электронная
160
печатная A5
381
12+
Отпуск по ранению

Бесплатный фрагмент - Отпуск по ранению

Объем:
194 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-5908-6
электронная
от 160
печатная A5
от 381

Моей супруге Ольге Анатольевна, моему сыну — Сергею, моей дочери — Дарье

с благодарностью за помощь в создании этой книги.

Дорогим читателям!

Открыв эту книгу, каждый читатель сможет заглянуть за многолетний, а порой и много вековой занавес истории. Происшедшие события не оставят никого равнодушным, натолкнут на размышления, оставят желание узнать больше. Автор этой книги прозаик, краевед, публицист Александр Викторович Ралот, не только писатель –он искусный ювелир, который по крупицам собирает частицы временной памяти. Философия исторических событий слишком тонка, большое количество фактов утеряно, но только не сегодня, не в этой книге. События которые касаются революции, войны –это не только наше прошлое, это ясное осознание приоритетов, наша душа, которая всегда отличала нас от других народов. Рассказ о Щуровой Валентине — образ всех русских женщин времен войны, разрухи и смерти; хрупкая, но не сокрушимая, простая великая женщина с ликом доблести, отважным сердцем. Родные люди-война-голод-разрушения-и конечно подвиг. В еще одном из рассказов о «Святой княгине» узнаваем очередной эскиз русской земли. Княжна Елизавета Федоровна, может действительно называться святой за свои деяния; не смотря на роковую судьбу, великое добро сокрыто в её сердце — множество людей получили от неё огромную поддержку, но не буду раскрывать всех секретов вы прочтёте все сами. Хочется выразить благодарность автору за то, что мы можем прикоснуться к такому знанию, о котором молчать нельзя. История о Елене Васильевне Глинской –источник факта, о котором просто стыдно не знать. Конечно же наш автор не смог обойти и ещё одну из великих женщин на Руси –княжна Киева Ольга, умная и властная женщина достойная вечной памяти. Самое важное и достоверное, что после любой книги Александра Ралота остаётся приятный осадок того, что все на свете знать невозможно, но к счастью он то и стремится к тому, что мы познавали более глубоко свою историю, что бы с достоинством могли передать знания другим поколениям, а знать лично о таких интересных фактах просто превосходно. Желаю приятно провести время, Вы его потратите с пользой!

Дручевская Алена Геннадьевна — Поэт
лауреат 1-ой степени городского конкурса чтецов «Набат памяти» посвященный празднованию 70-й годовщины Великой Победы в номинации «Авторское произведение» 2015г. Член Южно-Российского творческого объединения «Серебро Слов» при МОО Союза писателей России

Жестокая и равноапостольная

Предание старины глубокой повествует нам, что её малой родиной было село Выбуты неподалёку от Пскова, вверх по реке Великой. Девочка была родом из славянского племени древнерусской княжеской династии Изборских и носила имя Прекрасна. Молодая княгиня была из тех самых Гостомыслов, предки которых звали на Русь скандинавских князей-варягов.

В жизни каждой девушки имеет место особый случай. Конечно, произошёл он и с нашей героиней. Пришлось ей пересекать реку Великую, именно здесь она и встретилась со своим суженным — молодым князем Игорем.

Князь с сотоварищами изволил охотиться «в области Псковской» и возжелал без промедления перебраться через реку. Увидел «некоего плывущего в лодке» жестом и голосом подозвал его к берегу. Вдруг молодец обнаружил, что его парусом правит не мужчина, а девушка красоты удивительной. Тут же воспылал к ней князь похотью и стал склонять деву ко греху. Однако рулевая оказалась не только красива, но целомудренна и умна. Решительно отклонила ухаживания княжеские, решительно устыдила наглеца. Напомнив охотнику о княжеском достоинстве и его судии, ибо он сам должен всегда быть «светлым примером добрых дел» для своих поданных, а так же для людей пришлых. «Да, я молода, не так знатна и уязвима перед вами, но я уж лучше в реку брошусь, чем стерплю поругание».

Выслушав такую речь, князь Игорь отпрянул и более к девочке не приближался. На берегу щедро заплатил ей за перевоз и расстался с ней, храня в памяти гневные её слова, а также прекрасный образ девы далёкой.

После этой встречи Прекрасне только и оставалось, что сидеть в своей светёлке и высматривать в окошко, не едут ли сваты. Лично сам опекун Игоря князь Олег в скорости поехал за ней. С порога передал девушке слова молодого князя: «Не нужно мне другой жены, а надобна мне токмо она». Сборы в дорогу дальнюю были недолги, не то что сама дорога до стольного града Киева, того что на великой реке Днепр возведён знатно. Здесь и выдали её за Игоря, тут же заменив славянское имя девушки на варяжское. Отныне именовалась она Хельгой, или по-русски — Ольгой. Что значит «святая».

Так Прекрасна-Хельга-Ольга стала женой князя и русской княгиней.

Совсем непростое супружеское бремя легло на плечи юной Ольги. Недолго суждено было ей наслаждаться своим семейным счастьем. После свадьбы молодой супруг без промедления отправился в поход, а вернулся из него уже отцом: сын княжеский народился.

Время в ту пору было тревожное: вороги перли на Русь со всех сторон.

Князь не задержался возле жены своей юной, скоро собрался да и уехал по делам важным, княжеским. Суждено ему было столкнуться там с коварным ворогом.

Был он схвачен в стане древлянском предательски и от подлых рук неприятельских принял смерть лютую. (О том, что князь Игорь был жестоко замучен древлянами за попытку взять с них дань в третий раз подряд, уступая требованиям воевод из своей собственной дружины, я скромно умолчу.) Слишком мал был юный княжич, сын Игоря, для дел важных, государственных. Такой вот удел выпал его матушке: княжить в Киеве за малого дитяти и за мужа в бою павшего.


***

Никогда не забуду мужа свого, князя удалого Киевского. Покорюсь судьбе, выберу вдовью долю,

более никогда замуж не пойду, буду житие вести до скончания века с болью этой, многим бабам на Руси великой ведомой.

И не будет теперь мужчины, который сможет мне от скорби великой освободиться. Увы, но нет на Руси такого бога, чтобы могла к нему обратиться я за помощью и утешением. Однако даю в том обет, что отомщу я убийцам, и смерть их меня излечит. Выпал такой удел мне, чтобы не дать воли поганцам над киевской властью святой поругания чинить. Узнают и запомнят супостаты проклятые, что Ольга — княгиня законная есть, а не глупая птица — курица.

Сильно опасаясь мести киевской знати за убийство их князя, древляне отправили большое посольство к княгине с предложением ей незамедлительно вступить в брак со своим правителем Малом.

Двум десяткам послов, прибывшим по реке, правительница оказала самый радушный приём. Она всячески старалась показать им, что готова принять предложение древлян. Сообщила, что завтра послов пригласят на княжеский пир, который будет устроен прямо в ладьях.

На следующий день, подбоченясь, посланцы стояли в своих ладьях, а Ольгина дружина несла эти судна на своих плечах. Однако дойдя до середины княжеского двора, ладьи побросали в глубокую яму. Именно её княгиня распорядилась вырыть за одну ночь.

«Хороша ли вам честь?» — спросила сверху Ольга.

«Горше Игоревой смерти!» — отвечали обезумевшие послы.

— Закопать их живьём, — повелела княгиня, и отправилась незамедлительно писать письмо ненавистным древлянам с просьбой отправить к ней новые посольства, состоящие из ещё более знатных людей и числом по более первого.

Не имея никакой информации о том, какая участь постигла первое посольство,

древляне удовлетворили просьбу вдовствующей женщины и послали полсотни своих самых знатных соплеменников.

Ольга радостно и хлебосольно приняла их, предложив перед вечерним пиром хорошенько вымыться с дороги. По её распоряжению слуги подпёрли двери снаружи, со всех сторон обложили баню хворостом и подожгли. Второе посольство сгорело заживо.

Чуть после и третье посольство, состоявшее из пяти тысяч мужей было уничтожено воинами вдовствующей княгини на тризне по мужу у стен древлянской столицы Искоростеня. На следующий год наша героиня снова подошла с войском к Искоростеню. Город сожгла дотла с помощью голубей древлянских. Их скупили заранее за деньги немалые верные ей люди. Потом привязали к лапам птиц паклю горящую, да и выпустили на волю. Обезумевшие птицы полетели к своим гнёздам. И заполыхали повсеместно крыши сухой соломой, да камышом речным крытые. Оставшихся в живых древлян пленили и продали в рабство.


***


Ольга ту пору ещё не приняла веру христианскую, молилась богам языческим, а посему христианское прощение, было ей неведомо. Летописцы того времени писали, что в её мести не было наслаждения от победы над ворогом. Всё ещё жила в её душе месть за смерть своего мужа. Вот эту потерю любимого человека княгиня киевская безнаказанной оставить никак не могла. Вдова сделала то, что считала нужным. Более Ольга никогда не была замечена в кровавых и мстительных расправах.

В середине 50-х годов X века она с большим посольством отправилась в Византию. Там крестилась в христианскую веру. Естественно получила при крещении другое известное имя. «Повесть временных лет» описывает крещение нашей героини: Византийский император, сражённый красотой и мудростью женщины, захотел жениться на ней. «Я язычница, — ответила русская княгиня. — Если хочешь крестить меня, то крести меня сам, — иначе не крещусь». Император исполнил желание гостьи, а затем снова предложил стать своей женой. Она же ответила с негодованием: «Как ты хочешь взять меня, когда сам крестил меня и назвал дочерью. А у христиан не разрешается это, — ты сам знаешь». И ответил император: «Перехитрила ты меня, Елена. Отныне будет такое твоё христианское имя.

Сын Святослав пошёл в отца. Охота, военные походы и пиры — вот и все его забавы. Его мать всю себя отдала воспитанию трёх его сыновей — своих внуков. Ярополка, Олега и Владимира. Причём, двое старших вполне склонялись к тому, чтобы принять христианство, а вот самый любимый Владимир никак не хотел идти на столь решительный шаг. Однако, даже старших внуков бабушка окрестить никак не могла. Её сын и их отец их был, как бы это помягче сказать, убеждённый язычник.

В 969 году Ольга слегла в предсмертной болезни. Она просила сына выполнить свою предсмертную просьбу и принять христианскую веру. Но сын был не умолим. Святослав со всей решительностью отказался изменять вере своего отца.

Умирая, мать во всеуслышание предсказала, что всё равно вся Руси обратится ко Христу и совсем скоро, а сыну пророчила близкий конец и погибель. Княгиня киевская была погребена по-христиански, без каких-либо языческих обрядов. Как она и напророчила, её сын Святослав, был убит через три года печенегами. Они сделали из его черепа чашу и преподнесли своему правителю. Младший внук святой и равноапостольной Ольги великий князь Владимир принял христианство, перенёс святые мощи своей бабки в Десятинную церковь и крестил всю Русь великую.

Говорят, что тело блаженной княгини до сих пор сохранено от тлена. Его можно наблюдать через окошко в каменном гробу. Но окошко это открывается исключительно для истинно верующего христианина, все прочие люди могут лицезреть только закрытый гроб.

О чем молчит наш кошелёк

Глава 1

Эту великую женщину очень редко упоминают в нашей шумной прессе. За чередой повседневных сенсаций её практически забыли все. Меж тем она, в своё время, приложила немало усилий для укрепления государства Российского и это в пору череды сменяющих друг друга смут, постоянных придворных интриг и регулярных мятежей.

Великий князь Иван III чувствовал приближение «безносой, костлявой с косой».

— Женить Ваську надобно, давно пора. Уж двадцать шестой годок идёт, чай не отрок безмозглый уже. Хватит куролесить и распутством заниматься. Не дай бог, что со мной приключится, как ему холостому такое хлопотное хозяйство принимать. Опора нужна, надёжа опора требуется. Ты уж Юрий Дмитриевич расстарайся, подбери нам невесту под стать жениху, а если будет умнее Васьки, так и того лучше. Смотр организуй по всем правилам, кому как не тебе внуку византийца Мануила Буллотеса дело такое государственное вести. Твой батюшка Дмитрий, доставил в белокаменную супружницу мою, племянницу самого византийского императора Софьюшку Палеолог, теперь вот твой черёд настал. Смотри не подведи.

Князь Юрий Траханиот склонил голову перед Иваном третьим:

— Искать невесту молодому княжичу Василию надобно средь русских боярских домов. Этим выбором супруги для сына твого мы сможем лишний раз засвидетельствовать перед всем народом русским великую роль князя московского. А я всё, как ты велел споро организую, не беспокойся. Медлить с этим делом не стану. Мигом глашатаев и гонцов во все концы отправлю.

— Траханиот! Да ты, я погляжу, совсем спятил. Я не купца иль воеводу и даже не боярина осчастливить браком собрался. Сына, наследника под венец отправляю! Мне невестка из заморских краёв надобна! А ты токмо лёгкой конницей баталию выиграть хочешь. Не бывать этому. Ищи нам невесту за пределами краёв россейских.

Понимаю, что дело это нелёгкое, потому тебе и поручаю — более подходящей кандидатуры подле себя не вижу. Да, ещё имей в виду, что брак с будущим правителем Московии требует обязательного перехода в православие, в веру нашу святую. Западные монархи этого не приемлют, оттого твоя миссия ещё более трудна будет. За старания твои и награда будет щедрой, можешь на сей счёт не сомневаться. Ступай, что-то притомился я от общения, отдохнуть мне требуется. Да, не забудь кликнуть мне постельничного. Князь почивать желает.

С земель дальних и ближних летом 1505 года в Москву свезли аж пятьсот девиц на выданье. Жениха, батюшка строго-настрого приказал до смотрин не допускать. Отбор был жёсткий. Перво-наперво священники проверяли девушек на твёрдость в вере. После чего придворные лекари оценивали внешность, ни сколь не стесняясь, водили их в баню.

Специально назначенные люди выясняли, как претендентки блюдут себя в домашней обстановке, как кушанья принимают, как рукодельничают и даже готовят.

В конце концов, великий князь самолично соизволил отобрать себе невестку и супругу для наследника трона.

Симпатии или антипатии сына и претендентки в расчёт не брались.

— Неча в таких делах церемониться, чай не простолюдина женим, — произнёс правитель, утверждая выбор.

— Стерпится — слюбится. По себе знаю. Всё точка. Свадьбу назначим не мешкая. Чтобы ребёнка мужского пола как можно быстрее на свет произвела. В этом есть её главная задача. Ведомо мне, что по материнской линии она ведёт свой род от сербских православных Петровичей, а у них я бесплодных что-то не встречал. К тому же они в родстве с магнатским венгерским родом, то есть наипервейшие люди при троне короля Яноша Запольяи, так-то вот. Да чуть не упустил, дядя ейный — искусный дипломат и выдающийся полководец, не дай бог возникнет война какая, так будет нам от такого родства только польза великая.

Иван III говорил о дяде невестки истинную правду. Родной дядька Елены Васильевны, князь Михаил Львович Глинский, был одним из знатнейших и известнейших литовских вельмож. С детства рос «у немцев» — в Германии и Италии, был воспитан в европейских обычаях, затем справно нёс службу у саксонского курфюрста; в Германии и Литве. Был вполне заслуженно овеян славой за свои военные подвиги.

Состоя на службе у польского короля Сигизмунда-Августа, сей муж поссорился с паном Яном Заберезским и потребовал незамедлительного королевского суда над своим врагом. Однако король не торопился. Он очень боялся ошибиться, приняв чью-либо сторону. Влияние Глинского в Литве было так велико, что Сигизмунд опасался, как бы воевода взял, да и в одночасье не овладел всем Литовским княжеством. Поняв, это Глинский напал на Заберезского в его собственной усадьбе, и отрубил ему голову. В довершении начатых дел продолжил далее совершать набеги на владения других враждебных ему панов и убивать их повсеместно. Затем и вовсе поднял открытый мятеж, начал собирать войско и вступил в союз с крымским ханом Менгли-Гиреем и молдавским господарем. В далёкой Москве такому повороту событий были несказанно рады. Великий князь и бояре пригласили Глинского перейти на службу в Московию, суля при этом великую милость и жалованье ему и всем его родным и приверженцам.

Великий князь был весьма сведущ в женской красоте. Он выбрал своему сыну суженную «Лепоты ради ея лица и благообразия возраста, наипаче же целомудрия ради». Девочку воспитывали по-европейски, готовя в жёны кому-нибудь из монархов или князей.

Свадьба была сыграна всего через четыре месяца после развода Василия третьего с первой женой, Соломонией Сабуровой. Брошенную супругу, как и полагается, по канонам того времени, насильно постригли в монахини, а как же иначе. Народу прилюдно объявили, что причина развода — бесплодие великокняжеской жёнки.

Молодой супруг, желая понравиться жене, «налагал бритву на бороду», без какой-либо оглядки на вездесущих бояр, сменил традиционное московское одеяние на модный польский кунтуш и стал носить красные сафьяновые сапоги с загнутыми вверх носками.

Замечу тебе, дорогой мой читатель, что в те стародавние времена брадобритие могло быть запросто приравнено к ереси или того хуже, к посягательству на образ Божий в человеке. В одном из благочестивых сочинений того времени прямо писалось: «Смотрите, вот икона страшного пришествия Христова: все праведники одесную Христа стоят с бородами, а ошуюю басурманы и еретики, обритые с одними только усами, как у котов и псов. Один козёл сам себя лишил жизни, когда ему в поругание обрезали бороду. Вот, неразумное животное умеет свои волосы беречь лучше безумных брадобрейцев!»

Такие перемены в поведении наследника представлялись его окружению как срамное попрание вековых русских традиций; а виновница в том, конечно, она — Глинская, более ведь некому.

Глава 2

Увы, но не было в ту пору на Руси ещё домов высокой моды (как на мой взгляд, так их и сейчас в наших краях почти не сыщешь). Моду того далёкого времени диктовали конечно же правители. Глядя на наряды наследника и его супруги в белокаменной стали появляться многочисленные щеголи, которые не только брили бороды, но и выщипывали себе волосы на лице, обувались в расшитые шёлком яркие сапоги. Стали пришивать к кафтанам драгоценные пуговицы. Дошло до того, что юноши, аки бабы, стали вешать на шею ожерелья, нанизывали на пальцы различные перстни. Выходя на люди, мазались благовониями, переступали короткими шажками и зачем-то подмигивали при разговоре. Придворный летописец писал в то время «Царям подобает обновлятися и украшатеся всячески». Сдаётся мне, что все эти модные чудачества Василий проделывал исключительно из желания понравиться своей прелестной супруге, в которую влюбился как мальчишка, до безумия, до беспамятства.

Шли годы, а молодая супруга так и не производила на свет столь нужного стране наследника.

Наконец на четвёртом году совместного проживания на свет появился мальчик Иван Васильевич — вымоленный в долгих стояниях перед алтарём плод.

30 октября 1533 года у Василия и Елены родился и второй сын — Юрий Васильевич.

Однако радость счастливого отца продолжалось недолго, спустя пять недель после этого знаменательного события князь Василий умер, поговаривали, что от заражения крови.

Это был первый в истории государства российского случай, когда московский престол посадили малолетку, мало того, опекуншей к нему назначили почти, что чужестранку.

Мать нового правителя России прекрасно сознавала всю шаткость своего нынешнего положения. В первую очень Елена позаботилась о том, чтобы все права на престол её сына были закреплены шумной публичной церемонией.

Многочисленные присутствующие из различных сословий пропели многолетие и подходили к новому государю с подарками. По городам и весям также своевременно разослали гонцов с приказом воеводам приводить людей к присяге великому князю Ивану Васильевичу.

Таким образом, законность власти юного правителя была обеспечена.

Однако этого было недостаточно. Матери и опекунше не на кого было опереться. Практически у Глинской не было друзей. Её родственники и близкие люди скорее были тайными врагами и соперниками, чем помощниками. Своевременно созданный ещё при жизни великого князя Василия опекунский совет как мог, стремился править от имени малолетнего государя игнорируя её волю.

Совсем ещё не старая правительница нуждалась в надёжном и сильном мужском плече.

Согласись дорогой мой читатель, что умная и богатая женщина обязательно получит, то, что ей требуется, иначе и быть не может. Так в скорости в её окружении оказался князь Иван Федорович Телепнев-Оболенский.

Я не нашёл никаких документов свидетельствующих о том, что внезапное возвышение этого человека стало следствием его давней связи с Еленой, или же они стали близки только после смерти Василия. Судьбой этим любящим сердцам отводилось слишком мало времени. В любой момент тайна их союза могла раскрыться.

При самом непосредственном участии князя Телепнева-Оболенского героиня нашего повествования совершила по сути государственный переворот. Она смогла отстранить от власти назначенных её супругом, опекунов (регентов) и сделалась номинально правительницей большой страны.

Полагаю, что Елена Глинская стала первой после великой княгини Ольги женщиной правительницей государства Российского.

Глава 3

Были при её правлении и войны и дворцовые интриги, и много ещё чего было, но, на мой взгляд, важнейшим моментом в её правлении стало проведение денежной реформы.

Колоссальная по значимости работа проходила в три этапа: 1535 г., 1536 г. и 1538г.

В начале весны, в марте 1535 года появился царский указ о повелении Новгородскому и Псковскому монетным дворам приступить к чеканке новгородок по новой стопе. Вес новой монеты стал равняться 86,6% веса старой. Указ правительницы предписывал новые деньги «начаша делати» месяца июня 20 день, и «накрепко беречь» от «безумных человеци, чтоб они деньги нимало не исказили и старые злые обычаи оставили, и пришли на покаяние». При этом монеты в перечеканку принимались по курсу выше прежнего номинала. При этом Елена, нимало не сомневаясь, продолжала регулярно подписывать царские указы о применении лютой казни к всякого рода фальшивомонетчикам. Им было велено лить в рот олово и отрубать обе руки, дабы более никогда не повадно было. На основе указа 1535 г. новгородка получила название копейка, так как великий князь был изображён на ней не с мечом, как прежде, а с копьём.

Второй этап реформы оформлен указом от 24 февраля 1536 г., согласно которому велено «новыми торговати с копьём», что стало возможным после выпуска достаточного для обращения количества денег.

С марта по август 1536 г. в Новгороде и Пскове введены новые деньги. Из обращения изымались резанные и низкопробные монеты, затем «старые новгородки», последними были запрещёны «старые московки».

И последний этап этой великой реформы. 1538 год — все изменения в денежной политике государства. Ранее принятые изменения были распространены на столицу — город Москву.

Повсеместно запрещалось обращение старых «московок» и объявлено о чеканке в Москве новых денег по три рубля из гривенки (в то время как раньше, до этого, из гривенки — серебряного слитка в 204 г. чеканились монеты общей стоимостью 2,6 рубля). Таким образом, указ для Москвы был таким же, как и для Новгорода и для Пскова. В результате реформы проведённой этой удивительной женщиной в стране впервые была установлена единообразная система денежных знаков на основе серебряного рубля весом 68 г. Новой общегосударственной монетой стала копейка весом 0, 68 г. Деньга и полушка заменяли «московки». Московский рубль XVI века был равен 200 «московкам» (полуденга — 0,34 г серебра) или 100 новгородкам (денга — 0,68 г серебра). Самой мелкой денежной единицей была полушка — 0,17 г серебра.

В Российском государстве вводилась единая монетная система, обязательная для всех русских городов, деревень и прочих поселений. В белокаменной был учреждён монетный двор, деятельность которого контролировало исключительно правительство. Новая система была основана только на серебре. Она отказалась от чеканки медных пул. При этом, снизив вес денег, реформа не затронула качества серебра. Западное серебро проходило на Руси дополнительную очистку. Вплоть до 1640-х годов Европа не имела более высокопробной серебряной монеты. Денежный двор принимал серебро по весу, проводил очистительную «угольную» или «костяную» плавь и только после этого чеканил деньги. Не исключено, что благодаря этому введённая нашей героини денежная система продержалась вплоть до реформы Петра I.

Меж тем на границах её государства строились новые крепости — Мокшан, Буйгород, Балахна, Пронск. Города Владимир, Ярославль, Тверь, Кострома, Вологда укреплялись заново. Практически все внутренние враги были повержены, а внешние как-то не особенно и досаждали.

Правь царица, да радуйся. Однако 3 апреля 1538 года, во втором часу дня, Елена Глинская скоропостижно скончалась. Ни в одной из дошедших до нас летописей, я не нашёл ни одного слова, что она страдала какой-либо хворью. Ходили в то время слухи, что великую княгиню отравили бояре. Погребение произошло на удивление быстро. В тот же день правительницу упокоили в Вознесенском девичьем монастыре, где находилась усыпальница царских особ женского пола. Нет в старинных книгах и упоминания, что митрополит московский совершил над ней отпевание. Ни люд московский ни тем более бояре не проявили в те дни ни малейшей скорби. Оплакивали её только сын Иван да князь Оболенский.

Прошла всего неделя, и «боярским советом князя Василия Шуйского и брата его князя Ивана и иных единомысленных им» князь Оболенский был взят — «и посадиша его в палате за дворцом у конюшни и умориша его гладом и тягостию железной».

***


Саркофаг Елены Глинской вскрыли в 1999 году. Наши археологи и антропологи однозначно утверждают, что лежащая там женщина была отравлена ртутью или смесью ртути с мышьяком.

А теперь дорогой мой читатель, не сочти за труд загляни в свой кошелёк. Видишь там копеечку? Конечно современная копейка совсем не то что та старинная, но всё же отдай должное Елене Васильевне Глинской, ей-богу она это заслужила.

Имени завода по производству пива

Есть предположение, что матерью его была молодая турчанка, которую захватили в одном из своих походов буйные казацкие ватаги. Дети научились от матери турецкому языку, легко понимали татарский. Крестной матерью героя нашего повествования была русская женщина Матрена, по прозвищу Говоруха, а крестным отцом — войсковой атаман Корнила Яковлев. Считается, что наш герой был средним из трёх братьев. После смерти отца старшим в семье стал первенец — Иван. Гордился им отец: статным вырос большим видным. У матери-красавицы унаследовал он глаза-уголья, густые кудри, чёрные брови вразлёт. В отца пошёл характером: своенравным был Иван, гордым, независимым и таким же, как батяня удалым и бесстрашным. Но судьба распорядилась иначе: через века до нас дошли деяния среднего брата. Первый документ о Степане Разине: его просьба об отпуске для поездки в Соловецкий монастырь 1652. Двадцатилетний казак совершил своё первое путешествие, пересёк русские земли с юга на север.

Как говаривал с эстрады известный сатирик:» Время было жутчайшее, походы за зипуном были законны, — это была военная добыча. Так делали и московские князья, и цари, нападали на соседние княжества — грабили, называя грабёж военной добычей, разоряли целые княжества и присоединяли имущество (княжества) других князей себе». Русское правительство доверяло Степану важные поручения. В 1661 году он с Иваном Исаковым и несколькими донцами и запорожцами отправился на переговоры с калмыцкими старейшинами о совместных действиях против крымских татар и ногайцев. В 1663 году он уже во главе большого казачьего отряда с Дона, в союзе с калмыками и запорожцами, ходил под Перекоп против крымцев. Здесь казаки захватили много пленных и скота, а на обратном пути разбили крымский отряд. До 38 лет — возраст более чем солидный для лихого вояки — Разин ничем не отличался от обычных удачливых казачьих атаманов. И вдруг судьба его делает «немыслимую загогулину». В канун своей кончины Степан упоминал о казни старшего брата Ивана, ослушавшегося Юрия Долгорукова и попытавшегося увести находившейся под его командой отряд с «царской службы» на Дон, как о первопричине своих «безобразий».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 381