электронная
88
печатная A5
366
18+
Отпуск в сентябре

Бесплатный фрагмент - Отпуск в сентябре

Объем:
154 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-8564-3
электронная
от 88
печатная A5
от 366

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Поздним погожим майским утром, в час, когда воздух ещё довольно свеж, а краски насыщены, но солнышко уже подбирается к зениту, предвещая духоту и смазывая контрастность, Юра шёл тротуаром одной из центральных улиц родного города, стараясь особенно не высовываться на яркие, уже по-летнему припекающие лучи, скрываясь в тени густой зелени каштанов.

Чувствовал он себя легко, свежо и, главное, отоспавшимся. Настроение в начале пути было приподнятое.

Шум города подменяла игравшая в наушниках любимая музыка, служившая, по мнению парня, более подходящим звукорядом к окружающему пейзажу:

Searching every day, looking every way

Trying to make a connection, to find a piece of the action

Like a hungry poet, who doesn’t know

He is close to perfection, choice is the question…

Улица была бесконечно длинной, путь казался ещё длиннее, но Юра и не спешил. Специально вышел из дому немного раньше обычного. Чтобы времени было вдоволь. Чтобы можно было не торопиться, а вот так, просто пройтись, попутно напевая тексты песен, которые помнил на память:

Can you understand, that in every man

There’s a need to unwind, that’s never been defined

Somewhere deep within, there’s another being

You are somehow abusing, by the person you’re using…

После двух недель отсутствия, осматривал проспект даже с некоторым любопытством; свежим взглядом. Впрочем, здесь всё было довольно обычно, до противного обычно. Какие-то побитые жизнью бедолаги, сдвинув лавочки, баловались портишком. Самый хлипенький, при этом, бегал попрошайничать, и подносил мелочёвку самому представительному из компании. Последний, получив горсть монет и ворох мятых бумажек, тут же отправлялся в гастроном, за новой порцией напитка. Руководил процессом заплывший безногий дяденька на инвалидной колясочке.

Доблестные представители порядка, делая стандартный обход, лишь безразлично оглядывали пьянчуг.

Дальше, какой-то бэнд сорокалетних мужичков, наяривал популярные мелодии всех времён и народов. Перекрикивая музыку в наушниках, до Юры донеслось и хромое танго, сбацанное на расстроенной гитаре, и что-то эдакое, мелодичное, напоминавшее репертуар Поля Мориа… Ещё чуть дальше, собрав вокруг себя приличную аудиторию, под орущий бумбокс отплясывали уличные брейкдансеры.

Аллея была переполнена иностранными гражданами. Они ходили баринами, обычно с местными барышнями под ручку. Некоторых девиц Юра даже узнавал в лицо. По вечерам, те часто приводили своих свеженьких знакомых в салон, где, давно наладив молчаливое взаимопонимание с продавцами, скупали технику: мобильные телефоны, ноутбуки, фотоаппараты. Кто на что горазд оказывался забугорных гостей развести.

Изредка взгляду парня попадались также доброжелательные на вид пары разных возрастов и национальностей, с огромными фотоаппаратами на груди. Истые туристы. Такие обычно заходили в магазин за местной сим-картой, желательно с объёмным интернет-пакетом, да пополнить счёт.

Приближаясь к станции метро, Юра оказался посреди настоящего столпотворения. Тут пришлось подсуетиться: увиливать от раздатчиков рекламных листовок и буклетов, ускорять шаг, проходя мимо хватких уличных фотографов, надеясь, что никто по дороге не остановит, не прицепится и не попытается всучить какой-нибудь хлам в руки.

В толпе промышляли нищие всех мастей: маленькие попрошайки, калеки на тележках, тётки на костылях, беременные цыганки. Одну из них он знал хорошо — она, бедная, уже столько лет брюхата… и всё никак не родит, великомученица.

Переключил на своём Walkman-е альбом. Приятный скрипучий голос, не дожидаясь поддержки инструментов, тут же принялся выводить из тишины безмолвия на божий свет проникновенную мелодию. Юра на миг отвлёкся от окружающей суеты, заворожённо внимая пению:

Citizens of Hope and Glory,

Time goes by — it’s the ’time of your life’.

Easy now, sit you down.

Chewing through your Wimpey dreams,

they eat without a sound;

digesting england by the pound…

Парень медленно шёл, глазея по сторонам, пока, наконец, не остановился около крупного магазина техники. Быстрым взором окинул испещрённую рекламой витрину, желтушную тусклую неоновую вывеску, широкую входную дверь. Бросил взгляд на часы: до начала рабочего дня оставалось всего ничего, десять минут, однако для Юры то были последние мгновения свободы, и он не мог себе отказать в удовольствии этими минутами насладиться сполна. Тем более что голос в наушниках уже выводил, очень тщательно:

Undinal songs

Urge the sailors on

Till lured by the sirens’ cry…

А значит, оставалось всего несколько секунд, чтобы должным образом настроиться и позволить волшебной флейте вначале распустить, а затем и воспламенить в самой сердцевине души аленький цветок.

Когда флейта стихла, снимая пик напряжения, уступая место нежному переливу фортепиано и следующему за ним более резкому синтезаторному пассажу, Юра купил, в ларёчке прямо напротив магазина, стаканчик кофе. Закурил сигарету, совершенно подготовившись, таким образом, к всецелому восприятию уже собиравшейся зазвучать гитары.

Заслушиваясь соло, наслаждаясь кофе и сигаретой, смотрел сквозь витрину, сквозь отблескивающий неверным солнцем яркий фасад, вглубь зала, словно в мутный аквариум, где желтоватыми пятнами-тенями бродили, точно в некоем театрике, какие-то невесёлые небритые люди, больше похожие на унылые куклы. Эти куклы периодически, одна за другой, точно заведённые, подходили почему-то к витринному стеклу, прикладывались к нему лбами и смотрели наружу, т.е. на улицу. Затем продолжали своё печальное движение по кругу в глубине зала. Следя за ними, и предощущая, что скоро и он будет там, и будет вести себя точно так же, одновременно размышлял о том, к каким чертям катится его жизнь. Ведь он уже не мог вспомнить, когда что-либо, помимо музыки, могло его всерьёз обрадовать. Вот, к примеру, и отпуск прошёл… нужно себе было в этом признаться… совершенно бездарно…

Юра дождался окончания композиции, выключил музыку, выбросил смятый стаканчик вместе с окурком в стоявшую около входной двери мусорку, и двинулся в магазин. Под ногами внезапно хрустнули стеклянные осколки, парень недовольно поёжился, оглянулся вокруг, в поисках чего-то подходящего… ничего не увидел, немного заколебался, но в итоге попросту плюнул в сердцах, пренебрегая дурным предзнаменованием, и ступил на порог, ожидая, пока перед ним откроется автоматическая стеклянная дверь, и придётся выйти на подмостки, чтобы сыграть свою маленькую роль, в общем-то весёленьком, но отдающем горечью представлении жизненного балаганчика.

I

1

Несмотря на предыдущие, довольно неприятные размышления, прибытие в магазин оказалось сродни возвращению домой. Всё-таки за долгие годы работы, помещение стало знакомым и даже родным… Сам запах места казался привычным и уютным. Не говоря уже о характерной безличной музыке, однажды поставленной на замкнутое воспроизведение и с тех пор не замолкающей… Короче, на первый взгляд, здесь тоже всё было как обычно.

Но сразу же выявились и отличия. Первое, что его мгновенно поразило — худенькая пепельноволосая ясноглазая блондинка в форменной футболке, стоявшая прямо по центру в глубине зала, и окидывавшая окружающее пустое пространство с таким независимым видом, словно навеки утверждала занимаемое место за собой. Центр тяжести её был перенесён на правую ногу, левая нога выставлена вперёд, тело откинуто чуть назад, подбородок приподнят. Левая рука девушки охватывала предплечье правой, упёртой в бок. Отдельно поражали очень высокие каблуки: выстоять на таких, являлось явно нетривиальной задачей.

Рассеянно поздоровавшись с охранником, Юра пошёл через зал, к малозаметной двери, ведущей на второй, технический этаж, где находился маленький офис, склад, каптёрка охраны, туалет и раздевалка, совмещённая с кухней. Блондинка скользнула по проходящему мимо парню равнодушным взором, чуть задержавшись на его глазах, и со скучающим видом отвела взгляд в сторону.

Второй неожиданностью было то, что Женька, многолетний управляющий и давний приятель, которого он минуту спустя встретил на кухне, оказался одет с иголочки: тщательно выглаженные брюки, ослепительно белая рубашка, чёрный костюмный жилет. Ранее за ним подобного франтовства на работе не наблюдалось.

Когда парни радушно пожали друг другу руки, первым делом Юра спросил:

— Что за девчонка, там внизу?

— А! Миленькая, правда?..

— Ничего так, да… Я как вошёл, подумал, дверью ошибся.

Коротко хохотнув, Женька досказал:

— Наши так и вьются вокруг…

Юра окинул костюм товарища ироничным взглядом:

— Вот оно что… Теперь ясно… Но какого чёрта она здесь делает?..

— Стажируется. Третий день сегодня.

— Правда, что ли?!.. Ей вообще объяснили, куда она попала? Освещение у нас яркое, конечно. И музыка громкая… Но подиума-то нет.

Женька заржал. Юра растопырил большой и указательный пальцы:

— Каблуки, во, видал? До вечера ноги точно отвалятся. Ставки кто принимает?.. Могу поспорить, максимум завтра она сольётся.

— И проиграешь! — удовлетворённо улыбаясь, сказал Женька. — До четверга Валя с нами.

— Ага, всё-таки есть какой-то подвох. А что потом?..

— Потом будет работать в офисе. Каким-то там менеджером. К нам её прислали так, на недельку… понюхать пороху.

— А! То-то я думаю… Ну, теперь понятно. Вот оно, новое руководство, да? Типа перенимаем зарубежный опыт…

— Что-то вроде того.

— И кого ты к ней приставил?

— Никого. Кто свободен, тот и помогает… Хочешь, могу тебе поручить?..

— Нет, спасибо, мне такого добра даром не нужно.

— Ладно… Ты лучше скажи, как там отпуск, как отдохнул?

— Отпуск? — Юра нахмурился, неспешно стянул с себя белый реглан. — Честно говоря, никак. Я его даже не заметил.

— Говорил же тебе — бери летом! Или на крайняк в начале осени. И на море, на море!..

Юра извлёк из сумки, в которой обычно носил тормозок с обедом, форменную футболку: чистую, выглаженную и аккуратно сложенную.

— Может быть… э… в следующем году. Если будет с кем. Одному как-то не очень хочется.

— Ну, ты даёшь! Так для того и едут, чтобы там познакомиться, оттянуться… то, сё…

Юра с усилием надел на торс немного стянувшуюся после стирки футболку, поиграл лопатками, расправляя её на спине. Поинтересовался с издёвкой:

— Правда?.. Вот так все и поступают?

— Между прочим — да!..

— Ясненько… отныне буду знать. В будущем обязательно испытаю.

Женька прыснул:

— Испытает он…

— А сам тут чего до сих пор торчишь?.. Не едешь оттянуться-то?.. — ответно атаковал приятеля Юра. Немного потрепал того за накрахмаленный воротничок рубашки, — В обновочки тут приоделся, понимаешь, ухажёр хренов. А где твоя бабочка, позёр, не нашлось у тебя бабочки?..

— Эй, эй, полегче, полегче!.. — важно запричитал Женька, вызволяясь и смахивая с одежды пылинки. — Попрошу мой костюмчик грязными руками не трогать… Я, между прочим, теперь так всегда на работу ходить собираюсь.

— Зря стараешься. Не твоего поля ягодка…

— Твоего что-ли?!..

— И не моего, конечно, — тут Юра кое-что вспомнил. — Кстати, о ягодках… Ты, это… скажи ей, как там её… что она стоит перед входом в закрытой позе. Не по стандартам.

— Вот сам ей и скажешь, — заулыбался Женька, ободряюще похлопывая товарища по плечу. — Ты же у нас в зал идёшь…

Юра спустился на первый этаж, помахал рукой кассирше, пожал руки подошедшим поздороваться ребятам с первой смены. Направился прямиком к новенькой.

— Привет, — как можно более дружелюбно сказал он, внимательно разглядывая девушку, — Юра.

Глаза под тонкими чёрными бровями оказались то ли светло-серыми, то ли серо-голубыми, освещение мешало как следует разглядеть. Россыпь коротких локонов, разделённых пробором надвое, окаймляла приветливое скуластое лицо, лишь едва приоткрывая лоб. Черты лица были очень деликатные, но при этом точёные, словно дополнительно заострённые косметикой…

— Валя.

Ещё больше чем внешность, Юру изумил её голос. Бархатный, глубокий, мелодичный. Она наверняка могла бы красиво петь.

— Как тебе здесь, у нас?.. — язык уже поворачивался спросить: «Никто не обижает?», но он вовремя одумался.

— Так-то ничего. Но целый день на ногах… Трудновато.

— Это да. Потому у нас девушки надолго не задерживаются…

Он не стал советовать Вале сменить обувь на более удобную. Ей и самой этого наверняка очень хотелось, но… Короче, здесь всё было ясно без слов.

— Понимаю. Правда, я тут и так ненадолго.

— Да, мне говорили…

Чего ещё сказать толкового он не знал, так что, предложив Вале обращаться в случае надобности, пошёл от девушки к закрытой витрине с телефонами. Посмотрел, какие модели есть в наличии, не появились ли за время его отсутствия новинки?..

Изучив витрину, спрятался в своём любимом уголочке, который не сразу просматривался со входа, но из которого хорошо было видно всё помещение. Потихоньку сунул в ухо наушник, включил музыку, вздохнул с облегчением — так стало гораздо лучше:

The silent corner haunts my shadow prayers.

ice-cold statue, rapture divine,

unconscious eyes, the open mouth,

the wound of love,

the Lie!

Посетители входили и выходили, недолго прогуливаясь по залу. Некоторые даже изучали витрину неподалёку от парня, но Юра не спешил к ним навстречу, так как не видел в их глазах огонька настоящего интереса. Он же присматривал потенциального покупателя, чтобы завязать разговор, постараться что-то продать, и потихоньку влиться, таким образом, в рабочий ритм.

Немного поверхностно оглядывая посетителей, иногда посматривал в сторону Вали, пытаясь для себя осознать, что именно в ней ему не понравилось. Откуда вдруг возникла внезапная неприязнь к такой в высшей степени симпатичной девушке.

Слушая, вполуха, до дыр затёртый альбом и размышляя о своём, даже не заметил, как рядом оказалась женщина лет пятидесяти, рыжеватая, загорелая, располагающей внешности. Одета дама была довольно стильно, особенно, мимовольно подумал Юра, как для своего возраста. На ней был светлый костюм, состоявший из однобортного пиджака, с широкими рукавами, отороченными на запястьях мелкими кружевами, да сужающихся книзу брюк. Под стать костюму приходились туфли телесного цвета на среднем каблуке. Небольшая бежевая приоткрытая сумка висела на сгибе левой руки. На женщине было множество украшений — кольца, браслеты, бусы, серьги. Выглядела она богато.

Внимательно рассматривая витрину, неуверенно поглядывала на парня, — ей явно требовалась помощь. Сунув наушник в карман, Юра оттолкнулся от стены, изобразил на лице полуулыбку и, ещё издали поздоровавшись, отправился выявлять потребность.

Женщина приглядывала для покупки самые дорогие, самые яркие на вид модели. При этом не торопилась, выбирала обстоятельно.

Юре приходилось маленьким ключиком открывать витрину, извлекать телефон, закрывать витрину, отходить с женщиной к специальному небольшому столику, расположенному чуть в стороне, включать телефон, показывать меню, управление, объяснять какие-то детали, возвращаться к витрине, ставить телефон на место, доставать другой, опять отходить к столику… И так раз за разом.

Не смотря на то, что в первую очередь женщину волновал внешний вид модели и ощущение удобства в охватывающей трубку ладони, она попутно задавала множество вопросов, касающихся функционала.

Подробно рассказывая о тех или иных возможностях, Юра постепенно увлёкся процессом, принялся подавать ей, словно горячие пирожки, модель за моделью. Вскоре они совершенно перестали отходить к столику, он консультировал женщину прямо около витрины, доставая и пряча то новые, то прежде уже рассмотренные мобильники.

В конце концов, дама попросила парня показать ей две самые дорогие и симпатичные модели, чтобы окончательно прицениться. Он вытащил обе, передавая ей по одной из рук в руки. Неожиданно, в то время как один телефон был у неё в руке, а другой у Юры, женщина ткнула пальцем свободной руки в витрину и попросила:

— А достаньте ка мне ещё тот, золотистый. Может быть всё-таки его взять?..

Юра быстро отвернулся к витрине, поставил мобильник на место, изъял из витрины требуемый и повернулся обратно к женщине. Осторожно принимая из рук парня телефон, женщина сразу, пока Юра не успел закрыть витрину, сунула ему в руку ту модель, что оставалась у неё, со словами:

— Этот, пожалуй, тоже можете поставить.

Юра быстро вернул сотовый на место, закрыл витрину и подождал пока дама как следует рассмотрит золотистый мобильник.

Она повертела телефон в руках, впрочем, уже явно без прежнего интереса. Внезапно у женщины, сквозь сосредоточенный вид, прорвалась очень радостная улыбка. Она попыталась сдержаться, но не получилось, лицо прямо засияло от счастья.

Чему дама так внезапно обрадовалась, Юра не понял: может быть, наконец, нашла то, что ей идеально подходит, а может ей просто пришла в голову какая-то очень радужная мысль.

— Возьмите, — быстро сказала она, уже совершенно не сдерживая ликования. — Я определилась, подойду попозже, с мужем.

Дама поспешила к выходу, но прежде чем окончательно покинуть магазин, отойдя от парня на достаточное расстояние, нашла в сумочке свой телефон, довольно простенький, и очень оживлённо что-то кому-то сообщила.

Юра продолжал следить за женщиной со стороны, пытаясь разгадать причину столь внезапного восторга. Происходящее его смутило. Ведь во время консультации, дама была деловой, собранной и внимательной, но вдруг, очень неожиданно, повела себя крайне странно: словно обнажив актёрскую игру, вышла из образа, заулыбалась, и сразу поторопилась уйти. Парень не мог до конца понять такого поведения.

В то же время Юра испытывал приличное разочарование — женщина, на которую он потратил прорву времени, явно выбрала то, что ей понравилось, но не собиралась делать покупку. Возможно, просто присмотрела себе подарок. Ясно было одно — она уже не вернётся. Так что, все его старания пошли прахом.

Впрочем, Юра недолго печалился и ломал голову, через какие-то пятнадцать минут, ввязавшись в работу, он уже забыл и о женщине, и о неожиданном её поведении.

Ещё минут через сорок парню всё-таки попался реальный покупатель, которому он продал хороший телефон, а в нагрузку множество дорогих аксессуаров — пафосный, в стиле Ламборджини, чехол, стекольце для защиты экрана, автомобильную зарядку и просто запасную зарядку. Закончилось дело подбором качественной блютуз гарнитуры. От такой хоть и долгой, но плодотворной продажи поневоле почувствовал удовлетворение. Первый рабочий день после отпуска уже удался, а ведь был ещё далеко не вечер!..

По оказии оказавшись рядом, Юра даже благодушно помог Вале оформить случайную продажу дешёвенького телефона, какому-то дедушке. Не смотря на явно непривычную работу, девушка держалась хорошо — общалась с клиентом уверенно, терпеливо. Мягким, подкупающим голосом, объясняла старичку нюансы пользования аппаратом.

Всё-таки, поневоле думал Юра, в этой девушке много приятного. Однако, отходя от Вали, внезапно понял, что с ней не так, что именно в ней сбивало его с толку: очень светлые волосы резко контрастировали с тонкими тёмными бровями, имевшими неприкрашенный, природный цвет.

У парня сразу возник вопрос: «Зачем и без того очень красивой девушке краситься в неестественный для неё платиновый оттенок?». Чтобы казаться ещё красивее? Но ведь для этого, Вале достаточно было лишь слегка осветлить волосы. Она же, явно старалась искусственно добиться блистательного, сверхэффектного вида. Следом на ум Юре пришли и упорно неснимаемые туфли… Все эти частности, вместе взятые, породили в его воображении некий, довольно малообаятельный образ внутреннего мира девушки.

В тот миг парень, наконец, осознал природу посетившего его прежде неприятного ощущения. То был разрыв между «быть» и «казаться», который он когда-то давно решил для себя вполне однозначно.

«Просто очередная кукла», — разочарованно определил Юра, окончательно выбрасывая Валю из головы.

Народу в зале добавилось, в работу постепенно включились все продавцы. Валя оказалась нарасхват. Коллеги только успевали открывать и закрывать для неё витрину.

А люди всё прибывали и прибывали. Помещение вскоре стало очень сильно заполненным.

— Электричка приехала! — переговаривались между собою ребята.

За работой Юра даже не заметил, что подоспело время перерыва. Он пообедал, как обычно, вместе с Женькой, попутно болтая о пустяках. Впрочем, все Женькины разговоры, так или иначе, замыкались на Вале, а Юре о ней говорить не хотелось.

— Нам бы такого менеджера, на постоянку, — вздыхал Женя.

Юра только улыбался в ответ, понимая, что говоря одно, друг думает совсем о другом.

После возвращения в зал, парню удалось окучить ещё нескольких клиентов и продать им довольно дорогие аппараты, потихоньку повышая, таким образом, собственную зарплатную ведомость.

Правда, слишком уж разгуляться ему не удалось — к вечеру количество посетителей стремительно пошло на спад, а затем и вовсе сошло на нет, что было, в общем-то, обычным для выходного дня.

Сотрудники потихоньку опять разбрелись по залу, одна только Валя пыталась ещё показывать зазевавшемуся клиенту какие-то телефоны. У неё что-то там не получалось, так что ей на помощь отправилось сразу несколько продавцов. Юра краем глаза наблюдал за происходящим издали.

Внезапно ребята зашевелились, начали взволнованно переговариваться между собой, потом и вовсе шуметь:

— Зовите Жеку. У нас подмена!

А вот это уже было херово. Юра встревоженно пошёл ко всем.

Действительно, не сразу разобрались, но произошла огромная неприятность — вместо одного из очень дорогих телефонов, на витрине оказался муляж. Внешне он походил на настоящий, и по весу фактически не отличался от настоящего, но на самом деле, то была просто красивая подделка.

Бросились смотреть записи видеонаблюдения — но изображение камеры давали чёрно-белое и смазанное, слаборазличимое. Телефоны на витрине сливались, работников, которые доставали и ставили трубки на место, попало в кадр множество — вычислить что-либо оказалось совершенно невозможно. Толку от камер было немного.

Некоторое время сотрудники суетились, бегали, что-то искали, опрашивали друг друга, но вскоре поняли, что всё бесполезно и тогда немного успокоились. Настроение у всех конечно испортилось. Валя тоже глядела виновато, — видимо чувствовала, что ребята исподволь винят в пропаже именно её.

Юра, как и все, ощущал сильную досаду, ведь телефон повесят на магазин, придётся скидываться из зарплаты — ничего хорошего. Помимо того, в понедельник припрутся сотрудники службы безопасности торговой сети. Те ещё дяденьки, бывшие криминалисты, бывшие сотрудники прокуратуры. Начнут всё переворачивать, всех опрашивать, ничего конечно в итоге не вычислят, но нервов попортят.

Размышляя подобным образом, парень опять сунул наушник в ухо, надеясь, что музыка его несколько отвлечёт и развлечёт, включил воспроизведение, и немного промотал вперёд, так что нестройный хор голосов практически сразу возопил:

What’s the buzz?

Tell me what’s happening.

Hang on Lord,

We’re going to fight for you!


Put away your sword!

Don’t you know that it’s all over?

It was nice, but now it’s gone…

И тут Юру словно молнией прожгло. Разом — с головы, до пят. Сердце куда-то упало и не сразу опять обнаружилось в груди, а найдясь, заработало с перебоями. Парень внезапно вспомнил утреннюю даму, вспомнил, что среди прочих показывал ей подменённую модель, вспомнил ту внезапную, непонятную, удивившую его радость. Ведь он сразу почувствовал, что это неспроста… Но не мог тогда понять, в чём дело. Теперь понял.

— Мать твою!

Обречённо поднялся на второй этаж, в офис, к Женьке. Тот как раз созванивался с очередным руководством и уже заученно объяснял возникшую проблему.

Когда товарищ закончил говорить по телефону, Юра основательно прочистил горло, прежде чем спросить более-менее безразличным тоном:

— Что слышно?..

— Сегодня все выходные, завтра посмотрят закупочную, потом точно узнаем, насколько мы влетели.

«Насколько я влетел».

— Ясно. Включай видео. Будем обратно камеры смотреть.

— Брось! Уже смотрели… Толку ноль.

— Да, но тогда мы не знали что ищем. А теперь знаем.

Женька тотчас насторожился:

— Что ты хочешь этим сказать?..

Юра, борясь с собой, тяжело вздохнул; твёрдо посмотрел товарищу прямо в глаза:

— Похоже, это был мой проёб.

— Да ты что?!.

— Наверняка.

Женька больше не спорил и ни о чём не спрашивал. Молча включил видеозапись. Выбрал нужные камеры, запустил ускоренную перемотку.

— Не спеши. Смотрим утро. Где-то в районе одиннадцати, полдвенадцатого.

В перемотке возникали те или иные лица, а также проявились Юрины передвижения по залу. Смотреть на себя со стороны было, не смотря ни на что, довольно забавно. Оказывается, он немного горбится при ходьбе, походка у него какая-то разобранная, а шея так и вовсе — гусиная.

Внезапно на видео появилась та самая женщина.

— Стоп. Вот она! Теперь давай помедленнее.

Дождался того момента, когда консультирование окончательно переместилось к витрине:

— А теперь очень медленно.

В самом замедленном, рваном повторе, ребята увидели, как Юра отворачивается к витрине, а женщина, удерживая телефон в правой руке, опускает его к сумке, висевшей на левом локте. Тут же поднимает руку обратно и когда парень поворачивается к ней, сразу суёт ему сотовый, одновременно забирая другой. Он не глядя ставит мобильник на витрину.

Юра наблюдал за этим моментом с огромным напряжением, даже немного взопрел от волнения:

— Стоп! Вот. Это оно.

Жека ничего особенного на видео не увидел.

— Ты уверен?..

— Посмотри внимательно, — удручённо выговорил Юра, — как только я от неё отвернулся, она мгновенно подменила телефон.

— Каким образом?.. Там секунды три всего прошло… Это же очень медленный просмотр, а в натуральном виде — вжик!..

— Не будь таким наивным. На то они и мошенники.

— С чего ты вообще взял, что это она?..

— Как тебе объяснить… Просто чуйка. Поначалу тётка вела себя как нормальный покупатель. А потом, внезапно, словно вышла из роли…

Теперь, когда появилась какая-то конкретика, решили вызвать полицию.

Жизнерадостный сотрудник органов, с прибаутками изучив видео, подтвердил догадки парней:

— Это фокус известный. У неё подменка в рукаве была. Ваш телефон она бросила себе в сумку, и в тот же миг скинула в ладонь подделку.

Полицейский небрежно выпытал у Юры характерные черты тётушки, и описание её внешнего вида. Напоследок громогласно спросил:

— На цыганку похожа была?!

— Нет, — уверенно сказал Юра. — На цыганку совсем не похожа. Просто загорелая, будто после солярия.

— Значит цыганка! — словно подтвердил коп свою мысль, и авторитетно пообещал. — Найдём!

Юра с Женькой разочарованно переглянулись.

Потом принялись составлять протокол, а ребята попутно сделали копию видео, скинули полицейскому на флешку, распечатали наиболее качественную, но всё равно нечёткую, фотографию мошенницы… Возня затянулась до закрытия.

Утомлённый и недовольный, Юра вышел из магазина в освещённую фонарями ночь, ни с кем толком не попрощавшись, и автоматически побрёл к трамвайной остановке, не видя дороги. Ноги сами несли его по привычному маршруту, мимо станции метро, мимо знакомых достопримечательностей, мимо нищих, калек, пьянчуг и прочих малоприятных представителей местной кунсткамеры, которых он, правда, зациклившись на своём, совершенно не замечал.

Песню парень включил соответствующую собственному мрачному настроению:

Sometimes it’s very scary here, sometimes it’s very sad,

sometimes I think I’ll disappear; betimes I think I have.

There’s a line snaking down my mirror,

splintered glass distorts my face

and though the light is strong and strange

it can’t illuminate the musty corners of this place.

There is a lofty, lonely, Lohengrenic castle in the clouds;

I draw my murky meanings there

but seven years’ dark luck is just around the corner

and in the shadows lurks the spectre of Despair…

Неожиданно его нагнала и немного опередила Валя. Юра не сразу заметил девушку. Чтобы привлечь внимание парня, ей пришлось помахать рукой у него прямо перед носом.

— Э-э-й, — мягко позвала она.

Он поднял удивлённые глаза, вытащил наушники. Лицо девушки прямо светилось доброжелательством.

— А ты что здесь делаешь? — ошарашенно спросил Юра. Кого-кого, а её он точно не ожидал в тот миг увидеть.

— В смысле? — поразилась девушка. — Как и ты, с работы иду.

— Так разве ты не на первой смене была?..

— Нет. Просто рановато сегодня пришла. Я на вторую хожу, чтобы спозаранку не вставать…

Юра к этому моменту уже вполне совладал с эмоциями:

— А-а, ясно…

— Ты на трамвайчик?

— Да.

— Значит нам с тобой по пути…

Пришлось опять удивиться:

— А куда едешь?..

— Знаешь «Корсар»?..

— Конечно… Кто ж не знает. Раньше частенько там бывал.

— Так вот, я живу неподалёку.

Его удивлению не было предела:

— Вот как?.. Так мы с тобой практически соседи!.. Мне выходить через одну, после тебя…

Валя подладилась под его шаг, молча пошла рядом. Юра всё так же не знал, о чём с нею говорить, так что тоже молчал. Да и не то было настроение, чтобы пытаться что-то из себя выуживать.

В вагоне сели бок о бок. Трамвайчик, сотрясаясь стёклами и громыхая железом, быстро понёс ребят сквозь ночной город.

— А я такая, — ни с того, ни с сего заговорила Валя, раздумчиво усмехаясь, — кручу этот телефон, верчу, кнопочки не нажимаются, экран не загорается…

— Да уж… — горько оборвал Юра.

Девушка смутилась. Поняла, что брякнула неуместно. Сразу переменила тон:

— Ты вообще, как?.. — поинтересовалась немного несмело, даже взволнованно.

Юра посмотрел на неё нахмуренным взглядом.

— Да. Понимаю. Можешь не говорить. Ясно, что хреново. Это я вообще зря спросила…

Она закусила губу.

Взгляд парня смягчился, он ощутил искренность её сопереживания:

— Ничего страшного. Вообще, приятно, что ты поинтересовалась.

Лицо девушки просветлело. Дальше опять поехали молча. Юра уставился в окно и залип, через несколько минут совсем забыл про Валю. Чтобы опять привлечь внимание парня, она легонько толкнула его в плечо:

— Бу!..

Юра не откликнулся, девушка толкнула сильнее. Он окинул Валю таким взглядом, как будто сейчас только впервые её увидел.

— Что-то ты совсем расклеился… — сказала она, огорчённо покачивая головой.

— Да, состояние такое, что остаётся только напиться.

Девушка чуть улыбнулась:

— Если хочешь, могу в этом составить тебе компанию.

Такой неожиданный оборот событий, немного вернул Юру в чувство. Он отозвался, вначале неуверенно:

— Ну, давай…

Но тут же заметно оживился:

— Можем вот как раз в «Корсаре» и посидеть.

— Отлично! Только не очень долго… Уже поздно, а завтра всё-таки на работу. Но парочку коктейлей выпить можно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 88
печатная A5
от 366