электронная
90
печатная A5
346
18+
Открывающая реальность

Бесплатный фрагмент - Открывающая реальность


5
Объем:
174 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-8366-2
электронная
от 90
печатная A5
от 346

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Я — Виолетта Риччи, родилась в Италии, но моя мама, Далия Риччи со мной на руках переехала в Филадельфию, после того, как мой отец погиб. Я его совершенно не помню, он умер от сердечной недостаточности, когда мне было пять лет. Мама винит себя за то, что не смогла помочь своему мужу, когда он был жив, ведь она — талантливый врач. Мне двадцать четыре, и уже полтора года работаю в частном юридическом агентстве. Работа мне нравится, зарплата хорошая, но она рутинная и скучная. С мамой у нас хорошие отношения, держимся друг за друга, как можем. Она работает сейчас в детской больнице, врачом-кардиологом, и, как сама говорит, хочет хоть как-то исправить свою ошибку, помогая чужим детям.

Но не все так степенно и постоянно оказалось в моей жизни. Однажды на работе у меня случился какой-то приступ, от которого я оказалась в больнице. Помню только то, что в голове появилась резкая боль, а из моих ушей полилась кровь. И от этого я свалилась в обморок, после чего проснулась в палате городского госпиталя. После пробуждения я вспомнила о том, что перед тем, как отключиться на работе, перед моими глазами возникли непонятные клубки дыма, из которых прорисовывались лица. Они кричали мне так громко, от этого, вероятно, и хлынула кровь из моих ушей. Такого громкого звука я никогда в жизни не слышала. Врач назначил дополнительную дозу успокоительных препаратов, чтобы я больше и крепче спала, ведь объяснить кровь из ушей мне не мог, а нервное состояние списал на переутомление на работе. Я никому не рассказывала этот бред, ведь врятли мне кто-то поверит. Я не думаю, что это мне показалось, и хочу узнать, что это было!

Глава 1

Убегая от своей сути —

можно попасть в ловушку.

Стоит ли бежать от того,

Чего уже не изменить?

Я вела себя тихо, и никому не рассказывала о своих новых видениях, и того, что иногда мне приходилось слышать. Мне совершенно не хотелось попадать в психиатрическую больницу. Меня радовало то, что днем, когда я погружалась в чтение книг, соцсетей или просто лазила в интернете, ничего странного не приходилось замечать. Через полторы недели меня выписали. На дворе начиналась осень, и всюду пестрели желтые листья. Я вышла из больницы, и когда шла по бульвару от нее, увидела красивый лист на асфальте, который плавал в луже после недавно прошедшего дождя. Наклонившись вниз, подняла его, вдруг увидела свое отражение, и нервно вскрикнула, бросив лист обратно в лужу. Я стала ощупывать свои глаза… что с моими глазами?

Мой мобильник громко зазвонил, и, отойдя от ступора, открыла рюкзак и достала его. Звонила моя мама.

— Да, мам… Уже иду. Мне нужно еще занести больничный на работу. — нахмурившись, я пыталась вникать в слова матери, которые лились на меня из трубки. — Да, хорошо, куплю корм для Бамбины.

Бамбина — это наша рыжая кошка. Тут же заскочив в первый попавшийся магазин, я купила корм для нее, и, засунув его в свой рюкзак, направилась на работу. Пройдя мимо множества магазинов с яркими вывесками, спешила спуститься в метро. Мне было страшно смотреть на свое отражение, потому что в той луже я видела свое лицо, в котором вместо глаз зияли черные дыры. Гигантские мурашки пробегали по моей спине, когда я вспоминала свое ужасное отражение. В лицах людей не видела паники или ужаса, когда они смотрели на меня. Значит, это вижу только я?

В больнице мне приходилось просто врать о том, что больше голова не болит и сплю теперь я просто замечательно. Иначе, сказав правду, просто бы не вышла оттуда, если бы они узнали о том, что когда я сплю, и сквозь сон открываю глаза, вижу множество полупрозрачных лиц, склонившихся надо мной. Они изучают мое лицо, и даже пытаются прикоснуться, от чего я каждый раз вскакиваю с постели и бегу в больничный туалет, сначала умываю лицо, затем сажусь на сиденье унитаза и просто копаюсь в телефоне до того момента, пока меня не начнет морить сон. Тогда я практически валюсь с ног и доползаю до кровати, специально ложусь на живот, чтобы не дай бог не увидеть снова эти лица.

Зайдя в агентство, я, пыталась сделать непринужденный вид. Обменявшись с коллегами парами фраз и ничего не означающими улыбками, поспешила убраться отсюда. Отдав свой больничный лист в бухгалтерию, и проскользнув мимо офисов как можно незаметнее, вышла на улицу.

Когда я уже подходила к парку, за которым находилось метро, начал моросить дождь. Ускорив шаг, надела капюшон своей желтой куртки, и направилась по короткому пути, срезая дорогу через парк. Я старалась смотреть себе под ноги, чтобы не замечать ничего вокруг. Неожиданно передо мной возникла странная фигура, резко остановившись и подняв глаза увидела перед собой мужчину в цилиндре и с тростью. Несколько раз моргнув, быстро обошла его и, почти бегом направилась в сторону метро, указатель которого уже виднелся между ветками деревьев. Какого черта тут делает мужчина в цилиндре?! Оглянувшись, на тропинку, по которой я бежала, шлепая по лужам, и разбрызгивая грязь, уже никого не было.

Зайдя в метро, я быстро достала мобильник, и держала его в руках, пытаясь потеряться где-нибудь в соцсетях, чтобы абстрагироваться от происходящего вокруг. Спустя примерно двадцать минут, объявили мою станцию, и я, облегченно вздохнув, быстро вышла из вагона метро.

Наша квартира находится в многоквартирном доме, недалеко от которого проходит широкая трасса с длинным пешеходным переходом. Вокруг нашего дома растет множество различных деревьев, и, кажется, что он стоит посреди леса. Плюсом расположения нашего дома является еще и то, что до метро пять минут ходьбы, и супермаркеты так же под боком. А если пройти немного за наш дом, то там можно прогуляться по парку, в котором есть много узких тропинок, лавочек, там всегда радуют глаз разноцветные клумбы. Как раз за этим парком протекает река Скулкилл, вдоль которой можно прогуляться по набережной.

Я зашла в квартиру, закрыла дверь и разделась. Бамбина уже отирала ноги, мяукая и жалобно заглядывая в глаза. Я поспешила на кухню, и выдала ей порцию корма, чтобы рыжая бестия отстала от меня. Включив телевизор в гостиной, и развалившись на диване, не заметила, как меня сморил сон. Проснулась я от того, что мои зубы стучат от холода. Судорожно схватив плед с дивана, укрылась им, пытаясь снова заснуть. Вдруг я услышала шипение Бамбины, и, поднявшись с дивана и машинально засунув мобильник в карман джинсов, пошла в сторону доносившегося звука.

— Бамбина, кис-кис, иди сюда… — я шла по квартире, пытаясь понять, где кошка. — Вот ты где!

Я зашла в ванную и увидела ее, взъерошенную и уставившуюся в одну точку. Проследив за ее взглядом, посмотрела в ту сторону, куда она смотрела, истерически шипя. Дар речи у меня пропал, когда я увидела в своей ванной висящую мертвую девушку на ремне. Громко закричав, ринулась вон из квартиры, на бегу надевая куртку и быстро обуваясь. Схватив рюкзак, я выбежала, хлопнув дверью, судорожно пытаясь вставить ключ в замочную скважину.

Выйдя на улицу, быстрым шагом направилась в парк. Уже начало смеркаться, а мамы еще не было дома. Она вот-вот должна уже вернуться с работы. Оказавшись в парке, я уже медленно шла по тропинке, готовая заплакать. Что, черт возьми, со мной сейчас происходит?! Откуда взялась та повешенная у нас в ванной?

Мои мысли прервал звонок мобильника, когда я шла, опустив голову, разглядывая плитку на дорожке в парке. Я быстро достала его и ответила на вызов.

— Виола… мне придется сегодня отработать за коллегу в ночь. Извини, но так вышло. — в трубке слышался расстроенный голос мамы.

— Мам, а никак нельзя уйти сегодня? — я еле сдерживалась, чтобы не разреветься.

— Так надо… зато потом я буду целые два дня выходная. Ты дома?

— Пока нет. Я решила прогуляться… — тихо проговорила я.

— Ты накормила Бамбину? Милая, возвращайся домой, а то ближе к ночи становится холодно. Хорошо? — голос мамы успокаивал меня, в такие моменты я чувствовала себя маленькой девочкой.

— Накормила. Да… я скоро пойду домой. Завтра с утра на работу. Ладно, до завтра, мам. — я, сдвинув брови, сбросила звонок и убрала мобильник в карман джинсов.

Остановившись посреди аллеи, мне совершенно не хотелось возвращаться домой, оставаясь там со своими страхами наедине. От злости пнув носком ботинка камень, который попался мне на пути, развернулась в сторону дома и поплелась домой. Как теперь быть, если, провалявшись в больнице почти две недели, мне ничего не помогло? Как мне теперь жить, если вижу трупов у себя в квартире? И пройдет ли когда-либо это вообще? Почему я стала слышать голоса и видеть какие-то образы? Погрузившись в свои мысли, не заметила, как оказалась уже около подъезда, в котором находилась наша с мамой квартира.

Я зашла в темный подъезд, и вызвала лифт, войдя в него, нажала кнопку под номером семнадцать, и дверь закрылась. Слева и справа от меня в лифте были два зеркала, и прекрасно помня об этом, опустила голову вниз, боясь поднять свои глаза и увидеть собственное отражение. Пол лифта дернулся и стал быстро моргать свет, от страха я закрыла глаза руками. Свет перестал моргать и тут же погас, погрузив меня в полный мрак. Холод пробежал по моему телу, когда я услышала шепот, который словно перемещаясь, звучал то с одной стороны от меня, то с другой. Я нервно взвизгнула, и подняла голову, увидев в своем отражении дыры вместо глаз, которые зияли на пол-лица. От ужаса я закричала и стала колотить руками по дверцам лифта. Шепот приближался ко мне, и уже отчетливо я услышала слова: «Ищи проводника».

Закричав еще громче, еще сильнее стала долбить руками в дверцы лифта, так, что кулаки мои стали болеть. Вдруг свет снова моргнул и, наконец, включился. Лифт с гулом дернулся и, как ни в чем не бывало, поднялся на мой этаж. Пулей вылетев из треклятого лифта, метнулась к двери своей квартиры, судорожно пытаясь открыть дверь. Я услышала реальные голоса, которые были где-то на этажах ниже. Прислушавшись и замерев у своей двери, поняла, что речь была о криках в лифте. Услышав, как лифт поехал на нижние этажи, открыла ключом дверь квартиры и скрылась за ней. Мое сердце колотилось от страха, голова просто раскалывалась. Такого ужаса мне не приходилось испытывать ни разу в жизни.

Я быстро включила свет в прихожей, и тихо сняла с себя куртку. Бамбина с мяуканьем, вышла из гостиной и потерлась о мои ноги. Скинув с ног обувь, наклонилась к кошке и взяла ее на руки. Напряженно поглаживая ее, двинулась в сторону ванной комнаты, и резко открыв дверь, посмотрела в тот угол, где видела повешенную. Никого. Я медленно пошла в свою комнату, и быстро включила свет в ней, перед тем, как войти. Включив компьютер, создала новый текстовый документ и написала:

«Началось все с того, что на работе у меня случился приступ, слышала ужасные крики, из ушей потекла кровь. В своем отражении вижу вместо глаз черные дыры. В лифте погас свет, и слышался шепот, а потом услышала отчетливо фразу: „Ищи проводника“»

Мне хотелось записать то, что произошло со мной. Даже для того, чтобы точно знать, что сейчас я не сплю, и то, что это происходит со мной в реальности. Несколько раз перечитав то, что только что написала, у меня никак не укладывалось это все в голове. Как такое может происходить и почему это все происходит со мной? Для того, чтобы окончательно не рехнуться, я буду записывать то, что происходит со мной каждый раз.

Теплая струйка скатилась из моего носа, капнув на мою руку. Я посмотрела туда и увидела каплю крови. Подскочив со своего места, побежала в ванную, замерев, когда схватилась за дверную ручку. Включив свет, заглянула внутрь и, к счастью, не заметив там ничего странного, подошла к раковине и стала смывать кровь со своего лица. Я мельком взглянула в свое отражение, и облегченно вздохнула — лицо было моим, без чудовищных глаз. Только черные круги проявились под ними, но это ерунда, можно быстро исправить это дело тональным кремом.

Вернувшись снова за компьютер, я к своей записи добавила: «После случая в лифте пошла кровь из носа».

Тогда, вспомнив слова, которые услышала в лифте, решила набрать в поисковике интернета «проводник». На мой поиск нашлось множество ссылок на всякие программы — проводники, и ссылки на значения этого слова в словаре: «гид» и «помощник» — совершенно ни о чем мне не говорит.

Посмотрев на часы, я вздохнула, вспомнив, что завтра нужно рано утром топать на работу. Заведя будильник, легла спать, оставив настольную лампу включенной. Заснуть удалось не сразу, я долго вертелась, и только когда позвала к себе Бамбину, уткнувшись в ее спину носом, наконец, заснула.

Глава 2

Сквозь сон мне показалось, что будильник на мобильном телефоне, орет, как зверь. Трясущимися руками, щурясь, с третьей попытки выключила его. И резко села в постели, боясь снова провалиться в сон, из-за которого могу проспать на работу. Нехотя я заправила постель, закинув ее своим любимым пледом в крупную клетку. Бамбина уже была тут как тут, и, мурлыча, залезла на койку, тыкаясь в мою руку носом.

— О, Бамбина… ты думаешь только о себе, рыжая бестия! — я, взяв на руки кошку и игриво тряся ее, прошла с ней на кухню.

Насыпав домашней любимице сухого корма, пошла в ванную, решив по-быстрому принять душ, чтобы до конца проснуться. Выйдя из ванны, сделала на скорую руку бутерброд, и, запив это все холодным молоком, побежала одеваться на работу.

Когда я одевалась, заметила, что на одной ладошке у меня виднелся фиолетовый синяк. Ощупала его и нахмурилась, ведь это доставило неприятную боль. Взглянув на часы, я быстро накрасила ресницы, заранее намазав лицо тональным кремом, и уже готова была идти обуваться. Входная дверь открылась и из нее показалась мама. Я, улыбнувшись ей, подошла, и чмокнула ее в щечку. Пожелав ей выспаться, как следует, быстро обулась и, накинув куртку, поспешила на работу. Я взглянула на часы в мобильнике — семь часов, пятнадцать минут. Утро выдалось зябким, и, поежившись от холода, натянула на свою голову капюшон, устремившись в сторону метро.

Мне предстояло перейти длинный пешеходный переход, и когда загорелся зеленый свет, я шагнула на него, и с удивлением заметила, что что-то явно идет не так. Оглянувшись, обнаружила, как прохожие, словно в перемотке, неестественно быстро двигая ногами, пронеслись по пешеходному переходу. И вот уже желтый свет загорелся на светофоре и быстро переключился на красный, а моя нога так и не соприкоснулась с асфальтом. Мимо меня так же необычно стали мелькать машины, уносясь куда-то прочь. Я зажмурилась от страха, ведь совершенно не могла пошевелить своим телом — оно просто замерло, когда моя стопа зависла в нескольких сантиметрах от пешеходного перехода. В моих силах было только слегка повернуть голову, поэтому стала судорожно пытаться вертеть головой, пытаясь понять, что происходит.

Мой взгляд упал на черную фигуру, без лица, которая, мелькая, словно телепортировалась из одной точки в другую. Всюду разносился шум машин и стук моего замирающего сердца. Словно все вокруг жило в своем обычном ритме, а я замерла во времени. Я несколько раз моргнула глазами, словно пытаясь отойти ото сна, и в один момент почувствовала, как стопа соприкоснулась с асфальтом и, вот уже снова горит зеленый для пешеходов. Неуверенно продолжив свой путь, я постоянно оглядывалась, пытаясь заметить что-то или кого-то.

Взглянув на время в мобильнике, увидела, что сейчас семь часов, пятнадцать минут. Так же, как и тогда, когда я вышла из подъезда. От злости и непонимания, мне хотелось швырнуть мобильник об асфальт. Но что я этим добьюсь? Ровным счетом — ничего. Нервно сунув его в свой рюкзак, я зашла в метро, надеясь вскоре забыться в рутинной работе.

Оказавшись на своем рабочем месте, приветливо поздоровалась с коллегами, и принялась разгребать накопившуюся работу за мой больничный. Мне предстояло разослать оповещения клиентам о завершенных заказах, и отправить кучу документов в налоговую инспекцию. Отрываясь лишь на еду, я все рабочее время, как образцово-показательная сотрудница, просидела за своими рабочими обязанностями. Все время просто хотелось окунуться с головой в работу и не думать о том, что происходит, когда остаюсь наедине с собой. И не вспоминать то, что случилось вчера и то, что случилось со мной утром на пешеходном переходе. Подготовив отчеты руководителю в конце рабочего дня, я грустно посмотрела в окно. Солнце, садящееся за горизонт, желтыми отблесками освещало высотки, превращая их зеркала в огненные вспышки. Скоро придется возвращаться домой.

Дома ждет меня мама, и этому я только рада. Взяв мобильник, написала Далии смс: «Давай сделаем яблочный пирог? Яблок купить?»

Я поднялась со своего места, и с распечатанными документами, пошла в кабинет начальницы. Клэр Стенли встретила меня прохладно, и лишь сухо спросила:

— Как самочувствие, Виолетта? — ее серые глаза, сверкнув поверх очков, посмотрели на меня.

— Отлично, Клэр.

— О, молодец, твоя продуктивность радует… Спасибо. — проговорила она, быстро пролистав документы, которые передала ей я.

— До завтра. — слегка улыбнулась я, и вышла из кабинета.

Когда я собирала свои вещи, находясь в кабинете, в котором работаю, ко мне вошел Стивен Вотсон, который пытается ухлестывать за мной. Причем это происходит только на работе. Увидев его улыбающееся лицо, и заметив в руке коробочку конфет, я натянуто улыбнулась ему.

— Виола… я так скучал, пока тебя не было! — Стивен сделал пару шагов в мою сторону, торжественно вручая конфеты. — Как ты теперь?

— Все нормально, Стив. Уже лучше…

— Не хотела бы ты прогуляться со мной… или сходить куда-нибудь? — его карие глаза блеснули, словно видели перед собой вкусную закуску.

— О, нет, Стивен. Сегодня я готовлю с мамой яблочный пирог. Так что никак. — его навязчивость меня уже стала допекать, поэтому, схватив ключи от кабинета и свой рюкзак, прошла мимо него, остановившись за порогом.

— Ну… как-нибудь в другой раз, хорошо? — с надеждой спросил он.

— М-м-м-м… не знаю. Стив! В общем, я не ищу отношений с мужчинами. Пока что мне это не нужно. Понимай, как хочешь. Я хочу оставаться с тобой просто коллегами. — я, сдвинув брови, выпалила ему в лицо все то, что накопилось внутри. — Хорошо? — спросила я, видя его смятенный вид.

— Да… Виола. Просто ты мне нравишься.

— Знаю! — рявкнула я, закрывая дверь. — А теперь, извини. Пока.

Я прошла мимо него, а он стоял, грустно смотря мне вслед. Неужели он думал, что после больничного изменю к нему отношение? Или мне понадобится чья-то ласка и забота… Пф! Я привыкла быть сама по себе, ни на кого не полагаясь, только на себя. И ухаживания коллеги, который совершенно мне не симпатичен — вывели сейчас меня из себя. Я в себе-то разобраться не могу, а тут он со своими конфетами и свиданьями!

Погрузившись в мысли, я уже шла через парк, чтобы снова срезать дорогу к метро. Вокруг не было ни души, небо затянули темно-серые тучи, только мои шаги раздавались гулким эхом по вечерним дорожкам. Вдруг мой телефон завибрировал и, вытащив его из рюкзака, увидела сообщение мамы, чтобы я купила шесть яблок в магазине. Я решила было вернуться и зайти в продуктовый магазинчик, который недавно прошла перед тем, как завернуть в парк, но резко остановилась, оглянувшись назад. Меня пробил холод, будто оказалась в морозильной камере. Взглянув на свои руки, увидела, что они побелели от инея, который медленно покрывал их, пока его тонкая корочка не скрыла кожу полностью. Он с нарастающей скоростью распространялся и расползался уже по рукавам куртки.

Нервно взвизгнув и услышав свой вопль будто издалека, я стала быстро смахивать ползучий иней мгновенно окоченевшими руками. Когда у меня это получилось, нервно глотая воздух ртом, посмотрела по сторонам. В парке было так же никого, только, как мне показалось, на другой тропе, которая была скрыта за деревьями, была лавочка, на которой кто-то сидел. Первой мыслью было ринуться туда, но я остановилась на полпути. Перед моими глазами серая фигура, которая только что сидела на лавочке, поднялась, и бесшумно двигаясь по дорожке, вмиг растворилась в воздухе.

Мне хотелось закричать от навалившегося на меня отчаяния и непонимания. Я быстро достала мобильник и решила рассказать все маме. Кто, как не она, должна поддержать меня сейчас, когда совершенно не понимаю, что со мной происходит. Нажав кнопку с изображением трубки, тут же произошел сброс вызова. Нажала еще раз, снова сброс. Потом посмотрела на мощность сигнала сети — вместо привычной шкалы был нарисован красный крестик. Сеть не ловит?

Из ступора вывел резкий толчок, от которого чуть не выронила мобильник. Удар был от плеча парня, который налетел на меня и громко выругался, что путаюсь под ногами. Я оглянулась, и обнаружила, что вроде снова теперь все, как обычно. Шум дороги, голоса людей… обычная городская возня. Сейчас по парку прогуливались влюбленные парочки и пожилые люди то тут, то там сидели на скамейках. А когда появился иней на руках — ведь никого рядом не было! Взглянув на небо, я увидела, что тех серых туч нет, а лишь оранжево-розовые прозрачные облака медленно плывут по небу.

Что все это значит? Сегодняшнее утро, когда для меня словно время остановилось, и сейчас — ледяной холод, иней, расползающийся по телу и… призрак? Как объяснить все это, что вижу теперь? А та черная мелькающая тень на пешеходном переходе? Кто это?

Я нервно сунула замерзшие руки в карманы своей желтой куртки, и решила купить яблоки в супермаркете у дома. Когда уже выходила из метро, раздался звонок мобильника, звонила мне моя старая подруга, Хлоя.

— Привет, Ви. Как ты? Почему не звонишь? — настойчивая Хлоя, ей нужно все знать, как обычно.

Я улыбнулась.

— Все вроде нормально. Вот иду с работы, надо еще зайти яблок купить на пирог. — старалась как можно спокойней говорить я.

— Далия будет печь пирог? Круто! Позови уже меня в гости! — хохотнула Хлоя.

— Приходи, конечно, если есть свободное время. Давно не виделись.

— О’кей, буду через час.

— До встречи. — прошелестела я, сбросив вызов.

Хлоя придет, хоть какое-то разнообразие и будет возможность отвлечься от моей проблемы. С этой девушкой никогда не бывает скучно, ведь она душа любой компании. Правда, когда Хлоя вышла замуж, мы реже стали видеться.

Я ускорила шаг, и направилась прямиком в супермаркет, который был через дорогу от нашего дома. Зайдя туда, купила яблоки, конфеты и вино. Направляясь к дому, мне предстояло снова пересечь тот пешеходный переход, с огромными белыми полосами, расположенными на асфальте. Затаив дыхание, ждала, пока загорится зеленый. Когда все стоящие рядом со мной люди, торопясь, направились по пешеходному переходу, я замерла, боясь сделать шаг вперед. Тяжело вздохнув, ступила на него, и когда ничего странного не произошло, поспешила его перейти, чтобы не попасть под машину вдобавок ко всем своим злоключениям.

Зайдя в подъезд своего дома, я замерла у лестницы, ведущей наверх. Может пойти пешком? Вспоминая вчерашний случай в лифте, холодок пробегал по спине. Нет, на семнадцатый этаж я подниматься пешком не стану. Поэтому, нажав кнопку лифта, и подумав, будь что будет, поднялась на свой этаж. Каждую секунду своей поездки в лифте, мое сердце неровно екало, в ожидании вчерашнего события. Но ничего не произошло, и, улыбаясь, я зашла в свою квартиру, где меня уже заждалась мама.

Глава 3

Вечер прошел уютно, в приятной атмосфере с дорогими мне людьми. Во время наших посиделок время летело беспечно и незаметно, не давая возможности думать о плохом. Хлоя смеялась и рассказывала, как они с ее мужем съездили в отпуск в Индию, и привезла даже мне амулет в виде ловца снов, который я сразу же надела на шею. Еще она подарила мне поющую чашу, которую ей посоветовала торговка, та женщина с базара сказала, что в каждом доме Индии есть такая, чтобы изгонять злых духов и медитировать.

— Эта чаша вроде особенная, и поэтому взяла ее для тебя. Ты ведь для меня тоже особенная, Ви! Мне кажется, она тебе подойдет, поэтому храни ее на память! — хохотнула Хлоя.

Я, улыбнувшись и обняв подругу, взяла чашу вместе со ступой, которая, звеня, каталась внутри.

— Спасибо, Хлоя. — закатив глаза, устало произнесла: — Вот когда-нибудь соберусь и тоже привезу тебе чего-нибудь эдакого из отпуска!

Мы стукнулись бокалами с вином, закрепив мои слова. Мы смеялись и шутили, мне давно не было так приятно проводить время дома. Время пролетело назло быстро и незаметно, вот уже Хлое позвонил муж, и сказал, что решил заехать за ней, чтобы забрать домой. Проводив подругу, мы с мамой тоже решили разойтись по комнатам, и приготовиться ко сну.

Когда вспомнила о поющей чаше, вернулась на кухню и забрала ее в свою комнату, поставив на полку над компьютерным столом. Я включила настольную лампу, легла в постель и завела будильник на завтра. Бамбина пришла ко мне в комнату, и, мяукнув, прыгнула на мою кровать, свернувшись рядом со мной в клубочек. Усталыми руками я долго гладила свою рыжую любимицу, уставясь в одну точку. Мысли кружили в моей голове, не давая заснуть. Те вопросы, на которые у меня не получалось найти ответы, не давали мне покоя.

Этой ночью я снова видела множество лиц, которые склонялись надо мной. Почему-то в этот раз мне не было так же страшно, как в прошлые разы. Мне хотелось понять, есть ли в них какая-то закономерность. Я хотела разобраться в том, почему их вижу, кто они такие, и на самом ли деле они есть, или их рисует мое воспалившееся воображение. Их лица были похожи чем-то на то мое отражение — их глаза были едва различимы и напоминали то, во что изредка превращались мои глаза в отражающей поверхности предметов. А еще я обратила внимание на то, что у этих лиц то ли отсутствовал рот, то ли был чем-то замазан. Я вытянула руки, словно хватая размытые лица, и попыталась понять, ощущаю ли прикосновение полупрозрачных тел, или это все же в моем мозгу. Мои руки словно проходили сквозь эти образы, не задевая их. Свернувшись в клубок и закутавшись в одеяло, почувствовала, как моментально стало холодно.

Вдруг неожиданно, словно меня стряхнули с кровати, я сорвалась с нее вниз и полетела, неизвестно куда, словно пробивая своим телом какие-то различные слои: серый, черный, белый, то вдруг снова оказывалась в своей постели с поднятыми вверх руками и ногами. Эти слои реальности больно хлестали меня по спине, они мелькали снова и снова перед моими глазами. Словно я падала сквозь эти этажи, и никак не могла зацепиться хоть за один. От ужаса и накатывающей паники громко закричала, а изо рта моего неслышно было даже намека на звук. Снова и снова пыталась закричать, и вот уже слышу свой крик где-то вдалеке, который тихим эхом доходит до моего сознания. Я подняла голову вверх и увидела лицо своей мамы, которая склонилась надо мной. Резкий удар, и открыв глаза, почувствовала, как по лицу катятся слезы, а Далия ощупывает мое лицо и лоб.

— Ты в порядке, детка? — голос мамы выдавал ее беспокойство.

— Мне приснился страшный сон… это просто сон, мам… — хрипло прошептала я.

— Хорошо, тогда попытайся снова заснуть. — Далия поцеловала меня в лоб, и напряженно покосившись на меня, закрыла за собой дверь в мою комнату.

Я отвернулась к стенке, и, заплакав, судорожно вцепилась в свое одеяло. Не заметив, как заснула, провалилась в глубокий сон. Меня разбудил рано утром будильник, который я быстро выключила. Мое тело ныло, и чувствовала себя разбитой. Совершенно не хотелось идти на работу. Я была бы рада провести сегодняшний день в постели, не покидая ее. Но пришлось все-таки подняться и отправиться в душ, чтобы привести себя в порядок. Когда я предстала перед зеркалом полностью обнаженная, то ахнула от того, что моя спина покрыта царапинами с кровоподтеками и расплывшимися синяками. Струи воды из душа казались мне хлыстами, которые больно стучали по моей спине. Утренний душ оказался для меня пыткой, и я долго сидела, присев на край ванной, чтобы прийти в себя и выйти отсюда, как ни в чем ни бывало. Мне не хотелось пугать свою маму, поэтому я молчала о том, что произошло. Слабо верится, что медицина сможет объяснить происходящее со мной.

Далия, ощупала мой лоб, когда я вышла из ванной комнаты, и, убедившись, что я не простужена, улыбнулась мне. Меня ждала на кухне ароматная кружка с кофе, и яичницей, которую приготовила для меня мама. Выпив с ней на кухне по кружечке горячего кофе и взбодрившись, я направилась на работу по своему обычному пути. По дороге к метро встревоженные мамины глаза и натянутая улыбка вспоминались мне несколько раз.

Уже на подходе к месту работы решила пройтись по длинному пути и не стала срезать через парк. Воспоминания о парке приводили меня в ужас, и казалось, что даже сейчас ощущаю иней на своих руках. Постоянно оглядываясь на густые деревья, шелестящие на ветру за забором, я спешно прошла по дорожке вдоль него, а когда завернула за угол, чтобы пройти к агентству, мой взгляд привлекла яркая визитка, лежащая на асфальте. Остановившись, прочитала надпись: «Я — гид по вашей судьбе», а дальше были поплывшие от влаги буквы, которые сложно было прочесть. Это, скорее всего, реклама какого-то шарлатана. Но в моей голове отпечаталось слово «гид». Гид — это ведь проводник. А что, если мне нужно найти грамотного психолога? Или другого специалиста, кто сможет объяснить то, что происходит со мной?

Следующие пять дней прошли спокойно. Видений не было, снов тоже, и звуки потусторонние или странные до меня не доносились. Будто бы то, что происходило со мной уже месяц, бесследно прошло или этого не было никогда. И у меня было время привести свои мысли в порядок, мой разум, который привык полагаться на науку и холодный расчет, приходил в норму. Я провела все свободные минуты этой недели, пытаясь разыскать в интернете какую-то полезную информацию, которая могла бы дать мне какие-то зацепки. В то, что это просто исчезло — я не верила. Надеялась где-то в глубине души, но до конца не верила. Мне казалось, что этот весь ужас не мог просто так меня оставить в покое, поэтому, как на войне, я готовилась, собирала информацию по крупицам.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 346