электронная
108 75
печатная A5
288
16+
Отпуск с привилегиями
30%скидка

Бесплатный фрагмент - Отпуск с привилегиями

Пелагея и ее приключения

Объем:
38 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-6244-4
электронная
от 108 75
печатная A5
от 288

Отпуск с привилегиями

Вступление

Приморское кафе <<Podium>>.Ялта 1995 год

Модест Харитонович Дармостук, сидел в Приморском кафе <<Podium>>,рядом с набережной имени Ленина и, улицы Гоголя уплетая холодный борщ, на очереди были пельмени. На столике перед ним, так же стоял литровый графин водки и огромный, литровый бокал полный холодного пива, а так же жарко́е с картофелем, овощной салат, шашлык, бутылка кетчупа, горчица и ваза с фруктами, довершала все сие нагромождение небольшая, плетеная корзинка полная хлеба. Модест Харитонович ел с большим аппетитом, махом выпивая рюмку водки и,с хрустом закусывая свежим огурчиком, вонзаясь своими крупными зубами, в кусок еще горячего, сочного шашлыка и, по ходу дела запивая холодным пивком. Пельмени, он пока отставил в сторону как и, недоеденный холодный борщ и жаркое, решив что это может и подождать немного. Он повернулся всем своим грузным, толстым, телом в сторону официантки и, небрежным жестом своей огромной руки, позвал ее к себе, кивнув еще и головой. Затем повернулся обратно к столу, провел своей рукой, в которой был платок, по своей лысине, а так же по усам и бороде, сметая с нее крошки. С ним за столиком сидели еще двое. Панас Брехуненко и Лесь Писунько. Это были два молодых, черноволосых, украинских парня, обоим было по двадцать лет, они пуская слюни во все глаза смотрели на то, как ест их босс. Наконец освободившись, к столику Модеста Харитоновича подошла молоденькая официантка, в короткой клетчатой юбочке и, такого же фасона блузке.

— Милая моя, обслужи меня еще немного! Этим двум парубкам, тоже самое что и мне принеси! -и он хохотнув хлопнул официантку по ее крупному заду.

Подождав, когда официантка принесла заказ, а затем отошла от столика к другим посетителям, Модест Харитонович с удовлетворением, откинулся на спинку плетеного кресла и начал разговор.

— Значит так! Мне такое выполнение моих требований, больше не надо! Откуда вы их вообще берете? Из последней партии двух не взяли, пришлось в бордель, к тетке Малуни отдать! Вы что творите, вы хотите меня по ветру пустить? Так сами же без жратвы останетесь! Давайте беритесь за головы свои и, ищите качественный товар, а не ширпотреб, за который не то что денег, а даже смотреть не хотят! Те последние, какие-то бледные, маленькие, худые и взяться-то не за что! У вас самих вообще вкус есть, или нет? Здоровых берите, чтобы клиенты со своих стульев попадали ясно вам? -с улыбкой сказал Модест Харитонович сверля Панаса и Леся своими пьяными глазами.

— Как найдете таких, сразу ко мне на яхту и, там уже по клиентам! Все, кушайте и займитесь наконец делами! -закончил он свое маленькое, производственное совещание.

1

Наконец сбылась мечта идиотки, так как мне подписали рапорт на отпуск в июне.

Да и правда я так и сказала:-Товарищ полковник, ну сколько можно ходить в отпуск зимой?

А он мне:-Ты не семейная, у тебя ни мужа ни детей! Да ты еще молодая и у тебя забот таких как огороды и дачи нет!

А я ему:-Так я что выходит не человек что ли?

А он мне:-Ты товарищ Душегу́бова, в первую очередь-прапорщик! И прапорщик с большой так сказать буквы, потому как служишь в Главном окружном штабе на Дворцовой!

— Ну все началось, я его задела! Сейчас он мне на пол часа лекцию зарядит! -закатила я глаза.

Я приготовилась слушать его бесконечный монолог о трудностях и тя́готах воинской службы, о знании воинского устава и порядка его выполнения, о субординации и воинской дисциплине. Но он что-то заглох. Я открыв глаза, удивленно посмотрела на него сверху вниз. Он склонился над моим рапортом и, что-то обдумывал.

— Товарищ Душегубова, а куда вы собираетесь в отпуск? Если на юг — то ни ни, там все еще толком не закончены боевые действия! А отличника боевой и политической подготовки я терять не хочу! Вы надеюсь понимаете меня товарищ прапорщик? -спросил полковник Мухобойников, посмотрев на меня снизу вверх, высоко задрав голову, да так, что чуть фуражку не уронил.

— Так точно товарищ полковник! -отрапортовала я.

— Вот это правильно, вот это молодец! Приказы надо выполнять, а не обсуждать! И еще вопрос:-Товарищ прапорщик Душегубова, почему вы до сих пор не замужем? Вы наши показатели притормаживаете, так сказать! Вам, товарищ прапорщик должно быть стыдно! А посему моя директива! За время своего отпуска, найти себе мужа и чтобы на семейном фронте, все было согласно моего штатного расписания и приказа! Приказ ясен товарищ прапорщик? Если ясен, а он должен быть ясен, то вы свободны а рапорт отдать в строевую часть! -и полковник Мухобойников подписал рапорт на отпуск.

Я в полном ликовании, поскакала как страус по кольцевому коридору, отдавать рапорт и получать отпускные. Бежала по коридору, пол которого был деревянным и грохот стоял еще тот. За моей спиной в кабинетах, стали открываться двери и, любопытные сослуживцы выглядывали посмотреть что происходит.

— Не началась ли третья мировая, или может быть наводнение и, это уже эвакуация полным ходом происходит, а мы заработались в своих кабинетах? -уточняли они, я их криком успокаивала.-

— Третья мировая будет завтра, блокада и наводнение, тоже начнется завтра! -и бежала дальше.

Я хотела как можно быстрее расправиться со своими делами в штабе, придти домой и снять наконец эту форму, в которой мне было тесно и душно. Наконец я отдала рапорт в строевую часть, выполнив все формальности и передав дела, поскакала домой. Перед этим, я со своего кабинета позвонила Прасковье и рассказала новость. Это было поистине важным моментом, так как Прасковья вчера вышла в отпуск и мы собирались вместе, по взрослому завалиться куда нибудь и, отдохнуть от души. Прасковья очень рвалась в Крым, где когда-то родилась и, часть юности прожила там. Ее отец, был моряком и многое ей о море рассказывал. И она все это помнила и любила море. Я выписала себе воинское требование, для бесплатного проезда, на поезде до Крыма и назад. И вот мы сидим у меня дома и совещаемся.

— А что мне брать а Прасковья? У меня ни нормальной одежды нет, ничего! В форме ехать или как? -спросила я у Прасковьи.

— Да ты подруга спятила, там купишь! -говорила она.

— А купальник? У меня нет купальника, я что в этих кружевных буду что ли? Как беднота какая-то! -начала снова я показывая рукой на свои трусики.

— Да говорю тебе там купишь! Там на все размеры есть, наверное! -с сомнением посмотрев сначала на мои бедра, а затем на свои, сказала Прасковья.

Затем подумав и еще раз посмотрев на мой зад, неопределенно пожала плечами.

— Может действительно нам на рынок, или в Гостиный двор сходить пока не поздно? -предложила она.

Ну мы и пошли в Гостиный двор. Потолкавшись там около прилавков, я лично для себя, ну ничего путнего не нашла, а Прасковья все еще делала тщетные попытки, что либо найти и, случайно наступила какому-то парню на ногу.

— Вот чертова кукла! -ляпнул он не подумавши.

— Ты миленький кого тут куклой назвал а? Вот срань господня, что ты тут вообще, в женском отделе нижнего белья делаешь? Ты может быть голубой, или извращенец? -напирала на парня Прасковья, парень смотрел на нее снизу вверх, широко раскрыв глаза и часто дышал Прасковье, чуть ниже пупа.

— Ты куда миленький? Не уходи, ты куда мне дышишь бестыдник? Ну точно извращенец! -и она загнала его своим напором прямо на меня.

Паренек уперся своим задом мне в коленку и оглянулся. По его лицу можно было прочитать, как быстро покидает душа его тело.

— Вы что это на меня? Я вас вовсе не хочу! -начал было он, но тут взбесило меня.

— Так ты чебурашка хочешь сказать, что мы такие страшные, что ты даже не можешь на нас смотреть? Бог бережет тебя, глупое создание! -высокомерным тоном сказала я.

Паренек уже явно стал отходить от мира сего. Ножки его стали подкашиваться, и он просто мотал головой вправо и влево, то на Прасковью, то на меня.

— Послушай, я надеюсь что ты еще помнишь, зачем мы сюда пришли? -спросила я Прасковью, поглаживая паренька по головке, чтобы он успокоился и не упал тут в обморок.

— Да помню, пошли домой, тут все равно выбора нынче нет, почему не знаю! -сказала Прасковья и мы отошли от паренька, после чего зашагали большими шагами, по направлению к дому.

Паренек радостно хрюкнув, решил как можно быстрее покинуть отдел женского белья и тем самым обезопасить себя, от гигантских теток.

2

Придя домой, я молча собрала то что нужно было в чемодан и, зайдя на кухню, где утоляла голод Прасковья, я предложила.

— Прасковья, надо бы за билетами на Московский вокзал! -она согласно кивнула головой, я вышла за порог и позвонила соседке, вскоре дверь открылась.

— Ефросинья Панкратовна, добрый день! Я уезжаю в отпуск, вы не возьмете на некоторое время моего Федю, а я вам за это заплачу? -спросила я соседку.

— Да что ты миленькая, ну конечно же, какой разговор! -и я ей передала судно, миску, огромный мешок корма, корзинку с подушкой и Федю, потом вернулась к себе в дом и, взяв деньги передала Ефросинье Панкратовне.

— Ну ты долго там насыщаться будешь? -спросила я у Прасковьи.

— Все иду уже, поесть нормально не даст! -проворчала Прасковья.

— Так может сразу и чемоданы с собой потащим? -спросила я.

— И что там с ними делать? А если билеты на завтра? -сказала Прасковья.

— Ну мы же сначала до Москвы и с пересадкой затем туда в Крым! А до Москвы по любому билеты есть! -сказала не подумавши я.

— Но покупать с Москвы до Крыма мы будем здесь ведь! -объяснила Прасковья.

— Ну все ты меня запутала! -сказала я и бросила чемодан на диван, я действительно уже очень давно никуда не выезжала, давно вела затворнический образ жизни: работа-дом-работа.

— А может самолетом? -спросила меня Прасковья, я застонала и убийственным взглядом посмотрела на Прасковью.

— Ну у меня требование только на паровоз! На самолет не дали бы, потому что министерство обороны задолжало летунам по деньгам, наверное! По крайней мере, нам так доложили наши отцы командиры! -сказала я и выдохнула полной грудью, тем самым чуть не сдув стоящую на столике вазу, с воткнутыми в нее длинными перьями от фазана, которые я уже забыла где взяла и когда.

— Ладно переодевайся и поехали на вокзал за билетами! -скомандовала Прасковья.

Я вынула из шкафа платье, которое давно хотела одеть, на какое нибудь важное мероприятие. И важное мероприятие на мой взгляд, как раз наступило. Радостная такая, я стояла перед зеркалом, любовалась собой и, не заметила как из кухни вышла Прасковья, жуя очередной бутерброд, который состоял из хлеба и тушенки. Она наверное, потому постоянно и приходила ко мне в гости и, порой даже с ночевкой, чтобы только уничтожать мои продовольственные запасы. Так вот, она вышла и увидев меня в этом платье, подавилась и закашляла. Крошки от бутерброда полетели прямо в мою голую спину, потому что у платья было глубокое декольте сзади, почти до пояса и спереди так же. Кое как откашлявшись, она со слезами на глазах, еще раз на меня, неотразимую в этом платье посмотрела. И ее понесло.

— Да ты сдурела что ли? Нет я не могу, ты спятила подруга, мы же не на дикий пляж идем! Ты в нем как Мальвина, стоящая вдоль дороги и, голосующая дальнобоям! -со смехом сказала Прасковья.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108 75
печатная A5
от 288