электронная
216
печатная A5
323
16+
Ответы, которые мы выбираем

Бесплатный фрагмент - Ответы, которые мы выбираем

Встречи в горнице

Объем:
80 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-5035-0
электронная
от 216
печатная A5
от 323

В книге по умолчанию используется Синодальный перевод Библии.


В случаях указания на другие переводы применяются следующие сокращения:


РБО — перевод Российского Библейского Общества. Москва, Российское Библейское общество, 2011.


МБО — перевод Международного Библейского общества. Библия для нашей жизни. Новый завет. Международное Библейское Общество, 1999.


Авторы искренне благодарят всех людей, оказавших им помощь и поддержку: Евгению Кареву, Анну Полякову, Анастасию Попову, Карину Карслиди, Сергея и Ольгу Моисеевых, Николая Марковича, Романа Литвинова, церковь «Ковчег» и «горничан», принимавших участие в обсуждении тем, предложенных на «Встречах в горнице» от начала их существования.

Обращение к читателям

В 2001 году в ответ на размышления и настойчивые молитвы Господь подарил церкви «Ковчег» идею служения, которое сразу же получило название «Встречи в горнице».

Раз в месяц в Кронштадте собирались 25—30 служителей разных церквей Санкт-Петербурга. Порядок встреч был очень простой. Читалась проповедь, где рассматривались аспекты тех или иных мест Писания, которые редко освещаются в церквях. Затем следовал обед, а после — «свободный микрофон». Главное условие: если ты не вышел к микрофону и не высказался по теме прозвучавшей проповеди, то на следующую «Встречу в горнице» тебя не приглашали.

Подобная практика привела к любопытному открытию. Оказалось, что мало кто осмеливается оглашать свое мнение. Но согласно условию семинара, горничане должны были говорить, преодолевая свой страх и свои предубеждения.

И вот тут выяснилось, что у аудитории, неплохо знающей Библию, возникает много вопросов в связи с толкованием некоторых мест Писания. Причем эти неудобные вопросы касаются, как правило, одних и тех же глав, стихов, слов. Да, имеются официальные ответы, являющиеся общепринятой богословской точкой зрения, но собственно полноценными ответами они считаться не могут, потому что порой еще больше запутывают вопрошающих.

При этом верующим не рекомендуется, а то и напрямую запрещается искать другое толкование данного места Писания. Всем предлагается просто принять на веру объяснения, которые порой звучат невнятно. Возражать, а тем более оспаривать неоспоримое официальное мнение не положено — так нас учат с первых дней пребывания в церкви. Иначе последуют санкции.

На семинаре этот страх наказания дал трещину. Уже к четвертой-пятой «Встрече в горнице» пришло и окрепло понимание: ты интересен другим, твое мнение важно не меньше, чем мнения других участников.

Именно эти доверительные отношения позволили задавать неудобные и порой очень жесткие вопросы, доселе глубоко спрятанные в человеке. Вопросы, сигнализирующие о той внутренней боли, которая требует исцеления через получение вразумительных ответов.

И «Встречи в горнице» дали эту уникальную возможность -выносить на свет все беспокоящее, саднящее, требующее очищения и исцеления. Таким образом, практически осуществлялся призыв апостола Павла к своему ученику, а значит, и к нам:

«Вникай в себя и в учение; занимайся этим постоянно; ибо, так поступая, и себя спасешь, и слушающих тебя».

(1 Тим. 4:16)

Вникать — это действие, которое означает глубинный процесс, непременно связанный с постановкой вопросов и обязательным поиском ответов. Этот процесс требует вдумчивости при изучении и толковании Писания. И необходима внутренняя свобода, чтобы допустить, что правильных ответов на вопрос может быть больше одного!

Простой пример. Известная каждому христианину строчка из молитвы «Отче наш»:

«Хлеб наш насущный дай нам на сей день».

(Мф. 6:11)

Митрополит Антоний (Сурожский) отмечал, что здесь также приемлем перевод Хлеб наш небесный или Хлеб наш надмирный:

«В русском переводе этого не видно, но греческое слово, которое употребляется в этом месте, значит „сверхъестественный хлеб“, — это не только хлеб с наших полей, это тот Хлеб Жизни, который принадлежит вечной жизни. Из Евангелия мы знаем, о каком Хлебе говорится: Христос является Хлебом Жизни».

Синодальный перевод говорит о просьбе удовлетворить наши земные нужды. Вариант, о котором упоминает митрополит Антоний, — это вопрошание Хлеба небесного, надмирного. Итак, речь в молитве идет о чем-то? Или о Ком-то? Например, вся 6 глава Евангелия от Иоанна — о Том, Кто есть Хлеб небесный.

Так какое вопрошание верное: хлеб насущный или Хлеб небесный?

Как видим, разбирая один и тот же текст, можно прийти к разным выводам. Отсюда — разночтение, разномыслие, разногласие, или по-гречески ересь.

Но допустимы ли вообще разночтения в толкованиях?

Да, отвечает апостол Павел. И пишет:

«Ибо, во-первых, слышу, что, когда вы собираетесь в церковь, между вами бывают разделения, чему отчасти и верю. Ибо надлежит быть и разномыслиям (ересям) между вами, дабы открылись между вами искусные»

(1 Кор. 11:18—19)

По сути, апостол Павел говорит, что разномыслия нужны, чтобы в этих спорах упражняться в братолюбии, которое есть необходимость общения, дабы открылись лучшие (искусные) как в полемике, так и в способности принимать и уважать мнение оппонента — для утверждения закона любви. Потому что, живя в апостольском веке, искусные прекрасно понимали, что если в твоих выводах, в твоем учении закон любви к ближнему нарушен, то твое мнение есть удаление от истины, а значит, оно — заблуждение.

Таким образом, братолюбие является основой всякого общения в Церкви. Следовательно, возможно и нужно открыто спорить о вариантах толкования того или иного стиха, той или иной притчи, возможно и нужно учиться отстаивать свою точку зрения, учась при этом уважать мнение оппонента:

«Будьте братолюбивы друг к другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте».

(Рим. 12:10)

Апостолу Павлу вторит апостол Петр:

«Послушанием истине чрез Духа, очистив души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца»

(1 Петра 1:22)

Однако со временем ситуация меняется. Необходимость создания христианских догматов (догма — учение, теория, которая считается непреложной истиной и не подвергается критике) определила неизбежность установления жестких рамок толкования. Так возник христианский закон.

Он не появился одномоментно, но создавался веками. Нигде в мире нет его полной редакции, он никогда не был опубликован, но он довлеет над каждой церковью, над жизнью каждого христианина. Это не Божий Закон, который был дан когда-то Моисею. Это закон человеческий, за многие столетия утвердившийся среди людей в результате их попыток интерпретировать, истолковать слова Господа Иисуса Христа и учение Апостолов.

И все, что выходит за рамки этого закона, обретает статус ереси, а самостоятельные исследования и размышления над Писанием квалифицируются как преступление. И теперь доктринальные разногласия перестают быть просто личным делом человека, а еретик, то есть, богослов, имеющий свое собственное мнение, уже не оппонент в богословском споре, но враг Церкви.

Апостол Павел предупреждал о пагубности такого пути, он прекрасно понимал, к чему приведет нарушение принципа братолюбия, взаимной почтительности, уважения к чужому мнению:

«Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом»

(Гал. 5:15)

История Церкви и по сей день — это история угрызаний и уеданий. Потому что трудно руководить христианами любовью. Служить им, а не командовать. Куда проще составить свой собственный свод правил «христианской жизни», а затем следить, чтобы никто не нарушал установленных границ. В первую очередь — границ принятого в данной церкви (союзе, братстве, деноминации) толкования.

Но не стоит забывать, что всякий вариант толкования Писания — это лишь приближение к истине (либо же удаление от нее), но не сама истина.

А в чем же истина?

В любви, о которой говорит Новый Завет.

Если толкование не ведет к любви, к братолюбию, к почтительности друг ко другу — нет в нем истины!

Если толкование унижает одних и превозносит других — нет в нем истины!

Любить — это значит принять человека со всем, что в нем есть: с его взглядами, сомнениями, вопросами. Как Иисус принял нас — целиком.

И поэтому самым потрясающим откровением, дарованным на «Встречах в горнице», стало понимание, что книги Нового Завета — это не правила поведения в концлагере под названием «христианство», но Послание любви.

И до этого понимания надо дорастать!

Как?

Вникая в Писание. Задавая вопросы. Ища на них собственные ответы.

Именно на «Встречах в горнице» мы осознали то, о чем так точно написал Илья Аронович Забежинский в эпитафии на смерть отца Ианнуария (Ивлиева): «Мы берем текст Писания и думаем — вот Оно, перед нами. А Оно закрыто. Оно под слоями переводов — с языка на язык, с языка на язык. Под слоями культурных наслоений, традиций разных. Оно как будто бы в кожуре или словно замазано поздними красками непутевых маляров. И кто-то должен раскрыть, показать всю красоту, всю Истину. Кто-то призван эту Истину возвестить».

И мы позволяли себе говорить о том, что остается за рамками нашего восприятия при изучении Библии, не вписываясь в «заданную» картину религиозного мифа.

И звучали прямые вопросы.

И начинался непростой поиск ответов.

Потому что ответы лежали, как правило, за границами того, чему мы были доселе научены.

Материалов со «Встреч в горнице» собрано много, но в этой книге прежде всего хотелось бы коснуться самых больных моментов истолкования Писания — вопросов, связанных с отношением христианства к женщинам. Мы резонно полагаем, что Церковь, состоящая на 75% из женщин, остро нуждается в обсуждении данной темы для утверждения альтернативной точки зрения, отличной от традиционного толкования места и роли женщины в Церкви.

И еще одно важное замечание. Данная книга не претендует на роль богословского трактата. Это просто размышления с Библией в руках, приглашение к дружескому диалогу.

Мы надеемся, что не заденем ничьих чувств, поскольку высказанные в тексте суждения ни в коем случае не являются вызовом.

Есть ли они приближение к истине или удаление от нее, каждый читатель решит самостоятельно.

Вступление

Иисус Христос пришел, чтобы вернуть людей в утраченные когда-то отношения любви.

«Учитель, какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: „возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим“ — сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: „возлюби ближнего твоего, как самого себя“; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки».

(Мф. 22:36—40)

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга».

(Ин. 13:34)

«Вы слышали, что сказано: „люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего“. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас… Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный».

(Мф. 5:43—44, 48)

Учение апостолов — о том же, об отношениях любви:

«Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь».

(1 Ин. 4:8)

Апостол Павел дает развернутое понимание того, как Бог являет Свою любовь и как она может проявляться в людях и через людей. Давайте еще и еще раз вчитаемся в эти удивительные слова:

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла. Не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше».

(1 Кор. 13: 1—13)

Ясно и недвусмысленно звучит призыв апостола:

«Достигайте любви».

(1 Кор. 14:1)

Давайте сразу условимся, что лейтмотивом Нового Завета является тема любви Бога к людям и ответной любви человека к Богу и к ближнему. А значит, любой вариант перевода или любое толкование, утверждающие унижение или превозношение какого- либо человека по любому признаку (пол, социальный статус и пр.) есть удаление от истины, есть выражение не-любви, есть противление Богу.

Именно с этой формулировкой, которая будет звучать рефреном в каждой главе, мы и будем сверяться, рассматривая места из Священного Писания, связанные с заданной темой.

Глава 1.

Сотворение человека

История человечества после изгнания из рая — это история проявления и распространения дефекта — повреждения взаимоотношений между Богом и людьми, между человеком и человеком. Этот дефект выразился в обретенном желании доминировать, которое стало реакцией на осознание наступившей разделенности человека с Целым. Нарушение целостности привело к осознанию собственной беззащитности (утерян покров) и в результате — к страху смерти.

А поэтому возникает потребность защищаться, контролируя и предупреждая всякие возможные нежелательные события.

Таким образом, утраченное состояние целостности приводит людей к отношениям, лишенным равенства перед Богом и равенства друг перед другом. Теперь эти отношения строятся на контроле и превозношении одного над другим. Доминирование — вот основополагающий принцип жизни вне рая, ставший определяющим в сознании всех народов и приобретший статус нормы. И эта норма, утвержденная в разуме, закрепленная на уровне обычаев и культуры, воздействует на всеобщее сознание каким-то гипнотическим образом, так что первоначальный принцип единства и равенства уже непостижим, а значит, неосознанно признается практически несуществующим.

Именно поэтому очень многие места первой и второй глав книги Бытия, как и целый ряд мест Нового Завета, рассматриваются с точки зрения признанной нормы: доминирование неизбежно, его надо принять как данность. Но если мы условились, что любой вариант перевода или любое толкование, утверждающие унижение или превозношение какого-либо человека по любому признаку (пол, социальный статус и пр.) есть удаление от истины, есть выражение не-любви, есть противление Богу, то у аудитории сразу же возникает множество вопросов.

Озвучим лишь некоторые из них:

• насколько позже мужчины была сотворена женщина?

• мужчина и женщина изначально сотворены в отношениях господства и подчинения?

• мужчина превозносится над женщиной, это вроде бы неоспоримая истина, но имеет ли такое превозношение истоком своим любовь к женщине?


И вот тут на незыблемом основании привычного мифа появляются трещины.

В народной, а зачастую и в церковной среде история о сотворении человека звучит примерно так: вначале Бог создал мужчину. Мужчина дал имена всему живущему на земле. Затем Бог поселил мужчину в Едеме и заповедал ему не есть от дерева познания добра и зла. Затем Бог увидел, что нет достойного помощника для мужчины. И Господь усыпил Адама и из его ребра создал женщину. Но женщина не слышала заповедь Божью лично, поэтому поддалась на обман змея, вкусила запретные плоды и дала мужу своему. И грех вошел в мир, а с ним и смерть.

Подчеркнем¸ что это традиционный взгляд и примерно так проповедуется история творения человека. Естественно, при этом «согласно Писанию».

Но когда речь идет о Библии, тем более о первых двух главах книги Бытие, делать какие-либо «истинные» заявления вроде этого просто неразумно. Общеизвестный миф о сотворении человека есть смешение представлений о том, что написано в первой и во второй главах, причем с явно доминирующим уклоном во вторую главу.

Однако Христос, когда упоминал тему отношений мужчины и женщины (см. Мф. 19:4), почему-то ссылался именно на первую главу. Но не на вторую.

Поэтому предлагаем отделить их и последовательно рассмотреть.

Начнем с первой главы.

Внимательно читаем стихи, которые непосредственно относятся к интересующей нас теме:

«И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему; и да владычествуют ониИ сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божьему сотворил его; мужчину и женщину сотворил их».

(Бытие 1:26—27)

Стоп-стоп-стоп!!! — кипит наш разум возмущенный. Так был сотворен он (мужчина), или сотворены они (мужчина и женщина)?

Удивительно, но традиция молча обходит эти вопросы, даже не ставя их перед читателями. И сразу окунает нас во вторую главу.

Но вопросы-то остаются!

Теперь сделаем шаг в сторону и прочитаем два стиха из пятой главы:

«Вот родословие адама (человека): когда Бог сотворил человека, по подобию Божьему создал его, мужчину и женщину сотворил их, и благословил их, и нарек им имя: человек, в день сотворения их».

(Бытие 5:1—2)

Какое им (мужчине и женщине вместе) было имя?

Одно на двоих — человек.

Как звучит слово человек на иврите?

Оно звучит адам.

Первое имя мужчины было каким?

Человек (адам).

Первое имя женщины было каким?

Человек (адам).

Когда мужчина и женщина были сотворены?

Одновременно в человеке  адаме).

Надо помнить, что в Писании есть адам человек и есть Адам — мужчина, муж Евы, который в первой главе вообще не упоминается. До 25-го стиха второй главы книги Бытие слово адам везде должно писаться с маленькой буквы! Потому что оно пока не является именем собственным и пока не принадлежит исключительно мужчине.

Адам, первый мужчина, муж Евы, появляется с этим именем собственным лишь в стихе 2:25. Но не раньше!

Чтобы в дальнейшем не путаться в написании и прочтении — адам или Адам, давайте условно назовем сотворенного Богом человека первоадам. И поставим это условное имя в знакомый нам текст — туда, где Бытописатель использует именно слово адам, человек.

«И сказал Бог: сотворим первоадама по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они… И сотворил Бог первоадама по образу Своему, по образу Божьему сотворил его; мужчину и женщину сотворил их».

(Бытие 1:26—27)

Итак, кто они и кого их? В Толковой Библии под редакцией А.П.Лопухина фраза «сотворим человека» комментируется так: «`dm без артикля обозначает человека вообще, то есть как мужчину, так и женщину, либо первозданную чету».

Первоадам — это, по сути, человеки. Означает именно множество, поскольку это одно имя (человек) на будущих двух людей, а в них и на все будущее человечество.

Но ни в коем случае речь здесь не идет именно о мужчине!

Итак, первоадам — это кто-то, о ком мы практически ничего не знаем: совершенный человек, еще не разделенный на мужчину и женщину. Есть тайны Божьи, перед которыми нужно просто склонить голову. Все остальное — это только наши спекуляции.

Мы убедились: первая глава книги Бытие утверждает, что мужчина и женщина были сотворены в один день, но находились в «непроявленном» состоянии в первоадаме.

Теперь внимательно рассмотрим, что говорит вторая глава о сотворении человека, вставляя, как и условились ранее, вместо имени человек имя первоадам.

«И создал Господь Бог первоадама из праха земного, и вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал первоадам душою живою. И произрастил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там первоадама, которого создал».

(Бытие 2:7—8)

«И взял Господь Бог первоадама, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать и хранить его. И заповедал Господь Бог первоадаму, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла, не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь. И сказал Господь Бог: не хорошо быть первоадаму одному; сотворим ему помощника, соответственного ему. Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел их к первоадаму, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет первоадам всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек первоадам имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для первоадама не нашлось помощника, подобного ему. И навел Господь Бог на первоадама крепкий сон; и когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотью. И создал Господь Бог из ребра, взятого у первоадама, жену, и привел ее к первоадаму. И сказал первоадам: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей: она будет называться женщиной, ибо взята от мужчины».

(Бытие 2:15—23)

Мы понимаем, что подобный перевод может вызвать у читателей неоднозначную реакцию. Но именно таково точное звучание этих стихов, и возникающие разночтения вызваны прежде всего тем, что в Писании есть абсолютно непознаваемые места, некие духовные парадоксы, которые трудно постичь обычной человеческой логикой.

Но теперь ключевой для многих вопрос: в какой именно момент первоадам осознал себя мужчиной?

Проследим последовательность осознания: это существо — кость от (другой перевод из) костей моих; плоть от (из) плоти моей; она будет называться женщиной (на иврите Isha — иша), ибо взята от (из) мужчины (на иврите Ish — иш).

Это мое, но это уже не я…

Она женщина, потому что я — мужчина!

Я — мужчина, потому что она — женщина!

Итак, мужчина и женщина были сотворены в первоадаме одновременно! Их слиянное единство, их слиянное существо Бог назвал человек, или адам. И только в раю Бог выделил женскую сущность из первоадама, и с этого момента тот становится мужчиной. Так начинается история человечества как взаимодействие мужчины и женщины.

Первая глава книги Бытие — это рассказ о целостности, о единстве, а значит, об отношениях любви. Это именно то, к чему призывает нас Христос.

Перечитаем еще раз, как Бог одновременно почтил мужчину и женщину:

«И благословил их Бог».

(Бытие 1:28)

«…когда Бог сотворил первоадама, по подобию Божию создал его, мужчину и женщину сотворил их, и благословил их, и нарек им имя: человек (адам), в день сотворения их».

(Бытие 5:1—2)

Отметим, что Бог равно благословил мужчину и женщину! Их и им — это важнейшая подробность!

Им — как мужчине, так и женщине — велено: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте» (Бытие 1:28). Власть над Землей одинаково была дана как мужчине, так и женщине. Одно задание на двоих. Один труд. Одно благословение. Все так, как задумал Бог. Мужчина и женщина равны перед Ним, равны друг перед другом и равны во власти над Землею.

Мужчина и женщина в глазах Бога — это единый человек.

Мужчина без женщины не есть образ Бога. Женщина без мужчины не есть образ Бога.

Человек (единство мужчины и женщины) есть образ Бога.


Наш разговор на тему о сотворении человека будет неполным, если мы не рассмотрим еще один вопрос: что значит слово помощник?

«И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему».

(Быт. 2:18)

В Торе в конце данного стиха стоят слова эзер кенегдо. Да, эзер в переводе с иврита значит именно помощник (в значении «помощь, посланная от Бога»). Но слово кенегдо (соответственный ему) имеет также иные варианты перевода:

• стоящий напротив, «глаза в глаза».

• противостоящий ему


Обратимся к варианту стоящий напротив, глаза в глаза. То есть женщина как зеркало мужчины, в ней он видит себя таким, каким является на самом деле.

Женщина отражает мужчину!

Если мужчина будет демонстрировать свои лучшие качества, являть любовь Бога-Отца, женщина станет его партнером. Если он будет являть негативные качества, не-любовь, она станет его противником.

Но в любом случае она является его помощницей: и тогда, когда отражает его лучшие качества, и тогда, когда отражает его самые дурные наклонности.

Мужчина и женщина — две противоположности, в своем единстве создающие гармонию.

Мужчина являет, женщина отражает.

Мужчина знает, женщина чувствует.

И когда в любви друг ко другу знание соединяется с интуицией, приходит мудрость.

Глава 2.

Кто согрешил в раю?

«И увидела жена, что дерево хорошо для пищи и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела: и дала также мужу своему, и он ел».

(Бытие 3:6)

Так кто же согрешил в раю? На этот «простой» вопрос есть два общепринятых варианта ответа.

1. Согрешила Ева.

2. Согрешил Адам.

Любопытно (это просто к слову), что ни один перевод не называет Адама или Еву грешниками! Иврит тоже не дает такого определения. Да и вообще слово грех впервые появляется в Писании лишь в Быт. 4:7. А общеизвестное выражение первородный грех было предложено Блаженным Августином (354—430) в 396 году в трактате «О различных вопросах к Симплициану» и к настоящему времени повсеместно принято христианством. Ни иудаизм, ни ислам его не признают. В православном богословии термин первородный грех стал закрепляться лишь с середины XVII века, после того как был использован в «Малом катехизисе патриарха Иосифа» в 1649 году.

А теперь давайте по порядку.

Вот наиболее популярная точка зрения как в христианстве, так и в иудаизме: главная вина за случившееся в Едеме лежит исключительно на Еве.

И апостол Павел вроде бы подтверждает ее:


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 216
печатная A5
от 323