электронная
400
печатная A5
402
18+
Отражение ударов судьбы

Бесплатный фрагмент - Отражение ударов судьбы

Объем:
42 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6298-3
электронная
от 400
печатная A5
от 402

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1 Начало

Уже сбился со счета, сколько раз вспоминаю этот день, и что в нем пошло не так. Навнрное из-за того что я позволил себе излишество в алкоголе. Я просто выпил лишнюю бутылку, и тут провал в памяти, обрывки воспоминаний, удар и все… Не помню, как пришел домой. Проснулся я к вечеру с разбитым лицом и сломаной рукой. Смотрю, рядом мама с братом, злые как собаки, но не орали, как раз что бы не насиловать мою и так больную от пьянки и побоев голову. Но разговор все-таки состоялся, и брат мне предложил лечь в нарклогическую больницу для лечения от алкогольной зависимости, и как назло что бы мне насиловали мозг и, находясь еще немного в опьянении, я согласился. Это было роковое согласие, которое изменило всю мою жизнь, и дало начало разделения жизни до и после. Но я тогда еще не знал, что затянется моё изменение на, долгие четырнадцать месяцев. И то, что это решение изменит не только мою жизнь, но и мня самого и мое мышление. Оборачиваясь, назад я понимаю, что мог все изменить или просто не совершать большинство ошибок, просто отказавшись о алкоголя ранее. Но что сделано, то сделано. Но не буду уходить от темы рассказа начала всего моего пути с того дня, до дня когда все закончилось. В тот вечер я согласился лечь в больницу, и вписать меня решили туда на следующее утро 17 мая 2016 года. Всю ночь не спал, и отходил от алкоголя, переживал из-за сделанного выбора и страдал от боли в сломанной руке. Утишал боль в руке я при помощи замороженных продуктов, что я нашел в морозильнике, хоть как то легче становилось. Опухла рука очень сильно, при этом была сильнейшая боль. На утро мой брат вызвал такси, и мы сначала поехали в травм пункт, где мне наложили мой первый в жизни гипс. В очереди стоял я не очень долго, что очень странно для наших больниц, и как я позже выяснил для этого травмпункта особенно неестественно быстрая очередь. В конце концов после наложения гипса мы с братом отправились в наркологическую больницу. Путь к ней был быстрый, да и без особых проишествий, разве поговорил с братом о жилье, что дало мне пищу для размышлений и побуждений к дольнешим действиям. Когда же я попал в здание этой больницы, у меня сразу сложилось, впечатление что со мной поступать будут здесь жестоко. И когда я проходил предварительные анализы на прием туда, мне пригрозили что могут меня туда не положить на лечение. От части я не хотел ложиться, так как боялся перемен в жизни, с другой стороны я хотел вылечеться от зависимости к алкоголю. В тот момент во мне была борьба, между трезвой, и распутными жизнями. А нехотели брать меня из-за побоев полученных накануне. И когда, спустя пару часов после приезда в больницу, мне сказали что кладут меня, я обрадовался этому. Я попрашался с братом, взял пакеты со своими вещами и меня повели в отделение, где мне предстояло, провести долгие 21 стуки или, проще говоря, 3 недели. Так и начася мой путь к исправлению жизни, жаль что я тогда еще на знал что это так затянется, но с другой стороны это и к лучшему, я же в конце концов исправился и стал лучше и мне стало лучше. Сейчас даже не знаю, что было, со мной если меня не, положили туда. Но гадать нету смысла, так что буду просто рассказывать, что со мной было дальше.

Глава 2 Наркология

Повели меня каким то «акульем» путем по темному коридору, далее на лифте, далее опять коридор, лестница, и тут встала железная дверь. В этот момент я только понял «все я попал». Медсестра что вела меня позвонила в домофн который находился у двери, нам открыли, после чего я присел у поста медсестёр где у меня изъяли вещи которые были на мне и в карманах, включая ключи от квартиры, мобильный телефон и документы. Я все сдал под роспись, переоделся в пижаму, что мне выдали и меня повели в» надзорную» палату. Палата представляла из себя, полукруглое темное помещение на 9 человек. Мне выдали постельное белье, и сказали, как заправлю, то мне сделают укол и поставят капельницу. К сожалению мне не очень было удобно заправлять со сломаной рукой, к счастью мне помог один мужик, с которым мы и до сих пор в хороших дружеских отношения. После того как заправили кровать, привезли ужин в палату, мне ребята слелали из полотенца подвязку для рук, за что я им очень благодарен. И тут принесли укол и капельницу, после укола у меня помутнения сознания стало, я лег и ме поставили котетор для капельницы и все сознание отключилось на несколько дней. Не помню кто посоветовал мне не вставать с кровати, и я послушался, слава богу, так как после укола не мог передвигаться самостоятельно. Было такое чувство как будто пьяный, но без перегара, но меня не слушались ноги, я мало что помню, а то что помню это обрывки. Помню меня за шкирку таскали в туалет и в ванную, еще помню ко мне приезжал брат, но я был в состоянии овоща и не помню о чем мы говорили. Так продолжалось в течении нескольких дней, если я не ошибаюсь то 3 дня. Потом меня и товарища перевели в палату на четверых. С нами лежали ещё один дедушка алкоголик и паренёк бывший «изличившийся» наркоман. Люди были неплохие, даже хорошие, просто оступившийся как и я. Хотя с парнишей я общался очень мало из-за того что его помтоянно калоли лекарствами и он практический не просыпался, разве что только на обед, нам даже приходилось таскать его за плечи на обед и на свидание с родственниками, так как он не мог сам передвигаться. Иногда он просыпался ночью и выдавал порой эпичные фразы, от которых хотелось и смеяться. Одна из таких фраз была эпичнее всех «на мосту стояло трое, он она и у него» после этой фразы я с товарищем смеялся часа 2. И как назло он сказал это среди ночи, когда мы с товарищем любили общаться о жизни. Дедушка же оказался, обычным мужиком, который туда ложился всего лишь на пару дней что бы ему поставили капельницу, для очистки крови от алкоголя. Не спали мы ночами по многим причинам, таких как могли себе позволить поспать днём, выспаться и из-за уколов которые нам кололи когда мы тока вписались. По большей части из-за уколов, так как я после них превратился в овощь и практический все время спал, и мало чего помнил. Ну ещё одной из причин было отсутствие каких либо занятий, мы не разу не покидали коридор, который составлял 165 шагов. Мы разговаривали о том, как друг у друга сложилась жизнь, и по каким причинам оказались в этой больнице. Он рассказал, что оказался в этой больнице так как запил, после того как освободился из тюрьмы. За то что его приняли, случайно, за соучастника в убийстве. После чего он освободился, и долго не мог найти себе работу, и начал пить. И пил до беспамятства, и тем самым довел свою маму до больницы, и поняв это, решил добровольно лечь в наркологию. Он божился что как выпишется из наркологии, то завяжет с алкоголем, в прицепи как и я, но мы оба ошибались…

Телевизор нам разрешали смотреть всего по 2 часа в сутки, и то мы смотрели в основном детские фильмы, так как нормальных общих каналов телевизор не ловил, а может и специально глушили другие каналы. Ну конечно вопрос о книгах. Но, увы книг там был всего один шкаф и составляла там вся «библиотека» в основном женские детективы, и те были порваные. Так что мы могли себе позволить ночные «посиделки». Через пару дней и деда и того парня выселили и мы остались вдвоём. Мне осталось там жить 17 дней. Нам сразу подселили психованного парня, который уже дважды лежал в этой наркологии, и по его словам еще дважды в психиатрии и при этом работает водителем такси. Незнаю на сколько это правда, но на такси я еще долго не ездил. Отлижал он у нас не долго пару дней, ну и слава богу что не дольше.

Через один день нам подселили ещё 2-х парней. Я вначале относился к ним с подозрением. Но как я позднее понял, что не надо судить по людям по внешности и с первого взгляда, ведь как я сейчас люблю говорить» и ангел бывает падшим, и грешник стать церковным человеком». Вскоре мы и с ними сдружились, и по моему у нас была самая дружная палата. Палата номер 6. Так как те двое парней были наркоманы на лечении, а мы два лечащихся алкаша, они почти все время спали, а мы следили за ними, что бы они ненароком не начали облегчаться свои койки во время сна. Не всегда у нас, правда, это получалось, но мы старались минимизировать такие случаи. Под действием тех лекарств люди себя вели очень странно, примерно как ходячий овощ, но не как чловек. Я знал в те времена ещё только по рассказам что наркотики жестко с людьми поступают, но лечение не лучше, было страшно просто на этих бедолаг смотреть, я боюсь представить что они чувствовали находясь на лечении. И тогда я зарекся никогда в жизни не принимать наркоту. Жаль я не знал, что предстоит у меня впереди жизни… Когда некоторые из тех наркоманов — овощей приходили в сознание они говорили, что уж лучше выпить немного, на семейном празднике, хотя я даже алкоголя в другого мнения. Я проклинал в то время алкоголь из-за того что меня «закрыли» в этой больнце.

Не многим позже я заметил такую закономерность, что в столовой у каждой палаты был свой в негласно подписанный стол, за котором обедала определенная палата. Кормили там не очень хорошо, иногда даже отвратно, но со временем приелись. Часто спасали передачки еды, от родственников. Но к сожалению не всем так как мне и моим товарищам по полате, к большинству никто не приеезжал, и они часто менли свой завтрак обед или ужин на кусок какой нибудь колбасы. Один даже пытался поменять, по его словам, родные часы фирмы «РОЛЕКС», которые он спрятал от врачей во время вписки в больницу, на батон сырокопчёной колбасы. Увы мне пришлось отказаться, даже не из-за того что у меня не было тогда колбасы, я просто не хотел иметь дела с наркоманлм, и у меня были сомнения на счет подлинности этих часов, хотя за батон колбасы можно было и подделку взять. У меня и у моих товарищей были после больничной еды, был еще прием пищи той что передали родственники, и после выписки я заметил что прибавил в весе на 2,5 кг.

Так я и жил в больнице, но время подходило к выписке и мне надо было входить в график сна, что бы нормально просыпаться на работу. И я перестал спать днем. И как отшельник, я ходил по коридору из стороны в сторону. Увидел тогда как на улице охранник дрался с воображаемым противником, часто наблюдал как летали верталеты, так как больница находилась у МКАДа, видел однажды целую эскадрилию верталетов, один с российской символикой и несколько военных, наверно призедентский. А еще я видел как один, наркоман, под действием лекарств пытался попасть к себе в палату. Но он был в состояние овоща, и со всего размаха влетнл головой в стену, после чего еще пару раз, он бы ещё так бился, но я его подхвотил и отвел в палату. За последние пару дней, приходил психолог что бы я с ним пообщался и прошел пару тестов. Тесты были нетрудные, такого типа, как в детском саду, или начальной школе, это разложить картинки, по определённой тематике, рисовать рисунки и объяснять что я вижу в этом рисунке и почему я его нарисовал, так же был письменный тест, и по итогам этих тестов мне сказали, что мой эмоциональный интеллект повышен и то что я более одиночка, чем социальный человек. Обрадовали… Обрадовали… Обычно гении одиночки бывают маньяки. За день до выписки мне надо было созвониться с родными, и предупредить, что я возвращаюсь домой, но увы мобильный у меня изъяли и связь с миром была только через медсестёр. Надо было на листке бумаги написать своё имя, имя человека с котором хочешь связаться, номер телефона и текста сообщения, потом передаёшь эту бумагу медсестрам, и они уже звонят. Вот такая вот загагулина.

И вот настал тот день, которого я ждал долгих 21 день, ровно 3 недели взаперти, и вот я выхожу… Самые последние часы самые тяжелые, и тянулись ужастно долго. Ну с горем пополам я дождался момента этого, мне принесли вещи, которые изъяли при вписке, я переоделся, попрощался с собратьями по несчастью, взял больничный лист, и меня повели обратно, еще пару минут и я вышел за придеы больницы. Все свобода, наконец я свободен. Ура. Хотя и там был один плюс, я научился вскрывать пластиковые окна при помощи пластиковой ложки, жаль это в жизни не пригодилось. Мне предложили полежать там еще 15 дней на реабелитации, но я вежливо отказался, так как даже 21 сутки там очень тяжело было, особенно когда приезжали родственники, а потом они уезжали, и это тоскливое чувство добивало меня, и всех остальных. Один даже хотел совершить побег, дошло даже до того что он готов был вскрыть себе вены, слава богу до этого не дошло и мы его отговорили. Но все это было позади я был на свободе и очень радовался ей.

Глава 3 Жизнь после больницы

Я вышел на улицу из больницы, и стоя во дворе я обернулся на больницу, увидел в окне провожающих меня товарищей, махнул им на прощание с мыслью «держитесь, и вы скоро выйдите». В этот момент у меня в голове мгновенно вспомнилось все то что там было, и я прогнал от себя эти мысли стараясь забыть эту больницу как страшный сон, но к сожалению этого сделать было не возможно. Я пошел домой, на встресу мне шли люди, с не привычки мне хотелось крикнуть им» вы кто такие? Я вас не звал, идите на… от сюдова». Сдержался. Смотря на людей я вспоминал, как вечерами смотрел в окно и видел горящий свет в окнах домов напротив больницы, и думая о том что они сейчас сидят дома в уюте не подозревая, что кому то сейчас тяжело в заперти в больнице. Наконец все это было в прошлом у меня. Я шел долго и с непривычки у меня даже заболели ноги, но даже от этой боли мне было приятно, я шел домой. Ехал домой я на автобусе, а не на метро, я хотел посмотреть на мир вокруг и себя показать. Как сейчас помню, что погода была в тот день дождливая, но она меня ни капли не огорчала, а на оборот радовала, в тот день я радовался всему, даже тому, что меня раньше огорчало и злило. Я уже чуточку изменился.

Придя домой я вымылся, разобрал вещи, и решил пройтись. Но спустя немного времени я все же вспомнил, то что на следующий день мне надо на работу и я пошел обратно. Пришел домой, и не помню что было потом, не из-за алкоголя я тогда не пил уже, а из-за того что прошло много времени с того дня и через чур насыщенным оказался тот день. На следующий день я вышел на работу, все конечно были рады меня видеть, и сразу начались расспросы где я был, и что со мной случилось. Я им не стал правду говорить, не потому что стеснялся ее, я просто нехотел лишних вопросов, да и незачем им знать было. Вот так и началась скучная жизнь, дом — работа, работа — дом. Я не мог никак определиться, чем мне занять все — то освободившийся время, что обычно пропивал. Его у меня стало очень много. Я и купаться ездил и за грибами и на рыбалку, но мне все равно чего то не хватало. Я пока держался.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 402