электронная
27
печатная A5
431
18+
Отдельные люди

Бесплатный фрагмент - Отдельные люди

Объем:
316 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-5668-9
электронная
от 27
печатная A5
от 431

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Первое июня две тысячи шестьдесят восьмого года я не забуду никогда.

Это должен был быть самый обычный день, такой же, как и многие до него.

Но он оказался тем самым днем, который решает дальнейшее течение жизни.

Я до сих пор слышу шаги моего отца, эхом разносящиеся по огромному залу, и помню, как неизвестно почему, сердце в груди тревожно замирало.

Думала ли я тогда, что его слова в тот день приведут меня на порог смерти? Могла ли я предположить, что буду лежать на дороге под осенним проливным дождем и молиться Богу, в которого я не верю, дать мне шанс увидеть снова мою сестру и любимого?

Нет!

Но я здесь, и я умоляю…

Глава 1

Сквозь затемненное стекло автомобиля я смотрела на здание из стекла и алюминия, напоминающее по форме огромный многогранный кристалл.

Это был Центральный московский офис Global. Компании ориентированной на инновационные технологии, возглавляемой моим отцом.

Ее подход отличался от других, и благодаря этому за несколько лет произошел большой технический скачок. Идея создания механических существ захватила сознания людей. Появились первые роботы с искусственным интеллектом и в скором времени сеть Global разрослась по всему миру.

В России компания открыла свой филиал в 2032 году, и тогда все изменилось.

Выпускаемые машины занимали места людей на производстве, в торговле, медицине, полиции… Везде.

Роботам не нужно было платить заработную плату, им не нужен перерыв на обед, отпуск или больничный.

Безработных стало слишком много, и тогда было принято решение разделить общество…

Двери главного входа то и дело открывались, пропуская внутрь новых посетителей. Сегодня их было так много, что мне пришлось ждать, когда машина сможет подъехать ближе, и я тоже смогу войти. Причиной такого скопления народа было полугодовое отчетное собрание.

Вчера за ужином отец намекнул, что готовится нечто действительно грандиозное, что-то, что изменит ход истории.

Машина легко тронулась с места и через полминуты остановилась прямо у центрального входа.

Мой робот-водитель вышел и открыл дверь для меня, протянув руку, чтобы помочь мне выбраться. На секунду мой взгляд остановился на его блестящих, как начищенное серебро, пальцах. Я взялась за гладкую ледяную сталь и вылезла из машины, наконец, оказавшись на свежем воздухе.

Дневной зной уже спал, и накаленный воздух начал остывать. В потоке солнечных лучей, отражающихся от стеклянного фасада здания, воздух вибрировал, казалось можно коснуться его, ощутить, словно это было прозрачное желе.

— Мисс.

Я перевела взгляд на робота. Он выглядел как обычный человек, за исключением того, что его кожа была серебряного цвета, а глаза светились синим.

— Во сколько вас забрать, мисс? — спросил он. Все роботы-мужчины говорили одним голосом, мой отец рассказывал, что этот голос был создан на основе голоса Майкла Граунда — основателя компании.

— В восемь тридцать, пожалуйста, — ответила я и пошла в сторону стеклянных дверей.

Стоило мне подойти, и они тут же раздвинулись в стороны, пропуская меня внутрь здания. Я оказалась в вестибюле. Прямо передо мной была стойка ресепшен, за которой сидели роботы-секретари. А за ними на стене был слоган компании: «Нет пределов технической мощи, побеждающей природу».

— Аня! — этот срывающийся на визг возглас я могла бы узнать из тысячи.

Я обернулась, позади меня стояла моя младшая сестра Мария.

Мы были одного, среднего роста, и имели тонкие талии. Но на этом все наше сходство заканчивалось.

У Маши голубые глаза и светлые волосы, в нашу мать. Я же скорее темно-русая, с проблесками меди, которые, к слову, меня очень раздражали, а глаза цвета карамели. Я не была похожа на родителей, но отец говорил, что я точная копия его бабушки.

Я подошла к сестре и поцеловала ее в щеку.

— Привет, детка, отлично выглядишь! — на сестре было изумрудно-зеленое платье, чуть выше колена спереди и почти до щиколотки сзади. Из-за высоких каблуков она казалась выше меня.

— Спасибо, ты тоже. Золотой тебе идет, хотя тебе не кажется, что это платье старушечье?

Я ухмыльнулась. На мне было классическое платье-карандаш чуть ниже колена, песочного цвета, расшитое едва заметными золотыми узорами, напоминающими розы.

— Мы на работе, — напомнила я. — И что, позволь спросить, тебе не нравится?

— Оно слишком длинное, sis.

Я рассмеялась.

— Мари, ты не исправима. Нам нужно идти, ты ведь не хочешь опоздать на свое первое собрание?

Сестра училась в медицинском колледже и начала проходить летнюю практику в компании, в отделе, занимающимся разработками для больниц. Благодаря новым технологиям медицинское обслуживание стало лучше в разы. Однако врач — та профессия, которая была все еще необходима. А у моей сестры, безусловно, был дар.

— Могу поспорить, никто и не заметит. Сколько там будет человек, тысяч пять?

— Около того… — кивнула я в ответ, — но у нас места в первом ряду, папочка заметит, если нас не будет.

Маша закатила глаза.

— Я надеялась забиться на последний ряд и поспать.

Я фыркнула. Ее совершенно не интересовали дела компании и новые разработки, если они не касались медицины, и то что отец уговорил ее поработать лето в Global, было чудом.

Еще одно наше существенно различие. Я любила свою работу.

Я была модератором рассуждений, я давала машинам «мозг». Опираясь на исследования биологов, психологов, физиологов, лингвистов, мы создавали модели поведения, которые после становились разумом роботов.

Мы с Мари прошли к лифтам, и вскоре были уже на 180 этаже, где располагался конференц-зал.

Я приходила сюда с отцом с десяти лет и как завороженная наблюдала за его выступлениями.

Я помнила каждую деталь зала: огромные панорамные окна с трех сторон, стекла в них небесно-голубого цвета, из-за которых складывается впечатление, что ты находишься под водой. Светло-серый мраморный пол, тысячи синих кожаных кресел с черными круглыми ножками, стоящих ровными рядами.

И самое главное — серебряная, похожая на огромную каплю, кафедра, за которой сегодня будет выступать мой отец.

— Я уже ненавижу все это…, — пробормотала Мария, входя в зал.

Я вздохнула, что я от нее хочу? Ей еще и восемнадцати нет, я в ее возрасте… Нет, я и в ее возрасте не была такой. Мой бунтарский период закончился двумя годами раньше, чем я стала совершеннолетней. А когда мне было около восемнадцати, я, так же как и она, начала практику в «Global», и собрала Джилл.

Джилл — это мой личный помощник. Механический организм, оснащенный искусственным интеллектом, имеющий возможность подключаться абсолютно ко всем техническим устройствам. Джилл имела форму шара, со встроенной в середину камерой-глазом. Благодаря ее небольшим размерам, я всегда могла брать ее с собой. В обычный рабочий день она просто летала рядом, а сейчас лежала в моей небольшой сумочке.

Чуть позже я создала Джилл 2.0 для Маши, и она так же как и я, не расстается с ней ни на минуту.

Маша уже села на свое место, быстро проскочив мимо людей. Мне же потребовалась гораздо больше времени — на каждом шагу попадались знакомые, с которыми нужно было поздороваться. Не только потому что я работала с этими людьми, но и потому что меня обязывал статус дочери директора. Марию это, конечно, нисколько не заботило.

Когда я добралась до своего места, Маша уже достала из сумочки экран и с кем-то переписывалась.

— Убери, — сказала я, садясь.

Маша бросила на меня один из своих уничтожающих взглядов, но экран сложила. От него осталась только тоненькая стальная трубочка.

— Сколько продлится это занудство?

— Час, потом банкет. Нас заберет мой водитель в восемь тридцать.

— Ох.… Еще три часа, это же полное де…

Договорить она не успела, потому что раздался пронзительный гудок, осведомляющий всех о начале собрания.

Все мгновенно затихли. Слышно было только дыхание и шаги.

Шаги моего отца, идущего к своему месту.

Он встал за кафедру и опустил глаза на лежащий перед ним экран с текстом.

Моему отцу было уже почти пятьдесят, но он все равно выглядел как герой, сошедший со страниц любовного романа.

У него были густые черные волосы, с легкой сединой на висках, синие глаза, выраженные скулы. Черный классический костюм сидел на нем идеально.

— Приветствую Вас, дорогие друзья, — начал отец, пробежав быстрым взглядом по залу. — Поздравляю всех с наступлением лета. Прошло полугодие, для нашей компании это был плодотворный период, и со всеми поставленными задачами мы справились. Спасибо всем за проделанную работу.

По залу прошла волна аплодисментов.

— Надеюсь, следующие полгода пройдут так же хорошо, потому что задачи, поставленные перед нами, требуют действительно полной отдачи. Мы начинаем работу над двумя важнейшими проектами. Во-первых, это модуль образования, который позволит нам достигнуть мгновенных результатов в воспитании и обучении в интересах человека.

Во-вторых, капсула материнства. Мы хотим облегчить процесс вынашивания детей, точнее сказать мы надеемся исключить его полностью. — Зал загудел словно пчелиный рой, отец поднял руку призывая всех к тишине. — Сейчас я предлагаю разобрать каждый из пунктов подробнее, после у вас будет возможность задать свои вопросы. — Справа от отца появилась огромная объемная галаграма, показывающая модель будущего модуля, а слева секунду спустя появилась капсула. — И так, прошу внимания!

***

Мы ехали уже некоторое время, Маша опять уткнулась в экран и переписывалась с кем-то из подружек по колледжу, а я, прикрыв глаза, размышляла над словами отца.

Я согласна с тем, что модуль образования — это большой шаг вперед на пути развития человечества, но капсула материнства…

Мне было пять, когда мама забеременела Машей. И это самые удивительные воспоминания моего детства. Я видела, как меняется мама, как у нее округляется живот, я помню, как она давала мне почувствовать толчки маленьких ножек и ручек сестренки. Ее еще не было, но мы все уже любили ее всем сердцем.

И я всегда мечтала о том моменте, когда это случится со мной.

Но теперь все будет по-другому. Хочешь ребенка — закажи его.

— Ты расстроена?

Я открыла глаза и посмотрела на сестру.

— Нет, я просто размышляю. Прокручиваю в голове информацию, которую мы сегодня получили.

— Тебя это бесит тоже? — Маша улыбнулась. — Мы потратили столько сил на обучение, а кому-то это достанется просто так. Не честно.

— Прогресс… — выдохнула я.

За окном мелькают серые монолитные многоэтажные дома.

— Стоп, где мы? — мы никогда не проезжали этот район на пути домой. — Водитель? Где мы?

— Сбой навигационной системы. Место положения обнаружить невозможно. — Ответил робот ровным голосом–в отличие от людей, эмоций они не испытывали.

— Черт! Джилл, где мы?

Мгновенно передо мной возник шар, светящийся голубым светом.

— Юго-Западный жилой район второй категории, — тут же сообщила Джилл. — Робот-водитель вышел из строя.

— Аня, — визгнула Маша, — люди!

Впереди нас действительно была группа людей, и они, кажется, и не думали уходить с дороги, а наш водитель не реагировал.

Я отстегнула ремень безопасности и рванула вперед, схватившись за руль, я резко повернула его вправо.

Машина поменяла направление и через секунду мы врезались в дорожный фонарь.

Меня выбросило вперед. Я почувствовала острую боль и тошноту. Удар пришелся в основном на живот и бедра, но и головой я ударилась тоже — об крышу автомобиля. Картинка перед глазами поплыла. Но я отчетливо видела, что группа людей направляется к нам.

— Аня, Аня! — Маша, обхватив меня за талию, потянула на себя, я снова оказалась на заднем сиденье машины, рядом с сестрой. — У тебя голова разбита. Возможно сотрясение. — Голос моей сестры из напуганного стал серьезным. Врачебным.

Я попыталась улыбнуться.

— Я в порядке, детка, — я осторожно коснулась пальцами затылка. Кровь, теплая и липкая. — Джилл, вызови замену.

— Держи, — Маша протянула мне быстро заживляющие салфетки. Я приложила одну их них к ране, не сводя глаз с группы из шести человек, остановившихся в двух метрах от машины. Необразованные дикари, они не собираются предложить нам помощь?

Когда с противоположенной стороны, от той, куда я смотрела, раздался стук в стекло, мы с Марией вскрикнули.

— Эй, малышки, вылезайте оттуда, — на нас смотрел парень, на вид лет двадцати. Брюнет с почти черными глазами, в которых было что-то нехорошее. Что-то, что заставило меня напрячься. На нем была синяя выцветшая майка. И это могло означать только одно — он из «отдельных людей». Так мы называли безработных, они словно бы были из другого мира.

— Джилл, открой дверь.

— Может, не… надо? — поморщившись, спросила Маша, но двери уже поднялись вверх.

— Что Вам нужно? — я вылезла из машины, все еще прижимая к голове салфетку. — Сомневаюсь, что вы собираетесь оказать нам помощь.

— Помощь? — он рассмеялся. — Эй ребята девочки хотят, чтобы мы оказали им помощь!

Со стороны компании послышался ответный хохот.

Я едва удержалась, чтобы не закатить глаза. До боли примитивно.

— Ну? Это все, на что ты способен? Посмеяться, отпустив двусмысленную шуточку?

— О, а девочка-то с характером, люблю таких.

Маша вылезла из машины вслед за мной, и, одернув юбку тонкого платья, встала рядом.

— Ты в своем уме? — сквозь сжатые зубы спросила она.

Вопрос был разумный. Вылезать из машины и нарываться на неприятности было явно не моей отличительной чертой. По крайней мере не той меня, которой я была последние семь лет.

— Если нужны деньги, мы вам их отдадим, — сказала сестра.

— Мы заберем все что хотим, да парни? — ухмыльнувшись, он, перевел взгляд на своих подошедших друзей.

— Артем! — рявкнул голос за моей спиной. — Какого черта ты творишь?!

Парень, стоящий перед нами, очевидно Артем, отступил на шаг назад. Он смотрел за мою спину, и кажется, даже был напуган.

— Я ничего не сделал, — он вскинул вверх руки, ладонями вперед, показывая, что не опасен.

К компании присоединились еще двое парней. Оба они были одинаково одеты, в темно-синие джинсы и черные майки с V-образным вырезом, единственное различие было в обуви. На одном из них были белые кроссовки, а на втором бежевые ботинки из спилока.

Оба были русые, один чуть светлее другого.

— О, вау! — воскликнул тот, что темнее, посмотрев на меня карими глазами. — Принцессы Global! Что вы тут забыли?

— Машина вышла из строя, мы сбились с направления, — я сделала шаг, загородив собой Машу. — Мы дождемся другую машину, и уедем. Нам не нужны проблемы.

Он фыркнул.

— Нам они не нужны тоже.

— Мы можем что-то сделать для вас? — вежливо осведомилась я.

— Ха, ты, принцесса? Что-то сделать? Что такая богатая, зазнавшаяся сучка, может для нас сделать?

Мое тело среагировало быстрее, чем мой мозг. Я размахнулась и влепила ему звонкую пощечину, отчего ладонь будто бы обожгло огнем.

Его реакция была непредсказуемой, я не успела даже вздохнуть или подумать, что я только что сделала, как он одной рукой притянул меня к себе и поцеловал.

Я должна была его оттолкнуть.

Или хотя бы не отвечать на поцелуй. Но это было абсолютно невозможно, только его губы коснулись моих, я потеряла всякую возможность соображать. Мною полностью овладело дикое, неконтролируемое желание. И вместо того чтобы остановить его, я сама прижалась к нему вцепившись ногтями в его лопатки.

— Гром! — звал кто-то. — Гром, оторвись ты от нее уже! Гром — патруль!

На последней фразе наш поцелуй резко оборвался, он повернул голову в сторону парня, который пришел с ним. Я нахмурилась, поняв, что кроме нас здесь уже никого нет.

— Черт! — воскликнул он. — Мы не успеем уйти, Валет. Все из-за тебя, принцесса!

Я втянула в себя воздух и, наконец, заставила себя отпустить его.

— Джилл, когда тут будет патруль?

— Меньше минуты, мисс, — сообщила возникшая передо мной помощница.

— Что, вам нельзя им попадаться? — спросила Маша, кинув на меня быстрый многозначительный взгляд.

— Нет, малышка, — сказал Валет, посмотрев на нас ярко-голубыми глазами. — Нам не положено быть на улице после девяти.

— Джилл, активируй отражатели вокруг них.

Машина распалась на четыре части и окружила парней, секунду спустя они исчезли, скрытые отражающим полем Джилл.

Как раз в этот момент рядом с нами остановилась патрульная машина и оттуда вышли два робота полицейских.

— Мисс, нам необходимо вас идентифицировать.

Мы с Машей протянули им правые руки, и роботы просканировали отпечатки пальцев.

— Власовы. Ограничений не обнаружено. Мисс, почему вы находитесь в этом районе? Что-то случилось?

— Наша машина сломана, мы ждем замену.

— Мы останемся с вами до приезда вашего автомобиля, тут небезопасно.

Я плотно сжала губы. Если они останутся, я не смогу забрать Джилл.

— Наша машина будет тут через четыре минуты и двадцать пять секунд, — казала Маша, улыбнувшись.

Я чуть было не расцеловала ее. Конечно.

Я взяла свою сумочку из машины и открыла ее. Во внутреннем кармане лежали несколько серебреных таблеток.

Я дала одну из них Маше, а вторую оставила у себя.

— На счет три, — прошептала сестра. — Три! — мы одновременно прикрепили таблетки к лбам роботов и они отключились.

— Джилл, снять отражатели, — приказала я.

— У вас четыре минуты, чтобы убраться отсюда, — сообщила парням Маша.

Эти устройства создала я. Они отключали роботов, но только на четыре минуты и двадцать пять секунд. После система безопасности машин сообщала в центр об отключении.

— Спасибо, — кивнул Гром.

— Не говори больше, что я ничего не могу.

— Я надеюсь больше не говорить с тобой вообще, принцесса. И пока.

Оба парня побежали вниз по улице и в скором времени скрылись в первом переулке.

— Хорошо целуется? — прищурив глаза, спросила Маша.

Я закусила губу.

— Даже слишком.

Глава 2

Теперь, чуть больше недели спустя, мне казалось, что все, что произошло в тот вечер — это сон.

И он начинает распадаться на части, и исчезать из памяти. И не знаю, что я чувствовала, сожаление или радость…

Была суббота, и это значило, что сегодня мне не нужно ехать на работу. Однако, Global это не единственное, чем я занималась.

Два года назад я и Маша открыли свой салон красоты.

Он называется «Марианна» и имеет большую популярность в нашем обществе, даже несмотря на то, что находился далеко от центра, почти на границе с районом в котором жили «отдельные люди».

Существенным его отличием было то, что в нем работают только люди, и это было большой редкостью.

Все, что мы зарабатывали там, мы отдавали сотрудникам, это была единственная для нас с Машей возможность помогать нуждающимся.

Отец, конечно, не был в восторге от нашей затеи. Ему было наплевать, как живут другие люди, он считал, что ежемесячного пособия им вполне достаточно.

Я взяла мотоцикл и быстро доехала до салона. В субботу с утра дороги были почти свободные.

Я остановилась у переднего входа и, сняв шлем, окинула взглядом фасад. Это было двухэтажное здание розового цвета. Огромная неоновая вывеска, несмотря на раннее утро, уже мигала, каждые десять секунд меняя цвет. Наши имена тоже делали свое дело. Все знали, чьи мы дочери. Отец был не только директором компании. Он, так же как и директора в других странах, был нашим лидером, представителем в Совете. Совет принимал все важные решение сообща, распределял задачи по странам, стремительно развивая мир.

Я вошла внутрь.

Помещение наполнял запах кофе, посетителей еще не было, кожаные кресла, розовые и кремовые, были свободны.

Огромные зеркала блестели, и все рабочие инструменты разложены на своих местах.

Тихо играла музыка, спокойная и расслабляющая.

Сотрудников я нашла на кухне.

— Доброе утро, Анна, — почти хором поздоровались они, увидев меня.

— Всем привет, — я улыбнулась. — Готовы работать? У нас сегодня завал!

— Как и всегда, — сказала управляющая, Татьяна, протягивая мне кружку с кофе. — Мы вас сегодня не ждали. И так рано.

Я вздохнула.

— Не спится. Я ненадолго, проверю документы и уйду.

Татьяна отошла в сторону от остальных и потянула меня за собой.

— Все в порядке? — заботливо спросила она. — Выглядите уставшей.

— Просто плохо сплю, — я плотно сжала губы.

— Я слышала, что произошло после собрания. Мне жаль, что мальчишки напугали Вас, и вы попали в аварию.

— Я не кому не говорила, что там были люди. Откуда…

Татьяна рассмеялась.

— Сплетни разносятся быстро.

— Ясно, — я кивнула. На секунду, в моей голове промелькнула мысль, что она знает Грома, и я могу спросить у нее о нем. Но я заставила себя промолчать.

Я должна выкинуть его из головы. — Я поднимусь в кабинет.

— Ладно, если что-то будет нужно — позовите.

Наш с Машей кабинет был на втором этаже. Это была небольшая уютная комната со светло-коричневыми стенами и мебелью цвета слоновой кости.

Я села в кожаное кресло и дотронулась пальцами до прозрачной поверхности стола, на котором тут загорелись многочисленные папки. Передо мной возникла Джилл, ожидая указаний.

— Загрузи данные за май, — попросила я.

На экране появились цифры.

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я закончила, но моя спина уже начала болеть от позыв которой я сидела.

Я вышла на балкон и втянула в себя теплый летний воздух, наполненный ароматом цветущих трав.

Смотреть было особенно не на что, балкон выходил с другой стороны здания, где уже начинался жилой район.

Я видела однотипные, серые многоэтажные дома, узкие улицы и мусорный бак вдали. Удручающие зрелище.

— Мы так не договаривались! — я вздрогнула, услышав недовольный возглас.

На улице появились двое мужчин. Один из них был в толстовке с капюшоном, и его лицо я разглядеть не могла, но вот второго я знала. Причем очень хорошо. Его звали Максим, он был сыном еще одного представителя нашей страны в совете, мэра Михаила Александрова.

— Тише, не кричи, — предостерег Макс. — Нас могут услышать!

— Это твои проблемы, Александров! У нас с тобой была договоренность, если ты ее нарушаешь, то и я молчать не стану!

— Хватит! — рявкнул Максим, — пойдем. Я отдам все, что ты просишь, только не здесь!

Они пошли дальше по улице и свернули в переулок.

Я схватила свой рюкзак и Джилл, спустилась по пожарной лестнице и побежала следом — я должна была знать, куда опять вляпался Макс. Мы были друзьями с самого детства, и я хорошо знала его склонность попадать в неприятности.

Я быстро их догнала, они вышли на основную дорогу и остановились у входа в давно уже закрытое метро. Я осталась за домом, чтобы они не увидели меня.

Парень, который был с Максимом, подлез под оцепление и толкнул стеклянную дверь, она со скрипом поддалась. И они оба вошли внутрь.

Вот это было уже совсем странно. Зачем кому-то идти в закрытое уже как пятнадцать лет метро? Оно не работало с тех пор как в Global разработали сеть скоростных воздушных туннелей. И я думаю, то что оно находилось на территории отдельных было единственной причиной, почему вход до сих пор не снесли.

Любопытство было сильнее чем здравый смысл, и поэтому я пошла за ними.

Я прошла по переходу, освещенному аварийными лампами, и через несколько минут оказалась на самой станции.

Работающих ламп было мало, поэтому было темно и фактически ничего не видно, но я все равно спряталась за одной из оставшихся стоять колонн, что бы меня случайно не заметили.

— Нет, мы договаривались не так! — снова воскликнул парень. — Ты будешь платить, столько сколько я хочу. Иначе все узнают о твоей зависимости. Уж поверь, мне терять нечего!

Максим рассмеялся.

— Ты, парень, не понимаешь, с кем связался!

А потом раздался негромкий свист. И парень рухнул на мраморный пол.

Я зажала рот ладонью, чтобы не закричать.

Я знала, что это за звук. Выстрел.

Ноги стали как будто бы ватные, я бездумно, на автомате, начала отступать назад.

И потом вдруг под ногой ничего не оказалась.

***

— Чем ты вообще думал!? Зачем ты принес ее сюда? — в темноту ворвался недовольный голос, заставивший меня открыть глаза.

— Я должен был бросить ее умирать? — второй голос был не менее раздраженный.

— Чем мы ей поможем? Мы не врачи, у нас нет лекарств!

О ком они говорят? Где я?

Я пошевелилась, и в этот момент мое тело наполнила боль. Я не смогла бы сдержать крик, даже если бы хотела.

— Не шевелись, не шевелись, — сильные руки прижали мои плечи к кровати. — Ты сделаешь себе только хуже, принцесса.

— Не может быть… — простонала я. Теперь, когда он сидел рядом, я узнала его. — Скажи, что ты просто снова снишься мне.

— Снова? — он тихо рассмеялся. — Я приятно польщен. Пожалуйста, не шевелись, ты истекаешь кровью. Вызови скорую. У тебя есть коммуникатор?

— Где моя сумка? — спросила я. — Где я?

— У нас дома, Валет принес тебя. Ты взял ее сумку? — Гром обернулся на друга.

— Да, — я перевела взгляд на Валета, он держал в руках мой рюкзак.

— Открой, — попросила я. Как только он потянул за молнию, из сумки тут же выскочила Джилл. — Сканируй повреждения, — приказала я помощнице.

— Повреждение стенки кишечника инородным телом, острый перитонит. Угроза для жизни, требуется немедленное медицинское вмешательство.

— Вызывай скорую, Аня! — рявкнул Гром.

Скорее всего, у меня был шок, потому что я перестала чувствовать боль. Я не хотела, чтобы их посадили в тюрьму, из-за того что они помогли мне. А это бы и произошло, если бы меня обнаружили у них дома истекающую кровью.

В этой ситуации, я могла сделать только одно — позвонить Маше.

— Джилл, соедини меня с 2.0 по закрытому каналу, — я посмотрела на все еще державшего в руках рюкзак Валета. — Дай мне экран, — парень моментально выполнил мою просьбу.

Я растянула его, и передо мной возникло лицо сестры.

— В чем дело sis? — она улыбнулась, но ее улыбка тут же угасла, когда она увидела меня. — О Господи, что с тобой? Где ты?

— Долгая история. Нужна помощь, — прошептала я. — Посмотри мои данные, ты сможешь вылечить меня?

Несколько секунд, пока Маша изучала пересланный Джилл документ, прошли в тишине.

— Это серьезно, почему ты не вызовешь скорую? Где ты?

— Ну,… я не знаю где я, и я с ними, — я повернула экран, чтобы Маша могла видеть Грома и Валета. — Ты знаешь, что произойдет если…

— Знаю. Куда мне приехать?

— Приезжай к вашему салону, я встречу тебя, — сказал Валет. — Через сколько ты сможешь там быть?

— Двадцать минут.

— Хорошо, через двадцать минут у черного входа.

Оба парня вышли, оставив меня одну. Я, наконец, смогла оглядеться.

Комната была небольшая, слева от меня стоял шкаф-купе песочного цвета, передо мной выцветшее кресло, когда-то бывшее зеленым. Окно, по всей видимости, было сзади, я его не видела, но солнечный свет в комнату попадал. Я лежала на кровати или раскладном диване.

Через несколько минут вернулся Гром. Он был в серых спортивных штанах и майке белого цвета, по взгляду можно было сказать, что он совсем не рад, что я нахожусь у него дома. И винить его не за что.

— Я принес полотенца, сделаем временную повязку, — он сел на край кровати рядом со мной.

— Спасибо, и прости.

— За что, принцесса? — он аккуратно положил одно полотенце под меня, а второе сверху. Я поморщилась от боли.

— За то, что я здесь.

— Тебе не нужно извиняться, брат принес тебя. Его решение, не твое, — он вздохнул. — Расскажи мне, как ты оказалась в туннеле метро?

— Я… — в голове пронеслись воспоминания, на несколько секунд я перестала дышать. — О господи! — я зажала рот рукой, в глазах помутнело от подступивших слез.

— Тихо, тихо, — Гром провел рукой по моему локтю. — Не случилось ничего непоправимого. Все будет хорошо, принцесса. Не плачь…

— Случилось! Случилось! — закричала я. — Я пошла за Максимом, сыном мэра, а он… Он убил того парнишку! Застрелил его! О господи!

— Воу! Подожди, кого он застрелил?

— Я не знаю, не знаю! Парень угрожал что расскажет о чем-то …О зависимости… — я сморгнула слезы. — Наркотики! — осенило меня. — Я думала, он завязал… Господи…

— С этим сложно завязать, принцесса, — выдохнул Гром.

Он больше ничего не говорил, все, что я слышала — это его дыхание. Глубокое и ровное и оно успокаивало меня, появилось странное чувство, будто бы я качаюсь из стороны в сторону. Меня затягивало в манящую темноту, забирающую боль и страх. У меня не было сил бороться с ней, и я просто подалась ее силе.

— Аня! — я вздрогнула и увидела Машу, смотрящую на меня. Ее голубые глаза с золотыми вкраплениями. — Аня, ты слышишь меня? Давно она без сознания?

— Минут тридцать.

— Маш… — прохрипела я, губы пересохли, и во рту был привкус крови.

— Анечка, все будет хорошо, — сестра погладила меня по волосам. — Гром, подержи ее, мне нужно вживить нано роботов. Валет, дай мне ту коробку, — сестра раздавала поручения, как будто делала это всю жизнь.

Гром сел на край кровати и положил одну руку мне на плечо, а другую на бедро.

— Будет больно, — сказала Маша. — Держи крепко.

Она прислонила что-то холодное к моему животу, и я снова почувствовала невыносимо сильную боль, мое тело выгнулось дугой. Я закричала и после снова потеряла сознание.

***

Пальцы скользили, вверх-вниз, от запястья до сгиба локтя.

Это нежное, приятное ощущение, первое, что я почувствовала, прийдя в себя. И никакой боли.

Я открыла глаза.

Я лежала на плече Грома, а моя правая рука у него на груди, по которой он водил пальцами. Его глаза были закрыты.

От него исходил приятный древесно-пряный аромат. Я пошевелилась, он тут же открыл глаза и убрал свою руку от моей.

— С возвращением, — слегка охрипшим, как будто бы он спал, голосом сказал Гром.

Я перевернула руку и распрямила пальцы, так что моя ладонь полностью соприкасалась с ним. Интересное чувство, я сжала пальцы и снова распрямила. Удивительно приятно. Чем меня накачала моя сестра? Мои чувства слишком обострены.

Я все снова и снова сжимала и разжимала пальцы.

— В детстве у нас была кошка, она так делала, когда ласкалась… — пробормотал он.

Я заставила себя остановиться, хотя и была зачарована этим чувством.

— Где Маша, почему я…, — я с трудом села и огляделась.

Окно действительно было за кроватью, и солнце уже садилось.

— Маша со Стасом ушли в магазин. Она сказала, ей что-то нужно. А меня снова оставили с тобой, и ты сама легла на меня, так что прекрати смотреть на меня таким взглядом.

— Каким еще взглядом? Кто такой Стас?

— Стас Валетов, Валет. Взглядом как будто тебе хочется меня поколотить.

— Не хочется, у меня странное ощущение, как будто бы я… пьяная. А тебя как зовут?

— Это из-за обезболивающего. Зови меня Гром.

— Имени у тебя нет что ли?

— Есть, но тебе я его не скажу.

Я фыркнула.

— Не больно то и хотелось.

— Слушай, — он протянул руку и снова провел пальцами от сгиба локтя к запястью. — Ты уже почти поправилась, эти штуки, которые вживила Маша, невероятны.

Я кивнула.

— Последняя разработка Global. Они восстанавливают поврежденные ткани за считанные часы.

Он передвинулся и теперь сидел напротив меня.

— Как только ты сможешь, ты уйдешь отсюда, так?

Я снова кивнула.

— Я хочу попросить тебя: не возвращайся. — Он смотрел на меня ничего не выражающим взглядом. — Никогда. Слышишь?

— Да, я слышу. Я поняла тебя.

— Хорошо.

Хлопнула входная дверь и секунду спустя в комнату вошла Маша.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 27
печатная A5
от 431