электронная
72
печатная A5
639
16+
Отражение зла

Бесплатный фрагмент - Отражение зла


Объем:
580 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-0614-1
электронная
от 72
печатная A5
от 639

Пролог

Вся эта, на первый взгляд вполне простая история, краткое, весьма краткое предисловие, к которой вы уважаемый читатель в настоящее время, как раз и читаете, началась, представьте себе, в обычный и ничем не примечательный день, когда один молодой человек, чей общий образ я вам ещё набросаю в ходе моего дальнейшего повествования, в одиночку отправился в лес.

Как видите, я нисколько не преувеличил, когда сказал вам уважаемый читатель, что история выглядит простой, поскольку спокойная прогулка по лесу, прежде всего, являлась именно прогулкой, и совсем не обязательно ей было ещё становиться из ряда вон выходящей. К тому же, это особенно касается тех случаев, когда речь заходит о людях деревенских, а Такехико был жителем самой обычной деревни. Это города в большинстве случаев, своим непосредственным географическим расположением отдалены от природы, и в том числе от самого обычного леса, чего никак не скажешь про деревню находящуюся непосредственно поблизости от всевозможных лесных территорий, где каждому деревенскому жителю с детства всё вокруг знакомо.

И всё же, у этой истории, простите за откровенный каламбур, своя история. Она произошла в те далёкие времена, когда никого нельзя было удивить волшебством, так как маги, колдуны, колдуньи, ведьмы и разного рода демоны, духи, великаны и монстры, жили повсюду и порой, если не совсем рядом с людьми, то всё равно весьма в недалёком соседстве от них. Больших пояснений для обозначения временного отрезка давно прошедших дней, я, пожалуй, давать воздержусь, ибо не вижу в этом особой надобности. Лишь скажу, что все события, случившиеся в те далёкие времена, произошли в одной из тёплых стран, а какой именно стране, позвольте мне также умолчать.

Возвращаясь же к словам о только что перечисленных героях истории, дополнительно следует подметить, что среди всех обладателей колдовской силы, были, и добрые, и злые личности. Каких колдунов было больше, сказать трудно, потому что время от времени, самые старые из них уходили в мир иной, причём не всегда по своей воле, а вместо ушедших, появлялись другие, молодые и амбициозные. Поэтому, образно выражаясь, чаши весов, добра и зла, всё время колебались, постоянно перевешивая друг друга, и если когда-либо бывало равновесие, то потом оно всё равно нарушалось тем, что одна из чаш становилась тяжелее. И даже случались большие перевесы.

Во всяком случае, все люди, от мала до велика, знали про существование такого рода соседей, и если не каждому доводилось в своей жизни встречаться с мастерами магии, то уж слышать о них приходилось всем и весьма часто. И дело тут вовсе не в любопытстве человеческом, которое могло заставить любого из людей искать встречи с колдуном, само собою добрым, ибо злых все опасались, а до глубины души тривиальное обстоятельство самой жизни, которая, так или иначе, сводила людей и колдунов в обыденной повседневности.

Сказав же о том, что люди всё же иногда искали встречи с колдунами, ещё раз подмечу, добрыми колдунами, я имел в виду как раз те случаи, когда в помощи колдуна, глубоко нуждались. Но только, не могу не поставить в очередной раз акцент, в помощи доброго колдуна, всячески избегая любых встреч со злыми колдунами. И не напрасно, так как последние, весьма часто мешали людям своими делами, доходившими иногда и до откровенных козней.

Ко всему мною вышесказанному, перед тем как собственно начать повествовать всю историю, предисловие к которой вы сейчас прочитали мой уважаемый читатель, мне хочется добавить только маленькую поправку, что наш главный герой в своих приключениях будет отчасти противоположен некоторым моим словам, а каким именно словам, вы сами узнаете и поймёте, когда продолжите своё чтение.

Мне же теперь только остаётся начать рассказывать вам саму историю с самого её начала, ничего не утаивая и не прибавляя, повествуя лишь о том, что было на самом деле, позволив себе разве что разного рода отступления, для приукрашивания и пояснения давно минувших событий…

Первая часть

Глава 1. Дом в лесу

С трудом пробираясь через густые заросли молодого бамбука, Такехико, так зовут нашего главного героя, из-за которого в общем-то вся эта очень давно случившаяся история, и началась, почти не обращал своего внимания на крики перепуганных лесных птиц. А между тем, крылатые жители леса, обеспокоенные неожиданным появлением человека среди их исконных владений, ни на минуту не смолкая, перелетая в кронах деревьев с одного дерева на другое, сопровождали его своими, пронзительными, беспорядочными, возмущёнными, громкими голосами.

Объяснением же такому немиролюбивому поведению обычных лесных птиц служило то обстоятельство, что человек здесь был крайне редким гостем, и поэтому легко смог одним лишь только своим видом, вызвать такой невообразимо сумбурный переполох среди разнородного птичьего царства, жители которого, летая повсюду, хорошо были знакомы с тем, как опасны, бывают люди.

А между тем Такехико продолжая свой путь, думал сейчас только об одном: «где именно в этом лесу, может находиться тот самый заброшенный старый дом, о котором, старожилами его родной деревни, было рассказано молодому поколению, столько разных, страшных, волшебных историй, рассказов и легенд».

Ведь только благодаря этим самым легендам, которых Такехико наслушался и от своих родителей и от старейшин деревни ещё с малолетства, он был сейчас здесь в этом лесу, потому что с того самого первого рассказа о старом доме, ему захотелось увидеть этот дом лично. И, конечно же, став совершеннолетним, Такехико загорелся непреодолимым желанием посетить старый заброшенный дом, к которому не существовало проторённых дорог, и более того, не было такого случая, чтобы среди людей населявших окрестные деревни, нашлись желающие посетить его.

Никто из людей, ни ныне, ни раньше проживавших в деревнях, кои находились в этих краях, ни толпой, ни в одиночку, никогда не решались даже появляться в той части леса, куда сейчас направлялся Такехико. И уж тем более никому в голову не приходило, искать старый дом, дом, который по широко известному всем преданию, был жилищем злого колдуна, некогда жившего и вершившего свои злые козни здешнему люду, и сгинувшего однажды в неизвестность.

Что послужило тому внезапному исчезновению старого злого колдуна, осталось тайной, раскрыть которую никому не хотелось, ибо страх перед домом, брошенным домом, поглощал человеческое сознание и омертвлял силу воли, подавляя в людях любое желание даже думать о том, чтобы познать тайну исчезновения Идзивару. Даже имя старого колдуна, имя Идзивару, пугало людей, всецело являясь олицетворением всесветного зла. Страх был таким же сильным, каким представало то наследие вселенского ужаса, осевшее в памяти людей видевших колдовство Идзивару, обитавшее в умах людей соприкоснувшихся со следами чёрной магии Идзивару, и заставлявшее трепетать любого из них при одном только упоминании имени колдуна, когда он был жив. Теперь же, когда его не стало, о нём иногда вспоминали, но только в легендах, и в большинстве случаев, только те жители окрестных деревень, которым лично никогда не приходилось видеть ни его колдовства, ни его самого, и узнавших о нём в своё время, благодаря рассказам непосредственных очевидцев, коим буквально каким-то чудом удалось остаться в живых.

И скорее всего, их чудесное спасение было связано с тем, что колдун Идзивару просто не успел заметить вовремя схоронившихся от него людей, потому что иначе, они, или погибли бы, или попали к нему в плен, что также не сулило бы им ничего хорошего.

Всё это лишь сильнее будоражило сознание Такехико, который всегда был готов на любые подвиги и приключения, и который теперь хотел не просто побывать в этом доме, а по возможности открыть для себя что-то новое и неведомое, и может быть даже узнать, куда исчез колдун Идзивару. А что именно нового можно было открыть в брошенном пустом доме, Такехико и сам пока даже не предполагал, поскольку родился, когда колдуна уже не стало, и всё что он знал о нём, было известно ему, как я вам уже говорил, уважаемый читатель, только из тех самых преданий, легенд, рассказанных, его матерью и отцом, и дополненных старожилами деревни. А так как Такехико с детства слыл одним из самых отважных, сильных и ловких среди своих сверстников, его характер только закалялся год от года в этом направлении и к совершеннолетию он уже стал истинным воином, прославившим своё имя в родной деревне за вышеозначенные качества.

Жизнь в деревне шла своим чередом, и всё давно уже было слишком привычным для уверенного в себе Такехико, который пытался хоть как-то разнообразить свою жизнь, но так чтобы при этом не разрушить уклад семьи, и не мешать всей деревне. Вот именно поэтому, сегодня рано утром, облачившись в своё любимое зелёное кимоно, он никому, не говоря об истинной цели своего мероприятия, и отправился в лес, якобы за целебными травами, а на самом деле решил найти этот старый заброшенный дом, дом колдуна Идзивару.

Спутников для своего путешествия он искать не стал, и даже напротив, ему пришлось долго отговаривать свою родную сестру Сайюри, чтобы она не ходила с ним в этот день, пояснив, что желает побыть наедине с природой, естественно пообещав ей, обязательно взять её с собою в следующий раз, когда снова надумает идти в лес.

Итак, шагая сейчас по лесу в полном одиночестве, и находясь при этом в весьма хорошем настроении, Такехико выбирал направление своего путешествия, ориентируясь только по тем скудным сведениям, что известны были ему из рассказов старых воинов, и видимо судьба его к нему благоволила, а может быть даже совсем наоборот, решила испытать стойкость его боевого духа. Во всяком случае, около полудни, среди густых, труднопроходимых зарослей лиственного леса, там, где не существовало даже понятия каких-либо дорог или дорожек, тропинок, он нашёл то, что искал.

Сомнений в том, что он нашёл дом старого злого колдуна, не было, так как известная ещё по преданиям, ходившим в здешних деревнях, чёрная черепичная крыша с чёрным драконом, раскрывшим свою ярко-красную пасть над главным входом в дом, вряд ли имела двойников. Глаза дракона, того же ярко-красного цвета, с чёрными точками зрачков, не поблёкшие за долгие годы, не просто смотрели на всех приближавшихся к дому, а казалось, просто не сводили с гостей своего взгляда, навевая тем самым ужас в сердцах людей.

Обойдя по кругу огромный дом, и не подходя к нему близко, Такехико не смог обнаружить следов пребывания кого-либо. Окна и на первом и на втором этажах дома были занавешены тёмной тканью, трава, растущая возле его стен, была густой и высокой, что говорило лишь о том, что жилище давно заброшено. И если трава вокруг дома могла просто устраивать его обитателей, то её густые длинные поросли перед каждой входной дверью, коих в этом доме имелось пять штук, должны были бы мешать проходу, а, следовательно, хоть возле одного входа, и пусть совсем немного бы, а всё ж непременно трава была бы примята, чего Такехико никак не наблюдал. Единственно, что сильно смущало Такехико, так это новизна красок, которыми был окрашен дом. Создавалось такое впечатление, что их совсем недавно нанесли.

Преодолев внезапно возникшее волнение, опустив голову, чтобы не видеть кровавых глаз чёрного дракона, Такехико осторожно вошёл в дом через главный вход, остановился, и, не закрывая дверь, прислушался. В доме, среди царства тишины и полумрака, властвовала атмосфера спёртого, пронизанного запахом старых вещей, воздуха. Когда глаза привыкли к тёмной обстановке, Такехико оглядевшись по сторонам, оставив дверь открытой, сделал ещё несколько шагов вглубь дома, где снова остановился. На этот раз тяжесть старого воздуха сказалась сильнее прежнего, но Такехико уже почти не придавал значения неприятным ощущениям, поскольку пребывал отныне во власти своего любопытства. Полумрак, царивший не только здесь, но и во всём доме, не смог скрыть от пытливого человеческого взгляда тех немногочисленных вещей, что находились или правильнее сказать остались в этой комнате из прежней обстановки, с того давно минувшего времени, когда в этом доме жил его хозяин, колдун Идзивару. Представшая картина остатков бытия, состояла из старого потёртого и чуть потрескавшегося от времени, стола на маленьких ножках, и нескольких лежащих на полу пыльных, выцветших циновок, кроме которых в комнате больше ничего не было. Продолжая изучать убранство комнаты, в надежде обнаружить причину исчезновения бывшего владельца дома или какие-нибудь особенные вещи, ему когда-то принадлежавшие, Такехико увидел нечто большое, в деревянной раме, висящее на стене в нескольких шагах от лестницы, идущей на второй этаж. Это нечто, было наполовину покрыто серой свисающей складками, тканью, а то, что снизу выступало наружу, скрывалось от взора Такехико, большим слоем пыли, дополненной сплетением старой паутины в которой давно уже не было её хозяина.

Посчитав, что сей предмет, схожий с картиной, будет для него малоинтересным, Такехико прошёл мимо деревянной рамы, чтобы осмотреть остальные комнаты первого этажа. Только спустя несколько минут после их беглого изучения, Такехико убедился в том, что нигде ничего интересного нет.

Вернувшись обратно в комнату, с которой началось его знакомство с внутренним убранством сего дома, он поднялся по старой скрипучей лестнице на второй этаж, где его, как и в комнатах первого этажа, вместо ответов на волновавшие вопросы, ждало одно лишь разочарование.

Всё увиденное им, лишний раз говорило немым языком старых забытых вещей, что хозяин или что тоже вполне возможно, хозяева этого таинственного дома, так как никто не знал с кем здесь жил колдун Идзивару, оставили своё жилище давно, даже не побеспокоившись забрать с собой те скромные пожитки, кои теперь, только и наполняли этот пустой, старый, заброшенный дом. Мысли о том, что злой колдун оставил этот мир, казались нашему герою неправдоподобными, поскольку тогда бы, как он считал, остались хоть какие-нибудь подтверждения произошедшего, а так всё было похоже на то, что он просто сбежал. И сбежал тайно, ибо никто не знал, когда и как это случилось. Что же касается того, куда мог скрыться старый злой колдун, то здесь за неимением точного ответа, также можно было лишь гадать.

К примеру, в другую страну.

Такехико, правда, немного удивился, почему так мало вещей находилось сейчас в таком большом доме, но тут же, сам себе дал ответ на возникший вопрос, что самое ценное, колдун Идзивару, всё же взял с собой. К тому же, совершенно может статься, что всё было совсем иначе, а именно, что здесь уже появлялись незваные гости, и гости не из числа обитателей окрестных деревень, ибо местные жители, как уже было сказано, остерегались показываться в этой части леса. Только тот, или те, кто не знал, кому принадлежит сей дом, мог позволить себе взять что-либо из вещей бывших хозяев, и возможно даже, вышеозначенный гость или гости, не раз этот дом навещали, и забрали отсюда всё, что могло, так или иначе, вызвать у них хоть какой-то интерес.

Так думал Такехико, бродя по второму этажу брошенного дома, изучая в нём не столько брошенные вещи быта, сколько старался найти следы жизни былых хозяев, чтобы понять причину их исчезновения.

Спустившись вниз, он всё же остановился возле деревянной рамы, и немного подумав, не зная зачем, слегка тронул её рукой в том месте, где она не была покрыта тканью. С деревянной, шершавой поверхности рамы, открыв человеческому взору тёмный узор, являвшийся украшением, слетел небольшой клок пыли, и плавно упав на деревянный, покрытый такой же пылью пол, тут же рассыпался на несколько мохнатых частей. Такехико тронул раму ещё раз, и, не глядя на спадающую вниз, мягкими хлопьями пыль, разрывая старую паутину, провёл рукой от края к центру, освобождая сейчас то самое, что было в этой раме за слоем серой налипшей пыли.

Глава 2. По возвращении домой

Вечером того же дня, находясь не далеко от дома своих родителей, в их маленьком саду, Такехико сидел под большой сакурой, погрузившись в глубокие и очевидно тяжёлые для него размышления, опустившись прямо на траву.

К нему подошла его сестра Сайюри:

— Ты сегодня, не похож сам на себя. Что с тобой произошло? Если ты расстроен из-за того, что вернулся из леса домой без лекарственных растений, то эта беда поправима.

— Нет, меня это совсем не тревожит, — не поднимая головы, ответил Такехико.

— Ты встретил кого-то сегодня в своём путешествии?

— Нет, — почти уверенно ответил Такехико, и немного помолчав, с грустью в голосе добавил, — думаю, что нет, и всё же меня терзает одна, не понятно, откуда взявшаяся мысль, которая просто не даёт покоя моему сознанию, но самое странное, заключается, сейчас не в ней, а в том, что я совершенно ничего не помню из того, что случилось сегодня со мной.

— Ты был в лесу. Ты отправился в него один, и что с тобой там было, теперь из нас никто не знает.

— То, что я был в лесу, я ещё помню, — сказал Такехико. — Особенно хорошо отложилось у меня в памяти, как я выходил сегодня из леса, а вот что я там делал, где блуждал, ответить не могу.

О том, что он, собирался найти в лесу заброшенный дом старого злого колдуна Идзивару, где, скорее всего и побывал, Такехико решил продолжать умалчивать. Тем более что он теперь и сам не помнил ничего связанного с домом старого колдуна и мог лишь догадываться о его посещении.

Немного помолчав, продолжая стоять под сакурой, глядя на задумчивое лицо брата, Сайюри спросила:

— А что за мысль тебя тревожит?

— Я имею желание покинуть дом наших родителей, — поднял голову Такехико. — Я хочу вообще уйти из деревни.

— От твоих слов веет холодной разлукой. Ты хочешь уйти от нас навсегда?

— Если бы я это знал, — горестно вздохнул Такехико, снова опустив свой взгляд в землю.

— Я думаю, родители не только будут не рады твоему решению, но и воспротивятся ему.

— Мне это понятно, потому-то я и не знаю, что мне теперь делать, хотя и чувствую, что все попытки что-то изменить, чтобы остаться, будут бесполезны.

— Я никому ничего не скажу. Ты сам должен принять здравое решение и сообщить о нём нашим родителям.

Такехико встал, и слегка коснувшись руки сестры, обменявшись с ней молчаливым взглядом, неспешно направился к родительскому дому.

Сайюри оставшись стоять под сакурой, лишь проводила брата взглядом, пока он не вошёл в дом. После недолгого пребывания в одиночестве, Сайюри услышала вопль матери, за ним послышались возгласы отца.

«Надо поддержать брата», — подумала Сайюри, и чтобы не выдать своего волнения, спокойным шагом направилась в дом.

— Сайюри, ты знаешь, что надумал твой брат? — всплеснула руками мать, взглянув заплаканными глазами на дочь, когда та, войдя в дом, остановилась возле порога.

Такехико опустившись на колени, молча, сидел на полу перед матерью, склонив свою голову. Отец, нервно теребя себя за бородку, расхаживал по комнате.

— Он решил уйти из родного дома, из деревни, и что больше всего нас пугает, сам не знает куда, — качая головой, сказала мать.

— Ладно бы он, хоть знал или предполагал, зачем и куда отныне собирается идти! — вставил отец, взглянув на Сайюри.

— Может для него это важно, необходимо, может он ищет свой путь в жизни, — пряча взгляд, и скрывая набежавшее волнение, произнесла Сайюри, боясь сейчас покраснеть и тем самым выдать собственное смятение.

— Тогда пусть скажет нам куда направляется и чем собирается там заниматься! — воскликнул отец, размахивая руками, и добавил, — я тоже в его годы искал себя. Я так же ушёл из дома, но мои родные знали, куда я иду и главное зачем.

Мать, продолжала, молча, лить слёзы, смахивая их руками со своего лица. Сайюри глядя на мать, не смогла сдержать эмоций, переполнявших её душу, и тоже заплакала, опустившись на пол возле порога, прямо там, где остановилась, когда только вошла в дом. Лишь мужчины скрепя свои сердца, не проронили ни капли слёз. Такехико, продолжал молча сидеть на полу перед плачущей матерью, отец нервно ходил по комнате, время от времени, оглашая её своим суровым мужским голосом, громко произнося слова, часть из которых была обращена не только к собственному сыну, но и к богам.

— Я, — поднял голову Такехико, взглянув на плачущую мать и сестру, печальными глазами, — не хочу скрывать от вас того, что мне и самому в эту минуту, смутно представляется моя будущая жизнь. Я сейчас не могу даже представить себе, что со мной дальше будет, чтобы сказать об этом вам. Точнее, что я собираюсь делать. Единственное, что сейчас мне отчётливо ясно, меня зовёт в моё будущее, таинственный голос, который я даже не слышу. Я только ощущаю его в своём сознании.

Мать и сестра, утирая слёзы, посмотрели на Такехико. Отец, обернувшись к сыну лицом, остановился в центре комнаты.

— И ты хочешь из-за этого уйти? — удивился отец. — Тебе следовало бы, сначала обратится к мудрецам, выслушать их совет, и только лишь тогда принимать подобное решение. К тому же в любом случае, ты должен чётко осознавать свою цель, иначе не сможешь стать хозяином собственной судьбы. Быть странником без цели, всё равно, что умереть. Плоть без души мертва. Душа, не знающая и не понимающая своего я, пуста и мертва. Подумай над этим, сын!

Такехико взглянул на мать.

— Прислушайся к словам отца, — вытирая слёзы, спокойно, произнесла мать, глядя сыну в глаза.

Такехико не ответив, опустил голову.

Глава 3. Визит к мудрецу

На следующий день, после завтрака, по совету своего отца, Такехико отправился к мудрецу Касикои, который жил в их деревне и к помощи которого прибегали не только здешние жители, а и обитатели близлежащих деревень.

Все, кто желал получить добрый совет или узнать, если не ответ, то хотя бы какие-то разъяснения на вопрос, являвшийся для них самих, трудноразрешимым, мог полагаться на мудрость старика Касикои, который никогда никому не отказывал своей помощью.

Рассчитывал сейчас на получение ответа и наш молодой герой, шагая по деревне к дому старого мудреца.

Касикои принял Такехико в саду своего дома, сидя в маленькой беседке, которая была рядом со старой раскидистой сакурой. Это было излюбленное место отдыха мудреца Касикои, и особенно когда сакура цвела. Сидя в беседке и глядя на сакуру, он предавался глубоким размышлениям, часть которых потом излагалась в рукописи, составляемой мудрецом для потомков.

— С тобой приключилась беда, — дымя трубкой, выговаривая слова ровным бархатным голосом, произнёс мудрец Касикои, после того, как Такехико рассказал ему о том, что он ходил в лес, в ту его часть, где раньше можно было встретить злого колдуна Идзивару, и ничего более из того путешествия, теперь не помнит.

Касикои сделал знак рукой, чтобы Такехико, сидевший перед ним на коленях, оставался на месте и продолжил:

— В том лесу, куда ты вчера ходил, находится старый, давно уже заброшенный дом, некогда принадлежавший злому колдуну Идзивару. Ты я думаю, об этом колдуне, о его личности, кто он такой, уже слышал и даже уверен, что неоднократно, поэтому о нём мы сейчас говорить не будем. Остаётся сделать предположение, которое во мне не вызывает сомнений, что ты как раз побывал в его доме. Что именно с тобой там произошло, сказать трудно, но одно мне точно известно, верный ответ на свой вопрос ты найдёшь только тогда, когда побываешь у колдуньи Акаи.

Касикои медленно выпустил облако дыма, и немного помолчав, изредка поглядывая на Такехико, в моменты, когда отводил свой взгляд от созерцания природы, опять продолжил:

— Не буду от тебя скрывать, что колдунья эта злая и встреча твоя с ней не сулит тебе ничего хорошего, и, кроме того, вообще опасна и не совсем предсказуема. Может она выслушает тебя и в обмен на службу у неё, она тебе поможет, но и вероятность того, что она просто тебя погубит, тоже существует. Как-никак, она родная сестра колдуна Идзивару. Она также как и её братец, не любит людей, однако в отличие от него, всегда пытается извлечь для себя хоть какую-то выгоду от общения с любым человеком, встретившимся на её пути. Поэтому сразу она тебе ничего не сделает, и дальнейшее в твоей судьбе, напрямую будет зависеть только от тебя, чем ты её заинтересуешь. Правда, узнать, сможешь ты или нет вызвать у злой колдуньи хотя бы слабый интерес к себе, представится для тебя, только после знакомства с ней. То есть тогда, когда обратного пути у тебя уже не будет.

Касикои снова, как и прежде, медленно выпустил большое облако дыма, и когда оно под воздействием слабого ветерка развеялось, добавил:

— Вот, пожалуй, и всё, чем я тебе могу быть полезен. Где живёт колдунья Акаи, мне неведомо, ибо я только слышал о ней, никогда не встречаясь с этой особой. Вероятно, тебе придётся пройти долгий путь, прежде чем ты сможешь найти к ней дорогу. Тебе к сожалению придётся часто искать следы колдовства, и идти по ним, чтобы встретить на своём пути какого-нибудь доброго колдуна или по возможности хотя бы не слишком злого обладателя чёрной магии, для того чтобы узнать у него дорогу во владения колдуньи Акаи, если конечно ему будет вообще известна данная особа. И хорошо, если тебе попадётся добрый колдун, тогда постарайся выведать у него всё что возможно или хотя бы у кого можно будет спросить про колдунью Акаи. Так же тебе придётся много спрашивать у местных жителей, в тех деревнях и городах, где ты побываешь. Путь твой будет не только опасным, но и, скорее всего, долгим и трудным. И беда твоя сейчас в том, что ты как мне кажется, подвергся какому-то волшебству в доме колдуна Идзивару, снять которое ты, оставаясь в родной деревне, никогда не сможешь, сколько бы времени ни прошло. Так что выбирать тебе сейчас придётся самому, или жить с этим непреодолимым желанием, или пойти и попытаться снять заклятие. Родителям своим передай наш разговор, я думаю, они всё правильно поймут и отпустят тебя, если ты твёрдо и осознанно надумаешь покинуть родной дом.

Касикои замолчал, продолжая дымить трубкой.

— Я терзаюсь всё так же, как и до встречи с вами, уважаемый Касикои, но одно неоспоримо, я буду долго думать, прежде чем приму то единственное решение, которое станет для меня судьбоносным, — произнёс Такехико, поклонившись мудрецу.

Касикои молча, дымя трубкой, в ответ качнул головой, подтверждая правильность выбора Такехико.

Поблагодарив мудреца Касикои и пожелав ему долгих лет жизни, Такехико учтиво простился с ним, после чего незамедлительно вернулся в родительский дом, чтобы сразу же пересказать отцу с матерью, весь разговор с мудрецом.

Глава 4. Начало пути и знакомство с Сузуме

Уже полдня Такехико провёл в пути, а до сих пор в его голове звучали напутственные слова родителей и сестры, смешиваясь, время от времени с воспоминаниями о вчерашнем посещении мудреца Касикои.

Как и следовало ожидать, после того как Такехико передал своим родным разговор с Касикои, постаравшись вспомнить все слова прозвучавшие из уст мудреца, они согласились с тем, что ему следует попытаться снять непонятное волшебство.

Отпуская Такехико в дальний путь, мать напутствовала его словами, суть которых была в том, чтобы он берёг себя и не рисковал собой понапрасну. Говоря сыну прощальные слова, мать пролила много слёз, но удерживать его возле себя не стала. Боязнь что неизвестное колдовство, если Такехико откажется от опасного путешествия, со временем опустошит его душу, сломит его волю и сделает его сердце каменным, была сильнее того чувства, которое пугало её при одной мысли, что встреча со злой колдуньей также может погубить её сына. Утешением здесь оставалась вера в добрых колдунов, чья помощь без сомнения могла бы уберечь Такехико от воздействий старой злой колдуньи Акаи.

Слова отца были иными, в большей степени лаконичными и были сказаны им для Такехико тет-а-тет, когда они оба находились в саду:

— Всегда помни, что ты, прежде всего мужчина. Умело применяй свои боевые навыки, не падай духом перед трудностями, не бойся врага и остерегайся только применяемого к тебе колдовства, против которого меч, увы, бесполезен. С чёрной магией можно справиться лишь использую помощь добрых волшебников. Если встретишь на своём пути колдуна с добрым сердцем, постарайся заручиться его поддержкой. Добрые колдуны любят людей и неизменно стараются им помогать. Также всюду сам помогай встречающимся на твоём пути людям, и не беда, что они тебе незнакомы. Люди помнят доброту и всегда в ответ на это, придут к тебе на выручку, когда их помощь будет необходимой.

Закончив свои наставления, отец крепко обнял сына, после чего, оставив того в одиночестве, молча ушёл в дом.

Сайюри, выйдя в сад, в своих последних напутственных словах была похожа на мать. Больше всего она просила брата, чтобы он непременно вернулся домой.

Так, вспоминая сегодняшнее утро, вооружённый мечом вакидзаси, в своём излюбленном зелёном кимоно, Такехико шёл по лесной дороге в полном одиночестве. Звать кого-либо из своих друзей в столь дальний и опасный путь, он не стал. Накануне этого дня, Такехико простился со всеми своими сверстниками из числа тех, с кем поддерживал дружеские отношения. Буквально несколько минут было достаточно, чтобы, не вдаваясь в подробности, объяснить им главную цель своего пути и что должен он этот путь, пройти один. Все знали характер Такехико, поэтому никто спорить с ним не стал. Только возлюбленный Сайюри, Казуки, узнавший от неё, куда направляется Такехико, решился настаивать на том, чтобы сопровождать его в этом походе.

Тут разговор был более продолжительным, и остановить порыв возлюбленного Сайюри, удалось с большим трудом. И то, лишь после того, как Такехико предложил ему условие, что Казуки отправится к нему на помощь, если он не вернётся ко дню рождения своей сестры.

Всё это было вечером предыдущего дня, а утром следующего, едва солнце выступило в небесную ширь незанятую облаками, Такехико покинул дом своих родителей, которые проводили его в сопровождении дочери, до окраины деревни. Там они простились с Такехико, и он удалился от них в лес, по просёлочной дороге, пролегавшей через широкое цветущее поле, даже ни разу не обернувшись.

Дальнейший его путь, пролегал по хорошо наезженной лесной дороге, которая шла через большой смешанный лес и выходила прямо к деревне, находящейся по другую его сторону. Этот путь, Такехико проделал за несколько часов, останавливаясь только в тех случаях, когда ему на пути попадались люди.

При этих встречах, он, почтительно кланяясь, спрашивал всех об одном и том же: о колдунье Акаи.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 639