электронная
200
печатная A5
477
12+
Отпрыск Древа. Жилища Исзма

Бесплатный фрагмент - Отпрыск Древа. Жилища Исзма


Объем:
258 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-8219-2
электронная
от 200
печатная A5
от 477

ОТПРЫСК ДРЕВА

I

Громкий пронзительный звон потряс двести умов — лопнули двести пузырей транса.

Джо Смит проснулся, не ощущая никакой сонливости. Его что-то сжимало, обволакивало коконом. Он напрягся, стал вырываться, но приступ страха тут же прошел. Джо расслабился и присмотрелся к темноте.

В теплом влажном воздухе чувствовался мускусный привкус плоти — плоти множества людей, лежавших сверху и снизу, справа и слева, ворочавшихся, сопротивлявшихся, растягивавших эластичные сетки.

Джо спокойно лежал на спине. Цепочка мыслей, прервавшаяся три недели тому назад, восстанавливалась. Балленкарх? Нет — еще нет. Балленкарх дальше, где-то на окраине. Скорее всего это Кирил, мир друидов.

Скрежет — что-то порвалось. Гамак расслоился вдоль магнитного шва. Джо осторожно вылез на мостки. Ноги казались вялыми и мягкими, как сардельки. За три недели, проведенные под гипнозом, мышцы онемели.

Он направился к лестнице, спустился на главную палубу, повернул в проход. За столом сидел темнокожий подросток лет шестнадцати с большими умными глазами, в голубом джемпере из плиофана.

«Как вас зовут?»

«Джо Смит».

Подросток отметил имя в списке и указал кивком на коридор: «Дезинфекция — первая дверь».

Джо отодвинул дверь и зашел в небольшую комнату, наполненную густым паром с антисептическими добавками. «Раздевайся!» — грубо приказала поджарая, как волк, женщина в облегающих трусах; по ее синевато-коричневой коже текли струйки пота. Она вырвала из рук Джо выданную на корабле пижаму, отошла на пару шагов и нажала кнопку: «Закрой глаза!»

Струи моющих растворов массировали тело — давление менялось, струи становились то горячими, то холодными, мышцы пробуждались. Теплый воздушный поток осушил его. Бесцеремонно шлепнув Джо по спине, женщина направила его в следующую комнату, где он сбрил успевшую появиться щетину, коротко подстригся и напялил, наконец, халат и сандалии, выпавшие в лоток.

Когда он вышел из «парикмахерской самообслуживания», стюард остановил его, приложил к бедру инжектор и ввел под кожу целый ассортимент вакцин, противоядий, тонизирующих и стимулирующих препаратов. Подкрепленный таким образом, Джо вышел на верхнюю площадку трапа и спустился по эстакаде на почву Кирила.

Глубоко вдохнув свежий воздух незнакомого мира, он посмотрел по сторонам. Небо затянула жемчужно-серая дымка. До горизонта простирались пологие холмы, усеянные маленькими фермами — а там, над горизонтом, подобно чудовищному слоистому извержению дыма, вздымалось Древо. На таком расстоянии его контуры расплывались, верхняя часть кроны сливалась с облачной дымкой, но ошибиться было невозможно. Перед ним было Древо Жизни.

Пришлось ждать целый час, пока в маленькой стеклянной конторе, приютившейся под эстакадой, проверяли и подписывали паспорт и прочие удостоверяющие личность документы. Наконец ему позволили пройти по взлетному полю к зданию терминала — массивному белокаменному строению в стиле рококо, обильно украшенному резьбой и сложными барельефами.

У турникета, устроенного в проходе стеклянной перегородки, стоял друид, лениво наблюдавший за высадкой пассажиров — высокий, болезненно тощий, с бледной тонкой кожей оттенка слоновой кости. На лице его застыло тщательно культивируемое надменно-аристократическое выражение; у него были черные, как вороново крыло, волосы и суровые черные глаза. Его роскошная мантия с расшитой золотыми узорами каймой торжественно ниспадала величавыми складками почти до самого пола; под мантией друид носил блестящую кирасу из эмалированного металла. На голове у него был морион — гребенчатый шлем из хитроумно скрепленных полумесяцев и плоскостей, изготовленных из разных металлов.

Джо передал билет служащему, сидевшему за столом у турникета.

«Как вас зовут?»

«Имя указано на билете».

Служащий нахмурился, что-то записал: «С какой целью прибыли на Кирил?»

«Кратковременный посетитель», — сухо отозвался Джо. Он уже подробно рассказывал о себе, о своем происхождении и о своей профессии регистратору в конторе под эстакадой. Новый допрос казался чрезмерным и раздражал. Друид повернул голову, смерил Джо взглядом с головы до ног, презрительно прошипел сквозь зубы — «Шпионы — всюду одни шпионы!» — и отвернулся.

Что-то в наружности новоприбывшего, однако, пробудило в друиде особый интерес. Он снова повернулся к Джо и капризно окрикнул его: «Эй, ты!»

«Да?» — откликнулся Джо.

«Кто твой спонсор? Кому ты служишь?»

«Никому. Я здесь по своим делам».

«Не притворяйся. Все вы — шпионы. Зачем врать? Меня это раздражает. Кому же ты служишь?»

«Я на самом деле не шпион», — сдержанно и вежливо отозвался Джо. Гордость — первая роскошь, с которой приходится расстаться бродяге.

Друид усмехнулся — преувеличенно цинично, поджав губы: «Зачем еще ты прилетел бы на Кирил?»

«По личным делам».

«Ты выглядишь, как тубинец. Где ты родился?»

«На Земле».

Друид покосился на него, наклонив голову набок, начал было что-то говорить, прервался, прищурился, заговорил снова: «Значит, решил сказки рассказывать? Вообразил, что приземлился в краю блаженных дураков?»

Джо пожал плечами: «Вы задали вопрос. Я ответил».

«И при этом дерзко пренебрег моими достоинством и рангом!»

Деловитой самоуверенной походкой мимо проходил низенький толстяк с лимонно-желтой кожей. У него были невинные раскосые глаза и широкие скулы; он носил свободный плащ из толстого синего бархата.

«Землянин — здесь? — толстяк рассмотрел Джо. — Вы, сударь?»

«Совершенно верно».

«Значит, Земля существует».

«Несомненно».

Желтокожий человек повернулся к друиду: «Это уже второй землянин на моей памяти, ваше священство. По всей видимости…»

«Второй? — вмешался Джо. — Кто был первый?»

Толстяк поднял глаза к небу: «Забыл, как его звали… Парри… Ларри… Барри…»

«Гарри? Гарри Крит?»

«Точно! Именно так его и звали. Пару лет тому назад я перекинулся с ним парой слов на Перекрестке. Очень приятный собеседник».

Друид развернулся на каблуках и промаршировал прочь. Толстяк безмятежно посмотрел ему вслед и повернулся к Джо: «Судя по всему, вы здесь новичок».

«Только что прибыл».

«Позвольте кое-что вам посоветовать по поводу друидов. Эмоциональная раса, вспыльчивая, безрассудная, позволяют себе всевозможные выходки. При этом — неизлечимые провинциалы, убежденные в том, что Кирил — пуп не только Вселенной, но всего пространства-времени. В их присутствии лучше вести себя осторожно и говорить тихо. Могу ли я поинтересоваться — исключительно из любопытства — зачем вы сюда прилетели?»

«Не мог себе позволить более длительный маршрут».

«И что теперь?»

Джо пожал плечами: «Придется работать, накопить какие-то деньги».

Толстяк задумчиво нахмурился: «И какие способности, какие таланты позволят вам зарабатывать?»

«Я — неплохой механик, слесарь, динамист, электрик. Могу работать землемером, рассчитывать напряжения на прочность, выполнять различные поручения. Считайте меня инженером».

По-видимому, новый знакомый Джо о чем-то усиленно размышлял. В конце концов он с сомнением произнес: «Среди мирян много желающих предлагать услуги за небольшую плату».

Джо оценил здание терминала: «Одного взгляда на стропила достаточно, чтобы понять, насколько местные строители не в ладах с логарифмической линейкой».

Толстяк вынужден был согласиться, но при этом скептически поджал губы: «Учитывайте, что друиды — ксенофобы, каких мало. Нового человека здесь всегда принимают за шпиона».

Джо ухмыльнулся и кивнул: «Это я уже заметил. Первый встречный друид хотел поджарить меня на решетке. Обозвал шпи­оном-мангом или чем-то в этом роде».

Толстяк кивнул: «Это он меня так обозвал».

«Вы — манг? Или шпион?»

«И то и другое. Притворяться не имеет смысла. Это подразумевается, в порядке вещей. Любой манг на Кириле — шпион. Так же, как любой друид на Мангцзе. Два мира борются за преобладание — в последнее время за экономическое превосходство — и страстно ненавидят друг друга, — манг погладил подбородок. — Значит, вы ищете заработок?»

«Совершенно верно, — подтвердил Джо. — Но зарабатывать шпионажем не желаю. Не хочу ввязываться в политические дрязги. Такой вариант меня не устраивает. Жизнь слишком коротка».

Манг отозвался успокоительным жестом: «Разумеется. Как я уже сказал, друиды — эмоциональная раса. Лицемерная. Эти качества, однако, можно выгодно использовать. Предположим, я возьму вас с собой в Дивинал. Мне назначили прием у окружного теарха. Могу похвастаться перед ним тем, какого опытного техника я нанял…» Он не стал заканчивать фразу и только рассеянно кивнул каким-то своим мыслям: «Так что пойдемте».

Джо последовал за ним к стоянке по сводчатой галерее вдоль лавок и магазинов. Взглянув на вереницу аэромобилей, Джо подумал: «Устаревшие модели, халтурная конструкция».

Манг пригласил его сесть в последнюю из машин. «В Дивинал!» — приказал он водителю.

Аэромобиль стал подниматься по диагонали над серо-зеленой равниной. При всей очевидной плодородности земля эта произвела на Джо неприятное впечатление. Поселки здесь были маленькими и тесными, улицы и переулки блестели застоявшимися лужами. На полях можно было видеть мужчин, тащивших культиваторы — группами по шесть, десять, двадцать человек. Унылый, не вдохновляющий пейзаж.

«Пять миллиардов крестьян, — прокомментировал манг. — Миряне. Два миллиона друидов. И Древо».

Джо неопределенно хмыкнул. Манг погрузился в молчание. Внизу проплывали фермы: бесконечные возделанные участки, огороды-прямоугольники — каждый особого зеленого, коричневого или серого оттенка. По углам полей ютились многочисленные конические хижины, испускавшие клубящийся дым. А впереди Древо Жизни становилось все выше, все темнее и массивнее.

Вскоре появились украшенные орнаментальной резьбой белокаменные дворцы, теснящиеся между извилистыми корнями с естественными подпорками-контрфорсами — машина стала постепенно снижаться над обширными крышами. Джо успел заметить неразериху петляющих балюстрад, затейливых оград, сводчатых мансардных «фонарей», горгулий, колонн, декоративных пилястров…

Машина опустилась на площадку перед длинным высоким сооружением, чем-то напомнившим Джо дворец в Версале. С обеих сторон раскинулись тщательно ухоженные сады с мощеными разноцветной плиткой дорожками, фонтанами и статуями. А над головой громоздилось Древо, заслоняя кроной все небо на многие километры вокруг.

Манг вылез из аэромобиля и повернулся к Джо: «Если вы потрудитесь удалить боковую панель генераторного отделения машины и притворитесь, что выполняете мелкий ремонт, насколько я понимаю, вам скоро предложат выгодную должность».

Джо почувствовал себя неудобно: «Вы оказываете большую услугу незнакомому человеку. Вы филантроп?»

«О нет! — жизнерадостно ответил манг. — Нет-нет, ни в коем случае! Я так поступаю по капризу, но не совсем бескорыстно. Позвольте выразиться таким образом: если бы мне поручили ремонт, но при этом не сказали, в чем именно он будет заключаться, я захватил бы с собой самые различные инструменты — столько, сколько их нашлось бы. Точно таким же образом в моей… хм… профессии мне оказывают неоценимую помощь люди, обладающие разными талантами и знаниями. Поэтому я поддерживаю как можно больше полезных знакомств».

Джо усмехнулся: «И это приносит доход?»

«О, конечно. Кроме того, — как бы между прочим заметил толстяк, — любезность сама по себе служит вознаграждением. Удовлетворение, которое приносит помощь ближнему, невозможно переоценить. Пожалуйста, не считайте, что вы мне чем-то обязаны».

«Я и не брал на себя никаких обязательств», — подумал Джо, хотя и не сказал этого вслух.

Толстяк отошел от машины, пересек площадку и направился к огромной двери из резной бронзы.

Несколько секунд Джо колебался. Он решил, однако, что, следуя рекомендациям манга, по меньшей мере ничего не потеряет, и вышел из машины, чтобы отсоединить боковую панель генераторного отделения. Панель удерживалась, как фасонной прокладкой, свинцовой полосой. Еще немного поколебавшись, Джо отделил эту полосу и поднял панель.

Теперь он взирал на изумительный в своем роде механизм. Безалаберно соединенные компоненты — многие из них лишние — были закреплены болтами на деревянных блоках, привязанных к раме обрывками веревки. Всюду торчали обнаженные провода без изоляции. Силовое поле регулировалось деревянным клинышком. Джо дивился, покачивая головой. Вспомнив полет из космического терминала, он покрылся холодным пóтом.

Желтокожий толстяк поручил ему притвориться, что он ремонтирует двигатель. С точки зрения Джо в притворстве не было необходимости. Аккумуляторный блок соединялся с метадином беспорядочно переплетенными трубками. Джо нагнулся, протянул руку, вытащил весь этот ералаш, переориентировал полюса и приладил короткое прямое соединение.

С другой стороны площадки приземлилась еще одна машина; из нее выскочила девушка лет восемнадцати-девятнадцати. Перед тем, как уйти, она покосилась на Джо, и он успел встретиться взглядом с ее глазами, ярко блеснувшими на оживленном продолговатом лице.

Джо выпрямился, глядя вслед стройной, как ивовый побег, фигуре. «Очень приятно! — подумал он. — Девушки — приятные создания». И вернулся к созерцанию двигателя. Поджав губы, теперь он вспомнил о Маргарет. Маргарет была девушкой другого рода. Прежде всего, она была блондинкой — беззаботной, податливой, но в то же время внутренне… Откручивая очередной болт, Джо задержался. Кем была Маргарет в глубине души — там, куда он никогда не заглядывал?

Когда Джо поведал ей о своих планах, она рассмеялась и сказала, что он опоздал родиться на тысячу лет. С тех пор прошло два года — ждала ли его еще Маргарет? Джо намеревался улететь всего на три месяца. Но одно следовало за другим, он перемещался с планеты на планету все дальше от Земли в космос, в Бездну Единорога, вдоль тонкого завитка звезд, кое-как перебиваясь то в одном мире, то в другом…

На Джамиветте он собирал урожай мха в унылой тундре, после чего даже полет третьим классом на Кирил выглядел заманчиво. «Маргарет! — думал Джо. — Надеюсь, ты стóишь всех этих невзгод!» Он оглянулся туда, где исчезла во дворце темноволосая девушка-друидка.

Хриплый, резкий голос произнес: «Что ты здесь делаешь? Решил раскурочить машину? За это ты поплатишься жизнью!»

Говорил водитель аэромобиля, на котором прилетела девушка — кряжистый субъект с грубой физиономией, формой носа и челюстей напоминавшей кабанью морду. Джо, накопивший длительный опыт на далеких планетах, придержал язык, продолжая изучение генератора. И наклонился, не веря своим глазам: три конденсатора, соединенные последовательно, висели на контактах. Джо дотянулся до них, вытащил лишнюю пару, вставил оставшийся конденсатор в паз и снова подсоединил его.

«Постой-ка, что ты делаешь? — взревел шофер. — Убери оттуда свои грязные руки! Это деликатный механизм!»

Джо не выдержал и поднял голову: «Деликатный механизм? Удивительно, что эта жалкая груда ржавчины все еще летает!»

Физиономия водителя исказилась от ярости. Он сделал быстрый тяжелый шаг вперед, но тут же остановился — по площадке размашистой походкой приближался друид: крупный человек с плоским багровым лицом и впечатляющими мохнатыми бровями. Маленький, похожий на клюв нос друида словно вставили между пухлыми щеками, спохватившись в последний момент; рот его окружали упрямо напряженные выпуклые мышцы.

Друид носил длинную пунцовую мантию с капюшоном, отороченным черным мехом; разрез и подол мантии окаймлял такой же мех. Поверх капюшона красовался морион из черного и зеленого металла с закрепленной над виском эмблемой из красной и желтой эмали, изображавшей многолучевую звезду.

«Борандино!»

Водитель поморщился: «Ваше священство?»

«Уходи. Отвези „Кельт“ на стоянку».

«Слушаюсь, ваше священство».

Друид остановился около Джо. Заметив коллекцию разложенных на траве ржавых деталей, он мрачно нахмурился: «Что ты делаешь с моей машиной?»

«Удаляю лишние компоненты».

«Этот механизм обслуживает лучший механик на Кириле!»

Джо пожал плечами: «Ему есть чему поучиться. Если хотите, я вставлю этот хлам обратно. В конце концов, это не моя машина».

Друид неподвижно уставился на него: «Ты имеешь в виду, что аэромобиль будет летать после того, как ты вынул из него весь этот хлам?»

«Будет летать лучше прежнего».

Друид смерил Джо взглядом с головы до ног. Джо решил, что это и был, пожалуй, окружной теарх. Друид оглянулся — в его манерах появились едва заметные признаки скрытности. Снова повернувшись к Джо, он сказал: «Насколько я понимаю, ты работаешь на Хаблеята».

«На манга? Да, в некотором смысле».

«Но ты не манг. Кто ты?»

Джо припомнил разговор с друидом у космического терминала: «Я тубинец».

«А! Сколько тебе платит Хаблеят?»

Джо не имел представления о местной валюте и ее ценности. «Более чем достаточно», — ответил он.

«Тридцать черешков в неделю? Сорок?»

«Пятьдесят», — сказал Джо.

«Я буду платить восемьдесят, — заявил теарх. — Станешь моим главным механиком».

Джо кивнул: «Хорошо».

«Иди со мной, сейчас же. Я сообщу Хаблеяту об изменении твоего статуса. В дальнейшем тебе запрещается иметь дело с этим мангом, он — наемный убийца. Теперь ты служишь окружному теарху».

«Рад услужить, ваше священство», — сказал Джо.

II

Затрещал зуммер. Джо нажал на переключатель и ответил на вызов: «Гараж!»

Из громкоговорителя послышался повелительный, своенравный голос жрицы Эльфаны, третьей дочери теарха. На этот раз в нем звучала особая нотка — какая именно, Джо не мог определить.

«Водитель, слушай внимательно. И делай в точности то, что я тебе скажу».

«Да, ваше священство».

«Возьми черный „Кельт“, поднимись на третий уровень, затем снова спустись к моим апартаментам. Держи язык за зубами, тебя вознаградят. Ты понял?»

«Да, ваше священство», — неохотно отозвался Джо.

«Поторопись!»

Джо натягивал ливрею. Спешить, держать язык за зубами? Тай­ные свидания? У Эльфаны завелся любовник? Она молода — но не слишком молода. Джо уже выполнял поручения такого рода для ее сестер, Исаны и Федраны. Он пожал плечами. Может быть, это будет выгодно. Заплатят сотню черешков, даже больше.

Выезжая задним ходом на «Кельте» из-под навеса, он невесело усмехнулся. Увы! Он рад был получить чаевые от восемнадцатилетней девушки. Когда-нибудь, где-нибудь — когда он вернется на Землю к Маргарет — он вспомнит о своих претензиях на гордость и достоинство. Теперь они были бесполезны, даже опасны.

Деньги есть деньги. Деньги привели его на край Галактики — и Балленкарх был, наконец, недалеко. По ночам, когда гасли шарящие по небу храмовые прожекторы, он видел яркую искру Баллена в созвездии, которое друиды называли Порфиритом. Самый дешевый перелет туда в загипнотизированном, запеленутом наподобие трупа состоянии стóил две тысячи черешков.

Из восьмидесяти черешков, полученных за неделю, Джо откладывал семьдесят пять. Прошло три недели — чтобы накопить на полет до Балленкарха, нужно было отработать еще двадцать четыре недели. Слишком долго! Маргарет — светловолосая, веселая, прелестная — ждала его на Земле. Деньги есть деньги. Он возьмет чаевые с благодарностью.

Джо отъехал на дворцовую взлетную площадку и вертикально воспарил параллельно стволу Древа, поднимаясь к третьему уровню. Древо нависло над ним, как всегда — словно он не отрывался от земли. Древо вызывало у Джо почтение и трепет — три недели, проведенные под его сенью, не притупили это ощущение.

Огромная, пористая, смолистая масса диаметром восемь километров, ствол вздымался на девятнадцать километров над гигантскими сучковатыми корнями к вершинной точке роста — «Жизнетворному Всевыражению» на жаргоне друидов. Крона простиралась наружу — и с ветвей, каждая толщиной с дворец теарха, подобно настилу над старомодной скирдой свисала листва.

Листья примерно треугольной формы и метровой длины, ярко-желтые в верхних слоях атмосферы, темнели на нижних уровнях, становясь желтовато-зелеными, зелеными, розоватыми, багровыми и, ближе к земле, иссиня-черными. Увенчанное ореолом молний и грома, как кольцом блестящей бахромы, Древо оттесняло тучи и повелевало горизонтами. Оно было одухотворением жизни, безудержной жизни, готовой сокрушать и давить все косное и бездеятельное — Джо понимал, почему первопоселенцы Кирила стали ему поклоняться.

Третий уровень. А теперь — вниз. Черный «Кельт» опустился на площадку у апартаментов жрицы Эльфаны. Джо выскочил из машины, прошел по инкрустированному золотом и слоновой костью покрытию. Эльфана сама отодвинула дверь — страстное, порывистое создание с продолговатым, даже узковатым лицом, темноволосая, трепещущая, как птица. Босая, она надела простое длинное платье из снежно-белой ткани без узоров. Джо, видевший ее раньше только в церемониальных одеждах, моргнул и пригляделся с новым интересом.

Она подала знак: «Сюда. Скорее!» Эльфана удерживала дверную панель в открытом положении. Джо зашел в помещение с высоким потолком — элегантный интерьер показался ему, однако, довольно-таки безличным. С двух сторон стены были покрыты полосами белого мрамора и темно-синего дюмортьерита, инкрустированными медными планшетами с вырезанными контурами экзотических птиц. На третьей стене висел гобелен, изображавший девушек, бежавших по поросшему травой склону; у этой стены стоял длинный низкий диван.

На диване сидел молодой человек в одеянии субтеарха — синей мантии, расшитой красными и серыми узорчатыми эмблемами ранга. Рядом на диване лежал морион, украшенный золотыми рельефными листьями, а на поясе юноши висел жезл, выточенный из Священной Древесины — честь, подобавшая только тем, кто получил степень экклезиарха. У этого стройного юноши, широкоплечего, но худощавого, было поразительное лицо — Джо никогда еще такого не видел.

На этом властном лице, продолговатом и скуластом, с длинным прямым носом, широким лбом и почти впалыми щеками, сходившимися к выступающему подбородку, ничего не выражающие глаза мертвенно чернели, как плоские диски, вставленные в узкие глазницы; ярко-черные кудри были аккуратно подстрижены и причесаны. Лицо это немедленно привлекало внимание: проницательная и жестокая физиономия баловня судьбы, привыкшего к роскоши и пресыщенного жизнью, лишенного чувства юмора и сочувствия — облик дикого зверя, случайно родившегося человеком.

Джо сделал еще один шаг и замер, глядя в это лицо: он тут же проникся отвращением. Только после этого он опустил глаза к телу, лежавшему у ног экклезиарха — нелепо распростертой неподвижной фигуре, закутанной в багряный плащ, запятнанный струйкой ярко-желтой крови.

«Это посол Мангцзе, — объяснила Эльфана, обращаясь к Джо. — Он был шпионом — но, тем не менее, послом высокого ранга. Кто-то убил его здесь или перенес сюда его тело. Труп не должен быть обнаружен. Иначе поднимется суматоха, а это недопустимо. Я доверяю тебе, как верному слуге. Продолжаются сложные, щепетильные переговоры с правителями Мангцзе. Такого рода инцидент может повлечь за собой катастрофу. Ты слышишь, что я говорю?»

Джо не хотел ввязываться в дворцовые интриги. «Как прикажете, ваше священство, — сказал он. — С разрешения теарха я выполню любые ваши указания».

Она нетерпеливо выпалила: «Теарх слишком занят, просить его разрешения нет времени. Экклезиарх Манаоло поможет тебе перенести тело в „Кельт“. Потом мы полетим над океаном, ты выбросишь тело в воду».

«Я подъеду ближе к выходу», — ответил Джо, притворяясь туповатым.

Манаоло встал и последовал за ним к двери. Джо слышал, как он пробормотал через плечо: «Нам будет тесно в кабине».

Эльфана торопливо обронила: «Я не умею водить другую машину».

Джо не спешил, перемещая аэромобиль задним ходом к двери — он глубоко задумался. Эльфана не умеет водить другую машину… Он взглянул на соседнюю посадочную площадку — до нее было метров пятнадцать. Там стоял и благожелательно смотрел на Джо, заложив руки за спину, приземистый субъект в синем плаще.

Джо вернулся в апартаменты: «На соседней террасе — манг».

«Хаблеят!» — воскликнул Манаоло. Подойдя к открытой двери, он выглянул, не показываясь снаружи: «Он ни в коем случае не должен ничего знать!»

«Хаблеят всегда обо всем знает, — мрачно заметила Эльфана. — Иногда кажется, что он ясновидящий».

Джо опустился на колени рядом с телом. Мертвец широко разинул рот, вывалился его ржаво-оранжевый язык. На боку посла, полуприкрытая плащом, висела туго набитая поясная сумка. Джо открыл сумку. За спиной послышался гневный возглас Манаоло, но Эльфана сказала: «Нет-нет, пусть поживится».

Ее тон, ее презрительное снисхождение уязвили Джо. Но деньги есть деньги. Его уши покраснели, однако он засунул руку в сумку и вытащил пачку банкнот — как минимум дюжину, по сто черешков каждая. Снова погрузив руку в сумку, он нашел карманный лучемет неизвестной модели и тут же спрятал его за пазухой. Затем он поплотнее обернул тело багряным плащом и, поднявшись на ноги, подхватил мертвеца под мышки.

Манаоло взялся за лодыжки. Эльфана подошла к двери: «Манг ушел. Скорее!»

Через пять секунд труп лежал в машине. Эльфана подозвала Джо: «Иди за мной».

Стараясь не поворачиваться спиной к Манаоло, Джо последовал за девушкой. Она привела его в гардеробную и указала на пару чемоданов: «Возьми их, положи в багажник „Кельта“».

«Багаж!» — подумал Джо. Он подчинился. Краем глаза он заметил, что Хаблеят снова вышел на террасу и безмятежно улыбался, глядя на Джо. Джо вернулся в апартаменты.

Эльфана надела сандалии и простой темно-синий плащ, как у девушки-мирянки. Теперь она еще больше походила на призрачную фею — казалось, от нее исходило зловеще-проказливое притягательное волшебство. Джо отвел глаза. Маргарет не могла бы так бесцеремонно обращаться с трупом.

Он сказал: «„Кельт“ готов, ваше священство».

«Поведешь ты, — отозвалась Эльфана. — Поднимемся на пятый уровень, полетим над Дивиналом, над заливом — в открытое море».

Джо покачал головой: «Я не поведу машину. По сути дела, я с вами не полечу».

Смысл его слов не сразу проник в сознание Эльфаны и Манаоло. Затем они одновременно повернулись к Джо. Эльфана удивилась — на ее лице отразилось скорее непонимание, нежели раздражение. Лицо Манаоло вообще ничего не выражало, но глаза его потускнели.

Эльфана резко повторила — так, словно Джо ее не понял в первый раз: «Выходи! Ты поведешь машину!»

Рука Джо тихонько скользнула за пазуху — он нащупал маленький лучемет. Глаза Манаоло мелькнули — таково было единственное движение на его лице, но Джо прекрасно понимал, что молодой экклезиарх обо всем догадался и готов на все.

«Я не намерен вести машину, — сказал Джо. — Вы можете запросто сбросить труп в океан без меня. Не знаю, куда вы спешите и почему. Но я с вами не полечу, это уж точно».

«Я тебе приказываю!» — закричала Эльфана. Для нее происходящее было невероятно, безумно — выходило за рамки аксиом ее существования.

Джо покачал головой, бдительно наблюдая за экклезиархом: «Мне очень жаль».

Эльфана выбросила парадокс из головы и повернулась к Манаоло: «Убей его здесь. Тело шофера, по меньшей мере, не вызовет подозрений».

Манаоло с сожалением усмехнулся: «Боюсь, что наглый разбойник держит нас на прицеле. Он не даст себя убить».

Эльфана поджала губы: «Смехотворно!» Она резко повернулась. Джо выхватил из-за пазухи лучемет. Эльфана остолбенела, не в силах вымолвить ни слова.

«Хорошо! — сказала она наконец, понизив голос. — Я заплачý за молчание. Этого достаточно?»

«Вполне», — Джо криво усмехнулся. Гордость? Что такое гордость? Если бы не Маргарет, ему даже понравилось бы… но о чем это он? Эльфана очевидно удирала в компании блестящего и опасного Манаоло. Почему бы Джо Смиту хотелось иметь дело с женщиной, побывавшей в руках Манаоло?

«Сколько?» — безразлично спросил Манаоло.

Джо лихорадочно подсчитывал в уме. Четыреста черешков он накопил и спрятал у себя в каморке. Примерно тысячу взял из сумки мертвеца. К дьяволу расчеты! Назови круглую сумму!

«Пять тысяч черешков — и я начисто забуду все, что сегодня видел».

Сумма очевидно не показалась чрезмерной ни дочери теарха, ни ее любовнику. Манаоло пощупал один карман, другой — нашел кошелек, вынул несколько банкнот и бросил их на пол.

«Вот твои деньги».

Эльфана без оглядки выбежала на взлетную площадку и вскочила в «Кельт». Манаоло последовал за ней.

«Кельт» рывком поднялся в воздух, развернулся и взмыл в чистое небо Кирила. Джо остался один в комнате с высоким потолком.

Он подобрал банкноты. Пять тысяч черешков! Джо подошел к окну, провожая взглядом превращавшийся в точку аэромобиль.

У него в горле застрял жгучий комок. Эльфана! Чудесное создание! Если бы не Маргарет, на Земле он был бы очарован. Но здесь, на Кириле, Земля стала легендой. А Маргарет — ласковая, изящная, светлая, как поляна цветущих нарциссов — ждала его на Земле. Или по меньшей мере знала, что он на это надеется. Но для Маргарет знать, что он надеется, могло означать не то же, что для него. Черт бы побрал Гарри Крита!

Джо тревожно сознавал опасность своего положения. Десятки людей могли зайти в апартаменты и найти его. При этом трудно было бы объяснить, как и почему он здесь оказался. Как-то нужно было вернуться в гараж. Джо замер. Услышав звук отодвигающейся двери, он покрылся испариной, у него екнуло и стало часто биться сердце. Джо прижался спиной к гобелену. Приближались неспешные шаги.

Дверь закрылась. В гостиную вошел приземистый желтокожий человек в синем бархатном плаще — Хаблеят.

III

Хаблеят бросил быстрый взгляд по сторонам и скорбно покачал головой: «Скверная переделка! Рискованная для всех ее участников».

Джо, стоявший навытяжку у стены, не мог не согласиться с мангом. Хаблеят сделал еще пару шагов, присмотрелся к полу: «Неряхи! Здесь еще много крови».

Подняв глаза, манг заметил напряженную позу Джо: «Со мной у вас не будет проблем. В самом деле, не беспокойтесь». Несколько секунд он безучастно изучал физиономию Джо: «Не сомневаюсь, что вам заткнули рот деньгами. Удивительно, что вы еще живы».

Джо сухо отозвался: «Меня вызвала жрица Эльфана. Она улетела на „Кельте“. Больше я не имею никакого отношения к этому делу».

Хаблеят снова иронически покачал головой: «Если бы вас тут нашли — со следами крови на полу — вас потащили бы на допрос. Будут приняты все возможные меры, чтобы скрыть покушение на Эмпойнга, в связи с чем вас несомненно убили бы, тем самым гарантируя ваше молчание».

Джо нервно облизал губы: «Разве не от вас они хотели скрыть это убийство?»

Хаблеят кивнул: «Несомненно. Я представляю власть и влияние Дэйла Мангцзе — фракции Голубых Вод. Эмпойнг принадлежал к фракции Багровых Потоков, будучи последователем другой школы мышления. Багровые предпочитают торопить события».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 477