электронная
480
печатная A5
555
18+
Падаю в небо

Бесплатный фрагмент - Падаю в небо

Роман и новеллы

Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-9113-6
электронная
от 480
печатная A5
от 555

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Обольстительно опасен или опасно свободен…

Позади остались бесконечные сборы. Сидя на чемоданах, она удивлялась, как много вокруг старых, ненужных вещей. В который раз приходилось выносить пакеты с бесполезным хламом, аккуратно складывая их у мусорного бака, где те слишком быстро исчезали.

Присев отдохнуть, закурила сигарету и снова задумалась о принятом решении. О том, что не в силах больше жить в маленьком провинциальном городишке, где каждый день приходится встречаться с бывшим любовником на работе, а с его осведомленной женой — в магазине.

Достигла многого и все себе доказала. Большего не хотела и, главное, перестала бояться неизвестного будущего. Впервые находилась здесь и сейчас, боясь лишь испугаться, и все оставить по-прежнему.

В тишине слышалось тиканье настенных часов — настоящего мерила самого ценного не в каратах и валюте, а в минутах проходящей жизни. Все по обманному кругу, незаметно. Живешь не задумываясь, поступаешь опрометчиво в надежде переделать, но заблуждаешься: такой возможности может не быть. Каждая прошедшая минута — уже прошлое, что не дано вернуть никому.

Зазвонил мобильный, на экране — знакомый номер, не слышала его обладателя года два. Почему именно сейчас?

— Привет, неожиданно.

— Дошли слухи, что уезжаешь из города. Это правда?

— Правда, не могу по-другому. Как семья?

— Ее нет, уже давно. Живу один за городом, в деревянной избе на берегу пруда, в лесу.

— Как же теперь, ведь ты совсем не приспособлен к быту?

— Справляюсь. Я много думал о нас в последнее время, и кое-что понял. В моей жизни отшельника ты оказалась лучшим воспоминанием. Почему тогда у нас ничего не вышло? Сегодня, когда оба свободны, могли бы попытаться снова.

— Предложение запоздалое, прости. Ты единственный с кем заходила «два раза в одну воду», а говорят, это невозможно. Третьего не будет: повзрослела, и мы не пара, хотя и оба немного сумасшедшие. Оставим иллюзии. Прости, нужно собираться. Скоро приедет такси.

Повесив трубку, взглянула в окно, на макушки прогибающихся к земле деревьев. Небо потемнело, вдали слышался гром. Скоро начнется гроза, как в тот день, много лет назад, когда он позвонил среди ночи.

— Как можешь спать, приезжай! На озере ливень непрерывной стеной. Молния раскалывает небо пополам каждую минуту. Здесь пахнет свежескошенной травой и соснами. С трудом удалось уговорить товарища прокатить нас на катере в такую погоду. Вызывай такси. Ты должна это видеть.

— С тобой все в порядке?! Ехать почти час.

— Жду под дождем, поторопись, я вымок и замерз.

Собиралась как зачарованная, будто вне реальности, не думая ни о чем. Машину подбрасывало и качало, как шлюпку во время шторма. Раскаты грома заставляли закрывать уши. Ослепляющая молния сверкала острыми копьями повсюду.

Дрожа от страха перед стихией, сворачивалась в клубок, поджимая коленки. Прикрывала глаза в предвкушении поцелуев под дождем, ожидая бессонной ночи с короткими фразами животного желания.

Это походило на какое-то раздвоение личности.

Днем старший научный сотрудник работала с шефом над серьезным проектом. Он же был и ее дневным любовником по совместительству.

С наступлением темноты строгая дама превращалась в соратницу по заговору от скучного мира для лесного отшельника. Их трудно представить в дуэте, Красавица и Чудовище из разных измерений, где нет общего окружения и ценностей.

Дикий Тарзан с длинными спутавшимися волосами пах лесом и водорослями, ходил по кромке морали, как по краю пропасти. С закрытыми глазами она уверенно шла за таинственным сталкером по запутанным тропам.

Обольстительно опасен и опасно свободен, вымокший насквозь, он стоял неподвижно со скрещенными на груди руками как статуя воина-спартанца под бликами ослепительных зигзагов. Капли катились по лицу, сливаясь в беспрерывные нити, спускаясь ниже и ниже…

Рядом свалилось сломанное бурей дерево. Молча взяв ее за руку, повел в сторону озера, где ждали катер и угрюмый товарищ в дождевике. Невыносимо страшно.

Она с детства боялась ночных черных и бездонных водоемов. Казалось, оттуда вынырнет огромное чудище и унесет добычу на самое дно.

Робкая авантюристка остановилась в носовой части судна. Промокший Тарзан подошел вплотную сзади и распахнул в стороны ее руки своими, развернув ладони к грозовому небу. Почувствовав спиной холодную мужскую грудь и стук его горячего сердца, она прикрыла глаза. Катер быстро рванул с места.

Дождь безжалостно лупил розгами. Дикарь приблизился еще ближе. Обхватив тонкую талию, впился поцелуем в желанную шею и покатые плечи, обжигая дыханием. Молния словно ударила прямо в голову, отключив сознание…

Перерыв в отношениях случился внезапно, и длился около года. Он появлялся, когда удобно, но однажды таким же образом поступила полуночная подруга. Сделав исключение из негласных правил, приехала ночью без предупреждения. Нуждалась в его объятиях и поддержке. В окнах горел свет, за гардинами просматривались два силуэта. Дверь не отворили. Хозяин не один.

После любовники не виделись. Близкий друг так и остался с той женщиной. Поселившись в его доме, та умело обустроила берлогу холостяка. Они часто бурно ругались, и даже дрались — так болтали.

Как-то, спустя год, снова позвонив ночью, безумец тут же приехал к дому бывшей возлюбленной на кампере. Для него не существовало трудностей.

И снова в омут с головой. Все сначала. Звонки и полуночные свидания. Притяжение мощным магнитом. Невозможность сдержаться. Без слов любви. Только глаза. Прикосновения. Губы. Сплошное сумасшествие.

Однажды он все-таки сказал: «Люблю». Впервые в жизни. Молчун не умел говорить о чувствах, а мог ли любить? Кто это знает?

Рандеву неизменно оставались ночными и особенными, а позднее каждый возвращался в свой дом. Она — туда, где никто не ждет, ведь чужие мужья проводят ночи в семейных постелях. А он — в уютную берлогу, к удобной хозяйке, на которой никогда не соберется жениться.

Ничего не менялось. Свидания становились реже, пока не исчезли вовсе. Постоянной оставалась лишь многолетняя связь с женатым начальником. Опустошенная враньем и безысходностью, заставляла себя думать о смысле существования. Потрепанное сердце требовало кардинальных перемен.

Смска приятеля из столицы вернула в настоящее: «Нашел подходящую квартиру. Хотя мечтаю, чтобы ты жила в моей. Ничего не говори, я умею ждать».

Сегодня она уезжала, выбросив ненужный хлам и оставив на полках красивые мемуары. Поняв, что наступил момент, когда от авантюрных приключений хочется перейти в другую жизненную фазу. Там много совместных завтраков и ужинов с тем, кто тебя всегда ждет, независимо от страстных порывов и настроения.

Оконченная повесть…

После твоего телефонного звонка, вдруг вспомнила, как когда-то хотела умереть с тобой в один день. Как однажды осенью, стоя на дороге, много лет назад, подняв руку, остановила машину и встретила тебя с другом.

Понравился один, а пригласил в гости другой. И я пришла. К тебе на работу, в ресторан. От нечего делать или из любопытства. Не припомнить теперь.

Вначале с подругой, затем снова, уже одна. Нашла тебя за столиком с дамой в странной чалме. С ее слов поняла: сегодня твой день рождения. Сорок лет. Глядя свысока, барышня сообщила о вашей благородной традиции в этот праздник пить чай. Смешная. Какая бессмысленная значимость бывшей взрослой пассии. Я спросила:

— Почему же не сказал?

— Не хотел напрягать. Подумаешь, дата.

Позднее у нас родились другие традиции. Надеялась, что побуду недолго счастливой и сбегу. Мама учила не брать чужое, а я непритворно уверяла, что легко смогу справиться с эмоциями и остановиться.

Тогда не осознавала, как трудно отступиться от человеческого счастья, когда тебе всего двадцать два. Сложно разомкнуть объятия, когда в них — магия волшебства. Тяжко, когда другой становится кислородом в твоих легких.

Это не о больших деньгах, яхте и Мерседесе — их не было. Это об отношениях, когда адская боль и безграничное счастье раздирают на части изнутри с равной силой. И о беспорядочных волнах, что сшибают с ног, то смертельно больно, то безумно весело.

Ты не пил спиртное и не танцевал совсем, а я обожала шампанское и танцпол. Имея совершенно несносный нрав, подкупал искренностью и природной добротой.

Тогда впервые боялась озвучить, что мне приглянулось, к примеру, платье. Пугала твоя готовность отдать последнее, никогда не думая о себе. С наличием денег чаще было скверно, они не баловали своим присутствием.

Представления о верности мы имели разные, но одинаковую реакцию на измену. Что не помешало, держась за руки, пройти столько долгих быстротечных лет.

Расставаясь не раз, кромсали души по живому, без наркоза. Не удавалось. Кровило, ныло, и заново прирастало как попало. Да! Порочные. Ошибочные. Бесхарактерные. Но кто имеет право судить? Только не человек!

Ты управлял мной как марионеткой, а я чувствовала себя балериной в шкатулке у обожаемого мастера. Взрыв гормонов? Возможно, это о страсти. Чувство. Неподдельное. Долгое. Любовь нелегко объяснить, нет никакой логики.

Сумасшедшие из разных палат, зная, что нельзя, продолжали обрастать чувством вины, надеясь, что когда-нибудь разлюбим. Будет безболезненно и уныло, а значит не страшно. Бывало, заливалась слезами в одиночестве от обид, ощущая себя беспомощным виноградом под жестким прессом винодела.

Когда же ты возвращался, словно оживала, оплетая сильные руки кудрявой лозой. Цепляясь за надежные плечи новыми веточками, обвивала шею, вплетаясь в копну желанных волос.

Вместе не опасалась ничего. Не вникая, кто прав, кто виноват, ты всегда стоял на моей стороне, доверяя в кредит. Но однажды твой банк опустел. Доверия не хватило сделать выбор в мою пользу.

Никогда не побиралась, только ждала. Лишь раз высказала, что невыносимо. Довольно. Испугавшись, в итоге предпочел не меня, боясь разницы в возрасте или еще чего-то.

Страхи — своеобразный пульт управления от всяких дверей лишь с единой кнопкой «закрыть». Нам не дано увидеть другой финал.

История закончилась давным-давно.

Ты в семье, как прежде. Все на официальных местах. Прибрано. Окружающим по нраву видимая чистота.

Миновало.

После увлекалась еще не раз, и ты тоже. Сходила замуж и развелась. Снова в гармонии с собой и всех по-своему боготворю. Помню твои красивые руки и пальцы — такие же у моего сына.

Как-то задумалась: как определить есть ли чувства? Где этот индикатор? Жизнь отдать — слишком пафосно звучит. И тут:

— О! Эврика! А почку легко отдашь?!

Так вот! Воображаешь? Если завтра потребуется, не задумываясь, отдам тебе. Странно, правда? А ведь прошло.

Отношения без обязательств

Окончание декабря, беспощадный мороз щипал нос, но ей не до стужи: тяжело болела мама.

Стоя перед окном в больнице, пыталась нацарапать на инее заветное желание: ХОЧУ…

Сзади подкрался сын маминой соседки по палате и прикрыл теплыми руками ее замерзшие кисти на холодном стекле.

Парень весело продолжил: «Все! Желание исполнилось! Я уже с тобой! Идем пить глинтвейн, и греться!»

Вложив свою руку в чужую, уверенную ладонь, пошла, стараясь отвлечься от горьких мыслей. Все произошло банально просто. В первый же вечер Никита спросил: «Хочешь посмотреть, как обитает холостяк? Могу предложить настоящий английский чай и романтическое рождественское кино, и, главное, секса сегодня не будет, даже не проси».

Секса и вправду не было. Но когда он все-таки случился, ухажер также легко сообщил, что не может долго находиться в отношениях с одной женщиной. И это вовсе не его вина, не складывается почему-то. Делается скучно, исчезает интерес, уходит азарт.

Молчаливо прикусив губу, девушка с печальной улыбкой приняла мужские правила, уже успев потерять голову.

После свиданий Казанова неизменно отправлял избранницу домой, даже если наступало утро. Та не противилась и никогда не просила остаться.

По первому зову приходила, когда любовник нуждался в ней. Отдаваясь с любовью, ничего не ждала взамен.

О трудностях не сообщала. Боялась стать неудобной, чтобы ненароком не нарушить закон холостяка: «Отношения должны оставаться легкими, без обязательств и требований». Лишь красивый секс и немного напускных иллюзий в фальшивых словах любви.

Обещав перезвонить, он непременно забывал. Скромница с достоинством не собиралась навязываться и не беспокоила.

Лишь однажды позвонила, когда стало невыносимо больно: в тот день умерла мама.

Тяжело дыша, ловец приключений сообщил, что в настоящий момент ему трудно говорить, и пообещал перезвонить. Осознав, что любимый не один, она не испытала еще большей боли.

Едва ковыляя по заснеженной улице, окруженной фонарями, сквозь слезы пыталась разговаривать с мамой. Снег падал огромными хлопьями, наряжая улицу в скорбный белоснежный саван. В то время казалось, что жизнь утратила всякий смысл. Нет справедливости, все жестоко и нечестно. Пустота заглянула в неиспорченную душу, оставив глубокий рубец.

Вспомнив о существовании покорной нежной мышки, беглый ухажер без обязательств позвонил через полгода, когда очутился с банальным аппендицитом в больнице. Ему захотелось участия заботливого посетителя в белом халатике, с апельсинами в руках.

Резко прервав непринужденный разговор, она пообещала перезвонить позже, Никита догадался, что впервые помешал. Внезапно, на миг, ему показалось, что потерял что-то исключительно важное и ценное. Только не мог вспомнить когда и почему. Запамятовал.

Она не перезвонила.

Есть женщины, которые уходят раз и навсегда. Игра по правилам без обязательств в один миг становится для них пустой и непривлекательной.

Развод и девичья фамилия!

Сегодня началась новая глава моей жизни, кажется, этот месяц над нами ворожили черти. Вдвоем единогласно решили разрушить созданное и развестись. Накал страстей. Глупые угрозы. Бестолковые упреки. Тяжелые обвинения. Манипуляции, ограничения и запреты. В итоге — нервный срыв с эмоциональным истощением.

Куда ушла любовь? Не обнаружила ее нигде и ни в ком. Измученная и подавленная, уехала за покупками. Сил болтать по телефону не осталось, а тот, как назло, трезвонил без конца.

Ноги и мысли путались, к одному прилавку приходилось возвращаться как минимум дважды. Решение проблемы не находилось, хотелось заснуть и проснуться в другой сказке с хорошим концом.

Купила букет фиалок, продукты и вино — типичный рядовой набор, исключая цветы. На стоянке парковщик сказал, что неправильно занимать место для инвалидов.

— Простите, не заметила. Согласна, но сегодня я калека душой.

Уши заложило, в глазах потемнело, всего-то энергетическая слабость. Жутко захотелось спать. Медленно, не спеша, поехала домой.

В руках газировка. Открыт люк машины. Звучит негромкая музыка. Пытаюсь отвлечься.

Непонимающий противник копошится в саду, обрезая кусты. И что я вижу? Злодея словно подменили. Глаза сердечные, из детства, движения мягкие, неторопливые. Славный садовник бережно пересаживает улитку, приговаривая что-то понятное только ей.

Кто это? Неужели тот прежний добряк, за которого я вышла замуж?

Боясь испортить происходящее, долго подглядывала из открытого окна. Чудаковатый ботаник находился всего в пяти метрах от авто. Выйдя наружу, осторожно присела на свежескошенную траву возле него. Продолжая тихо присутствовать, мерно потягивала напиток. Тогда снова увидела ребенка, беззаботного и сосредоточенного, что комментировал свои действия, весело бубня что-то под нос. Хотя и выглядел постаревшим и довольно уставшим, впрочем, как и я.

С удивленной гримасой на лице опустошено слушала и наблюдала. Вдруг встала, подошла и чмокнула громко в родное ухо, он изумился:

— Почему?

— Не знаю, просто так!

Он сразу по-детски чмокнул в ответ. Разведя руки по диагонали, как делаю всегда, когда хочу душевно обнять близкого человека, послала жест окончательного примирения. Любимый тут же ответил. Знаете, эдакие объятия кольцом, только непременно взаимно. Это выпускает добрую энергию и нежность. В момент волшебного действа пара становится чем-то общим целым, монументально крепким. Это замечательно работает.

Никто не мог уже вспомнить обид, потому что желание быть вместе затмило все.

Несомненная женщина

Осень быстрыми темпами меняла экстерьер, окрашивая город в теплые сочные тона, рыжим не везло: они сливались с природой. Выделяться в осеннем миксте помогали разве что белоснежные зубы в улыбке.

По улице уверенно шагала женщина без возраста — рыжеволосая бестия с лукавыми глазами цвета малахита. Стильный кофейный сапог. Болотный кардиган. Сумка под кожу крокодила. Тонкая кисть в объятиях неповторимых браслетов и философский взгляд вглубь витрин. Скидок больше нет, есть слова из глянца и манящие призывы: «новая коллекция от…» Цены больше не волнуют, она научилась плохо видеть прайсы итальянских витрин, охраняя свой безмятежный покой.

И снова по кругу: другой зеленый, сложный коричневый, глубокий синий. Как же завораживают эти застывшие объемные кадры с такими живыми манекенами! Вокруг меха, что так к лицу. А вот очки ручной работы, способные любое лицо сделать произведением искусства.

Взрослая девушка с волосами цвета осени ускоряет ход, почти подпрыгивая в каждом шаге, она неотразима в побеге от соблазнов.

И вдруг витрина. Стопор. В ней пальто. Минуты без времени: тик-так, тик-так… Или это учащенный пульс?!

Центр, где находился рассудок, скомандовал:

— Спокойно!

Внутренний голос ответил:

— Оставь! Известный бренд. Изящный рельеф.

Подумалось:

«Зайду! Лишь только прикоснусь к материи, пробегусь пальцами по выпуклым пуговицам, скользну беглым взглядом по безупречным строчкам и на мгновение обернусь в манящий силуэт».

Со всех сторон воздух пронизывает провоцирующий шепот:

— Как вам идет. Вы королева в нем!

Дама в зеркале с бледным лицом аристократки снова почувствовала себя леди. Оно мое!

— А что с ценой? О боже! Не по мне… Беру!

Накопления за несколько месяцев съедает один щелчок кассового аппарата. Легкое головокружение. Выброс адреналина. Смогла.

Настоящая хрупкая женщина, с завидным картонным пакетом из модной лавки соблазнов, весело шагает по мостовой, вспоминая знакомую фразу: «Когда нет сбережений на черный день, он никогда не настанет!»

Жизнь снова пахла лавандой

Птицы в ее саду по необъяснимой причине начинали петь ровно в семь утра, пробуждая своей трелью неизменно раньше противного будильника. Лениво приземляясь в мягкие тапочки, распахивала окно. Так впускала новый день в просторную спальню, с любовью сделанную в кантри стиле французского Прованса.

Ежедневным ритуалом стал утренний кофе с просмотром публикаций любимых авторов, что заряжали позитивом на целый день.

Из ленты новостей Facebook постепенно исчезали надоевшие банальные истории и селфи девушек в зеркалах с вытянутыми утиными личиками.

Устав от словопрений о политике с издевками интернет-троллей, выборочно подписалась на интересных блогеров, с чьих публикаций теперь начиналось утро. Негатив стал опасной отравой, которую она решила больше осознанно не принимать.

Еще год назад, избитая последними отношениями, вся в синяках и ушибах, с бутылкой виски и песней Земфиры «Мы разбиваемся», запивала досадное разочарование алкоголем.

Главное, не стать слабой, суметь ампутировать, а не отрывать по кускам.

Изменить ничего нельзя, так случается, когда пара зашла в глубокий тупик. Перспективы попросту нет, а все прочее самообман. Если одному хорошо жить за счет другого, то это смахивает на эмоциональное насилие. Для чего?

Мечась, как лента в руках гимнастки, вводила в поисковике слова, которые рождали беспорядочные мысли:

«Одиночество. Как забыть? Боль». Отыскивала традиционные рецепты и костыли для надломанной души.

Комедии не смешили, на телефонные звонки отвечать не хотелось, шоколад не выручал. Появилось навязчивое желание заплатить кому-то за чистку памяти, которую раздирали бессмысленные привязанности. Почему до сих пор не придумали технологии, как быстро убрать боль и сделать апгрейд души?

Пока это только оригинальный сюжет кино, к сожалению. Перечитывая в сотый раз философскую притчу о Лошади, что сдохла, собиралась с силами, чтобы не откликнуться на очередную смску терзателя души.

Заново просматривая все пункты статьи о симптомах токсичных отношений, понимала, что сделанный выбор верный. Опасаясь, что виски может ответить вместо нее, заблокировала в телефоне все виды контактов с бывшим партнером по жизни.

Сумев вовремя определить опасность, взяла себя в руки. Доктор помог достаточно скоро прийти в форму. Вылечив самооценку, вернул почтительное отношение к себе.

Тогда сделала смелую стильную стрижку, изменила цвет волос, и, конечно, долгожданное тату со смыслом у лучшего мастера в городе. Необходимость возрождения и обновления, направляла к поискам солнца в каждом прожитом событии.

Прошло и забылось, не могло остаться, и какое счастье, что все меняется. А уважение к себе — та безмерная сила, что поднимет и поддержит лучше любого лекарства.

С утра Facebook учтиво напомнил о колючем событии прошедшего года. Девушка с татуировкой Феникса усмехнулась своему забытому вчера, прочитав дерзкую прошлогоднюю запись в ленте с новым статусом СВОБОДНАЯ: «Вы думали, я упала? Нет, только присела для низкого старта!»

Жизнь снова пахла лавандой, а жгучая брюнетка с модной стрижкой снова хотела любить.

Что в образе моем в тебе?

Друг детства мужа появился в нашей жизни внезапно. С тех пор мы часто находились втроем, когда выходили за пределы нашего дома. Яркий и образованный, любитель экстрима и активного отдыха.

Похоже, он понимает меня лучше мужа, сразу, без дополнительных инструкций. Подкупала его легкость в принятии решений, умение разбираться в винах и красиво кушать, способность говорить на четырех языках и наслаждаться любым жизненным процессом.

Занимательно общаясь, интересный рассказчик незаметно оборачивал собеседника в значимую упаковку собственной важности. Казалось, он знает все.

На вопросы о жене отвечал просто: ей неинтересно ничего, кроме сына, которого слишком опекает и боится оставить одного. Мальчику исполнилось уже 10 лет.

Рассказывая о любимой, решительно заявлял, что официально не женат. Непременно с гордостью добавлял о внешнем сходстве сожительницы с княгиней Монако, Грейс Келли. Наглядно демонстрировал фото в телефоне, где очевидно читалось соответствие со всемирно знаменитым персонажем.

По выражению лица угадывалось неприкрытое удовольствие, приправленное гордостью. Похоже, голливудская кинодива, вскружившая голову князю, — идеал его красоты. Не терпелось увидеть женщину из простой семьи, с добрым сердцем и лицом княгини Монако. Но друг неизменно находил причины, чтобы объяснить ее отсутствие на очередном маленьком празднике жизни.

Настал день, когда мы все-таки познакомились.

Войдя с мужем в ресторан, встретились с другом, его сыном и женщиной, которая могла бы выглядеть, как Грейс, но неухоженная ни одним сантиметром своего тела. Стрейчевое тесное платье выгодно подчеркивало недостатки далеко не идеальной фигуры. Отсутствие прически, маникюра и макияжа, намекало на небрежное отношение к нашей встрече. Она уделила себе перед выходом из дому не более трех минут, чтобы надеть платье и удобные поношенные сандалии на плоском ходу. Загар еще больше подчеркивал глубокие морщины вокруг уставших глаз. В образе виделась схожесть с женой рыбака, истощенной адским трудом.

Стало неловко. Хотелось смыть заботливо нанесенный макияж и переодеть наглаженный вечерний наряд, спрятаться и молча наблюдать. Видеть их вместе — необъяснимо противоестественно. А когда избалованное чадо и его отец начали общаться с женщиной на повышенных тонах, и вовсе захотелось сбежать.

К сожалению, она оказалась колоритным представителем мам-наседок, которых в итоге не уважали ни дети, ни мужья.

Когда приятель выпил достаточно вина, неожиданно обратился к обслуживающей нас официантке:

— Вы знаете Грейс Келли?

— Конечно, недавно смотрела о ней кино с Николь Кидман.

Он протянул айфон с фотографиями Грейс. Внимательно взглянув, девушка изрекла:

— Очень красивая!

Я замерла, проглотив комок, подкативший к горлу. Друг ожидал иных слов, подтверждения: его жена — точная копия Грейс. Зачем?

На завтра нас пригласили на ужин в дом товарища. Идти не хотелось, но стало интересно завершить для себя окончательный образ необычного тандема. Теплилась надежда, что получу ответы на возникшие вопросы и уйдет непонятно возникший дискомфорт.

Огромная мансарда баловала живописным видом на море, горы и наш любимый курортный городок, что так компактно разместился между ними. Это оказалась маленькая неуютная квартира закоренелого холостяка, в которой ничто не говорило о присутствии женщины, лишь ее расческа в ванной комнате.

Наш друг также красиво кушал, по-особенному держал бокал, аристократично оттопыривая мизинец с дорогим перстнем, но больше не производил на меня прежнего впечатления.

Его женщина смотрелась служанкой-простолюдинкой, которая случайно забеременела и родила от барина, и он тяготится этой связью. Так виделась мне их пара со стороны.

Грустно: он придумал себе Грейс, а я придумала себе ЕГО.

Интересно, а ведь мужчина рядом тоже может улучшить или испортить впечатление от восприятия твоей персоны.

Неужели возле нас всегда находятся маркеры нашей личности, истинного лица?

Сознательный недовыбор

Проснувшись, она словно очнулась от кошмара. Вчерашние события заставили скукожиться от пережитого. Захотелось снова забыться сном: наяву ждал первый день без него.

Сердечный союз имел семилетний стаж. Когда спутница старше избранника на десять лет, вероятность остаться однажды одной увеличивается в разы.

Позднее уже узнала, что ненаглядный сбежал к молоденькой барышне с неумело наклеенными фальшивыми ресницами. Разлучница не терялась, и уже после четырех месяцев знакомства носила его ребенка.

Милый друг никогда не говорил о совместных детях.

Отношения без штампа в паспорте стали их негласным соглашением. Оба полагали, что любовь не нужно скреплять кольцами. Теперь умудренная опытом уяснила, что это был сознательный НЕДОВЫБОР. Как будто добровольная свобода от обязательств и ответственности. Вышло, что вместе безмолвно согласились с подтекстом: «Жду лучшего, это временно».

Разбитая героиня вспомнила разговор с отцом:

— Мальчики сожительствуют, мужчины создают семьи — не мои слова, пойми. И заметь, сильный пол в этом вашем гражданском браке, как правило, считает себя свободным, а слабый — замужем. Поразмысли, дочка, отчего.

— Папа, нет, это предрассудки. Время теперь другое. Что меняет штамп в паспорте? Когда любовь, зачем прочие привязки?

— А мне кажется, прости за правду, кто-то боится себе признаться, что, соглашаясь на это, пытаешься удержать спутника. Это твоя неуверенность в прочности намерения друга. Считаю, что совершаешь ошибку. А я всего лишь надеюсь видеть дочь счастливой. Твой гражданский супруг молод и захочет детей, а ты их не планируешь. Вы это обсуждали?

— Нет, но Кирилл работает много, слишком устает, ему не до детских криков по ночам. Папа, счастье не в замужестве. Мы вместе, и я любима. Чего же еще?

— Твоей покойной матери это бы не пришлось по нраву. Ну да ладно, сама решай, как обычно, — он потрепал дочь по-отцовски за волосы и ушел.

Отец умер через несколько месяцев, пережив жену на четыре года. Дочери достался родительский дом в лесу у реки. Дружная пара переехала туда почти сразу, это было заколдованное место. Там они купались в чем мать родила и занимались любовью на берегу в бликах смущенной луны под размашистыми соснами.

Любимый смастерил беседку, в нее поставили круглый стол и ротанговые кресла. Рядом разместили мангал. Получился уютный уголок, где летом парочка наслаждалась трапезой на природе под огромным ореховым деревом. Готовить шашлык в четыре руки стало их излюбленным занятием. Свободные от официальных уз, чувствовали себя настоящей семьей.

Кирилл часто бывал в командировках, надоесть друг другу не успевали. Казалось, что все слишком хорошо, и повода для тревоги нет. Жизнь плыла равномерно и невозмутимо. Карьера благополучной женщины застыла на месте, счастливую это не заботило.

Однажды настал момент истины. Родной человек выглядел как жалкий нашкодивший проказник:

— Прости! Чувствую себя ужасно. Жутко виноват перед тобой. Я встретил девушку. Она ждет ребенка. Не могу ее оставить и все еще тебя люблю.

Потухшая, не умела скандалить и истерить, а нынче не могла даже плакать, ощущая невыносимую боль внутри. В дом, где жила любовь, ввалилась без приглашения беспощадная ПРАВДА.

Партнер по будням собрал два чемодана и просто ушел к другой, молодой и беременной, как свободный человек, у которого никогда не было гражданской жены.

Убрав «следы его жизни», сложила все, что напоминало о предателе, в деревянную беседку, умело развела в ней костер безжалостного инквизитора. Демонстративный акт «уничтожения прошлого» со стороны напоминал знакомый лесной праздник с огнем. Соседи жили неблизко и звонили всего пару раз, заметив пламя.

Костер горел почти всю ночь. Поджигательница сидела неподалеку в широком папином кресле, наблюдая за остатками сгораемых воспоминаний.

Больно и обидно. Трудно и невыносимо одиноко. Временно опустошенная, твердо верила: страдания закончатся, когда останется пепел от костра. Как не хватает сейчас мамы.

Вдруг пришло мистическое спокойствие, почувствовалось родительское тепло вблизи, они словно держали руки на плечах дочери. Взгляд потерянной становился более уверенным, мысли яснее и понятнее. Вслух лишь произнесла: «Ах, папочка, ты прав, как всегда, но разве возможно уберечься от разочарования, прогнозируя подлость?»

Счастливая чета расписалась через месяц. Молодожен никогда не справлялся о прошлой спутнице, исчезнув, как призрак, вместе со своей беседкой.

* * *

Прошли годы. Как-то раз, заехав с мужем на рынок, внезапно столкнулась с бывшим возлюбленным в компании семейства. Помятый, в клетчатой рубашке, что еле сходилась на располневшем животе, он покрикивал на отпрыска. Сын колотил папашу по ноге, и, рыдая, требовал мороженое.

Жена в бесформенном выцветшем сарафане выбирала черешню, громко возмущаясь ценами. Незнакомец ничем не напоминал того парня, когда-то близкого и любимого. В лицо глядел незнакомый человек, чужой супруг с небритыми обвисшими щеками и красными глазами.

Еле заметно кивнув друг другу, спешно разбежались в разные стороны. Она только крепче сжала ладонь мужа.

— Это Кирилл?

— Как ты догадался?

— Легко, вы оба слишком изменились в лице. По-моему, у него роман с пивной кружкой. И? Что скажешь?

— Поняла, что время — неплохой доктор. Как же мне все-таки повезло! Она весело похлопала мужа по родному плоскому животику и поцеловала в щеку.

Когда у меня уже все было

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 480
печатная A5
от 555