электронная
200
печатная A5
404
16+
Библия... Взгляд детектива

Бесплатный фрагмент - Библия... Взгляд детектива

Библейская хронология — ключ к пониманию всей Библии

Объем:
154 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-5177-2
электронная
от 200
печатная A5
от 404

рукопись — цель киллера

Имитируя походку деловитого человека, навстречу священнику шёл, интеллигентного вида, молодой человек двадцати лет отроду. Это был убийца.

Раннее сентябрьское утро. Узкая тропинка к железнодорожной платформе… Туманная дымка… Если что и коробило молодого человека в предстоящей акции, так это способ «завала». Нажимать на курок, убивая людей в зонах наведения «конституционного порядка» в чужих странах в качестве наёмника, было ему не впервой. Но вот так… топором! Ему явно претило невольное сравнение себя с мясником: Ну, так ведь, «приказы не обсуждаются, а исполняются».

Это была вторая попытка убийства. Накануне поздним вечером не удалось, сорвалось. На дорожке вдруг оказался случайный прохожий — а это уже свидетель, проблема… Телефон священника — «возмутителя мира и спокойствия» давно был с «третьим ухом», потому и знал убийца достоверно, что объект выйдет из дома рано утром ко времени первой электрички, и, второе, наличие портфеля… Портфель — это главное! Он непременно должен быть при священнике.

Помощников у киллера не было. Да и нужен ли тут «колхоз» — ведь не охраняемого банкира надо грохнуть. Дел-то на три секунды… И всё же, что-то скребло в душе: ведь священник, как-никак. Ожидая в тени деревьев на исходной позиции, киллер старался сосредоточиться, мысли вяло ворочались, сменяя друг друга. Попытался разжечь в себе чувство ненависти, подумалось: все эти святоши одинаковые… гомики через одного! Вот и про этого батюшку намёком было сказано о том же… Странно, причём тогда портфель этого попа? Действительно, странно всё это. Почему бы не поручить исполнение, какому-нибудь местному дебильному алкашу? Хотя, если в портфеле «рыжъё» — ищи тогда этого бомжа и золотишко, которое он непременно умыкнёт.

С каждым шагом они сближались. Киллер старался не смотреть на приближающегося статного мужчину. Уж, очень ему не хотелось встретиться взглядом с тем, кого ему предстояло «помножить на ноль», ведь не само убийство будет во снах сниться, а глаза жертвы. Ладонь, сжимающая рукоятку, противно вспотела. Пройдя мимо священника, и, сделав несколько шагов за спиной жертвы, киллер круто развернулся и в два шага догнал священника… Только бы он не обернулся! Ликвидатор понимал, что рубануть надо быстро пока священник не обернулся. Потому и не точный вышел удар… Главное же — портфель не забыть бы выхватить.

…Всё! Дело сделано. Второй раз рубануть вдруг из принципа не захотелось: в конце-концов, вам его портфель надо? Ну, так вот же он!

Священник мучительно пытался сохранить равновесие. Только бы не упасть. Ему казалось, что он бежит за человеком, в руке которого портфель… Рукопись!

Нет, не бежал священник. Нетвёрдо ступая широко расставленными ногами, он брёл по направлению к станции. Только бы догнать! «Не иначе — пьяный», — подумал бы любой, увидевший знакомого батюшку. От обжигающе горячего потока крови, слиплась одежда на спине, но!.. Лишь бы только успеть и показать пальцем на человека с его портфелем! Лишь бы на станции был сотрудник милиции… Всё, что видели глаза плыло и противно качалось. Сил хватило на то, что бы пройти из конца в конец платформы. Но человека с его портфелем не было. И сотрудника милиции тоже. Только местные пьянчужки-ханурики радостно-удивлённо проводили взглядом пьяного батюшку. А туман, застилающий глаза, становился всё горячее, всё краснее.

Нет! Надо скорее домой… Скорее! Вот только бы не упасть на пустынной дорожке. Но ведь дома помогут же… Обязательно помогут! А вот и родной дом, штакетник, родная калитка… Супруга священника слышала стон. И даже видела раненого мужа у калитки. Но приняла его за местного пьяницу… Священника обнаружили уже без дыхания.

А киллер?.. Полагаю, киллер был в тот же вечер убит. Подходя к дому, ему почему-то вспомнился вежливый упрёк того, кому он передал портфель: «Как же так, ты же ведь, профи… Почему столь неаккуратно? Есть ли теперь у нас гарантия, что „объект“ не встретил своего знакомого на дороге и не рассказал ему о твоих приметах, прежде чем „перекинуться“?»

Задумавшись о судьбе своих премиальных, киллер не обратил внимания на человека, в припаркованной машине. «Внимание! Он заходит в подъезд», — только и сказал по рации человек в машине, кому-то, стоящему в подъезде у лифта… Первый выстрел был в грудь, второй — добивающий, в голову — всё по науке.

А на следующий день была сенсация: убит известный священник! Глава милиции страны уверенным тоном говорила о том, что съест свои хромовые сапоги, если мерзавцы не будут пойманы. И главный администратор страны тоже не отставал от главы МВД в своих обещаниях: «Прослежу, что бы съел! Чай ведь, на святое руку поднял какой-то подлец!» А потом другой директор страны косноязычно объявлял, что ставит на личный контроль расследование и обещал зачем-то свою голову положить на рельсы, если преступник будет найден! Так ведь не съел, и не положил… Хотя, как водится, кого-то сразу же отловили. Потом его суетливо осудили. Раздали ордена и внеочередные звания. Потом «убийцу» тихо отпустили. А потом опять его скрутили. И опять отпустили… Ордена, впрочем, никто из награждённых, почему-то не вернул.

Вот и частное сыскное бюро тоже подключилось к расследованию убийства. Самая первая в стране частная фирма под вывеской «Сыскное бюро АЛЕКС» была по своей сути не сыскным, а всего лишь, охранным предприятием, но слово «сыскное» в названии предполагало наличие в штате сыщика. Так каковы были успехи бюро в расследовании? МВД, узнав о том, что параллельно ведётся частное расследование, учредителям «Алекса» сделало, мягко выражаясь, внушение и категорически запретило «мешать профессионалам». Частный детектив (автор этих строк), получив распоряжение о прекращении работы по договору на расследование, следствие, тем не менее, продолжил уже в личном порядке — частное расследование в частном порядке.

В трескотне теленовостей, похищенный убийцей портфель даже не упоминался — до него ли тут! Поиск орудия преступления и поиск киллера — вот что было поставлено во главу угла официального следствия. О мотивах убийства, конечно же, говорилось. Говорилось весомо и авторитетно. Вот только расплывчато. И сводилась вся «весомость» к одному: Ох, уж эти — которые с нетрадиционной ориентацией… Потому и тему мотивации убийства тактично не муссировали — всё же лицо духовное.

Но портфель-то пропал! Золота-бриллиантов там, ясно-дело, не было. В портфеле была только рукопись. Именно та — самая последняя его рукопись, которую упорно пытался опубликовать священник.

Футболили батюшку из одного редакторского кабинета в другой. Редакторы пучили глаза и, понизив голос, говорили: «Ты же, батюшка, должен понимать: напечатать такое? Такое!.. Ведь, это-ж не эффект петарды будет. Сам же, поди, понимаешь, — взрыв мегатонны!» И не печатали. А он продолжал наивно надеяться найти таки смелого редактора. И вот нашёл… Киллера! А «ядерный взрыв», таким образом, был предотвращён посредством топора.

Заказчик убийства облегчённо вздохнул, широким взмахом руки осенил свой лоб, зачем-то закатив очи. Да, научная полемика не состоялась: топор стал хоть и единственным, но окончательным аргументом. А ведь та рукопись, похищенная киллером, была шансом… Последним была шансом! Увы, удар топора обрубил спасительную нить для народа огромной страны.

Всё имеет своё начало и всё имеет свою точку не возврата — роковое утро 09.09.1990 года — дата начала фатальных последствий для России. Наступило кровавое десятилетие: «стрелки», как обсуждение конфликтных ситуаций, «воры в законе» — как третейские судьи, убийства, убийства… «Помножить конкурента на ноль» — стало нормой делового оборота. И не только конкурента, но и компаньона туда же… Это была настолько широкомасштабная война, что ни одно предприятие в стране, ни один коммерсант не избежал непосредственного своего участия в ней. Война же полыхнула в день, когда «гарант чего-то там», ухмыльнувшись, пророкотал: Рвите столько, сколько сможете заглотить. Да, да! Кровавая вакханалия началась именно с этих слов.

И страну рвали на куски. Хищники, приближённые к тушке на троне, рвали зубами целые отрасли. И похищенные отрасли были обречены — они умирали. Все! Кроме одной…

Ну, а взрывы домов в сентябре 1999 года — это был апофеоз драмы, началом которой стало то убийство — девятью годами ранее — 09.09.1990 года. Надо признать: гексоген явился дьявольским продолжением того взмаха топора над головой священника.

Страна, как известно, это не территория. Страна это люди. И вполне возможно, Россия наладит таки автомобильное производство, реанимирует образование, поднимет с колен сельское хозяйство… Возможно! Вот только дух народа окончательно и бесповоротно деградировался. (Дай бог, что бы я ошибался!)

Задумайтесь над фактом: ведь два президента — Горбачёв и Ельцин брали на личный контроль ход расследования. И убийца не найден! Вот и орудие убийства тоже не найдено. Даже мотив убийства так и не установлен… Ну, а рукопись? Может найден обрывок, похищенной рукописи? Нет. И рукопись тоже не найдена до сего дня. И это тоже факт, установленный следствием… ни странички, ни даже обрывка! Именно сие обстоятельство — пропавшая рукопись, как ничто иное, указывает на цель того убийства. Да, цель киллера — рукопись. И прочь сомнения: случайный убийца непременно был бы вычислен, и, тем более, случайный убийца непременно выбросил бы рукопись, как опасную для него улику.

Так что же было в той рукописи, если заказ на убийство автора текста исходил… От кого же он мог исходить? Отвечаю: заказчик убийства тот, для кого рукопись священника ставила под угрозу сытую, безбедную жизнь. Удар топора по голове, выхваченный из ослабевшей руки портфель… и рукопись так и не увидела свет! Не потому ли город трёх религий, увы, устоял? Не развалился Иерусалим на три части, остался стоять твердыней для антихриста, хотя и было предсказано: «И произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Так великое! И город великий распался на три части, и города языческие пали, и Вавилон великий воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его» (Откр гл.16 ст.18).

Землетрясение — не более, чем аллегория. Но очевидно иное: время, упомянутого в апокалипсисе события, что открылось два тысячелетия назад апостолу-провидцу его Учителем, к сентябрьскому утру 1990 года ещё, к сожалению, не подошло.

А два тысячелетия назад было сказано: Ну, что-ж, надо Его убить… И что из того, что Он невиновный? Выбора у нас нет: или мы, или Он! — так решили учителя нравственности. Праведнику был вынесен приговор — смерть! Мотив же убийства Галилеянина банален — перспектива потери своей исключительности и, пожалуй, ничего более. Кто, как не священники — носители благочинности и олицетворения праведности? Не они ли «ближе всех к Богу»? Именно поэтому, профессиональные «помощники» Бога могли разрешить быть Мессии только в статусе Бога (или Его Ипостаси). Ну, а Помазанник в человеческом формате не вписывался в «правильный» формат, где огненная колесница, влекомая крылатыми конями — главный атрибут Мессии.

Можно ли сомневаться, ради чего прозвучал двусмысленный провокационный вопрос арестованному: Кто ты есть? Не плотник ли ты из захолустного Назарета?! Сын ли ты Бога? Подсудимый ответил утвердительно. Даже ради спасения жизни покривить душой Он не мог. Именно утвердительный ответ, а совсем не смысл этого ответа подвиг судью к наигранному исступлению. Первосвященник аж взревел от возмущения: «Ты сказал, что ты — Бог! Какие нам нужны ещё доказательства?!!» Смысл же слов Христа был иным: Разве не все люди — дети Божьи?.. Вот и отдан был Иисус на растерзание палачам.

Подсудимый не посчитал возможным для себя вступать в полемику относительно смысла слов «сын бога». В храме или под открытым небом — вступил бы, вот только не со скрученными руками, и не при заранее вынесенном смертном приговоре.

Поразительно, но до сегодняшнего дня лукавый вопрос Каиафы к Христу: Сын ли ты Бога? — остался при ложной трактовке священника-палача, смысл которого: Коль скоро ты Себя назвал Божий Сын, стало быть, ты и есть Бог!.. Бог?!!

Можно ли сомневаться в том, что председатель Верховного суда прекрасно понимал смысловую разницу: есть — сын, а есть — духовный сын. Первосвященник отличие «сын» от «Сын» понимал тем более, что знал и помнил об Авессаломе, который был сыном Давида, но, отнюдь, не духовным сыном второго царя Иудеи.

Иисус же со всею очевидностью и без какой-либо наигранной скромности отдавал себе отчёт: Да, он духовный сын! Тот сын, который — единомышленник, продолжатель дела своего Отца. (Увы, надо с сожалением признать, что далеко не каждый отец, глядя на родного сына, вправе назвать его своим духовным сыном.)

И вот до сего дня мировые религии, объявляющие себя, так сказать, христианскими, извратив важнейший постулат всего Писания — Единство Бога, исповедует Христа не обычным человеком, а именно Богом. Мэтров богословия и Отцов церкви не смущает факт того, что: если Иисус есть Христос, значит, Он — по определению — был человек; но если Иисус есть Бог, значит Он уже не Христос. Стоит ли пояснять смысл слова «Христос»? — очевидно, да. Поясняю: Христос — коль скоро, Помазанник, значит, избранный Богом. И, стало быть, человек. Помазанником Бог быть не может.

Вот и в убийстве 09.09.1990 года на дорожке к платформе «Семхоз» мотивация убийства осталась та же самая, что и две тысячи лет назад. Ну, а в сентябре 2010 года уголовное дело за давностью было закрыто. Следствие закончено. Забудьте! Таким образом, надо признать удивительный факт: расследование, ход которого курировался министром МВД, генеральным прокурором, расследование, стоящее на личном контроле трёх (!) президентов, потерпело полнейшее фиаско. Ноль!

Так что же было в той, в похищенной киллером, рукописи? Ответ на этот вопрос в следующей главе. Но, если одной строкой — католицизм/православие/протестантизм — языческие религиозные культы, изобразившие на своих хоругвях лик Христа. Все они — лжехристианство!

за что был казнён Иисус

Религия. Если лаконично — этим термином обозначается свод условных правил, стоящий на страже морали и нравственности в обществе. Эти правила, при всей их условности, строго регламентированы и не допускают какого-либо отступления от «как надо», «как правильно».

Своё отношение ко всем формальным правилам — «как надо» Он выразил резким словом «лицемерие».

Итак, факт: религия — свод абсолютно условных правил. (Попробовал бы кто-то осенять свой лоб сакральным жестом в православном храме двумя пальцами!.. А если одним?!.) Это первое.

Второе: любая (пишу большими буквами — ЛЮБАЯ!) религия — спектакль, где роли участников прописаны и отступление от сценария наказуемо. Даже, было-дело, казнью на костре.

Язычество. В каких бы этнических границах оно не существовало, язычество — это всегда религия. Все языческие религии политеистичны и, в силу этого, несут в себе — явно или завуалированно — поклонение творению, а не Творцу, то, что принято называть идолопоклонством. Тут и поклонение разным «святым» людям и предметам, «святым» картинкам, трупам, костям… Но и это не главное, что характеризует «регулятор морали в обществе» как языческий культ. Главное — строгая регламентация формы исповедания, обрядов, ритуалов — вот что недвусмысленно указывает на язычество той или иной этнической религии.

Чем же богопротивно язычество? Я бы сформулировал так: религия (любая!), будучи по своей сути языческой, своей обрядовостью, своей ритуальностью подменяет собою…

так что же религия собою подменяет?.. А подменяет самое главное, что есть в «венце природы» — совесть подменяет у человека. Совершай гнусность, даже проливай реки крови, воруй миллиардами из «общего котла»… главное — надо сделать прилично-постный вид пред «картинкой маслом» и правильно сложить пальцы в ритуальном взмахе руки. И всё! Совесть может продолжать спать.

антихристы

То, о чём ты, уважаемый читатель, прочтёшь ниже, поставит тебя перед серьёзным выбором… судьбоносным для тебя выбором! Но сначала, прежде чем ты скажешь своё «да» или «нет», дарю тебе, читатель, алмаз. Этим драгоценным камнем является фраза из Библии. Вот она:

«Кто лжец, если не тот, кто отвергает, что Иисус есть Христос?» (1-е Послание Иоанна гл.2 ст.22).

Лжец — это об антихристах.

Кто же те «отвергатели», которых апостол Иоанн заклеймил самым страшным термином?

Сотни лет люди читали Послание ап. Иоанна. И что же видели миллионы читателей Библии в строчке, ценность которой сопоставима с алмазом? А видели вот что: антихрист — это тот, кто не желает признать Иисуса Помазанником Божьим — с чем трудно не согласиться. Вроде бы, куда как проще для понимания! Но остаётся только решить для себя: Если Иисус Помазанник… Кто Он? Другими словами, Христос — Человек или Бог?

И вот, каким-то неведомым образом смысл сурового предупреждения Апостола ускользнул от понимания миллионов людей, превращаясь в полнейшую его противоположность. Ещё раз вчитайтесь: «Кто лжец, если не тот, кто отвергает, что Иисус есть Христос?» Так что же антихристы ставят под сомнение и отвергают? Тут два диаметрально противоположных варианта для трактовки слов ап. Иоанна.

Антихристом, по условию первого варианта, является каждый, кто скажет: Христос — это совсем даже НЕ БОГ. Второй вариант: антихристом является тот, кто объявит: Иисус Христос — Он и есть Бог.

Ошибка в трактовке слов ап. Иоанна приводит к чудовищным выводам и последствиям. Итак, атеисты не признают Иисуса Богом… Они — антихристы? Иудеи тоже далеки от того, чтобы признать Плотника из Назарета Богом… Они — антихристы? Мусульмане чтут Иисуса, но тоже далеки от того, чтобы видеть Его Богом. А ученики Иисуса?.. Глядя на своего Учителя, они видели в Нём Бога?.. Может и они тоже антихристы?

Тут важно вдуматься: Учитель спросил учеников: За кого вы Меня принимаете? Пётр ответил: Ты сын Божий. Да! именно Сын… Духовный, разумеется, Сын. (Согласитесь, совсем не каждый сын своего отца является, к сожалению, духовным ему сыном. Ведь так?)

Итак, два варианта трактовки слов Иоанна о сути антихристов. Первый: если ставишь под сомнение Иисуса как Бога… Ты антихрист, отвергающий Христа? Второй вариант — противоположный первому: антихристами является каждый, кто отвергает, что Иисус Христос был самый обычный человек. Тут самое время определиться. (Лукавое же — «Богочеловек» не меняет сути выбора… Или надо признать, что слово «Богоматерь» — ошибочно.)

Вопрос не праздный, уверяю вас. Правильный выбор одного из вариантов прямо указывает на антихристов.

Вдумчивое прочтение слов Апостола не оставляет сомнения: «отвергателем Иисуса — как Христа» является не какая-либо историческая личность. Всё гораздо хуже. Антихристом является каждый (!), кто отвергает, что Иисус — Он был самый обычный человек, точно такой же, как каждый из нас. Увы, такова вот зловещая, окружающая нас реальность, следующая из смысла слов любимого ученика Христа.

(Поверьте, я вполне отдаю себе отчёт, насколько трудно принять эту, столь очевидную, истину, и, главное, каковы последствия влекутся, признав её.)

Но катастрофа в духовности людей состоялась!.. пустил-таки корни догмат о Богочеловечности Иисуса. Главная цель догмата о «бого-человечности» Иисуса — устранение противоречия: если Иисус есть Христос, значит Он — человек, коль скоро, Избранный! Помазанник! Но, если Иисус есть Бог, значит Он не Христос.

Знамёна сообщества антихристов победно взвились в 325 году со времени Никейского собора под председательством римского императора Константина. Именно тогда догмат о «бого-человеке» ознаменовал собою рождение лжехристианства — как религии и церкви антихристов — как сообщества. Вот и реет над землёй уже тысячу семьсот лет двуглавый стервятник — греко-римская религия. Христианская ли это религия? Нет. Это уродливая карикатура на христианство. А это, надо помнить, громадное римо-византийское сообщество, под знамёнами, хоругвями, штандартами которого, три миллиарда человек. Да, да! это и римо-католичество, и византийское православие, и всё многообразие протестантских сообществ. Три миллиарда!.. Это все те, кто не желает понять и принять: если Иисус есть Христос, значит Он — Человек. Но, если Иисус есть Бог, значит Он уже не Христос.

Так чем же страшен догмат о «бого-человечности» Христа? Ведь не принижает, а возвеличивает Его этот статус. Увы, этот догмат «всего лишь» убивает Иисуса, насаждая чудовищную ложь, о воплощении Творца в Его тварное создание.

Так кто есть Христос?.. Кто Он?

Вот Ньютон… Избранный-ли он Богом? Ведь, до Ньютона о силе всемирного тяготения люди не ведали. Но именно Ньютону дано было «увидеть» то, о чём миллионы людей не догадывались. А Менделеев?.. В бытность Дмитрия Менделеева были учёные-химики гораздо авторитетнее его, гораздо академичнее. Но именно Менделееву было дано Богом осознать периодичность химических элементов. Необходимо признать, что и Менделеев, и Ньютон — избранные Богом. Не Мессии, конечно же, но, в известном смысле, помазанники.

Вот и Иисус плотник из Назарета… Он — Христос, т. е. помазанник. В отличии от гениальных учёных, миссия у Плотника была иная… Наиважнейшая! Будучи обычным человеком, рождённым естественным путём обычной женщиной, Иисусу надлежало доказать Богу (точнее, показать Ему), что мир людей не безнадёжен, даже при всей своей греховности. И спалить огнём мир людей — мир, в котором есть хоть один праведник, любящий и справедливый Отец Небесный, не сможет.

Подумайте: кто же обязан был предоставить Всевышнему такого рода «доказательства», если не обычный человек! Но вот появился догмат о Божественности Иисуса, догмат, гвоздём вбитый решением епископов на Никейском соборе, в принятый ими, Символ веры. Надо признать, это была весьма дьявольская новация римского императора. Ведь ясно же, догмат о божественности Христа напрочь отвергает Иисуса — как обычного человека, отвергает Иисуса как Помазанника, назначая Его при этом, «в боги».

Позвольте! А кто будет тот, кто себя назовёт «вторым после Бога»? Ну, конечно же, венценосное ничтожество — царёк-князёк.

Необходимо, набравшись смелости, решиться на вывод: догмат бого-человечности Иисуса это догмат антихристов.

Так каковы признаки антихристов? Кто же на самом деле отвергает Иисуса как Человека? Может это зловещий Понтий Пилат? Или Ирод? Или лютый император Нерон?.. Может это атеисты? Или иудеи и мусульмане?.. Все, выше упомянутые, очень далеки от того, чтобы признать Иисуса Христа Богом. Чтобы не возникло сомнений автор термина «антихрист» дал два признака таковым. Не три признака, и не десять… Только два!

Первый признак. Антихристы это вчерашние христиане. Вчерашние, но таковые, на хоругвях которых остался лик основателя Церкви: «Они вышли от нас…» — вот первый признак антихристов. «Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши» (1-е Иоанна 2:19). Тут речь идёт о сектантстве, об ответвлении от основного сообщества.

Можно ли себе представить Понтия Пилата членом апостольской общины?.. Вот и Нерона тоже невозможно. Нет, кем бы они ни являлись по своей свирепости — не антихристы они, в силу первого признака. Вот и миллионы атеистов — они тоже не антихристы. К антихристам нельзя причислить, в силу первого признака, кришнаитов, буддистов, синтоистов, иудеев, мусульман… Не антихристы они!

Тут важно не упустить из виду, что те, кто вышли из апостольской общины, таковые не ушли, допустим, разуверившись в Учителе, а, именно — «они вышли ОТ НАС». Отделились! Причина же сектантского отделения от апостольской общины — суть второй признак антихристов.

Итак, второй признак, указывающий на зарождение лжехристианства, того самого, что явило собою Церковь антихристов.

В апостольские времена возникли общины людей, верующих в Бога. Но не просто «в Бога», а верующих, во имя, избранного Богом человека — Плотника из Назарета… Да, именно так, и никак иначе: верующих в Бога, во имя человека! «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились»

Это были те, кто уверовал в Бога во имя Иисуса, озарившись этой верой совсем даже не от национального родства с Праведником (ни от крови), и не от «шантажа» плотью, допустим, болезнью (т. е. от хотения плоти), и не от умных назидательных речей с амвона (ни от хотения мужа) … Именно таковые последователи Христа и были наделены Учителем самой могущественной властью. (Извините мою дерзость, уважаемые мэтры богословия, что трактую слова «о крови», о «хотении плоти и мужа» не в унисон вашим трактовкам.)

Это была эпоха апостольского христианства. И, что крайне важно, апостольское — не название христианству. Апостольское — всего лишь, указание на время, когда свет учения Праведника несли Его ученики. Крайне важно понять: у христианства названия нет и быть не могло. Абсолютно всё что имеет «название» христианству — это уже сектантство от христианства апостольского: католицизм, православность, адвентизм, баптизм, и, прости господи, иеговизм… (Да, есть географические названия. И это, разумеется, не названия, как таковые, христианству.)

Но вот апостол Иоанн увидел то, что его ужаснуло — то, что он обозначил страшным термином — антихристы. Иоанн вдруг увидел этот ядовитый росток в самих общинах. Эти «рости» стали Иисуса… нет, не принижать! Таковые стали Христа возносить! Возносить до уровня самого Бога.

Апостол Иоанн, разумеется, не мог знать, какое имя собственное появится через полтораста лет у церкви лже-христианства, но имя тем, кто встанет в их ряды и под их сакральный символ — крест, он уже дал.

Был и идейный вождь таковых. Вождём лже-христиан стал Иерусалимский епископ Николай. Разумеется, сами себя, столь благочинные и праведные последыши Николая, антихристами не считали: «Это-ж, как можно тех, кто руководствуется благими намерениями — да в антихристы?! Ведь, исключительно ради поднятия авторитета Христа „назначили“ Его в боги!» Уважаемый мною читатель, уже понял, о ком идёт речь… Да, да! Имя тем антихристам было дано Иисусом Христом через апостола Иоанна — Николаиты (смотрите кн. Откровение главу 2:6).

Но не слишком ли суровый термин «антихристы» был тем, которые не принижают, а возвеличивают Христа? А ведь тут всё дело в известной ложке чёрного дёгтя в бочке мёда. Дёготь — это ложь. Возносящие же «в боги» Иисуса, любовались своей личной благочинностью и праведностью: ведь они же верующие в Бога! Вдумайтесь: Верующие в Бога… во имя Бога! Понимали ли николаиты суть своей лжи? Разумеется, понимали. Потому и отделились от апостольских христианских общин.

Итак, главный вопрос: почему антихристы те, для кого Христос — не человек, а Бог?

Тут важно вчитаться в слова: «Един Бог, един и посредник между Богом и человеками человек Христос Иисус». А ведь так говорит нам Слово Божье. Ещё раз: посредник — он человек! И мы знаем Его имя. Он так же един, как и Един Бог. Можно ли поставить под сомнение: высшим критерием справедливости, нравственным ориентиром и примером для подражания для человека Бог быть не может: «Мои пути не ваши пути; мысли ваши не Мои мысли» — читаем в Библии откровение Бога.

Но в апостольских общинах первых христиан появились те, кто Учителя стал забрасывать высоко в небо… За облака. За горизонт. А в результате? Вот — Человек… Плотник из Назарета Иисус явил собою Высший критерий нравственности. И вот нет его!

— Позвольте!.. А Иисус?

— А что, Иисус? Он не человек. Он — Бог! Нам ли равняться на Того, «у которого Свои пути» и «свои мысли»?!

Остановите и спросите тысячу православных, так сказать, «христиан»: Дева Мария — Богоматерь? Иисус Христос — Бог?.. И не сомневайтесь в их единодушном ответе. Увы, так же ответят и католики. А аргумент у них будет, как удар кувалдой: «Я и Отец одно».

Да, это слова Иисуса. И они ставятся в доказательство божественности Того, кто это произнёс. И тут же следует дьявольский по сути вывод: Христос — Он и есть Бог, воплотившийся в Плотника из Назарета, вторая Его Ипостась.

Да! А ведь именно в этом догмате заложена сама суть лже-христианства. Доводы антихристов в пользу божественности Праведника основаны на мистицизме:

— непорочность зачатия Марии,

— превращение воды в вино на свадьбе,

— хождение по воде,

— ответ Петра о том, кем видят ученики своего Учителя,

— воскрешение Лазаря,

— вознесение после казни на кресте,

— воскрешение после смерти на кресте,

— слова Фомы, при виде Учителя после казни.

Вот доводы, которыми манипулируют прохвосты от религии и аргументы всех тех, для кого эти «доказательства» имеют вес. Подробно о каждом из этих аргументов — отдельными главами, а пока…

связь мистицизма и язычества

Мистицизм!.. Вот фундамент и каркас любой языческой религии (а иной, если не языческой, и не существует).

Необходимо признать, мистицизмом пронизано и опутано православие/католичество точно так же, как и культ Вуду. Вот только первые — они гораздо опаснее для духовного здоровья человека, чем культ Вуду. Дело в том, что эти два религиозных культа зловеще копируют христианство. Копируют, но не зеркально. В эту «зеркальность» православие и католицизм вкрадчиво внесли в христианство главнейший атрибут язычества — мистицизм… Есть сомнение?

Непорочность зачатия, превращение воды в вино, исцеления, хождение по воде, насыщение двумя хлебами тысяч людей, воскрешение мёртвых, вознесение на небо в облака — это ли не чудеса, явленные Богом, воплотившимся в человека?

Нет. Это не чудеса. Это ложные трактовки обычных (!) событий, которые представлены в качестве «доказательств» божественной природы обычного человека — Иисуса.

(На каждом из этих «чудесных чудес» я подробно остановлюсь ниже по тексту).

христианство

Христианство — религия ли это? Понимаю, вопрос звучит нелепо… Но это только сначала так кажется.

Тот, кто позволил себе увязать по смыслу эти два слова — «религия» и «христианство», просто закрыл глаза, чтобы не видеть: Иисус Христос порвал в клочья все правила «как надо» и обрывки пренебрежительно кинул себе за плечо… Даже незыблемый для евреев закон от Моисея — «закон субботнего покоя»! Смысл этого жеста в том, что: Пора взрослеть! На смену правилам для детишек в песочнице — «не кидайся песочком», должны прийти иные правила для зрелого человека: не вырви глаз у того, кто лишил тебя зрения, а…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 404