Гиммлером для заключения сепаратного мира.

По оценке многих иностранных разведок, Аллен Даллес считался асом шпионажа. Это по его инициативе разведка США создавала в СССР «пятую колонну» для свержения ненавистного американцам режима КПСС. Инструкции по этой операции актуальны до сих пор и частенько идут в ход, когда в Белом доме недовольны политикой России на международной арене. Бюджет США всегда тратил огромные средства на подрыв влияния СССР в мире. А чтобы завербовать какого-нибудь полковника КГБ в агенты ЦРУ, требовалось немало времени и средств, приходилось планировать и проводить длительные многоходовые операции по вербовке. По рассказам деда Стивена, он был одним из лучших вербовщиков в годы «холодной» войны. Дед славился работой своей агентуры во времена Карибского кризиса, когда угроза ядерной катастрофы и третьей мировой войны была абсолютно реальна.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 660