электронная
180
печатная A5
423
16+
Отпуск в параллельную реальность

Бесплатный фрагмент - Отпуск в параллельную реальность

Детективная история молодой пары

Объем:
214 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9828-4
электронная
от 180
печатная A5
от 423

1. Старая вилла

Это был абсолютно обыкновенный день, ничем не примечательный и, я бы даже сказала, скучный. Впрочем, как и многие дни моей интересной, но иногда однообразной жизни. Нет, не подумайте, я вовсе не прибедняюсь, ведь так живёт большинство людей нашего прекрасного и одновременно столь сложного, непонятного и до ужаса прагматичного мира. Думаю, не многие обитатели Земли когда-либо всерьёз задумывались о существовании других измерений. Да и я сама до недавнего времени не знала об этом совершенно ничего, а сочетание слов «параллельный мир» казалось мне чем-то фантастическим и нереальным. Но не будем забегать вперёд и, как плёнку старого кино, отмотаем события жизни назад в 2007-й.

В то время моё душевное состояние, впрочем как и финансовое, оставляло желать лучшего. В подсознании всплывает картина: я в полной растерянности, не знаю, что делать и как выплыть из вязкого болота, которое засасывает всё глубже. Жизнь моя превращается в цепочку странных бессмысленных действий. Представьте только: молодая дизайнер оказывается в деревне, на некоторое время лишается любимой работы и ко всему прочему становится свидетелем череды загадочных преступлений. Да, не слишком радостная ситуация, но как нельзя лучше описывающая моё положение в те далёкие времена. Вспоминая события прошлых лет, возникает чувство, что читаешь страшный рассказ, герои которого очень далеки, но чертовски интересны.

Так вот,  машины у меня тогда не было, зато был трактор. Не то чтобы у меня, у моего мужа. Он, внештатный журналист модного мужского журнала, вёл колонку об автомобилях, но в тот период, как понимаете, поработать по специальности ему не посчастливилось, а стал он, представьте себе, главным механизатором, если по-простому — трактористом. Жили мы в деревне в довольно большом двухэтажном доме, недалеко от леса, так что по ночам заслушивались завываниями волков и других лесных обитателей.

Домик в деревне достался мужу по наследству. Насколько помню, за город мы переехали лишь с единственной целью: продать жильё. У нас как раз шёл отпуск, мы надеялись побыстрее решить все вопросы с наследством и вернуться обратно, а вот оставаться в столь забытом цивилизацией месте точно уж не хотелось. Но, как оказалось, у дома были совсем другие планы. Он не желал отпускать нас так быстро. Почему? Об этом чуть позже, а сейчас подойдём поближе к нашему загадочному жилищу.

Дело в том, что найти покупателей оказалось задачей не из лёгких, и чтобы хоть как-то ускорить процесс продажи, мы решили немного облагородить всеми заброшенную старую виллу. Поскольку по образованию я дизайнер интерьера, мне безумно понравилось заниматься преображением дома, и я с головой погрузилась в работу: с огромным удовольствием переставляла мебель; подбирала, сочетала ткани, обои; перекрашивала, переклеивала, реставрировала… Внутри здания я обнаружила множество интересных и даже эксклюзивных вещичек: огромные часы с кукушкой, прелестные пейзажи и натюрморты, старые книги и море антиквариата. Рай для дизайнера. В дом я действительно вложила частичку своей души, безграничную фантазию и постаралась привнести в него как можно больше яркости, современности и чуточку авангарда. Когда же работа над фасадом и интерьером завершилась, стало безумно жаль продавать чудо дизайнерского искусства, в которое перевоплотился обыкновенный деревенский дом. И, собственно говоря, этого мы так и не сделали, но и в город тогда тоже не вернулись. События начали разворачиваться невероятно стремительно и необычно.

2. Загадочное преступление

В тот день после обеда, слегка уставшие, но безумно довольные проделанной работой, мы сидели в гостиной, отдыхали и о чём-то болтали. Неожиданно раздался стук в дверь. В гости к нам пожаловал один из соседей. Незаметно завязался разговор, и мужчина предложил моему мужу работу — завидную, между прочим, по деревенским меркам должность главного механизатора.

Вечером мы с мужем решили прогуляться по деревне: ходили, общались, обсуждали предложение соседа, рассматривали местные дома и просто наслаждались свежим воздухом.

Деревня больше походила на дачный посёлок. Здесь возвышалось много шикарных коттеджей, да и остальные домики показались нам весьма симпатичными и ухоженными. Вечер выдался на удивление тихим, спокойным и тёплым. Я ощущала приятное прикосновение ветра, чувствовала все камушки под своими подошвами, слышала шёпот травы, жужжание насекомых и созерцала чудные полевые цветы. Казалось, ничего не могло прервать столь прекрасное единение с природой, но вдруг словно гром средь ясного дня раздался грубый мужской голос:

— Стоять! А ну стоять!

От неожиданности я как ненормальная подскочила к мужу и спряталась за его спиной. Голос тем временем не замолкал:

— Дальше идти нельзя! Дороги размыты. И вообще, здесь для вас небезопасно!

Обернувшись, мы увидели высокий мужской силуэт в дождевом плаще и с ружьём на плече. Пронзительно заскрипели ворота, и через пару секунд мужчина исчез за высоким кирпичным забором. Ещё некоторое время в диком исступлении мы простояли у изгороди, ничего не понимая. В голове пробегали тысячи мыслей, но найти разумное объяснение тому, что произошло, не удавалось. «Какие размытые дороги в чудесную летнюю погоду? Да и дождей уже давно не было… и почему здесь небезопасно?» Я не знала, как ответить на вопросы, всплывающие в голове. Сердце забилось быстрее, оставаться на месте я больше не могла и не хотела.

— Не бойся, милая. Он явно не в себе. Пойдём отсюда, пойдём, — с улыбкой произнёс муж, словно почувствовав моё сильное волнение. Тревога внезапно сменилась огромным любопытством, которое и взяло над нами верх в тот момент, и как ни в чём не бывало мы направились вперёд.

Домов становилось всё меньше и меньше. И вот, пройдя крошечную полянку, нашему взору открылась необычайно завораживающая картина: окружённый деревьями небольшой ручеёк с изящными плавающими лилиями и переброшенный через него милый деревянный мостик. В ногах чувствовалась приятная усталость, мы присели у подножия огромной старой ивы и, не успев как следует насладиться великолепием окружающего пейзажа, стали невольными свидетелями крайне подозрительной сцены.

Приехав за город в какое-нибудь тихое уютное и далёкое от городской суеты место, хочется полностью слиться с природой, ощутив себя её гармоничной частью. Если же неподалёку есть озерцо, речушка или небольшой ручеёк, совершенно немыслимо отказаться от соблазна искупнуться, пройтись по подводным камням и просто как следует повеселиться, хорошенько друг друга обрызгав. Этим-то я и собиралась заняться.

Не спеша мы спускались к ручью, небольшие камушки выскальзывали из-под ног, прыгали в воду и создавали невероятно забавное бульканье. Альберт, так зовут моего мужа, неожиданно остановился, прищурился и принялся вглядываться вдаль.

— Кажется, там кто-то ходит, — произнёс он вполголоса и вернулся к дереву. Я всё же провела ногой по воде и, почувствовав сильный пронзающий холод, вскоре тоже оказалась рядом с мужем. Усевшись под старой ивой, ветви которой склонялись к земле, создавая атмосферу уютного шалаша, мы с огромным любопытством рассматривали окружающий пейзаж, пытаясь понять, что происходит по ту сторону ручья.

Треск сухих ветвей становился отчётливее, а голоса ближе. Через несколько минут удалось разглядеть два силуэта: мужской и женский. Поведение незнакомцев казалось вполне естественным и непринуждённым. Ничего странного я тогда не обнаружила. Возникло впечатление, что они отдыхают и наслаждаются красотой природы. Поскольку друг от друга нас отделял лишь узенький ручеёк и ветви зелёной красавицы, не составило особого труда разглядеть каждое движение и расслышать почти каждую фразу этой, на первый взгляд, ничем не примечательной парочки.

Как выяснилось из разговора, бывают они здесь довольно часто и обожают устраивать пикники на природе. В памяти хорошо запечатлелась картинка: мужчина расстилает покрывало недалеко от ручья, женщина достаёт из корзины всевозможные вкусности, они усаживаются и приступают к трапезе. «Милый пикничок, — подумала я. — А почему бы и нам такой не устроить?» С аппетитом уплетая что-то похожее на рулетики из жареного баклажана, незнакомцы не переставали вздыхать от восторга.

— Да они не на шутку проголодались, — заметила я.

— Наверное, очень вкусное блюдо, — облизнулся Альберт, не отрывая взгляда от голодных путешественников.

Поглотив наконец содержимое тарелки, мужчина посмотрел на свою спутницу и с улыбкой поинтересовался:

— А где же наша выпивка?

Ничего не отвечая, женщина достала из рюкзака бутылку ликёра и протянула мужчине. Тот жадно сделал пару глотков, затем не спеша встал, довольно потянулся и хотел было прислониться к дереву, но что-то явно пошло не так, мужчина вдруг побелел, позеленел и с грохотом, неожиданно для нас обоих, замертво упал на землю.

«Вот это поворот, — мимоходом пронеслось в голове. — Что с ним? Сердечный приступ? Обморок? Отравление?» Происшедшее застигло меня врасплох. Мы с мужем впали в дикое замешательство, ступор… называйте как хотите. Хотя сейчас-то я понимаю, что столь заторможенное состояние сыграло нам на руку. Неизвестно, остались бы мы в живых, если бы сразу бросились на помощь.

Так вот, услышав посторонние звуки, незнакомка насторожилась, достала из рюкзака револьвер и принялась осторожно осматриваться вокруг, причём действовала она вполне себе уверенно. Моему ужасу не было предела. Со страшной силой я сжала руку мужа и крепко прижалась к его плечу. Казалось, сердце вот-вот выскочит из груди. Незнакомка тем временем на удивление активно и целенаправленно принялась оттаскивать тело своего спутника.

Увиденное по ту сторону ручья напоминало фильм ужасов. Неужели это происходит со мной? Чем всё закончится? Что в бутылке на самом деле? Яд? А, может, снотворное? Вдруг мужчину ещё можно спасти? Что делать? Как помочь? Никакой ясности, всё как в тумане и только множество вопросов, на которые никак не удавалось ответить. Постепенно я сознаю: сейчас мы бессильны, преступница вооружена, а значит, избавиться от ненужных свидетелей ей особого труда не составит. За считанные минуты в памяти всплыли все молитвы, которые я когда-либо слышала. Надеяться оставалось только на чудо, и оно свершилось.

Откуда ни возьмись в поле нашего зрения возникла собака, довольно крупная, упитанная и невероятно забавная: волокущиеся по земле уши, короткие лапы, длинное туловище, как у таксы, и большие грустные глаза. Собака оскалила зубы, зарычала, затем, будто пытаясь помешать женщине, злобно вцепилась ей в штанину. Чтобы отвязаться от надоедливого зверя, незнакомка не церемонилась и безжалостно приставила револьвер к морде собаки. В ужасе я закрыла глаза, а спустя некоторое время услышала пронзительный лай зверька.

К счастью, мои опасения не оправдались: лишить жизни беззащитное существо преступнице не удалось. Едва заметив пистолет, собака мигом подскочила вверх и со всей силы впилась в руку живодёрке. От неожиданности и резкой боли женщина пошатнулась. Собака, не ослабляя хватки, продолжала сжимать челюсти до тех пор, пока злодейка не выпустила оружие из рук. С этого момента всё выстроилось против незнакомки. Сначала она, не в силах устоять на ногах, свалилась на землю, поранив ногу до крови, потом безуспешно пыталась встать, но то и дело спотыкалась и падала вновь. Собака, чувствуя нарастающий страх женщины, отступать не собиралась: всё путалась под ногами и грозно рычала. Тем временем в лесу раздался жуткий вой. То ли стая волков, то ли собак приближалась к месту боя. Услышав голоса собратьев, наш четвероногий питомец насторожился и пронзительно завыл. Злодейка не на шутку перепугалась. Находясь в состоянии аффекта, словно разъярённый зверь, она резко вскочила, злостно швырнула в собаку камень, подбежала к бездыханному телу своего спутника и с нечеловеческой силой оттолкнула его назад. Позади, насколько я смогла разглядеть, находился крутой склон, тело мужчины откатилось, и больше мы его не видели, впрочем как и женщину.

Собака ещё долго лаяла вслед скрывающейся преступнице. Наконец всё утихло, будто и не произошло ничего. Воцарилась полная тишина: ни голосов, ни шорохов, ни лая. Собака грустно улеглась у обрыва. Своим несчастным, одиноким видом она вызывала у меня бесконечное чувство жалости и сострадания.

Будто пробудившись после долгого сна и осознав наконец, что худшее позади, мы осторожно выбрались из укрытия, перешли через деревянный мостик и очутились по ту сторону ручья. Собака грустно поглядывала вдаль, не обращая на нас ни малейшего внимания.

Приблизившись к обрыву и обнаружив внизу небольшое болотце, вполголоса я произнесла:

— Думаю, он там.

— Кто?

— Кто-кто, — раздражённо прокричала я, — мужчина.

Подбежав ко мне, муж глянул вниз и тотчас принялся спускаться к болоту.

— Тут пусто. Никаких следов, — произнёс он с легким сомнением в голосе. Затем, подняв с земли длинную ветвь и воткнув её в болото, начал наблюдать, как оно безжалостно заглатывает беспомощную ветвь дерева.

— Если тело мужчины упало в болото, он уже давно мёртв, — продолжал муж, взбираясь наверх.

— Если, конечно, не умер ещё сразу, глотнув содержимое бутылки, — грустно заметила я.

Вдруг пришло страшное осознание того, что мы стали свидетелями спланированного и хладнокровного убийства. От одной мысли меня бросило в дрожь.

— Нужно бежать за помощью, — произнёс Альберт, и мы не раздумывая бросились в сторону деревни. Пёс лениво повернул голову, затем важно поднялся и последовал за нами. Несмотря на абсолютно неприспособленную к бегу комплекцию, зверёк на удивление быстро оказался рядом, причём его длиннющие уши не только не мешали, а, напротив, придавали ускорение, действуя как два огромных парашюта.

От хорошей летней погоды не осталось и следа. В долю секунды зловещая тьма окутала всё вокруг, раздались мощные раскаты грома и, не заставив долго себя ждать, на землю обрушился ужасный поток воды с градом. То вблизи, то вдали сверкали яркие молнии, тяжёлые капли били по телу, а мы мчались вперёд, почти ничего не видя перед собой и уже ничего не ощущая: ни страха, ни усталости, ни боли. «Вот-вот за поворотом должен появиться наш дом», — обнадёживала я себя, но его всё не было и не было, а мы всё бежали и бежали. Гром не замолкал, бешеный ветер беспощадно сносил на своём пути молоденькие, ещё не окрепшие деревья. Стихия не собиралась утихать. Не знаю, сколько минут или часов мы бежали, ощущение времени будто перестало существовать. И вот вздох облегчения. Наконец мы на пороге нашего столь обожаемого в тот момент жилища. Поворот ключа, второй — и мы внутри, собака тоже с нами. Придя в себя, муж бросился к телефону, снял трубку — гудков не последовало. Как оказалось, и сотовые не ловили. Решив сообщить о случившемся завтра, мы, совершенно изнеможенные и обессиленные, сбросили промокшую до нитки одежду, моментально рухнули на диван в гостиной и, обняв друг друга, мгновенно заснули.

3. Тайна записной книги

Всю ночь меня мучили страшные кошмары: то безуспешно я пытаюсь выбраться из вязкого болота, то хожу по тёмному дремучему лесу и не могу найти дорогу домой. В ужасе открыв глаза, я с облегчением вздохнула, решив на мгновение, что странные вчерашние события — лишь жуткий сон или разыгравшаяся фантазия. К сожалению, долго тешиться иллюзиями не получилось, и едва мой взгляд упал на собаку, возлегающую на коврике у двери, все затаившиеся надежды моментально испарились.

За окном всё ещё лил дождь. Погода была серая и мерзкая, впрочем, под стать моему настроению. Стало как-то жутковато, и я принялась тормошить мужа. В холодном поту Альберт подскочил с дивана и, пробормотав что-то невнятное, резко уселся рядом. Выглядел он, мягко говоря, испуганно и очень растерянно.

Не успев прийти в себя после жуткой ночи, мы всё же собрались с мыслями и дозвонились в полицию, после чего принялись обдумывать наши дальнейшие действия. Сообща было решено сходить к местному участковому. Правда, открыв входную дверь, поняли, что слегка погорячились. Наш двор в тот момент напоминал маленькую Венецию.

— Вот это да! Потоп настоящий, придётся сегодня дома сидеть, — грустно произнёс Альберт и тут же закрыл за собой дверь.

Недавние события, ночные кошмары, а теперь ещё и этот потоп привели меня в бешенство. На душе накопилось столько возмущения, что, казалось, ещё чуть-чуть, и я взорвусь от негодования. Сдерживаться не было силы, и в ярости я завопила:

— Ужасно! Как всё надоело! Когда мы, в конце концов, в город вернёмся?! Альберт, я больше не могу! Это просто сущий кошмар! Стоит закрыть глаза, как тут же мерещится вчерашняя сцена! Если так и дальше пойдёт, боюсь, я сойду с ума!

— Дорогая, — крикнул Альберт, — поверь, у меня тоже нервы на пределе, я тебя прекрасно понимаю и сам хочу как можно быстрее отсюда убраться! Но что мы можем сделать? Для начала нам двоим нужно успокоиться и переждать, пока сойдёт вода.

Выплеснув эмоции, стало немного легче. Я прошлась по гостиной, думая, чем же себя занять, поднялась на второй этаж, грустно бродила туда-сюда, переходила из комнаты в комнату, со всей силы хлопала дверями и не переставала повторять: — За что мне всё это? За что?!

Ещё долго я шаталась по дому, укоряя себя во всех бедах на свете. Вскоре это бесполезное занятие мне изрядно надоело. Я присела на стул, закрыла глаза, запрокинула голову вверх и о чём-то задумалась. В таком положении просидеть удалось недолго, уже через несколько секунд почувствовалась сильная боль в шее, резко открылись глаза, а взгляд мой устремился на невзрачную ручку на потолке.

«Странно, — подумала я, — когда с Альбертом мы делали ремонт, мне, конечно, приходилось видеть эту железяку, но почему-то ассоциаций с ручкой она у меня тогда не вызвала». Охваченная диким любопытством, я вытащила из шкафа небольшую складную лестницу, установила её в нужном месте и осторожно взобралась наверх. Открыть маленькую квадратную дверцу на потолке труда не составило: я лишь подняла руку, надавила на ручку, и вуаля!

На чердаке предполагалось увидеть нежилое помещение, захламлённое грудой бесполезных вещей. На самом деле моё предположение в корне отличалось от действительности. Более уютного, тёплого и притягательного интерьера я не могла себе и представить. Натуральные материалы, божественный запах леса, огромные деревянные балки, соединяющие две наклонные стены — все это создавало неповторимый деревенский шарм и в то же время атмосферу надёжности и защищённости.

— Вот это да! — шептала я, оглядывая помещение.

Вся мебель чердака была выполнена из натурального дерева, стены выложены фактурными выпуклыми брёвнами, а с потолка свисал большой и, судя по всему, до неприличия удобный гамак. Он, как я сразу подметила, разделял пространство на две части: художественную мастерскую и спальню.

В мастерской напротив чердачного окна гордо возвысился деревянный мольберт, справа от него разместился массивный дубовый стол, а на полу у стен выстроились в несколько рядов холсты с пейзажами, натюрмортами, портретами и невообразимыми абстракциями.

Увлечённо перебирая картины, я вдруг натолкнулась на знакомую панораму: величественная старая ива и узенький ручеёк.

— Невероятно! Это место повсюду преследует меня, будто нарочно.

Решив всё же не поддаваться вчерашним воспоминаниям, я оторвалась от картин и подошла к столу. Здесь творилось нечто невообразимое. В творческом беспорядке валялись карандаши, палитры, разноцветные стаканчики, тюбики масляных красок, а широкий глиняный кувшин, казалось, вот-вот лопнет из-за обилия торчащих из него кистей. Ещё никогда мне не приходилось видеть одновременно такое количество кисточек разной длины, толщины и формы. От разнообразия запестрело в глазах.

Напротив стола стояло удобное кресло-качалка, искусно сплетённое из виноградной лозы, и оригинальный шарообразный торшер, отдалённо напоминающий гнездо диковинной заморской птицы.

Изучив мастерскую, я наконец оказалась в спальне. Там под большим мансардным окном расположилась удобная двуспальная кровать, так что засыпать можно было, любуясь ночным звёздным небом.

«Здорово!» — подумала я и перевела взгляд на высокий книжный стеллаж.

Среди огромного количества запыленных книг и журналов внимание моё привлёк толстый старинный ежедневник в красивом кожаном переплёте, украшенном колоритным восточным орнаментом. Безумно захотелось его открыть, пролистать, ощутить запах листов.

С самого детства перед тем, как начать читать книгу, я обязательно вдыхала её аромат, и эта привычка осталась до сих пор. Пожалуй, если бы стали выпускать духи с запахом свеженапечатанного журнала или книги, я бы, несомненно, приобрела себе такие.

Кажется, мы слегка отклонились от темы…. Так вот, стоит сказать, что этот чудесный ежедневник закрывался на ключ, местонахождение которого осталось для меня загадкой.

«Что же там внутри?» — подумала я и, не теряя времени, приступила к поискам ключа. К сожалению, всё было тщетно, найти его так и не удалось. Слегка расстроившись, я вернула ежедневник на место, схватила с книжной полки первый попавшийся детектив и погрузилась в чтение. Сидя в удобном кресле из виноградной лозы, укрывшись тёплым пледом, я с наслаждением перелистывала страницу за страницей. Глаза закрывались сами собой, книга выпала из рук и постепенно я провалилась в глубокий сон. Разбудил меня эмоциональный и даже перевозбуждённый голос Альберта.

— Вот это да! Обалдеть!

— Да, дорогой, здесь действительно чудесно, — сказала я и громко зевнула.

— Знаешь, мне и в голову не приходило, что чердак этого дома такой просторный, светлый, а отделка какая! — произнёс Альберт, постучав ладонью по дереву. — Шикарно!

— Ты посмотри на торшер! У меня от него дух захватывает! Это же ручная работа!

— Впечатляет! — как-то очень серьёзно сказал супруг и замер у абажура, словно рассматривая музейный экспонат.

— Кстати, здесь есть весьма любопытная вещица, — быстро протараторила я, затем побежала в другую часть комнаты, схватила ежедневник и протянула мужу.

— Вот, держи. Как думаешь, что это?

— В смысле? — удивился Альберт. — Книга. Хотя нет, ежедневник, наверное. Ты смотри-ка, не открывается, — ещё больше удивился Берт. — А ключа нету?

— Не знаю, я не нашла. Может, так попробуешь открыть?

Берт порылся у себя в карманах, затем ещё раз внимательно осмотрел кожаный переплёт и наконец уверенно сообщил:

— Отвёртка нужна.

— Подожди, — неожиданно прервала я Берта. — А кому всё-таки принадлежал этот дом?

— Что?

— Кому принадлежал этот дом? — снова повторила я.

Альберт удивлённо посмотрел на меня, затем присел на кровать и задумался. Я подошла поближе и приготовилась к увлекательному рассказу.

— На самом деле мне известно немногое, — осторожно начал супруг. — Вилла принадлежала двоюродной тётке. В детстве я гостил у неё несколько раз во время летних каникул.

— А какой она была, твоя тётя? — с нетерпением перебила я мужа.

— Милая, добрая женщина, безумно красивая. Постоянно рисовала с натуры, хотя тогда мне не посчастливилось побывать на чердаке, и, честно говоря, до сегодняшнего дня я даже не подозревал о существовании этой великолепной мастерской.

— У тёти не было своих детей?

— Почему же? У неё есть дочь. Я видел её ещё совсем маленькой. Правда, в настоящее время она, насколько мне известно, за границей: то ли в Канаде, то ли во Франции. От своей части наследства, как ни странно, отказалась. Больше я ничего не знаю.

— Так что же всё-таки случилось с тёткой?

— Это запутанная история. Со слов отца, после развода с мужем она стала практиковать активные виды спорта, можно даже сказать экстремальные. Ездила кататься на байдарках, занялась альпинизмом, ходила в горы… и всё в таком духе. В последний раз она собралась в поход на Урал покорять горные вершины и там пропала без вести. Тело её так и не нашли. Незадолго до этого, словно чувствуя что-то неладное, она написала завещание и заверила его у нотариуса. Так вот, часть дома тётушка оставила своей дочери, а часть мне. Вот, собственно говоря, и всё, что могу рассказать.

— Ничего не понимаю, получается, дом принадлежит не только тебе?

— Дорогая, чем ты слушаешь? — недовольно нахмурился Альберт. — Я же сказал, от своей доли наследства дочь Эльзы отказалась.

— Да уж, какая-то тёмная история… Час от часу не легче, повсюду сплошные тайны… — грустно пробормотала я. — Дорогой, давай уедем отсюда! И забудем обо всём как о страшном сне!

— Да, ты права. Если честно, меня уже тоже всё здесь напрягает.

Не спеша встав с кровати, Альберт заглянул в окно и с улыбкой добавил: — Погода вроде наладилась, можно и прогуляться. А завтра с самого утра отправимся в город. Как тебе такой вариант?

— Я обеими руками за! Жду не дождусь, когда мы свалим отсюда! А прогуляться действительно не помешает. Только вот сапоги резиновые нужно поискать.

Я быстро слезла с чердака, спустилась на первый этаж и оказалась в гостиной. Там меня с нетерпением ожидал наш новый питомец. Виляя хвостом, пёс подбежал ко мне и принялся неуклюже подпрыгивать на задних лапах.

— Ух ты, какой большой. Ну хватит, хватит, сейчас повалишь меня.

Я погладила пса и вдруг заметила на его шее тонкий кожаный ошейник, идеально сливающийся с шерстью. Присмотревшись внимательнее, в глаза бросился небольшой симпатичный ключик, изящно свисающий с ошейника.

— Альберт! — завопила я со всей силы и тут же услышала быстрые шаги мужа.

— Что случилось?

— Посмотри на это! — взволнованно продолжала я, показывая на украшение собаки.

— Занятно, — иронично произнёс Альберт.

Не вымолвив ни слова, я принялась осторожно снимать украшение.

— Кажется, мне понятен ход твоих мыслей, — с ухмылкой произнёс муж, — но, думаю, ты ошибаешься.

— Почему же? Тебе часто приходилось видеть такое?

— Если ты о ключе, в нём нет ничего удивительного. Дизайнерская задумка. Для красоты. Спорим, что он декоративный?

— Сомневаюсь, дорогой, хотя проверить не трудно. Отцепив ключик, я тут же побежала к лестнице.

«Странно, какая связь может быть между этим зданием и собакой? Хотя, судя по всему, пёс здесь не впервые, очень уж спокойно он себя ведет, прямо как дома». Вдруг меня осенило:

«Это собака Эльзы! Если догадка верна, тётушка вполне могла спрятать ключ от ежедневника на шее своего любимого питомца. Насколько я смогла понять, женщиной она была весьма оригинальной».

Размышления мои прервались криками мужа:

— Дорогая, может, потом всё проверишь? Давай лучше прогуляемся!

— Альберт, подожди! Мы обязательно погуляем, но чуть позже!

Поднявшись на второй этаж, я быстро вскарабкалась на чердак и побежала к книжному шкафу. Почти не сомневаясь в правильности своих умозаключений, с предвкушением я ожидала, как через пару минут погружусь в захватывающую любовную историю из жизни хозяйки нашего дома.

Ключ действительно подошёл, но, открыв ежедневник, меня постигло разочарование. Ведь был это вовсе не дневник, а простая записная книга с номерами телефонов, адресами, неразборчивыми именами и фамилиями. В общем, сущая скукота! Пролистав ежедневник ещё раз, моё внимание привлекли два последних листа, подозрительно слипшиеся друг с другом. Осторожно разъединив их, я увидела пятна, напоминающие засохшую кровь, и инстинктивно отбросила книгу на кровать. Немного придя в себя и вновь склонившись над ежедневником, я с облегчением вздохнула:

«Ника-Ника, зря наводишь панику, это же простая краска алого цвета».

К сожалению, спокойствие продлилось недолго. Как только удалось разобрать пару неаккуратных записей, сделанных, скорее всего, в бешеной спешке и суматохе, я пришла в настоящий ужас. Содержание послания, мягко говоря, удивило. А как бы вы отреагировали на подобную запись:

«Помоги… Произошло убийство» — и чуть ниже адрес: «Парковая, дом 16».

После прочитанного меня мгновенно охватило неописуемое чувство страха и отчаяния. Не в силах совладать с нахлынувшими эмоциями и жуткими мыслями, я чуть не потеряла сознание. Щёки вспыхнули жарким пламенем, а в ушах раздался пугающий гул. Я не могла ни на чём сосредоточиться и пребывала почти в бессознательном состоянии. К счастью, в этот момент на чердаке появился Альберт:

— Так ты всё-таки открыла его! — слова Альберта прозвучали настолько громко и неожиданно, что меня будто током пронзило. С ужасом в глазах я посмотрела на мужа. Заподозрив неладное, он схватил ежедневник в руки и растерянно пробубнил:

— Не может быть! Что это значит?!

— Сама не знаю, — грустно ответила я. — Ощущение, словно твоя тётя от кого-то либо от чего-то бежала и с надеждой на спасение оставила здесь эту запись.

— Может, она была не в себе? — предположил супруг и сразу добавил: — Дорогая, думаешь, по указанному адресу на самом деле произошло убийство?

— Возможно…. После вчерашнего меня уже ничего не удивит… — отрешённо пробормотала я и, выдержав небольшую паузу, таинственно произнесла:

— А что если исчезновение твоей тётушки действительно связано с запиской? Что если ей нужна была помощь?

— Дорогая, ты, как всегда, всё усложняешь.

— И обычно оказываюсь права.

— Бессмыслица какая-то, — фыркнул супруг, посмотрев мне прямо в глаза. — Знаешь, милая, обычно, когда человеку нужна помощь, он об этом говорит, ну или в полицию обращается или ещё куда-нибудь, но уж точно не занимается написанием записок. И ответь, пожалуйста, — не успокаивался Альберт, — зачем тётя прицепила ключ от ежедневника к ошейнику собаки? Тебе не кажется это странным? — возмущённо спросил муж и, не дожидаясь ответа, принялся рассуждать:

— Если бы Эльза хотела, чтобы кто-нибудь увидел её мольбу о помощи, она могла хотя бы не закрывать на ключ ежедневник, а просто положить его на видное место.

— А тебе не кажется, дорогой, что её мольба, как ты говоришь, могла предназначаться не кому угодно, а вполне конкретному человеку? — в упор смотря на мужа, я требовала немедленного ответа.

— Кому? Неужели тебе?

— Да нет, конечно! Кому-то, кто хорошо знал твою тётю и её пса. Человеку, который не раз видел этот ключ и знал, что именно им можно открыть.

— Ладно, дорогая, — решительно произнёс Альберт. — Хватит догадок! Нам необходимо сходить к участковому! Узнаем по поводу вчерашнего происшествия. Думаю, полиция уже приезжала. Заодно расскажем о нашей находке. Может быть, удастся что-нибудь выяснить.

4. Отравительница и её жертва

Надев резиновые сапоги и захватив на всякий случай зонт от дождя, во всеоружии и с боевым настроением мы направились к входной двери. Погода стояла прекрасная. О недавнем стихийном бедствии напоминали лишь огромные лужи на земле.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 423