электронная
36
печатная A5
269
18+
Палата №13

Бесплатный фрагмент - Палата №13

Трагикомедия в двух действиях

Объем:
56 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-7535-4
электронная
от 36
печатная A5
от 269

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вместо предисловия. Интервью из будущего

Телевизионная студия одного из федеральных каналов. За столом ведущий корреспондент и два автора. Прямой эфир.


Корр. Здравствуйте дорогие телезрители. Вчера состоялась премьера замечательного спектакля Палата №13, которая наделала много шума в театральном мире. И вот мы рады приветствовать в нашей студии тех, кто непосредственно так сказать приложил к этому руку. Это наши замечательные и талантливейшие авторы самой пьесы. Здравствуйте.


Авторы (хором). Здравствуйте.


Корр. Скажу честно — спектакль я не смотрела, а с самой пьесой ознакомилась весьма поверхностно и только перед самым эфиром нашей передачи. Вот хотелось бы узнать — вы вообще о чём?


Автор 1. В смысле?


Корр. И напоминаю телефоны нашей студии 8-800-03, а если не дозвонитесь, то 8-800-02. Звонки со всех регионов бесплатно. И так. Как я понимаю вы вообще-то поэты, а вы многоуважаемый еще и музыкант, так о чем пьеса? Поэты о поэтах или вообще? И как вы дерзнули заняться прозой?


Автор 2. Давайте я попробую ответить, но только сначала на второй вопрос. Специально готовился. А отвечу я Вам стихами собственного сочинения.


Корр. Здорово! Мы все во внимании, пожалуйста.


Автор 2.

Мы стихами вгрызались в прозу,

Как свет фонарей в асфальт…

Корр. Извините, мы вас перебьём. У нас первый дозвонившийся к нам в студию. Алло… Говорите, вы в прямом эфире. Вы были на спектакле? Читали пьесу? Поделитесь с нами своими впечатлениями. Так ли она хороша?


Зритель. …Э-э-э… в общем-то здравствуйте. Не-е-е, я пьесу не читал. Например, был на премьере, в общем-то. Ну чё я могу сказать? Ну, например, у авторов, в общем-то, петрушка так нормально кучерявится, я даже в начале пробовал смеяться, но смысл до меня, в общем-то, например, ни хрена не дошёл. Например, какой-то придурок в ухе у меня ржал, как конь, который конопли отожрался вместо овса, в общем- то зрители все остальные молчали, например, и смотрели в мою сторону. Не ну там кричали потом «Браво» и прочую фигню. В общем-то например, у меня сложилось впечатление, что все смотрели на этого придурка, включая актёров, и в общем-то этим придурком оказался я. Не ну в общем-то….


Корр. Извините, по техническим причинам у нас связь прервалась. Итак, уважаемые авторы, а кто у вас в пьесе главный герой? Доктор или пациент всё — таки?


Автор 1. Благодарю Вас за столь интересный вопрос. Он конечно тянет за собой и смысл написанного и поставленного на сцене. Да кстати хотелось бы сказать спасибо актёрам там….


Корр. Секундочку. У нас с вами второй дозвонившийся телезритель. Будем надеется, что сейчас мы услышим что-то более вразумительное. Коллеги из аппараторской мне подсказали, что сейчас связь должна быть лучше. Итак, здравствуйте, вы в прямом эфире. Говорите.


Зритель. Здравствуйте. Обращаюсь сразу к авторам…


Корр. Ой как здорово! Обращайтесь.

Зритель. Да я буфетчик теперь уже далеко неблагополучного театра, где вчера состоялась премьера. Так вот. Обращаюсь к авторам — вчера на премьере у меня вы выжрали всё пиво и коньяк! А платить кто будет? Мне кассу сдавать, а у меня недосдача! Вы чё, обурели?


Автор 2. Не ну ладно не шуми, чё ты Арнольдовна?…


Автор 1. Ну а мы здесь причём? Нам за пьесу заплатили? Как только бабло нам отвалят, так сразу к тебе. И кстати, Арнольдовна, ты пиво больше нашего пила, а коньяк у тебя сивухой отдаёт!


Автор 2. Во-во… еще деньги платить…


Корр. Итак, эфирное время у нас, к сожалению ограничено, продолжаем. Так кто всё — таки у Вас главный герой, и хотелось бы спросить сразу, кто у вас в вашем тандеме главный?


Автор 1. Э-э-э…


Автор 2. Ну-у-у….


Корр. А как вам режиссёрские находки?


Автор 1. Вот режиссёру как раз, мы хотели бы сказать отдельное спасибо!


Автор 2. Ага. Только догнать все никак не можем. Даже на премьере не смогли с ним встретиться. Мы к нему, а он от нас… в травмпункт.

Автор 1. Мы к нему в травмпункт, а он от нас в реанимацию. В общем, пользуясь случаем, передаем ему наш пламенный привет!


Корр. А какие ваши дальнейшие творческие планы?


Автор 2. План только один — зажигать дальше!


Автор 1. Всенепременно творить! Только для начала давай разберёмся. Главным в нашем тандеме будешь ты!


Автор 2. Хрен тебе! Ты будешь!


Автор 1. Сам дурак! Сказал ты!


Автор 2. Чё?!… Ах ты….


Завязалась драка между авторами в прямом эфире, корреспондент девушка ринулась их разнимать. Крики, сломанные столы, летящие стулья. Реклама. Уже другая студия того же федерального канала, другой ведущий.


Ведущий. Здравствуйте еще раз уважаемые телезрители. В нашей предыдущей передаче, которая шла в прямом эфире, произошло неприятное событие — завязалась потасовка. Причинён незначительный ущерб, сломаны: камеры, столы, стулья. Никто кроме корреспондента нашего телеканала, охранников и оператора не пострадал. Пострадавшие отказались писать заявление в правоохранительные органы, сославшись на большую любовь к искусству, тем более в ближайшее время не надо будет тратиться на батарейки для фонариков, что бы нормально ходить в темное время суток. Телеканал так же отказался от претензий в связи с причинённым ущербом. Ходите на спектакли, читайте палату №13. Далее новости…

Палата №13

Действующие лица:


Доктор — молодой, но уверенный в своих силах врач.

Пациент — молодой человек, сухощав. Поэт, музыкант.

Медсестра — средних лет, пышущая здоровьем и полнотой, любвеобильная дама.

Другие коллеги доктора:

Врач 1

Врач 2 типичные представители своих профессий.

Санитар 1

Санитар 2

Ди-джей ИХНЕго Радио — симпатичная девушка в домашнем халатике и тапочках на босу ногу

Товарищ Зимов — длинноволосый и бородатый мужчина в пенсне с тёмными линзами, поверх чёрной футболки — красная олимпийка, на ногах строгие брюки с шипованным ремнём и кроссовки.

В течение действий звучат песни музыкального проекта «Домашнее Задание».

В психиатрии ведь как:

кто первый надел халат,

тот и доктор.

Действие первое

I

Действие происходит в палате психиатрической клиники; соседний кабинет ординаторская. В обеих открытые форточки, снаружи — решётки. Исподволь, на протяжении всей постановки — звуки соловьиной трели, весна.

Доктор заходит в палату, пациент стоит у окна с отрешённым взглядом.

Доктор: (в зал поучительным тоном) В своё время сам Гильдебрахт из Базеля задавался вопросом Душа — или Мозги? Вдумайтесь сами. Мы говорим: психиатрическая клиника. И в то же время: клиника для душевнобольных. Ответа на вопрос нет до сих пор. Даже в наш прогрессивный век, заметьте, ни один уважающий себя врач не скажет вам, спросите только, и — тишина. А как же, собственно, выполнить клятву Гиппократа и вылечить больного, или хотя бы облегчить ему страдания, если… мы не знаем, что именно лечить? Сколько людей, столько и мнений, и врачи не исключение. Вдуматься только, какие нелепые, бессмысленные, а часто даже жестокие меры принимались для лечения различных расстройств! Некоторыми мы пользуемся до сих пор, да, но… И наука — она не стоит на месте. Как и я. Итак, вопрос: Душа — или Мозги? К сожалению, ответа мы, человечество, так и не узнаем. Никогда. Вопрос навсегда останется открытым; так было, есть, и будет всегда. Значит, должен быть другой путь, идущий в обход этого несправедливого выбора! Лично я предпочитаю следующий метод, он прост, предельно прост. Всем известно: чтобы поймать маниакального преступника, надо думать как маниакальный преступник, отсюда вывод! — чтобы вылечить душевнобольного, надо его понять. А понять можно, только став таким больным. Нет-нет, конечно же, не в прямом смысле… но надо думать, делать, постараться прожить, как больной. И тогда, я уверен, именно тогда, в обход Души и Мозга, мы сможем-таки… дать пациенту шанс. (пациенту, сев за стол) Здравствуйте, я Ваш новый лечащий врач. Ну что же Вы стоите? Присаживайтесь. Как говорят в народе, в ногах правды нет.


Пациент, постояв некоторое время у окна, ложится на свою кровать.


Доктор (не отрываясь от медкарты): Интересно, очень интересно… Маргиналум Каллиопикус… хммм… Родился… Окончил… так Вы у нас, оказывается, ещё и поэт, музыкант? (пишет что-то) О чём пишете, если не секрет?


Пациент (скрестив руки на груди): обо всём и ни о чём.


Доктор: Ну будет. Что ж, как себя чувствуете? Ничего не болит?


Пациент: Да нечему уже болеть, доктор. Всё, что могло болеть (пауза), отбито и оплёвано.


Доктор: Ну как же? Совсем ничего?


Пациент: Ничего.


Доктор: Совсем?


Пациент: Совсем.


Доктор (более быстро): Ну как же так?


Пациент (перебивая): Вот так!


Доктор: Ну что же Вы, этого не может.


Пациент: (спокойно) Может.


Доктор: (поучительно-вопросительно) Ну как же может быть, что всё хорошо?


Пациент: Доктор!


Доктор: Да?


Пациент: (зевая) А я и не говорил не говорил, что всё хорошо.


Доктор: (как бы догадываясь) Тогда, может быть, всё плохо?..


Доктор делает пару записей.


Пациент: Ну почему же плохо?


Доктор: А как?

Пациент: Ну… (пауза)


Доктор: Ну?


Пациент: Кормят вкусно.


Доктор (еле сдерживая тут же подступившую тошноту): На любителя, знаете ли. (Дальше что-то рассматривает в медкарте) Так говорите, поэт…


Пациент: Это Вы говорите, а не я.


Доктор: И как, много поклонников?


Пациент: Да мне всё равно, как-то, знаете ли?

Доктор: Ну почему же? Тут ведь, как мне кажется, чем больше поклонников, тем больше известность?


Пациент: (вновь зевая) Сегодня это не актуально.


Доктор: Ну так же было всегда! Во все времена люди творческих профессий стремились донести себя до общественности! Так было, есть и будет всегда. Или думаете по-другому?


Пациент: Да. (пауза)


Доктор (не выдерживая): Ну так поясните.


Пациент (поворачиваясь лицом к доктору): А Вы уверены, что хотите (замирает с открытым ртом)


Доктор (твёрдо): Да!


Пациент (внезапно резко): Поэтов больше не любят, деньги им не платят. Я вон в 17й у Ильича лампочкой подрабатывал (вскакивая, изображает торшер сначала в сторону доктора, затем в зал), и виолончелью для Ванессы Мэй (пытаясь показать телом музыкальный инструмент), и Чубайса грел (садится на корточки, руками машет на манер языков пламени)


Доктор (ошеломлённо): Где?


Пациент: Пишите, в девятой.


Доктор (пробует повторить движения пациента): Хм-хм… поразительно…


Пациент (встаёт): Не надо.


Доктор: Что не надо?


Пациент (обиженно): Не надо отбирать мой хлеб! (достаёт из тумбочки бутерброд, садится на кровать лицом к доктору, начинает яростно жевать)


Доктор (вскакивая): Да объясните же наконец!


Пациент (вновь равнодушно и вяло): А что тут объяснять? (ложась и зевая) Кому-то брат, сестра, передачку — а я уже там. Два часа позора — и (тряся бутербродом) очень вкусно.


Доктор, посмеиваясь, усаживается обратно.


Доктор: Хитёр, однако.


Пациент: Ну так…


Доктор (растерянно): Но позвольте… а… а как же, собственно… Как же Вы догадались?


Пациент (вновь лицом к доктору): Ну Вы сами посмотрите, ну где я нахожусь!


Доктор: Вы и это осознаёте? Боже мой, да это же… (склоняясь на медкартой) это же (быстро то-то записывает) да это же совсем другое дело!..


Пациент молчит, доев бутерброд, поворачивается к стенке и начинает демонстративно храпеть.


Доктор (развязно): Ой, дорогой мой! Ну после того, что сейчас было, я ни за что не поверю, что Вы и вправду заснули.


Пациент: Ну и зря. Между прочим, я и сам не поверил бы, что Вы доктор. (Доктор в шоке, пауза, сквозь зевоту пациент продолжает) Если бы не Ваш халат.

Доктор (встаёт, говорит в зал, прохаживаясь туда-сюда): Мдаа… прелюбопытный случай. Весьмааа… Маргиналум… вроде, есть. (пауза далее восторженно) Несомненно! (вновь пауза) Хотя… не знаю… что ж, посоветуюсь, пожалуй, с бывалыми коллегами. (Уходит так же уверенно, как и пришёл)

II

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 269