электронная
160
печатная A5
372
12+
Пантикапей, Боспор, Керчь

Бесплатный фрагмент - Пантикапей, Боспор, Керчь

Объем:
140 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-0414-9
электронная
от 160
печатная A5
от 372

Введение

Река времени плывет, не прекращая своего движения ни на мгновение, захватывая с собой все по пути. Всяк, попав в нее, мелькнет в ее бескрайности и утонет. Но, не всегда бывает так, сохранив, что было в ней самой некогда, перенесет река в иную эпоху и предстанут остатки сохранившегося совсем в ином виде. Все будет зависеть от автора, от той цели, которую тот избрал, принимаясь за повествование.

Не летописец я, не летопись писал,

И год теперь уже зовут не летом.

Поэтом времени случайно стал,

И правду напишу об этом.


Стараюсь истину времен тех передать,

Что так давно канули в Лету.

Спарток, Лукулл и Митридат,

Вы писаны рукой историка-поэта.


И если мне удастся пробудить

Желание прочесть вот эти строки,

Знать, память продолжает жить

В наш век безверия жестокий.

В давние времена Крым находился на задворках цивилизации. Плавание эллинов даже в Восточное Средиземноморье считалось великим подвигом, а выход в Черное море был доступен только таким героям, как Геракл. Недаром вначале плавания аргонавтов с ними был сам Геракл, сын Зевса.

Правда, потом он уступил честь возглавлять экспедицию по поискам золотого руна Ясону. Греки плохо знали мир. И на юг путь был небезопасен, а что тогда говорить о странах, подвластных Борею, богу северных ветров. У эллинов, отличных мореплавателей, строящих большие корабли, не было навигационных приборов, они плавали вдоль берегов, заселенных чуждыми грекам племенами, зачастую слишком враждебно относящиеся к пришельцам. А, что говорить о море, которого они не знали? Отсюда, встреча аргонавтов с гарпиями, сближающимися скалами — Симплегадами. А, конечной целью плавания была всего-навсего, Колхида! Современное побережье Грузии, и только! Только много веков спустя, рискнули греки направиться к Крыму. Мы сегодня плохо представляем Крым прошлого, береговая линия которого претерпела значительные изменения, судя по тем, которые произошли в береговой линии города Керчи и его окрестностей. Возникает вопрос, почему греки свои первые города-колонии построили на западном и восточном берегу Крыма, не коснувшись южного? Юг их пугал своим внешним видом. Представьте, какой неуютной им показалась узкая полоса земли, за которой возвышалась горная гряда, густо поросшая лесом? Оттуда можно было ожидать появления любой напасти, учитывая полную зависимость древних от природных явлений. Вот почему они были обрадованы берегам Керченского полуострова, где не было высоких гор и где, местность относительно хорошо просматривались.

Крым создавал когда-то «кулинар»,

Земля к воде густым стекала тестом,

Из недр ее наружу рвался жар,

Рвалась земля, ища пустое место.


И успокоилась, затем совсем застыла,

Долина там, там высота — горой,

Обрывы там, где пусто место было,

И острова встречаются порой,


Где пали капли с «кулинара» рук,

Насыпал вперемежку камни, скалы,

Потом посеял ясень, граб, да бук,

Иные семена, что лесом древним стали.


Восточный Крым крутых лишился гор,

Холмами вздыбилась равнина,

С трех сторон морских глубин простор,

Лесов, степей чудесная картина.


Отроги Крымских гор — холмистая гряда,

И самый крайний высится над морем.

Построили здесь люди города,

За первенство между собою спорят.


Здесь есть чистейшие источники воды,

Озера есть и небольшие реки.

И жара недр повсюду есть следы —

Оставлены грядущему на веки.


Есть сопки небольшие там и там,

В них кратер небольшой — земля живая,

И действует та сопка, как вулкан,

Клокочет, жидкой грязью заливая.


В лесах здесь чаще ясень, клен,

Болота тоже есть, лесные чащи,

И живность разная, что проживает в нем,

Медведи, кабаны, но всех олени чаще.


И степи есть, хоть их немного,

Полны цветов, высоких сочных трав,

Вглубь полуострова сквозь них идет дорога,

Здесь скот пасет скиф, киммериец, тавр.


Не нужно море им, были бы реки,

Чтобы скот водой поить.

Про рыбу и леса узнали как-то греки,

Боспор решили силой покорить.


Потом на смену им придут иные люди,

С восточной, Азиатской стороны,

И с запада, из солнечного юга,

Создатели неведомой страны…

Боспор Киммерийский

Карта 1855 года.

Край благодатный не мог не быть заселенным. Во тьму веков уходит история его. Кто может сказать, когда она началась? Кто первым заселил крымскую землю? Какой образ жизни вели люди тогда? Нет следов, нет. А может, есть, да мы не находим? Не с теми мерками подходим к прошлому? Прошлому и прежде наносились непоправимые раны из-за невежества или из-за желания скрыть преступные действия. Искателей старины из числа обывателей интересовали только материальные ценности, прежде всего золото и серебро. Да, и сегодня археологу мешают, как только могут, пряча от глаз его культурный слой при возведении новых строений. А сколько утрачено из того, что было открыто! Например, в 1891 году, во дворе дома №29 по Нагорной улице гор. Керчи случайно открыли склеп. А там роспись стены, да еще какая! В центре — прекрасное и скорбное лицо женщины — богини плодородия Деметры. Печальна богиня оттого, что дочь ее Кора отошла в царство Аида, оставив прекрасную, полную красок и света землю, сменив ее на мир теней и полумрака… Краски фрески яркие, словно недавно выполнены. Нет аналогов этой фреске в самой Греции. Не сохранилось ни единой. А здесь? Много веков прошло… Но, открыв склеп, нарушили люди условия, в которых краски пребывали, стали пропадать они… А как закрепить их, не знают?.. И все-таки, работой великих и кропотливых тружеников археологов, кое-что удалось. Контуры далекого прошлого начинают проступать из глубин первого тысячелетия до нашей эры. Древний Боспор заселяли киммерийцы. Два города тогда имели название Киммерик, по разные стороны пролива располагались. Страна называлась Киммерия. Занимались киммерийцы разведением скота. Племена вначале многочисленные могучие, со временем стали малочисленными и слабыми в военном отношении. Поэтому под давлением скифских племен ушли на запад, оставив после себя только название пролива — Киммерийский. Боспор Киммерийский! Вот и все, что осталось от народа и его многовековой истории. Кстати, было в то время два Боспора: один Боспор Киммерийский, другой тот, который теперь называют Босфором. Само слово Боспор в переводе означает — «бычий брод» Так презрительно называли греки узкие проливы. В VII — VI веках до нашей эры по степным просторам Евразии волнами идут передвижения кочевых народов в Восточную Европу. В это же время племена Восточной Европы вступили в соприкосновение с народами Кавказа, Малой и Передней Азии, с древневосточным и античным миром. Пришли тогда в Крым и скифы. Откуда они? Что за люди? Что нам известно о скифах? Не спросишь у них самих: «Как вы жили на земле причерноморской? Откуда вы пришли в Крым?» Может, довериться «отцу истории» Геродоту? Все-таки давно жил, многое знал! Пока ясно одно, пришли скифы с востока. По роду занятий — скотоводы. Но широких степей в Крыму в тот период времени не было. Керченский полуостров был покрыт лесами. Произрастали здесь дуб, клен, ясень. Каково пришлось здесь первым степнякам? Может, пришлось жечь лес для создания простора?

Сверкнул луч солнца и погас.

Собрались на ночлег.

Короток отдых, в ранний час

Опять начнется бег.


Из года в год, из века в век,

Голодны или сыты?

Но начинают свой набег.

Идут на запад скифы.


Стоит из войлока шатер,

Вокруг пасутся кони,

Разводят небольшой костер,

Ко сну сидящих клонит…

По словам Геродота, у самих скифов существовало предание об их происхождении: на безлюдной земле, где гуляли буйные ветры, гнулись высокие травы, шумели листвой редкие деревья, только звери были, да в небесах птицы парили. Прогуливалась как-то степью широкой красавица юная. Заметил ее Зевс, зоркий взгляд у бога, не мог пропустить девушку, гибкую, стройную. У бога богов Зевса от дочери Борисфена (так древние греки называли Днепр), а была ею та девушка, которую заметил царь богов, родился первый человек. Звали его Таргитай. Было у первого человека три сына — Липоксай, Арпоксай и Колаксай. Выросли парни, крепкими стали, вошли в силу мужскую, пошли в степь широкую, разгуляться, силушку попробовать. Вдруг зашумело, засвистело. Птицы стаями взлетели, понеслись прочь над землей. Травы к земле пригнулись. От свиста уши заложило у парней, пригнулись, глаза закрыли. Глухой удар. Открыли глаза и увидели, лежат на земле четыре золотых предмета: плуг, ярмо, секира и чаша. Лежат, ярко блестя под лучами солнца. Пытались старший и средний братья взять эти предметы, да не дались они им в руки, а вот младший смог и взять их, и унести с собой. Приняли старшие братья случившееся, как знак, свыше данный, и отдали бразды правления младшему. Мирно жили старшие братья, не тяготясь властью младшего. От трех братьев и пошли роды скифские… Перечисление предметов, упавших с небес свидетельствует о том, что скифы стали переходить к оседлому образу жизни, а скотоводство стало уступать земледелию.

Что было прежде, и теперь?

Иная вышла доля.

Шатров уж нет, окно и дверь…

И воля уж — неволя!


Степных просторов просто нет.

Что делать скотоводу?

И пережив немало бед,

На хлеб садиться, воду…


Пусть тот же войлочный колпак,

Меч, лук, колчан и стрелы…

С землей сродниться не пустяк —

Совсем иное дело…


Пшеницу сеять и овес,

Ходить весной за плугом.

Такое скифу довелось —

Кормить зерном округу!

Есть еще одна легенда происхождения скифов. Судя по содержанию, создали ее древние греки. Вот она: Геракл, перегоняя стада Гериона, попал в безлюдную степь. Дело шло к ночи, а случилось это зимой. Застигли его мороз и метель. Что делать? Куда спрятаться? На три шага ничего не видно за стеной снега. Чтобы не замерзнуть, плотно завернулся Геракл в львиную шкуру, снятую им когда-то с Немейского льва, заснул. Пока спал, его лошади исчезли. Проснулся — нет лошадей! Пошел их искать. Долго скитался по заснеженной степи, пока не набрел на пещеру. Духом живым от той пещеры тянет. Заглянул в нее герой, удивился… Жила в той пещера змеедева, с красивым женским телом до чресл, а ниже их — туловище змеи. Лицо нежное, прекрасное. Глаза голубые, голубые, как только может быть голубым небо в ясный летний день! Улыбнулась приветливой улыбкой Гераклу. Спросил ее сын Зевса: «Не видала ль ты табун лошадей? Не проскакал ли он мимо?» Змеедева не стала отпираться, заявив, что лошади у нее, но отдаст она их ему только после того, как он вступит с ней в любовную связь. Похоже, Геракл был не слишком разборчив, да и тело титаниды призывно манило… Дал согласие. От брака его со змеедевой родилось три сына. Уходя, Геракл оставил змееногой богине лук и пояс, сказав: «Когда сыны вырастут, пусть попробуют лук натянуть. Кто справится с этой задачей, будет хозяином этой земли. Остальные, не справившиеся, должны покинуть ее. Когда сыновья выросли, мать протянула лук им, передав приказание отца. Ни старший Агафирс, ни средний Гелон с задачей отца не справились. И только младшему сыну, Скифу, удалось выполнить завет отца. Он опоясался поясом Геракла и стал хозяином степи.

А что говорит наука? В VIII — VII вв. до н.э. племена скифов-кочевников пришли в причерноморские степи с каких-то территорий Заволжья и Азии. Принадлежали скифы к племенам североиранской языковой группы. Постепенно, вследствие сильного смешения скифов с другими местными племенами постепенно исчезали характерные признаки их культуры. У них становятся господствующими оседлые формы жизни, формируется городская культура, появляется государственность. Вначале жили скифы бедно, о чем свидетельствует бедность их захоронений. Но, начиная с VII — VI вв. до н.э., скифы начали вести успешные войны с персидским царем Дарием, войска которого вторглись на территорию Скифии. Удачные войны обогащали скифов. Прежде они пленных убивали, теперь они их ослепляли, превращали в рабов и использовали как тягловую силу.

Со временем, захоронения скифской знати становятся богатыми. Скажем, в 1830 году к Северо-западу от Керчи была вскрыта погребальная камера кургана Куль-Оба. В ней был погребен знатный скифский властитель. Помещен был в саркофаг из кипарисового дерева. На его голове была остроконечная войлочная шапка с двумя обручами из листового золота с резьбой. Рядом лежал кожаный головной убор с золотыми пластинками, на них рельефные изображения сцен побратимства. На шее — золотая гривна с фигурками конных скифов. На руках — золотые кольца. С ним лежали рядом короткий железный меч, с рукояткой, покрытой листовым золотом; рукоятка для плети, обвитая золотой лентой, да точильный камень в золотой оправе. Рядом в деревянном ящике была погребена знатная женщина. Возможно, это была жена. А может, и любимая наложница? На ней диадема из электра (сплав золота с серебром), золотое ожерелье, электровый сосуд с изображением сцен скифской жизни (теперь он известен всему миру), золотые серьги и подвески. В древней могиле находился и скелет коня. Погребения V века и более поздних веков на Керченском полуострове становятся еще богаче. Последнее из таких открытий было сделано в 1965 году, в одном из трех курганов вблизи деревни Огоньки. Название курганы получили — «Три брата» В одном из них было обнаружено захоронение знатной женщины в богатом золотом уборе. Она лежала под балдахином, обшитом по краям золотыми пластинками. Руки ее украшали золотые браслеты. На лбу — золотая диадема с изображениями львов, в ушах золотые серьги…

Могущество скифов растет. Скифы владеют землей не только Крыма, но и землями Причерноморья и Приазовья. В IV веке Скифией правил царь Атей, современник Филиппа Македонского. Правда, здесь могут быть и возражения, поскольку государственности, как таковой, у скифов не было. Скорее всего, имел место многоплеменной скифский союз. И называя Атея царем, я следую только тому титулу, которым назвали Атея древние греки. Он вел с македонским царем переговоры, даже был заключен договор о помощи в борьбе с дунайскими племенами. Но, Филипп вероломно нарушил договор, его войско вторглось на территорию Скифии. Скифы сражались яростно. В битве на Истре, происшедшей в 339 году погиб Атей. Было ему тогда 90 лет. Македонцы захватили много женщин, детей, угнали стада скота. Но сопротивление и ярость скифов были таковы, что Филиппу Македонскому с трудом удалось уйти от преследования скифами назад, домой. Правда, и скифы отказались от дальнейшего продвижения на юг. С гибелью Атея Скифское царство распалось… Степи Причерноморья бесследно укрыли их. Более устойчивой оказалась скифская государственность в Крыму.

Кроме скифов в Крыму проживали и тавры. Имя их стало нарицательным для целой территории, под названием «Таврика». Но являются ли тавры аборигенами Крыма, или они также как и скифы, пришлые люди? Об этом народе еще менее известно, чем о скифах. Существование тавров овеяно легендами о святилищах богини Девы, находящихся среди скал над морем. Спасшихся при кораблекрушениях тавры приносили в жертву на алтарях этих святилищ, что подтверждается находками археологов. Немало на эту тему было написано греками трагедий. С девой тавров связан греческий миф об Ифигении. Ифигении была любимой дочерью Агамемнона и Клитеместры. Агамемнон возглавлял союз греческих (ахейских) государств, участвующих в войне против Трои. Когда греческий флот направлялся под Трою, задержался он в беотийской гавани Авлиде из-за отсутствия попутного ветра. Жрец Калхант объявил уставшим от безделья грекам, что богиня Артемида гневается на них за оскорбление, нанесенное ей Агамемноном, и требует принести ей в жертву Ифигению. Уступая настойчивым требованиям ахейского войска и главным образом царя Итаки Одиссея, а также Менелая, по просьбе которого и собрались греческие воины в поход на Трою, Агамемнон вызвал Ифигению в Авлиду под предлогом ее бракосочетания с Ахиллом. Девушка была обязана покориться воле отца, обрекающей ее на смерть. В самый момент жертвоприношения Ифигения была похищена с жертвенного алтаря Артемидой, заменившей девушку ланью. Греки были потрясены исчезновением девушки, когда увидели обливающуюся кровью быстроногую лань. Сама же Ифигения была перенесена богиней в Тавриду и стала жрицей в ее храме. Здесь она должна была приносить в жертву всех попавших в эти края чужеземцев. От ее руки чуть было не погиб ее родной брат Орест, прибывший в Тавриду по повелению бога Аполлона, для того чтобы вернуть в Элладу деревянный кумир Артемиды. Но брат и сестра узнают друг друга, и Ифигения спасает Ореста. Вместе они возвратились в Грецию. Одновременно с этой легендой ходили легенды и о невероятном мужестве тавров в бою. У науки по вопросу происхождения тавров существует несколько взглядов. Одни считают их племенами, пришедшими оттуда, откуда пришли и скифы. Другие считают тавров племенами фракийского происхождения. Есть ряд авторов, считающих, что тавры — прямые потомки киммерийцев, отошедших под давлением скифов в Крымские горы. У тавров основным занятием было скотоводство, они вели кочевую жизнь в горах. Позднее они занялись и пашенным земледелием, все зависело от характера земель. Рыболовство и охота были подсобными занятиями. Пиратство, в котором обвиняют тавров, едва ли могло быть распространено среди них, хотя бы потому, что тавры селились вдали от моря. Возможно, при кораблекрушениях они и расправлялись с несчастными, но лишь потому, что считали их своей добычей, посланной им богами. На Боспоре, о котором и будет идти преимущественно речь, тавров было ничтожно мало.

Существование скифов на крымской земле было сопряжено с постоянной борьбой за свою независимость. Слишком частыми были попытки завоевателей лишить их ее. Так, они успешно отразили нападения полководца Александра Македонского Зопириона и правителя Фракии Лисимаха, прославившихся своими победами. Да и позднее, скифы изгоняли греков, если те нарушали договор. И случалось это — нередко!

Из аборигенов Крыма следует остановиться еще и на сарматах. Попали они в Крым, двигаясь из Азии. Это были кочевники, их в Крыму было мало, поскольку пастбищ, подобных приволжским, донским и приазовским, здесь не было. Но след в истории Крыма они оставили. Свидетельством этому может быть поэтическая легенда о сарматской царице-воительнице Амаге и ее помощи херсонесцам.

«Амага, жена царя сарматов Мидосанка, была деятельной женщиной. Жили тогда сарматы на понтийском побережье. Муж Амаги предавался роскоши и пьянству, мало уделяя внимания повседневным делам. Вот и пришлось ей самой заниматься не свойственными женщине делами. Сама чинила суд и расправу, сама расставляла гарнизоны в стране, отражала набеги врагов, помогала обиженным соседям. Слава о ней разнеслась по всей Скифии. Справедливой была она и храброй. Жителей Херсонеса в Крыму часто притесняли скифы, нападая, убивая, грабя. Херсонесцы обратились за помощью к Амаге. Та послала скифскому царю приказание прекратить свои набеги на Херсонес. Но скифы не послушались. Подумаешь, женщина грозит мужчине, скифскому царю! Тогда она, во главе 120 человек, сильнейших духом и телом воинов, проскакав за сутки 1200 стадий, внезапно явилась ко двору царя, перебила всех стражей у ворот. Остальные скифские воины, напуганные внезапностью нападения, бежали. Амага ворвалась во дворец, убила царя и его родственников, страну скифов отдала херсонесцам. Но царскую власть над нею передала сыну убитого, приказав ему править справедливо и не трогать соседних эллинов и варваров» По времени, когда это происходило, выходит, что сыном убитого скифского царя мог быть Скилур… А Скилур уже фигура реальная, а не мифическая. Он в истории Скифии — фигура заметная. Женщины- сарматки часто сражались рядом с мужчинами. Возможно, воинственность Амаги стала основанием считать всех сарматок амазонками, женщинами-воинами?

Пантикапей

Поскольку целью этого повествования является Восточный Крым, то перейдем к той части Крыма, которую прежде называли Боспорским царством, и главным городом которого был Пантикапей (современная Керчь). Скифы в Восточном Крыму в основном занимались пашенным земледелием, сея пшеницу. Живя у береговой линии, занимались они и рыболовством. Много рыбы и хлеба поставлялось на рынки греческих городов. В городах Боспорского царства жили и скифы, и тавры, и сарматы, но было их там незначительное число…

Свято место пусто не бывает,

Если даже крупное оно,

Человек его не забывает,

Быть пустым ему не суждено.


Берег неширокого пролива,

Реки есть — некрупные они.

Здесь всегда история бурлила,

Беспокойны ночи были, дни.


Рыбою богаты воды моря,

Есть земля, где можно сеять хлеб.

Только часто возникают ссоры,

Горе оставляет часто след.


Киммерийцы, скифы и сарматы

Побывали здесь, и прочь ушли.

Дики были, силы слабоваты.

Греки здесь пристанище нашли.


С их приходом жизнь иною стала:

Строят храмы, виллы и дворцы.

И земля родить не перестала —

Шлет дары свои во все концы.


Город возникает на Боспоре,

Он растет, становится сильней,

Греция о нем услышит скоро

Он столицей стал — Пантикапей!


Раз возникнув, он не умирает,

Хоть с лица земли бывает стерт.

Из развалин снова возникает,

Хорошеет с каждым днем, растет!

Греки давно устремляли свои взгляды на Крым, пытаясь закрепиться здесь. Скифские племена долго оказывали сопротивление, но были просто изгнаны греками силой. Сюда те прибывали из греческих городов, из которых ведущее место по освоению приморских земель занимали Милет и Гераклея. Оба города располагались в Малой Азии, нынешней Турции. Кстати, город, построенный милетцами на реке Молочной, назывался по имени Милета — Милетополь. Милетцами был построен город и в устье реки Дона (Танаиса). Назывался он Танаис (по названию реки). Танаис по размерам уступал только Пантикапею. Кочевники доставляли туда рабов, шкуры и другие товары, а боспорцы вино, одежду и другие изделия. Вначале Танаис был независимым самостоятельным полисом, потом появилась зависимость от Пантикапея, хотя территориально он не входил в состав Боспорского царства.

Шло время, и царь Боспора стал назначать в Танаис своего представителя в Танаис для взимания налогов. Хотя до открытых войн дело не доходило, но цари Боспора — Фарнак, Асандр и Полемон захватили все земли вплоть до Танаиса. И, наконец, дошло дело и до прямых враждебных действий. Боспорский царь Полемон разрушил Танаис за неповиновение.


Греки были искусными мореходами. Но чаще всего их плавание шло вдоль берегов. Здесь же, каботажное плавание исключалось. Чтобы достичь берегов Крыма, приходилось пересекать бурное и глубокое море. Море носило немало имен: Киммерийское, Скифское, Сарматское. Может быть, оно имело еще и названия чисто местного характера, но такие названия до нас не дошли. Чаще всего древние греки называли море «Ахшайна», что означает «Черное». Такое название было дано морю из-за его негостеприимности. Оно встречало мореходов частыми штормами, непредсказуемыми бурями. Греки не любили плавать в открытом море на большие расстояния, а плавание вдоль берегов становилось опасным из-за пиратов. Все неприятное окрашивалось эллинами в черные цвета. Отсюда и название моря, закрепившееся за ним и до нашего времени. Когда началась колонизация причерноморских земель, и пути стали грекам знакомы, море изменило свое название. Оно стало называться «Понт Евксинский» — «Гостеприимный путь» Возможно, это произошло потому, что изменилась техника навигации, появились примитивные карты моря, часто выполненные на кожаных щитах. Теперь путь от южного берега Черного моря до северного занимал около трех суток. Ведущую роль в освоении берегов Северного Причерноморья играл греческий город Милет. Он основал, по свидетельству Плиния, около 90 колоний, в том числе и на восточном берегу Крыма: Пантикапей, Феодосия, Нимфей, Тиритака, Мирмекий. Считается, что основателем города Пантикапея был милетец Археанакт. Потомки основателя города — Археанактиды правили им до 438 г. до н. э. Пантикапей (нынешняя Керчь) был самым значимым и крупным среди созданных греками городов. Он занимал очень выгодное положение и в экономическом, и в стратегическом положении. Он был расположен на высоком холме (нынешняя гора Митридат), около прекрасной бухты; хорошими сухопутными дорогами был связан с многочисленными скифскими селениями в глубине полуострова. Название свое он получил, по словам Стефана Византийского и Геродота, от реки Пантикап (река Мелек-Чесме, она же — Приморская) Сегодня эта река напоминает короткий маловодный канал в центре города Керчи. Прежде же река была крупной, являлась источником водоснабжения города Пантикапея. В устье ее свободно заходили греческие корабли.

Июль. В разгаре лето,

Людские слышны голоса,

Корабль приходит из Милета

Надуты ветром паруса.


Вода спокойная пролива,

И солнце яркое печет,

Как лебедь крылья, горделиво,

На мачтах паруса несет.


Построились вдоль борта греки,

Над головами копий строй,

На берегу ни человека,

Встречает берег их пустой.


Опущен парус. Весла сушат,

И якорь за корму летит,

Милетцы выбрались на сушу,

Вода реки в глазах рябит.


Вкусна вода реки и чиста,

У берегов шумит камыш,

И песни птичьи голосисты,

А в остальном — покой и тишь.


«Там, на горе, будет акрополь,

Проходы вижу между скал»…

Команда: «снова Милетополь?»

Владелец корабля сказал:


«Леса кругом, одни леса»…

«Воистину, здесь царство Пана!» —

Иные слышны голоса —

«Построим город чистый, славный!»


«Окажем богу Пану честь,

Укроет дланью город сей»…

Столицей станет город здесь

С названием «Пантикапей»

Есть и иное толкование слова «Пантикапей» — «рыбный путь» Второй после Пантикапея крупной колонией в Восточном Крыму была Феодосия. Во главе каждой колонии обычно стоял ее вождь и основатель — ойкист (от греч. «апойкиа» — колония). Ойкист руководил организаций и отправкой людей в колонию, а по прибытии — разделом земли между колонистами. Основатель колонии был настолько высокочтимым лицом, что после смерти ему оказывали почести, как герою, устраивали специальные жертвоприношения и гимнастические состязания. Имя одного такого вождя стало известно всему миру благодаря древнегреческому мифу о суде Париса. Напомню, что он состоял из двух частей. В первой части шел рассказ о рождении Ахилла. Во второй — об участии его в Троянской войне и гибели. Матерью Ахилла была морская богиня Фетида, своенравная красавица, не желающая сочетаться ни с одним богом-олимпийцем. Любвеобильный Зевс воспылал страстью к Фетиде. Но наученный горьким опытом в бесчисленных любовных приключениях, он решил обратиться к богине судьбы! Та сказала только одну фразу, но фраза эта взволновала Громовержца. «От богини Фетиды родится сын, который мощью будет превосходить отца!» — вот каково было содержание ответа. А это означало только одно: Если Фетида вступит в брачные отношения с любым богом-олимпийцем, сын его станет опасным для Олимпа. Нужно, как можно скорее, выдать ее за смертного. Такому решению воспротивилась богиня: « Чтоб я, бессмертная, стала выполнять волю смертного, выполнять его прихоти? Да, никогда!» Уговоры не помогали. Зевс принял единственно мудрое решение:

«Фетида, ты получишь в мужья того мужчину, который докажет физическое превосходство над тобой!»

Фетида усмехнулась: «Хотела бы я видеть того, кто смог бы меня одолеть!»

Желающих овладеть богиней в Греции нашлось немало. Но все они были побеждены богиней, погибли сражаясь.

Но, вот наступила очередь последнего. Им был могучий Палей. Богиня, приняв вид огромного быка, бросилась на смельчака. Но тот не бросился бежать, как это делали до него, а спокойно ожидал. Вот уже рога быка касаются тела Палея. В одно мгновение герой отступил на шаг в сторону, ухватил быка за рога и поверг наземь. При этом он сломал быку один рог. В одно мгновение богиня принимает образ огромного змея и обвивает тело Палея. Тот, ухватив змею поближе к голове двумя руками, так сжал ее, что, задыхаясь, змея прошептала: «Сдаюсь!»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 372