электронная
180
печатная A5
361
18+
Отголоски прошлого

Бесплатный фрагмент - Отголоски прошлого

Детектив

Объем:
124 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-2299-8
электронная
от 180
печатная A5
от 361

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

— Ты разве не слышишь? Это Паганини! Почему ты так бездарно играешь? — и она ударила сына линейкой по руке.

— Мама мне больно!

— Что поделаешь. Терпи, раз по-хорошему, не понимаешь. Я тебе уже тысячу раз говорила, что музыка не приемлет фальши. Ты должен слышать, то, что ты играешь.

— Но у меня нет слуха.

— Кто тебе сказал такую ерунду? Я твой учитель и добьюсь желаемого результата, а слух можно развить, но для этого надо трудиться в поте лица и не ныть. Начнем все сначала.

* * *

Татьяна проснулась от головной боли. Сколько можно играть одно и то же? Который сейчас час? Она встала с кровати и зажгла ночник. О Боже, уже двенадцать! Она что издевается? Она ни одна в этом доме живет и как все это терпят. Пора прекратить это безобразие. Татьяна постучала по трубе. Музыка на какое-то время затихла, а потом повторилась с новой силой. — Что за дурдом? — закричала Таня и со злостью стукнула кулаком по стене. Рука разболелась, раздражение накопилось, а музыка продолжала звучать. Таня накинула халат и вышла из квартиры. Раз общественность молчит, придется брать инициативу в свои руки. Видно всем до фонаря или у них железные нервы, и они могут спать, даже под грохот канонады. Если я сама о себе не позабочусь, кто обо мне позаботится». Она поднялась на третий этаж и позвонила в дверь. Таня приготовилась к марш броску и подготовила обвинительный трактат. Не хватало только транспаранта и она была готова к захвату Белого Дома.

Дверь открылась, и Таня увидела на пороге пожилую женщину. Она сказала Тане, — Проходите.

Таня вошла в прихожую. Свет не горел и было темно, и неуютно. У нее что перегорела лампочка и некому вкрутить? Как она только передвигается в потемках. Здесь черт ногу сломит. Все заставлено старьем и пахнет затхлостью. Жаль ее, конечно. Она скорее всего одинокая никому не нужная старуха, которая не знает чем заняться и как скрасить старость. Вот и изводит всех своим бренчанием, в надежде, что кто-то заглянет к ней на огонек. Жалость уступила место прагматизму, и Таня решила не тянуть резину, и сказала без предисловий,

— Я какой день хочу спать, а Вы не даете. Я понимаю, Вы, таким образом, привлекаете к себе внимание, но Вы хоть представляете, который сейчас час? Женщина проигнорировала Танин вопрос и спросила, — Вы, что так не любите музыку?

— Люблю, но в меру. Сейчас она неуместна. Уже поздно и я устала. Мне завтра на работу и у меня нет времени вести с Вами беседы. Вы посмотрели на часы, прежде чем сесть играть? — в очередной раз спросила Таня.

— Что?

— Вы что плохо слышите и поэтому играете ночью на пианино, не давая людям спокойно спать? — прокричала Таня.

— Не надо кричать. Я Вас прекрасно слышу.

— Замечательно, тогда посмотрите на часы!

— Я бы рада, только я ничего не вижу.

— А как же Вы играете? — успокоившись, с интересом спросила Татьяна.

— Чтобы играть, не надо видеть, — и она пошла в комнату. Таня последовала за ней. Она дотронулась до выключателя и вздохнула, — Хоть здесь есть свет! Таня теперь могла, не напрягаясь видеть свою собеседницу. Она посмотрела на ее скрюченные пальцы от артроза, и у нее сжалось сердце.

— Меня зовут Светлана Игоревна, а Вас как?

— Таня.

— Прекрасное имя, мое любимое. Сразу вспоминается Татьяна Ларина. Вы слушали оперу «Евгений Онегин»?

— Не доводилось. Я вообще не любительница опер.

— Да, сейчас молодежь привлекает другая музыка, а в наше время все было по-другому, — и она погрузилась в воспоминания. Таня поняла, что беседа затянется надолго и села в кресло, одиноко стоявшее посреди комнаты. Голос Светланы Игоревны убаюкивал и у Тани от ее монотонного говора слипались глаза. На какое-то время она уснула, и проснувшись, так и не поняла, зачем она сюда пришла. Ах, да! Я пришла с войной, а уйду с миром. Бедная, несчастная женщина для нее, что день, что ночь — все едино, одна сплошная тьма, и она блуждает в потемках в поисках лучика света, а мы порой забываем, что у нас есть глаза и возможность созерцать этот прекрасный и неповторимый мир.

Таня встала с кресла, поблагодарила Светлану Игоревну за гостеприимство и пошла к себе домой. Она поняла, что больше стучать по батарее и кричать не будет. Таня легла в постель, растерла рукой ноги, затекшие от неудобного сидения в кресле, вставила беруши и уснула.

* * *

Голова Светланы Игоревны покоилась на клавишах пианино, и Максиму сначала показалось, что она спит. Олег с пониманием посмотрел на Максима и сказал, — У меня тоже было такое ощущение, что она спит, но, к сожалению, она мертва.

— Ты говоришь с таким сожалением будто знал ее.

— Сколько не работаю, все никак не могу привыкнуть к смерти.

— И не надо. Мы тогда превратимся в роботов и перестанем чувствовать чужую боль. Мы же понимаем, что смерть — это потеря близкого человека, и мы должны сделать все, чтобы поймать преступника.

Олег приступил к работе. — Смерть наступила где-то 3—4 часа тому назад от удара в затылочную часть. Орудие убийства на месте я не обнаружил, но судя по ране, ее убили острым предметом. Кому понадобилось убивать эту старушку? У нее и украсть нечего.

— Да? И что по-твоему этот беспорядок она сама устроила? У нее что-то искали.

— Там ее соседка с тобой поговорить хочет. Это она обнаружила труп и позвонила в полицию.

Стояла жуткая жара и Максим открыл настежь форточку.

Как она жила в такой духоте, хотя старые люди постоянно мерзнут. Моя мать тоже постоянно жалуется что мерзнет и ей кажется, что дует из всех щелей.

Соседка была тучной женщиной и еле передвигалась, как такса на коротких ножках. Она пыхтела и вытирала пот тыльной стороной руки. Затем она вытерла руки об грязный передник и представилась, — Тамара, соседка Светланы Игоревны. У меня есть для Вас ценная информация. Ночью Татьяна, названивала в дверь к Светлане Игоревне и кричала на нее.

— И где живет Татьяна?

— На втором этаже.

— В котором часу это было?

— Она пришла в начале первого и ушла около трех.

— В чем причина их конфликта?

— Таню раздражала музыка в ночные часы.

— Я ее понимаю.

— А я любила ее слушать. Вы не представляете, как душевно она играла. Я все равно уснуть не могла.

— Так может Вы слышали, к ней еще кто-нибудь приходил?

— Нет. Я в три часа ночи уснула и проспала до восьми. Ничего больше не слышала, а то бы обязательно рассказала. Мне скрывать нечего. Стены-то у нас тонкие, ничего не утаишь. Я готова сотрудничать со следствием и делиться любой информацией.

— У нее были родственники?

— Сестра Нина. Она к ней часто приезжала. Племянник Анатолий тоже у нее бывал. Она его играть постоянно заставляла.

— Как заставляла?

— Скажем так, слезно упрашивала: «Толь, но сыграй хоть что-нибудь. Так хочется послушать, как ты играешь». — Он не мог ее ослушаться, садился и играл все подряд, а она хлопала в ладоши. Я тоже на одном таком концерте присутствовала.

— Он что музыкант?

— Он — композитор. У них вся семья музыкальная. Толя пишет музыку для театральных постановок. Недавно премию получил. Света всегда о Толе с гордостью говорила. Только женился он неудачно. Жена не разделяет его любовь к музыке.

— И как же они уживаются?

— Ругаются постоянно. Вернее она его пилит не по делу, а он терпит. Светочка хотела, чтобы он развелся, но его ребенок удерживает. Сына он больно любит, вот и мучается, бедняга. Хорошим мужикам всегда в жизни не везет. Максим не стал уточнять кто по ее мнению хороший мужчина, а то беседа бы еще затянулась на несколько часов. Тамара действительно знала много интересного о Светлане и ее родственниках как будто бы сама была членом их семьи.

— Спасибо за помощь следствию.

— Если у Вас еще ко мне будут вопросы, обращайтесь.

— Обязательно.

Тамара ушла. Максим открыл кран на кухне и умылся холодной водой. Ему сразу стало легче дышать. Когда же закончится эта невыносимая жара? Говорят, такая погода продержится еще две недели. Ничего выдержу, а Настю с Игорьком отправлю на дачу. Вошел Иван и вернул Максима к действительности.

— Максим, мы здесь почти закончили. Я пойду, побеседую с Татьяной.

— Что ж иди, а я пока других соседей опрошу.

Татьяна не выспалась и была злая. Всю ночь она ворочалась, думая о слепой музыкантше. Под утро она уснула, но проснулась от страшного видения. Она посмотрела вокруг и подумала, приснится же такой ужас и куда меня сегодня занесло. Я себе такую участь не желаю. С каких это пор все, кому не лень вторгаются в мое жизненное пространство. Надо брать ситуацию под контроль. Она потрогала себя за шею и успокоилась. Все в порядке, просто я неудобно лежала и она затекла.

Таня пошла, умываться в ванную, и посмотрела в зеркало. Она увидела на шее красное пятно и испугалась. Может, это был не сон и у меня ночью кто-то побывал в квартире. Говорят же, что лето, это сезон квартирных краж.

Она пошла в комнату и внимательно ее осмотрела. Нет, все на месте. У меня ничего не пропало. Что мне взбрело в голову, что ко мне кто-то залез. Не надо смотреть по ночам ужастики и она успокоилась. Пятно стало исчезать, и боль в шее прошла.

Иван спустился на этаж вниз и позвонил в дверь Татьяны. Кто это еще в такую рань? — подумала Таня и тихо подошла к входной двери. Может, не стоит открывать? Она услышала приятный мужской голос, — Откройте, Вас из полиции беспокоят.

— Покажите удостоверение. Таня посмотрела в глазок и открыла дверь. Она пропустила Ивана в прихожую. Прихожая была настолько мала, что был слышен каждый вздох. Иван сразу приступил к делу.

— Вы сегодня ночью были у Светланы Игоревны?

— Да, я пришла к ней после двенадцати. Я посмотрела на часы, когда уходила из квартиры. Я не могла уснуть. Нервы не выдержали. А в чем дело?

— Ее убили.

Иван увидел, что Таня расстроилась, и на ее глаза навернулись слезы.

— Вам, что ее жалко?

— Конечно.

— А Вам, что нет?

Иван промолчал. Он не был таким чувствительным, как Максим. Он каждый день встречался со смертью и перестал на нее реагировать. Все с годами притупилось. Он смотрел на произошедшее, как на кадры в киноленте, которые мелькают перед глазами один за другим.

— Больше Вы к ней не заходили?

— Нет. Мне рано вставать на работу, и я сразу легла в постель, когда от нее вернулась. Я попыталась уснуть, но удалось это осуществить только под утро.

— Вы слышали к ней кто-нибудь приходил?

— Я все-таки живу этажом ниже. У меня слышно, когда играет музыка или когда громко разговаривают, но ничего подобного после моего ухода не было. Когда я от нее ушла, музыка сразу умолкла. Я решила, что она наконец-то уснула.

— Тамара сказала, что Вы с ней ругались.

— Сначала, да, но, когда я ее увидела у меня охота пропала затевать конфликт.

— А что Вы раньше с ней никогда не виделись?

— Нет. Я ухожу на работу рано, прихожу поздно и так каждый день. У меня выходные бывают крайне редко, а когда бывают я дома не сижу.

— То есть Вы ничего рассказать о ней не можете?

— Кроме того, что она каждую ночь играла и лишала меня покоя, ничего не могу сказать.

— Жаль.

— Мне тоже жаль, что я не могу Вам ничем помочь. Обратитесь к Тамаре. Она про всех все знает. Она собирает все сплетни.

* * *

Максим беседовал с Анатолием.

— Где Вы были в ночь убийства тети?

— Дома спал. Жена может это подтвердить.

— У тети были дети?

— У нее был сын, но он давно умер.

— От чего он умер?

— Он упал с крыши. Тетя тяжело переживала потерю и винила в его гибели себя.

— А на самом деле, как это произошло?

— Мы спали, и тетя пошла в магазин. Никита в ее отсутствие зачем-то поднялся на крышу и упал оттуда. Она обнаружила его тело, лежавшее у подъезда.

— Вполне взрослый мальчик. Что же привело его на крышу?

— Я бы тоже хотел это знать, но прошло уже столько лет. Тогда все списали на несчастный случай. Прошел дождь, и было скользко. Посчитали, что он потерял равновесие и упал.

— А он случайно не ходил во сне?

— Не знаю. Это Вам лучше у моей матери спросить. Прошу Вас будьте с ней деликатны. Она недавно вышла из больницы. У нее был сердечный приступ. Она тяжело перенесла смерть мужа, а тут очередное горе. Правду говорят, «беда не приходит одна». Мать всегда была уверена, что уйдет первой и для нее смерть сестры потрясение.

— Но Ваша тетя была так больна.

— Мать тоже не блещет здоровьем. Она только с виду крепкая женщина, вернее кажется таковой, а внутри комок нервов и болезней. Я думаю нам опять придется вызывать врача.

— И часто у нее бывают приступы?

— Последнее время участились. Возраст дает о себе знать. Никто не хочет умирать, а она говорит, что ей недолго осталось. Она боится темноты, а там, как известно света нет.

— У Вашей тети были враги?

— Она ни с кем не конфликтовала и никуда не выходила. Она общалась только с Тамарой и с нами. Ей вполне было этого достаточно.

— В квартире были ценные вещи?

— Бесценной была только она. Она в свое время много путешествовала и владела интересной информацией и знаниями. Тетя устраивала музыкальные вечера и вокруг нее всегда вились молодые мужчины. С ней было о чем поговорить, и не только о музыке. Правда, некоторые из них преследовали корыстные цели. У нее были связи в музыкальных кругах, и они надеялись с ее помощью пробиться в люди. Где она только не была за свою жизнь и что только не видела, но все это осталось в прошлом. Когда-то у нее было много друзей и знакомых, несмотря на ее тяжелый, неуживчивый характер, но кто-то уже умер, а остальные перестали с ней общаться после того как она ослепла.

— Как она одна справлялась по хозяйству?

— Ей помогала Тамара, и мы часто ее навещали. Она привыкла к своему состоянию и не замечала свою ущербность. Вы спрашивали про ценности, и я подумал, как я мог забыть про пианино, но только знаток может знать его истинную ценность.

— Пианино стоит на месте. Его трудно вынести из квартиры незамеченным. В комнате беспорядок, там явно искали что-то другое.

Анатолий ушел и Максим поделился своими соображениями с Иваном. — Странная история, тебе так не кажется?

— Что тут странного? Столько людей случайно выпадает из окон и балконов.

— Мне не дает покоя мысль, зачем он пошел на крышу.

— Может, его кто-то позвал.

— Тогда должен был быть свидетель его падения.

— А если все-таки его толкнули, а списали все на несчастный случай?

— Теперь мы вряд ли об этом узнаем. Нам, прежде всего надо заняться старушкой. Ее не просто так убили. Она в свое время вела бурный образ жизни, поэтому ответы на вопросы придется искать в ее прошлом. Зная ее состояние, в последнее время она никому дорогу перейти не могла.

— Это уж точно.

— Она вела затворнический образ жизни. Только Тамара радовала ее своим присутствием.

— Не забывай про сестру и племянника.

— Я не думаю, что они причастны к этому.

* * *

Татьяна еле доплелась до работы и рухнула в изнеможении на стул. Машка поливала цветы и была в хорошем расположении духа. — Что опять мучили кошмары?

— Соседку сверху убили.

— Это ту, которая тебе мешала спать? Так вздохни спокойно.

— Как ты можешь так говорить?

— А тебе что вдруг ни с того ни сего стало ее жалко?

— Да, после того, как я ее увидела.

— Так ты еще умудрилась пойти к ней на ночь глядя? Так ты теперь подозреваемая номер один.

— Очень смешно. Мне твое сочувствие необходимо, а ты? Подруга называется.

— Да, ладно тебе, не дуйся. Я тебя слушаю, внимательно.

— У меня терпение лопнуло, и нервы были оголены до предела. Я поняла, если не пойду к ней, то с ума сойду от ее бренчания. Мне, конечно, хотелось верить, что когда-то она была хорошей пианисткой, но не сейчас. После встречи с ней мой запал быстро угас, и мне пришлось сменить гнев на милость. Она оказалась слепой.

Машка не выдержала и спросила, — А как же она тогда играла на ощупь что ли?

— Играла, как могла. Это было единственное занятие в жизни, которое доставляло ей удовольствие и поддерживало жизненные силы, своего рода энергетик. Она приходила ко мне ночью.

— Ну ты и начиталась детективов! Ты такая впечатлительная. Читай лучше любовные романы, хоть толк какой-то будет.

— Какой?

— По ночам будешь видеть эротические сны.

— Ладно, я серьезно.

— И я серьезно. Я понимаю к Герману из «Пиковой дамы» приходит графиня, так ты же знаешь, результат всего этого. Он сходит с ума. Так не доводи себя до этого. И что старушка открыла тебе тайну?

— Не буду тебе больше ничего рассказывать. Ты смеешься надо мной и не веришь во все это.

— Да верю, верю, не томи, а то у меня сейчас терпение лопнет. Мне, даже очень интересно послушать. Кто мне еще такие небылицы расскажет кроме тебя. Мне вот ничего не снится, а ты живешь такой интересной жизнью, путешествуешь в астрале. Как тебе это удается? Ты что покидаешь физическое тело, проходя сквозь глабеллу, и возвращаешься в затылочную часть?

— Я поднимаюсь над физическим телом и возвращаюсь таким же образом.

— А серебряный шнур ты видела?

— Да. Это всего лишь световой луч, соединяющий физическое и астральное тело.

— Так что тебе сказала бабка?

— Она мне показывала альбом со старыми черно-белыми фотографиями.

— И все?

— И меня кто-то душил. Я проснулась и обнаружила на шее красный след.

— Ты просто отлежала. Что во сне только не привидится.

— Я тоже сначала так подумала, убеждая себя, что это всего лишь сон, но я физически ощущала мужские руки на своей шее. Тогда мне и пришла мысль, что если пошевелюсь, то меня убьют.

— Ты сама мне говорила, что бывают сны, как наяву.

— След говорит об обратном. Я еще увидела, что нить начала обрываться, и я почувствовала, что жизненные силы покидают меня.

— И что тебя спасло?

— Светлана Игоревна. Она сказала, «Тебе еще рано умирать. Ты еще здесь не все дела завершила».

— Так бабка может в свое время занималась оккультными науками?

— Не знаю, чем она занималась. Я же с ней не общалась.

— И что он ушел?

— Когда я открыла глаза, его рядом не было.

— Но, как он проник в квартиру?

— Я проверила, дверь была закрыта.

— А окна?

— Окна я летом вообще не закрываю.

— Тогда понятно. На второй этаж залезть, это расплюнуть.

— Поверю тебе на слово. Мне сегодня придется проверить свои физические возможности, правда преодолеть придется три этажа. Я хочу разыскать альбом с фотографиями и понять, что от меня хотела Светлана Игоревна, а то она не оставит меня в покое так и будет преследовать во сне.

— Ты же можешь путешествовать куда захочешь и затеряться в любых уголках мира.

— Могу, но иногда отголоски прошлого не дают тебе покоя и возвращают к действительности. Я не смогу спрятаться от своей совести.

— Какие громкие слова. Ты что чем-то ей обязана?

— Нет, но я должна в этом разобраться.

— Не знаю, зачем тебе все это надо, хотя ты всегда ищешь себе приключения на одно место. Я бы не стала во все это ввязываться. Здесь пахнет жаренным. Тебе, что так хочется попасть под раздачу? Понятно, что в жизни каждого человека есть тайны, которые он не хотел бы оглашать, а ты сейчас начнешь ворошить прошлое и рыться в чужом грязном белье.

— Она сама этого хочет.

— А что хочешь ты? Ты так подвержена чужому влиянию и готова пойти у нее на поводу?

— Я должна сделать то, что считаю нужным, чтобы потом не жалеть, что я не сделала, даже шага в сторону решения проблемы.

— Это не спорт, где тебе дают три попытки для взятия высоты. На карту поставлена твоя жизнь. Ты не кошка, у которой семь жизней.

— Я уже все решила и не отговаривай меня.

— Как знаешь. Только прошу тебя, возвращайся из астрала живой и невредимой.

— Я постараюсь.

* * *

Таня натянула на себя эластичный облегающий костюм. Он потрясающе подчеркивал ее фигуру. Она посмотрела на себя в зеркало. Жаль, что в темноте это никто оценить не сможет. Она открыла бар и выпила коньяка для храбрости. Брр, какой отвратный напиток. Наверное, я ничего в этом не понимаю или мне подсунули паленый коньяк. Как такую гадость можно пить. Ладно, пора воспрянуть духом. Мне еще никогда не приходилось лазить по стенам, но видно когда-нибудь все приходится делать впервые. Она вообразила, что сегодня ночью будет играть роль «человека-паука» и это придало ей сил.

Таня вышла на улицу. Надо же, какая тишина. Неужели, никто не ищет приключений на ночь глядя, как и я. Да, все нормальные люди давно спят в своих теплых кроватях, и только я блуждаю в темноте в надежде найти ответы на свои вопросы. Таня лезла по стене и думала, а вдруг кто-то проснется и выйдет на балкон покурить или посчитать звезды на небосклоне, а тут я откуда не возьмись, как снег на голову. В этом деле главное остаться незамеченной. Это будет сделать нелегко, ведь вжиться в стену мне вряд ли удастся. Сейчас бы мне не помешала бесшумность и прыткость кошки.

Таня благополучно залезла на балкон Светланы Игоревны и почувствовала облегчение. Фу, полпути пройдено, а дорога к дому всегда короче, тем более у меня уже есть навык. К моему счастью, балкон не застеклен, а с балконной дверью придется повозиться. Таня заранее к этому подготовилась и накупила в магазине инструменты для взломщика. Таня вошла в комнату и включила фонарь. Надо сначала выбрать маршрут отступления и Таня пошла к входной двери. Она придирчиво осмотрела замок. Такой замок даже школьник откроет, видно Светлана Игоревна совсем не опасалась за свою жизнь и имущество. Зачем такие тяготы обратно я с легкостью выйду через дверь. Таня решила начать поиски со спальни. В гостиной я тогда побывала, правда, толком ничего не разглядела. У меня цель была другая. Кто знал, что мне придется вернуться сюда, да еще и без приглашения. Да, украсть здесь нечего. За свою жизнь она ничего не нажила, голые стены, да и только. Мебель старая, просто древняя, наверное, досталась ей от бабушки в наследство. А может, она и представляет ценность. Я толком в этом ничего не понимаю. Здесь нужен эксперт, чтобы разобраться в этом барахле. У меня другая задача найти альбом с фотографиями, а то я тут до утра пробуду». Таня стала открывать все ящики комода и рыться в них. Попытка оказалась безуспешной. Где же она хранила свой альбом? По идее он должен лежать на видном месте. Раз она пришла ко мне с ним, значит, недавно просматривала фотографии. Альбом стоял на книжной полке и не бросался в глаза, поэтому Таня сразу его не обнаружила. Она взяла его в руки и стала смотреть. Сначала шли детские фотографии. А в юности Светлана Игоревна была даже очень ничего, подумала Таня. Это, судя по всему ее муж. А это кто? Наверное, сын, а рядом с ним брат или родственник. Уж больно они похожи, как две капли воды. Это мне предстоит выяснить, кто есть кто. Но вряд ли это она мне хотела сказать. Она хочет, чтобы я нашла ее убийцу, и ответила на вопрос, зачем он это сделал? Когда я найду ответ на этот вопрос, тогда я пойму кто это сделал. Не простая задача. Мне еще не приходилось быть в роли сыщика, хотя кто знает, может, Светлана Игоревна знала обо мне то, что я не знаю о себе.

Таня зашла в гостиную и села в кресло. Вот тут я сидела. Надо сосредоточиться и вспомнить, что она мне говорила. Я сквозь дрему совсем ее не слушала. Таня встала с кресла и подошла к пианино. Она провела по нему рукой и открыла крышку. Как тебе теперь одиноко без хозяйки. Что же с тобой теперь будет? Скорее всего, тебя выбросят на помойку или отдадут кому-нибудь. Нет, пианино не выбрасывают. Его передают из рук в руки. Выносят на помойку всякий хлам и книги, к которым утратили интерес. По-моему, мне пора уходить отсюда и опять через балкон. Дверь опечатали, и полиция сразу поймет, что здесь побывал непрошеный гость. Не стоит нарываться на неприятности. Да и потом надо поспать, хотя бы пару часов перед работой.

Таня без проблем преодолела три этажа и оказалась на земле. Мне повезло, что меня никто не заметил. А вообще страшно было. Никому не советую брать с меня пример, хотя я понимаю, что таких, как я единицы, поэтому Светлана Игоревна и выбрала меня, а не соседку Тамару. У Тамары наверняка есть ключи от ее квартиры. Интересно, а она сказала об этом капитану Волжину или решила умолчать. Но она же не будет лазить по квартире среди ночи. А почему бы и нет? Я же смогла. Она просто выберет более простой способ и зайдет через дверь, не то, что я. Я всегда ставлю перед собой трудновыполнимые задачи. Машка права, зачем я ввязалась во все это? Почему мне не живется спокойно?

Таня вернулась домой, легла в постель, и уснула. Она проснулась от звуков музыки. Она встала с кровати и пошла на кухню. У нее было ощущение, что в квартире кто-то побывал. Она почувствовала неуловимый запах присутствия другого человека. Окна все были открыты, но он не успел еще выветриться. Таня на всякий случай подергала входную дверь. Она была закрыта, значит, он опять проник через окно и включил фортепьянный концерт, который я в жизни не слушала. У Тани похолодело в душе. Это все происки Светланы Игоревны! Она даже на том свете не хочет оставить меня в покое. Она что таким образом пытается приобщить меня к музыке. О чем я думаю? Светланы Игоревны нет! Это кто-то из живых умышленно сводит меня с ума или хочет меня запугать. Так просто меня не возьмешь! Не на ту напал. Таня выключила музыку и вернулась в спальню.

— Долго ты будешь меня преследовать? — сказала она в пустоту. — Чего ты добиваешься? Я делаю все возможное и не надо на меня давить. Сегодня ты мне заявила: «А тебя заинтересовала музыка. Ты даже не поленилась открыть крышку пианино. Тебе захотелось услышать звуки, которые оно издает?» Таня про себя усмехнулась. Те стоны, раздолбанного годами пианино, она называла музыкой, хотя у каждого свое понятие о красоте. Ее, наверное, устраивало бесконечное бренчание, хотя ее можно понять, чем ей еще было заниматься, когда она не могла отличить день от ночи. Может, это только я страдала от этого и вот мне за это наказание, распутывать этот клубок. Скажи лучше кто ко мне приходил, раз ты все знаешь? Таня не услышала ответа на свой вопрос и произнесла, — Так я и знала, ребусы отгадывать, это по моей части. Почему я потеряла столько лет напрасно? Мне давно надо было открыть свое частное сыскное агентство. Ничего, никогда не поздно. Вы будете первым моим клиентом с того света. Машка думает, что у меня не все дома и как она только со мной находит общий язык, наверное, потому что я не зануда и со мной интересно. Я не от мира сего и мыслю неординарно, а она такая серьезная и все у нее разложено по полочкам, а у меня бедлам. Ну что ж, противоположности притягиваются и когда я закончу это дело, она изменит свое мнение обо мне. Лучше не надо. Не хочу быть стандартной и вписываться в общие рамки.

Татьяна позавтракала и пошла к Тамаре. Она позвонила в дверь. Она услышала шаги и ворчание за дверью. Таня посмотрела на часы. Да, незваный гость хуже татарина. Тамара подошла к двери и крикнула, — Ну кому еще не спится?

— Это я, Таня.

Дверь со скрипом открылась

— А, это ты заходи. Ты что это ни свет ни заря и уже на ногах.

— Так мне скоро на работу ехать.

— Это тебя не оправдывает. Не ты случайно ночью шарила в квартире Светланы?

— Нет. Что мне там делать?

— Уж не знаю, что ты там потеряла. Только бабка эта непростая была. Много у нее тайн в жизни было, и она унесла их с собою в могилу.

— А с Вами она ими не делилась?

— Со мной, нет. Ты ко мне по какому делу пришла?

— Я хотела спросить, а у Вас нет ключей от квартиры Светланы Игоревны?

— Нет. Зачем они мне нужны?

— Но Вы же помогали ей по хозяйству.

— У нее сестра есть и племянник. А тебе-то это зачем?

— Так просто.

— Не темни. Что ты задумала?

— Да говорю же, ничего.

— А Вы на похороны едите?

— Конечно.

— Можно я с Вами поеду?

— Туда приглашения не нужны. Не пойму только, что ты там забыла. Она же не была тебе ни родственницей, ни подругой.

— А у нее был сын?

— Мне она об этом не говорила.

— Странно. Я думала, Вы были в курсе всего.

— Моя дорогая, не надо лезть в душу человека, если он того не хочет. Она не любила говорить на эту болезненную для нее тему.

— Ладно, спасибо, я пойду.

— Похороны завтра.

Ничего не хочешь говорить не надо. Я все равно докопаюсь до истины с твоей помощью или без тебя. Татьяна поднялась в свою квартиру, взяла дамскую сумочку и поехала на работу.

Маша уже сидела за компьютером и просматривала новости.

— Привет, Маш!

— Привет, подруга. Ну как твои ночные похождения душа в пятки не ушла?

— Все путем, но Тамара слышала, что там кто-то ходил, но я ее убедила, что это была не я.

— Ну и слух у нее!

— Это у нас стены такие тонкие.

— И она тебе поверила? Небось уже звонит в полицию.

— И пусть звонит. Я была в перчатках. Меня другое беспокоит. У меня кто-то по ночам по квартире ходит.

— Может, тебе все приснилось?

— Ты принимаешь меня за фантазерку, а как же концерт Чайковского? Кто-то врубил его ночью.

— Ну и шуточки у него! Ты какие-то страсти-мордасти рассказываешь. Я бы вообще с постели побоялась встать.

— А что делать? На работу ехать же надо. Хочешь, не хочешь, а встанешь. Да и потом в собственном доме за семью замками трястись от страха, это где ж видано?

— Не знаю, не знаю, причем твои замки, если он форточник. У тебя есть предположения, кто это может быть?

— Если бы я знала. Но это явно не Светлана Игоревна. Она же умерла. Да и потом ей это не под силу.

— Так может, это ее душа не может успокоиться?

— Но у души нет рук. Это человек безобразничает в моей квартире.

— Тебе надо рассказать об этом в полиции.

— Да ты что! Кто меня там слушать будет? Подумают, что я с приветом.

— Расскажи, тогда тому капитану, который к тебе приходил. Он ничего такого не подумает. Он буден благодарен за помощь следствию.

— Ты так думаешь?

— Уверена в этом. Ты же ему еще не рассказала, а делаешь выводы.

— А ты мне хоть веришь, или считаешь, что я все это выдумала?

— Конечно, верю. Мы уже не первый год знакомы, хотя фантазии у тебя не занимать. Тихо, шеф идет!

В комнату вошел Андрей. — Так, все болтаем. Когда начнем делом заниматься?

Таня с Машкой притихли, как мыши и втянули головы в плечи.

— Татьяна я хочу с тобой побеседовать. Зайди ко мне в кабинет.

Андрей пошел к выходу размашистой походкой. Таня занервничала. Он явно не в настроении. Неужели, я опять сделала что-то не так и наляпала кучу ошибок. Лишь бы не уволил, а то у меня еще испытательный срок не закончился. Так не хочется опять искать работу. С Машкой так хорошо и всегда можно по душам поговорить, а на новом месте неизвестно, какой коллектив будет и привыкай заново к работе, и подстраивайся под каждого человека. Мы с Машкой, друг за друга горой стоим.

— Вот черт! Он, конечно, не чай меня приглашает пить, доигралась, — поделилась она с Машкой.

— Успокойся! Что ты заранее на себя тоску нагоняешь? Все будет хорошо, вот увидишь. Таня с благодарностью посмотрела на Машку и пошла в кабинет Андрея, ожидая самого худшего.

— Садись. Как тебе работа?

— Нормально, справляюсь.

— Давай поужинаем сегодня.

— Сегодня?

— Ты что занята?

— Нет. Я хотела у Вас на завтра отпроситься.

— А что случилось?

— Мне надо на похороны.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 361