электронная
22
18+
Otritsanie

Бесплатный фрагмент - Otritsanie

Объем:
106 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-2880-0

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

— Я понимаю, это звучит как безумие, но Сэм, я тебе клянусь, три минуты назад мы были с тобой в 2020-м году, в баре, и там была драка, я упал на пол, а очнулся у тебя в машине!

Истерически смех товарища Томми взорвал напряжение в салоне авто.

— И ты думаешь, я тебе поверю? Парень, ты умеешь навеять страху. Просто признайся, кто-то листал мой профиль в «ФейсСториз»?

Томас молча обдумывал, как доказать Сэму истину.

— Это дурной сон. — Машина тронулась дальше по дороге.

Том и сам был сильно напуган и не понимал, что происходит.


В гостиной у друга, Томас листал свои сообщения в телефоне. Из всего исходящего, он сделал пока, один лишь вывод: каким-то образом, он вернулся в 2016 год, в момент образования его фирмы, момент разрыва отношений с Катрин, и именно тот день, когда Сэм забрал его в Куарк-Хогвиль, в свой новый дом.

— Пива? Виски? Водки с тоником? — Щедро предложил Сэмми.

— Ты веришь мне?

— О чем ты? — Явно на веселой ноте говорил Сэмюель.

— Да я том, что я уже был у тебя. Что я вернулся из 2020 года?

— Допустим, тогда расскажи мне что-нибудь из будущего? А? Что там со мной в 2020-м?

— Ты поднялся Сэм, у тебя три машины, но ты до сих пор любишь свою синюю малышку «Порше», ты не женат, в твоем доме проходят самые дорогие вечеринки на весь город…

— Да там же идеально! Спасибо, брат, что озвучил мои мечты вслух! — Смеясь, Сэм обнял друга за плечо.

— Да брось, Том, это был сон, такое бывает иногда. Когда путаешь реальность со сном. Выдохни и забудь. Сегодня вечером я тебе покажу классное местечко. Ну, а для начала, пойдем, разомнемся. — Ехидно улыбнувшись, друг похлопал Томаса по плечу и легким толчком направил друга в душ.


«Будем действовать по сценарию» — принял решение Том, стоя под горячими струями. «Если я был уже в этом дне, по ходу развития событий я вспомню что было и буду делать то же самое».

Приодевшись в синюю рубашку, черные брюки и стильные туфли, Том вышел на террасу.

— Я понимаю, что ты у нас бизнес парень, но не стоит наряжаться в клуб, как на работу. — Сделал замечание Сэм.

— Это классика!

— А это, тренд! — Распахнув дверцы своего гардероба, Сэмми принял образ молодого стилиста. Приложив палец к губам, он смотрел на друга и на свой гардероб, снова на друга и на гардероб.

— Ага! — Сэм достал пару вешалок и, вручив их Томасу, манерно отправил его переодеться.

Синие, зауженные, потертые джинсы, черные кроссовки на белой высокой подошве, красная в клетку рубашка, и крупной вязки кардиган на плечах, а на левой руке золотые металлические часы.

— Совсем другой вид! Только дай мне… — Сэм брызнул на друга парфюм и потрепал ему волосы. — Вот, так лучше. Поехали!

Друзья сели в синий «Порше» припаркованный у дома. Солнце к концу дня вышло из-за серых туч, и уходило за горизонт. Тяжелые капли дождя падали с желтых кленовых листьев в лужи с громким «хлюп». Пока что, для Томаса не происходило ни чего вызывающего в памяти происходящие события.

— Сэм, а можно я выберу место, где мы пропустим по бокалу пива, перед тем как поедем в клуб? Все равно, для клуба время еще раннее.

— Да, ты прав, времени у нас еще куча. Так что давай я покажу тебе достопримечательности, а по дороге ты и выберешь паб, который тебе приглядится. — Сэм по-доброму подмигнул другу и свернул на светофоре в сторону парка.

***

После нескольких часов блужданий по городу, машина оказалась в северной части города, на окраине. Развернувшись и въехав в жилые кварталы, Сэм осматривался по сторонам и вел машину медленно. Очевидно, он был тут впервые. На одном из перекрестков, где светофор мигал желтым светом, Том увидел угловой паб, с интересной неоновой вывеской «ОфисБир».

— Вот сюда хочу! — закричал Томас, указывая пальцем на вывеску.

Сэмюель скорчился:

— Ты уверен? Странное название. Да и район тут неблагоприятный.

— Хотел приключений? Хочу сюда!

Нехотя, Сэму пришлось встать у обочины через дорогу от «ОфисБир». Выходить он явно не хотел. Осматривая здание и район подозрительным взглядом, Сэмми не спешил глушить двигатель. Это за него сделал Том, повернув руку другу, державшую ключи в замке зажигания.

— Я тут был, в две тысячи… В общем, это классное местечко. — Томас подмигнул, и посмеиваясь вышел из машины.

Как оказалось, подсознание Тома выбрало этот паб не случайно. Он еще не понимал до конца и не узнавал это место, из которого он отправился в прошлое, так как оно приняло другой облик. Но его мозг, заставил направиться в паб и вспомнить все события того дня зрительной памятью.

Сэм поставил машину на сигнализацию и перебежал дорогу следом за другом. Ноги Томаса несли его, мышечная память знала свое дело. Он первым толкнул дверь паба и вошел внутрь.

Вот тут-то, Том всё и начал вспоминать.

Негромкая плавная музыка звучала в зале паба. Компания мужчин «за тридцать» играла в пул за единственным бильярдным столом в зале. Бармен протирал стойку и наливал, когда просил клиент. Зал украшали тыквы, подготовленные к празднику предстоящего Хэллоуина. По потолку были пущены черные, вырезанные из картона, летучие мыши. А столбики, уходящие под потолок, обвивали желтые гирлянды. Четверо старичков-байкеров играли партию покера у музыкального бокса. Компания молодых людей веселилась за столиком у окна. Они едва были младше Томаса или Сэмюеля. Как ни странно, для молодежи, но они были одеты в классические рубашки с подкатанным рукавом и темные брюки, девушки в милых блузках и юбках. Том обернулся на Сэма с недовольным лицом, указывая на свою одежду. Сэму оставалось только молча пожать плечами и развести руки, мол: «Ну, кто же знал».

Друзья сели за стойку и попросили два бокала светлого нефильтрованного пива.

— Вот видишь, тут довольно уютно — Том действительно чувствовал себя в этом месте, как дома.

— Все равно, Томи, надолго мы тут не задержимся, я забронировал нам VIP-ложу в «ДаблВанила», так что, через два часа мы уезжаем отсюда.

— Ну, хорошо, как скажешь.

В это время подали пиво, и приятели стукнулись бокалами.


Осушив третий бокал, и стукнув им по стойке бара, Том встал со стула и направился в уборную. Бармен с бородой-гнездом и лысой головой забрал бокалы. Ноги стали слегка ватными, голова слегка покачивалась и лицо Томаса перекосила нелепая довольная ухмылка. Открывая двери в туалетную комнату, он столкнулся лбом с молодой девушкой.

— Ох! — Молодой человек упал на деревянный пол, приземлившись на пятую точку, и ударившись затылком о стену.

— Простите меня, пожалуйста! — Первой начала девушка, потирая лоб и держась за дверной косяк.

— Вы что же, совсем не видите… — Было начал Том буянить, но, подняв глаза, он увидел прелестную, скромную, милую, располагающую к себе, белоснежную, во все тридцать два зуба, улыбку. Его сердце кольнуло, и по телу поплыла приятная, теплая, будоражащая организм, неведомая жидкость или материя. Но затем, мозг словно запустил по организму охлаждающую жидкость, приводя Тома в сознание. Нет, это не любовь с первого взгляда. Точнее сказать — Томми узнал Кларентину.

Глава 1. «Борись за свои мечты»

25 декабря

Двигатель послушно и мягко завелся, фары зажглись вместе с поворотом ключа. Времени не было, водитель нервничал: быстро сдал назад, вывернул руль и пробуксовывая, БМВ быстро вырвалась с подземной парковки. Выехав на встречную полосу автомобиль напугал автобус, завершающий свой рабочий день. Уйдя от столкновения через сплошную, серебристый зверь скрылся за углом. Снег облепил лобовое стекло, и дворники принялись за свое дело. В такую погоду трафик в городе был свободный. Рассекая между улочками, автомобиль немецкой сборки несся уверенно вперед. В салоне стояла гробовая тишина, исправно работал двигатель, водитель нервно пытался достать из пачки хоть одну сигарету, но они то и дело выскакивали из пачки на кочках и разлетались по всему салону. Наконец ухватив одну зубами, он бросил пачку на сиденье и достал из нагрудного кармана дорогую зажигалку. Затяжка, дым пополз по салону. Игнорируя светофор, промчался на перекрестке, едва не зацепив молодую мамашу на семейном минивэне.

За рулем был еще совсем молодой парнишка. В 28 лет, он честно заработал на такой автомобиль непосильным трудом своего мозга. За четыре года, юноша соорудил свою пирамиду потребностей и интересов, затем, посредством исключений, вывел идеальную формулу для своего бизнеса и сейчас рос на рынке акций. БМВ выехал на шоссе. Правая нога утопила педаль газа, машина послушно набрала скорость.

***


— Клер, возьми трубку! — кричала снизу мать. — Клер! Если этого не сделаешь ты, с ним поговорю я!

Клер заперлась на втором этаже своей комнаты и, надев наушники, плакала сидя на кровати, поджав под себя ноги. Мысли ее были самые мрачные, она думала над тем, что не хочет жить. Вспоминая как было хорошо в его объятиях, как он нежно целовал, и сколько было любви в его робких прикосновениях.

— Клер! — мать уже поднялась к ней и стучала в дверь.

— Нет мам, уходи!

— Подумай, девочка моя, и не вздумай наделать глупостей! Ты меня слышишь!? Я знаю, слышишь — сама себе ответила мама — Он не последний мужчина в твоей жизни… Но если любишь, нельзя себя мучать. — Мать громко вздохнула.

Клер смотрела на дверь, словно та была прозрачной и она видела все движения матери, ее эмоции и чувства.

— Спустись, поешь — с этими словами мама спустились вниз по лестнице.

Клер перестала плакать. Время будто бы остановилось в ее комнате. Из щели под дверью на пол падала полоска света. По щекам девушки текли слезы, глаза были красные и набухшие. Она дышала ртом, слегка приоткрыв его. Вот так бы она хотела прожить жизнь, без мыслей, без чувств, в полной тишине и темноте, без окружающего мира, не зная, что такое жизнь и как в нее играть.

***

Тем временем БМВ покидал черту города, ослепительные огни города сменились на одиночные огни фонарей, освещавших дорогу в ночном мире. Словно в старой компьютерной игре, серенькая машинка, перескакивала с островка на островок света фонарей, иногда исчезая в темноте расстояний между столбами света. За городом дорога была засыпана снегом, но автомобиль справлялся без проблем. На бортовой компьютер, связанный с телефоном водителя поступил входящий вызов. Молодой человек нажал кнопку на руле, и вызов был переведен на громкую связь:

— Да, ало, я слушаю — приятный, мягкий голос водителя нарушил тишину в салоне.

— Ало, милый, я переживаю. Ты где?

— В дороге, милая, уже еду по шоссе.

— Веди аккуратно, погода сегодня вне себя.

— Мой автомобиль сегодня справляется как никогда хорошо, учитывая, что трасса пуста, буду дома через полчаса.

— Отлично, я жду тебя в одном халатике… — с явной страстью прошептал мягкий женский голос.

— Тогда я, пожалуй, поднажму, чтобы не пропустить самое интересное. — С этими словами парень действительно поднажал, но не домой. БМВ вез его в другую сторону от дома, и его молодая невеста не догадывалась об этом…

***

Клер сняла наушники и подошла к окну. Луны не было видно, ее закрывали снежные тучи. Она приложила руку к стеклу, оно было холодным. Она всматривалась вдаль своей улицы. Дорога шла вниз, а в конце поднималась в горку. Пустая улица, желтые фонари, метель, две машины проехали, разбрасывая перед собой снег в разные стороны. Эта зима напоминала ей две проведенные зимы вместе с Томом. Радостные после прогулки, они возвращались домой с красными носами, замерзшие и облепленные снегом. Поднимались к ней в комнату, Клер готовила горячий шоколад, Том всегда в это время занимался поиском хорошего фильма на вечер. Затем они закутывались в плед, Том обнимал Клер своими тёплыми руками, которые он заранее грел о кружку горячего шоколада. Они смотрели фильм, иногда отрываясь на краткие обсуждения или быстрые поцелуи. Но ни один фильм им не удавалось досмотреть до конца. Даже сговариваясь за ранее, что никто ни к кому не будет приставать до окончания фильма, что-то в них щелкало как по команде, и они срывались в порыве страсти.

Их вещи лежали на полу, а сами любовники, накрывшись под одеялом с головой в разные дни, разными видами и способами любви, грелись под одеялом от зимних морозов. Тело Клер было изумительно красивым, с красивыми бедрами, аккуратной маленькой грудью, и родинками разбросанными, словно художником модернистом по всему ее телу. И после горячего секса, Том принимался пересчитывать губами родинки Клер, не упуская ни одну, и проверяя, не появились ли новые. Закончив подсчет родинок, Томас поднимался к губам Клер и нежно целовал ее. Так проходили все зимние дни, до первых лучей весеннего солнца.

А сейчас, в начале зимы, Клер не считала себя счастливой, она была разбита. Ей названивал Алекс, но сейчас, меньшего всего ей хотелось видеть своего нового парня, она скучала по Томасу.

***

Серебристый автомобиль Тома разрезал своим мощным бампером снег, лежавший на дороге. Он решил включить радио, чтобы совсем уж не заскучать в пути. Томас направлялся к дому Клер, и сильно нервничал перед встречей с ней. Он не знал, как она отреагирует на его внезапное появление. Дорога совершенно опустела за последний десяток километров. Снег в этом году выпал рано и с силой равной середине зимы. Томас был доволен сейчас тем, что его машину «переобули» на зимнюю резину буквально на этой неделе. Снова входящий вызов на экране панели приборов машины. Звонил бухгалтер Тома. Без интереса Том ответил все-таки на звонок:

— Да, Марти.

— Тони, хай дружище! Ты представляешь, к нам приходила мисс ВуВу, она хочет личной встречи. Я, конечно, сказал, что ты отлучился в командировку, и теперь наше финансирование с ее стороны напрямую от тебя зависит.

— Да, я все понял. Слушай, а ты не мог бы сам уладить этот вопрос? Пусть эта сука ползет в свой Китайский ресторан и ждет меня там, пока осьминог на кухне сам не пожарит устрицы, и не подаст их с рисом и саке. Мне сейчас не до этого!

Раздался смех с того конца разговора:

— Я тебя понял, мой дорогой, передай Клер от меня привет! — И приятный голос мужчины в возрасте замолк. Как хорошо, что он отключился сам, хоть Том и вел себя как джентльмен, сейчас он хотел взорваться, и его раздражал каждый звонок. Его невеста ждала кольца в этот вечер, и сейчас Том смотрел на раскрытый футляр для кольца, стоявший на приборной панели, оценивая бриллианты.

По радио дали сообщение о том, что снегопад перерос в настоящую бурю и всех просят не выезжать сегодня на дороги дальнего следования. Словом, дом Клер был уже менее чем на полпути, и останавливаться, а тем более ехать назад — Том не собирался. Он лишь включил дополнительную пару фар, ускорил дворники и включил обогрев стекла. Сейчас плавная, быстрая езда немного усложнилась. Снег на дороге рос, машина начала немного ходить по трассе, а двигатель напряг свои цилиндры. Том не сбавил скорости, он лишь прибавил громкость музыки и цепко взял руль.

***

Клер ковыряла макароны вилкой в тарелке, когда раздался звонок в дверь. Она посмотрела на мать, та сделала вид, что никого не ждет. Клер молча встала, но дверь уже открыл младший брат.

— Крис! — рявкнула на брата сестра — сколько раз говорить!?

Дала ему подзатыльник и тот, показав язык, скрылся в гостиной. На пороге стоял Алекс, в синем пуховике, шапке-ушанке, весь засыпанный снегом и с цветами в руках. Довольная улыбка расплылась на его лице, когда он увидел Клер.

— Я звонил тебе — запыхавшись, начал он. — Я соскучился.

Она молча подошла, поцеловала его в щеку и приняла букет.

— У тебя все в порядке?

— Да, проходи наверх, я сейчас поднимусь к тебе, только цветы поставлю в воду. — Клер закрыла дверь на кухню и принялась ставить цветы в вазу.

Алекс снял ботинки, повесил куртку в шкаф, стоявший в прихожей, и поднялся в комнату девушки. Он зажег гирлянду на ее стене, включил настольную лампу. Комната приняла уютный вид. Парень сел в кресло и стал просто ждать Клер. Он даже и не подозревал о том, что это была та самая гирлянда, которую Кларентина вешала вместе с Томасом на новогодние праздники.


«В тот день Том пришел совершенно неожиданно, поздно вечером. Принес бутылочку вина для мамы Клер, свежий торт из ближайшей пекарни с рождественским узором для возлюбленной, и целый ком гирлянды, занимавшей весь рюкзак за его спиной.

— Я украл ее с елки, что стоит в городском парке — довольный собой, Том рассмеялся.

— Ты что, с ума сошел? А если бы тебя полиция сцапала?

— Но я же стою перед тобой, здесь и сейчас, а не за решеткой — с этими словами он подхватил девушку, уложив ее на свое плечо, и, распевая песню и раскачиваясь на ногах, Том занес бутылочку вина мисс Окси на кухню и продолжил подъем с Клер, наперевес на второй этаж, в её спальню.

— Томми, ты такой милый! С наступающим рождеством! — крикнула вслед мама Кларентины.

— И Вас, самая прекрасная, будущая теща на Земле! — распевая, ответил Томас.

— Ты дурачок! — посмеиваясь сказала Клер, когда он опустил ее на пол в спальне. — Но ты мой… — с этими словами девушка поцеловала своего возлюбленного и повалила на пол».


Через время послышались быстрые шаги по ступенькам. Только Клер так быстро бегала на этой крутой лестнице. Она вошла в комнату и закрыла за собой дверь на замок по привычке.

— Как дела, милая? — поинтересовался Алекс и усадил ее себе на колени. Обвив его шею, Клер молча впилась в его губы. Это был страстный поцелуй, пальцы ее вцепились ему в волосы, гладили скулы и подбородок. Ее губы поползли от подбородка к ключицам Алекса. Парень напрягся и сделал громкий выдох. Ловким движением, она стянула его свитер и начала гладить еще холодное тело своими горячими руками. Тело Алекса было рельефным, с большой грудью и плечами. Его сильные руки прижали ее хрупкое тело к себе, он начал раздевать ее, стягивая с ног пижамные штанишки. Она кусала его губы, на что он яростно реагировал, шлепая ее округлые, упругие ягодицы. Оставшись в майке и трусиках, Клер сползла с Алекса и встала перед ним на четвереньки. Бедный парень сгорал от такого неожиданного порыва страсти и желания.

— Дорогая, ты сегодня очень…

— Заткнись — оборвала его странным тоном Клер. Она стянула его штаны и отбросила в сторону. Затем встала и улеглась на кровать, согнув и раздвинув ноги прямо перед обалдевшим Алексом. Она пустила ручку себе в трусики и принялась ласкать себя на глазах парня. Парень был в ступоре. Он не понимал, чего хочет его девушка, но прекрасно понимал, чего хочет сам, и что она с ним всего лишь играет. Злой Алекс буквально набросился на Клер. Его окутала животная страсть, он делал ей больно своими крепкими руками, не рассчитывая силы, он порвал на ней трусики и полез пальцами к ее плоти.

— Ау! — Клер толкнула его ногами — Чего творишь?! Мне больно!

— Скоро будет приятно — прорычал Алекс. Скинул свои трусы, зажал ей рот и смотрел в глаза девушки бешеным взглядом. Клер не хватало воздуха, он сильно пережал ей рот и ноздри. Она начала отбиваться, но увалень думал, что это все еще игра.

***

Фары БМВ осветили указатель. До города, в котором жила Клер, оставалось шесть миль. Том взял в зубы очередную сигарету. Пачка опустела. Он полез во внутренний карман за зажигалкой, но ее там не оказалось. Том нахмурил брови. Похлопал по карманам пальто, джинсы — ничего. Открыл бардачок, подлокотник, даже подставку для стаканов проверил. От досады он включил накалять прикуриватель. По радио бормотали новости. Машина приняла вправо для съезда с магистрали на пригородную трассу. В этом месте снег был накатанный, и авто вновь легко понеслась по дороге. Щелкнул прикуриватель. Том закурил сигарету. Показались первые огни городка. До дома Клер оставалось двадцать минут езды. На панели загорелась лампочка бензина. Да, этого Том не учел, интенсивные нагрузки на двигатель требовали больше расхода топлива. Но медлить он не хотел. Закрыв глаза на мерцающий огонек, он повернул на улицу, ведущую в район дома Клер.

***

До вечерних новостей оставался целый час, и отец Клер решил очистить от снега дорожки вокруг дома. Он зажег фонари перед входом, взял снегоуборочную лопату, натянул рукавицы и шапку. Вышел на улицу, закрыл за собой калитку, и принялся за расчистку. Мимо ходили люди: спешили домой с работы, кто-то бежал в супермаркет или спешил на важную встречу. Сосед приехал домой и, махнув на ходу рукой, заметил, что погода отвратительная. Отец Клер лишь сухо посмеялся.

— Добрый вечер, мистер Лесли! — откуда то из-за спины раздался голос юнца. Старина Лесли обернулся и узнал Алекса.

— Ага. — Хрипло начал отец Клер. — Пройдоха Алекс, здравствуй!

— Да, здравствуйте. — Парень пожал руку отцу с улыбкой во все 32 зуба. — Клер дома? Я не мог ей дозвониться.

— Да, она дома, но очевидно не хочет тебя видеть, раз трубку не берет. — Ехидно протянул Лесли.

— Будет вам! — Рассмеялся Алекс. — Мы не ругались, и я ее не обижал. Скорее всего, она хотела чтобы я сам пришел и навестил ее.

— Ну, юноша, если вы так уверены… — С этими словами отец Клер открыл калитку перед Алексом и тот довольный шагнул во двор, но Лесли поставил Тому подножку лопатой. Паренек кубарем полетел в сугроб. Старина Лесли хрипло рассмеялся:

— Если обидишь мою дочь, я буду ждать тебя тут, с этой лопатой, а выход у нас, Алекс, как ты заметил, один. — И вновь залился хохотом.

Перекошенный Алекс сидел в сугробе, а букет, который он нес Клер, торчал рядом. Он встал, отряхнулся, взял цветы, и немного отдышавшись от падения, нахмуренный направился к двери. Поправил шапку, еще раз отряхнулся, выдохнул, натянул улыбку и позвонил в звонок. Через секунду послышался топот ножек. Дверь открылась.

— Эй, Крис — с улыбкой Алекс дал пять младшему брату Клер.

— Захоти — у Криса выпали молочные зубы, и некоторые буквы он не выговаривал. Алекс вошел, и довольный Крис умчался в дом, получив на ходу от сестры подзатыльник.

***

Колеса БМВ плавно въехали на дорожку перед домом Клер. Том заглушил двигатель, фары погасли, выхлопная система замолкла. Водитель, уже не спеша, вышел из машины. Том смотрел на дом. Метель трепала его русые волосы, снег прилипал к черному пальто. Его щеки стали красными, он поёжился, нырнул в салон. Взял телефон, новые сигареты из бардачка и нашел под сиденьем зажигалку. Достал ключи из замка зажигания, закрыл дверь и включил сигнализацию. Бросил ключи в карман пальто, поднял воротник и сунул сигарету в зубы. Прикуривать он не спешил. Он шагал к дому Клер как завороженный. Заворожён он был воспоминаниями. Том увидел с правой стороны дома отца Клер. Он вынул сигарету и сунул ее за ухо, а зажигалку бросил к ключам.

— Том! Томи! Томас! — Как ужаленный закричал мистер Лесли — Ах, ты сорванец! Я думал, что не увижу тебя больше!

Да, пожалуй старина Лесли полюбил Тома, одного единственного такого счастливчика из всех парней Клер. Лесли не раз угощал Тома выпивкой, Томас всегда помогал с постройками на заднем дворе отцу Клер, а после, они вместе устраивали барбекю. Лесли даже разочаровался, когда узнал, что его дочь порвала с Томом, и немного ушел в себя. Томас являлся отличным претендентом на руку и сердце Клер. Обеспеченный, самостоятельный мальчик, с головой на плечах.

— Добрый вечер, Мистер Лесли. — Том по-джентельменски протянул руку отцу Клер и уверено смотрел ему прямо в глаза. Двумя руками Лесли потряс руку Тома, его глаза светились от счастья.

— Томас… — хрипло прошептал он, и улыбнулся. Осанка Тома была благородной. Пальто по размеру, сшитое на заказ, подчеркивало статус. Ухоженная борода и прическа добавляла мужественности его скулам и лицу. Высокий рост, слегка худощавое тело, красивая татуировка выглядывала из-под воротника, края рубашки были ровно на два сантиметра от рукава пальто.

— Ты знаешь… — старина Лесли немного замялся — Клер, она не одна.

— Да, за этим я и здесь.

— Томас, ты отличный парень, но в чем же причина? Чем недовольна моя дочь?

— Сэр, мои ошибки я подчеркнул, избавился от них и понял, что не могу без нее.

— Я берег ее, как мог, всеми силами отгораживал от других, но ее мать, настояла, что девочке нужна свобода. Она долго страдала, и я не мог этого видеть.

— Вы правильно поступили — это храбрый поступок…

— Но их стало слишком много, она не может остановиться и не может найти того самого. У нее появились проблемы с учебой. Каждый день у нас в гостях ее новые подруги. Я думал, уроки делают, пока однажды стоны не услышал из спальни. Тогда она меня сильно разочаровала. Я думаю там и наркотики, Томи. — Отец, словно беспомощный старикашка, молил Тома всем своим взглядом спасти его дочь.

— Мне кажется не всё еще потеряно — Том всё-таки закурил сигарету, спрятанную за ухом. Лесли попросил тоже сделать затяжку. Они молча курили перед домом. Снег падал им на головы, на дорожки, на крыши домиков, на автомобиль Томаса.

— Не могу же я ворваться в ее жизнь, а тем более, сейчас. Может она счастлива в этот момент! — Уверенность Тома пропала.

— С этим она достаточно давно, но мне он не нравится. Не вижу я в нем чистых намерений, Том…

Порыв ветра снес шапку снега с крыши дома.

— Сэр, я зря приехал, у меня дома невеста. Ваша дочь тоже счастлива, достаточно долго…

— Томи!!! — со второго этажа раздался крик младшего брата Клер. Он высунулся в окно и кричал во всю глотку от счастья.

— Крис! — Строго крикнул Лесли. — Закрой окно! Ты заболеешь!

Крис тут же послушался, впрыгнул в теплые носки, топая ножками, спустился вниз по лестнице, надел зимний пуховик, перепутав левый и правый ботинки, спотыкаясь, мальчик, выскочил из дома:

— Томи! — он пробежал по дорожке и запрыгнул на руки к Томасу.

— Хэй, привет здоровяк — Том рассмеялся и обнял братишку Клер. Маленькие ручки обвили шею Тома, и со всей детской силы прижались к нему. Том похлопал по спинке Криса, и так же нежно обнял его, словно они были родные братья.

— У тебя такая борода! — удивился Крис и погладил бороду Томаса. Все трое рассмеялись. Том поставил малыша Криса на землю и тот обвил его ногу.

— Ну, хватит Крис, у нас тут взрослый разговор — упрекнул его отец. — Бегом в дом пока не подхватил простуду, мы с Томом скоро зайдем. — И, старина Лесли подмигнул Томасу. Его улыбка стала натяжной на фоне грустного настроения Тома. Крис умчался в дом, раскидывая по двору снег.

***

Алекс думал, что это игра, и не на шутку разошелся. Клер поняла это слишком поздно, она не могла противостоять его сильным рукам, и, оставив все попытки борьбы, дала ему войти в себя. Она пустила слезу, не от боли, а от обиды. У нее был секс не по любви, с нелюбимым человеком. Алекс вызывал у нее чувства, но лишь симпатии. Она лежала и плакала, не произнося ни звука.

— Томи!!! — послышалось из соседней комнаты брата. Она открыла глаза, лицо Алекса выглядело самодовольным, вырвав одну руку, она дала ему хорошую затрещину, и тот свалился с нее на пол.

— Ты совсем что ли?! — Начал было Алекс, но она шикнула на него и приставила палец к губам. Он замолчал. Топот ножек унёсся вниз по лестнице. Клер лежала на локтях, приподняв голову и вслушивалась. Хлопнула входная дверь.

Она быстро подорвалась, надела трусы и начала влезать в джинсы.

— Что происходит? — Алекс злился и, рыча, одевался вместе с ней. — Куда ты собралась?! — Он схватил ее за руку.

— Пусти! — Клер заехала ему промеж ног и побежала вниз.


— … этот кузов нового поколения, двигатель я заказал со спортивной модели, из Германии, мне увеличили количество лошадиных сил…

— Папа! Том!? — Клер выскочила на улицу и прервала беседу отца с Томасом. Она застыла посреди дорожки во дворе. Отец обернулся, а вот Том курил спиной к девушке. От ее голоса у него ком встал в горле.

— Доченька, что случилось?

— Что Том, даже не обернёшься?! — кричала девушка. Томми набрал в легкие дыма, повернулся, и выпустил дым на улицу. Ветер смешал дым, снег, пар со рта и понес его под фонарями.

— Привет, Клер — мило улыбнулся Томас. Скупая слеза замерзла на щеке под светло-коричневой бородой и стянула ему волосы.

— Ну что ж, кажется, снег до утра не успокоится. Ох, мать моя, там же вечерние новости, надо бежать, никогда не пропускал пятничный выпуск с Хилори… — с этими словами Лесли, ковыляя, убежал в дом.

— Клер… — Томас не знал с чего начать разговор.

— Да, нам о многом стоит поговорить. — Оба нервничали.

Том решил показать, что он все-таки поменялся, за эти два года. Он молча протянул руку девушке. Кончиками пальцев она сжала его ладошку и не отводила глаз.

— Пойдем в машину? — предложил Томас.

— Зачем?

— Давай, уедем отсюда?

— Я не знаю.

— Доверься мне.

— Хорошо — Клер, держась за его руку, пошла с ним, проваливаясь в снегу. Том открыл пассажирскую дверь, помог сесть Клер. Оббежал машину и сел сам за руль. Порыв ветра занес снежинки в салон и растрепал волосы Клер. Том мило улыбнулся. Они сидели молча. Наконец Том завел двигатель, мягкий звук раздался в салоне, зажглись фары и осветили дорожку к дому. Он включил заднюю передачу, сдал назад и тут же заглох. Нет, не могла такая машина подвести его в холод. Том повернул ключ еще раз. Не завелась. Клер обняла от холода колени. Неожиданно, о лобовое стекло, с глухим звуком ударился снежок.

— Эй, сука! Я достану тебя! И красавчика твоего изуродую! — Алекс размахивал руками и кричал возле двора Клер. Затем он запустил еще один снежок в машину и направился к парочке. Том молча полез в бардачок, взял золотой кастет, надел на руку, сжал кулак, что бы кастет встал на место.

— Том он провоцирует! Том! — Запищала Клер.

Томас встал возле машины, не закрывая двери, и спрятал руку с кастетом в нагрудном кармане:

— Парень! Чего тебе надо!?

— Выйди, Клер! Выйди, пожалуйста, пойдем домой, все обсудим, милая. — На ласковый тон перешел Алекс. Том захлопнул дверь. Напуганная девушка смотрела большими глазами, с чуть приоткрытым ртом, затаив дыхание за действиями парней.

В автомобиле была отличная шумоизоляция, снег мягко стелился на стекла, в свете фар было видно большие хлопья снега. Алекс с разбега подхватил Тома и повалил на капот. Клер ахнула:

— Алекс! Том! Хватит!

Двери были заблокированы. Алекс бил сверху Томаса. Резким движением, Том ударил прямым хуком в челюсть Алексу, тот опешил, тогда Том заехал ладонью ему по уху. Здоровяк взвыл. Прямым ударом ноги, Том вывихнул бедняге колено. Алекс упал на одно колено, и Том нанес завершающий удар кастетом по лицу неугомонного верзилы. Кровь полетела на снег. Клер сидела не шелохнувшись, по щекам текли слезы.

— Давай, вставай, вот так, нормально да? — спросил Томас, поднимая Алекса

— А ну-ка, поверни голову. Да нет, перелома нет. Всё, дышать можешь? Давай катись домой, и снег держи вот так, здесь — с этими словами Том приложил горстку снега к рассеченной щеке Алекса и отправил его.

Томми вернулся к девушке. Он снял кастет и бросил на место. Клер боялась сдвинуться с места.

— Эй. — Том убрал спавший локон волос, ей за ушко. — Ты как?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.