электронная
60
печатная A5
261
12+
От Москвы до Санкт-Петербурга

Бесплатный фрагмент - От Москвы до Санкт-Петербурга

2010 год

Объем:
32 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-2357-7
электронная
от 60
печатная A5
от 261

Московские каникулы

Довелось мне трижды побывать в столице нашей бывшей общей родины — СССР. Жаль, но этой страны больше нет — растащили ее алчные и властолюбивые «товарищи» на мелкие осколки. Теперь Москва уже столица чужой (но не совсем) страны — России, а если быть более точным, то того, что осталось от некогда Великой России. Но я не увлекаюсь политикой, поэтому поговорим о моих впечатлениях от Москвы. А они самые разные…

Первое путешествие в Москву (мне было 20 лет, и я возвращался через Москву из Средней Азии, а точнее из столицы Киргизии — Фрунзе) вызвало полный восторг. Это было в период правления Л. И. Брежнева.

Второе путешествие я совершил, когда мне было 32 года, в период горбачевской «перестройки». Тогда у меня случилось тоскливое уныние от увиденного, но было весело.

Третье — уже когда мне было под 50 и впечатление уже двойственное.

Ну а теперь все по порядку. Да, чуть не забыл, почему каникулы! А потому, что в первый раз я был летом, а два других — на зимних каникулах.

Итак, я возвращался в аэропорт Домодедово из Фрунзе (ныне Бишкек),где работал три месяца в золотоискательской Сокулукской партии в горах Тян-Шаня. Мне было 20 лет и это были лучшие три месяца в моей жизни.

В карманах лежали приличные деньги, и я решил провести недельку в столице. Поселился я на даче у дальних родственников. Каждое утро я после завтрака отправлялся на электричку и ехал до метро, а оттуда добирался до центра Москвы.

Главный объект — это Кремль. Огромная Красная стена с величественными башнями. С детства по телику я видел часы на Спасской башне, а тут я их вижу наяву. Это было просто удивительно! Я до этого еще не видел таких больших городов — это поразило меня больше всего.

И вот я в Оружейной палате, смотрю на древние мечи, доспехи, сабли — настоящие произведения искусства. Затем прошел все выставки, которые там были, ну, и, конечно, древние церкви. Я не знал тогда, что на месте взорванного коммунистами древнего монастыря (это произошло в период, когда у власти стоял Никита Хрущев) располагается огромный Дворец Съездов, откуда нам показывали по телевизору долгие речи членов Политбюро, лично Леонида Ильича Брежнева и других товарищей из ЦК.

Тогда у нас было три программы и по всем трем шел съезд — вот было весело. Как в анекдоте — мужик начал крутить ручку телевизора (тогда пульта не было), а из-за экрана вылезает голова кагэбиста и говорит мужику: «Крути, крути, а тобой уже выехали». Так вот, поэтому московский Кремль выключили из наследия ЮНЕСКО.

Да… Тогда мир был другим, я был молод и мне все нравилось. А когда я увидел Царь — пушку и Царь-колокол, я был поражен. Наполненный чувствами, я начал исследовать Красную площадь, где бился пульс Советского Союза.

Никогда я не видел таких огромных магазинов, как ГУМ. Целый день я бродил по нему, рассматривая наполненные товарами прилавки, и даже купил себе туфли.

Напротив ГУМА стоял (и стоит) Мавзолей В. И.Ленина. это громадная тяжеловесная конструкция, явно не вписывающаяся в общий вид Красной площади. Но там был Ленин, а к нему стояла огромная очередь, жаждущих посмотреть на тело вождя. У меня не было такого жгучего желания. Не буду лукавить — я бы может быть и пошел, но огромная очередь занимала половину площади, а мне было жаль времени.

Посмотрев на красивую процедуру смены караула у входа в мавзолей, я направился к Собору Василия Блаженного. Этот каменный красавец совершенно не похож на православные соборы — в нем есть восточные черты. Построен от был в период правления Ивана Грозного (у англичан — Джона Ужасного) в честь взятия Казани. Вот где настоящая русская старина. Если бы царь Иван скончался пораньше, до опричнины, его имя было бы прославлено на века — ведь при нем территория России увеличилась почти вдвое. Но он запятнал свое имя пытками и казнями тысяч невинных людей, а его правление подорвало растущее Московское государство и привело к «смуте» начала XVII века.

Возле собора стоит великолепный памятник Козьме Минину и князю Пожарскому — спасителям Москвы, да и всей Руси от поляков. Надпись коротка, но выразительна: «Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия». А ведь поначалу памятник стоял в другом месте, но об этом после.

На следующий день я погулял по набережной Москвы-реки, посмотрел бассейн, который возвели на месте разрушенного Собора Христа Спасителя, и направился в музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина. Этот музей всегда мне нравился. Тут собраны копии величайших произведений искусства всего мира, все статуи от Аполлона до Лаокоона, от Древнего Египта до Древнего Рима. Я был в полном восторге.

Почти целый день я ходил по Третьяковской галерее — крупнейшему собранию картин русских художников. Боже, да здесь самые великие. Русские ни в чем не уступали итальянцам, французам или голландцам. Они великие художники. Саврасов и Левитан- «короли пейзажа», Шишкин — «певец леса», Айвазовский — это настоящий « повелитель морей». Никто и никогда не напишет лучше. К Куинджи так ухитрился нарисовать Луну, что хочется заглянуть за картину — не горит ли там лампочка. А чудесные картины Карла Брюллова, огромное полотно Иванова «Явление Христа народу», богатыри Васнецова! Я всегда любил живопись и скульптуру, в детстве даже собрал целую коллекцию (по искусству) марок.

Обойдя весь центр Москвы, я решил посетить ВДНХ (Выставку достижений народного хозяйства). Там было все: от «Белазов» до космических кораблей и спутников.

Меня поразили московские магазины, особенно продуктовые. По тем временам там было все от мяса и колбасы до конфет и тортов. М у нас в Гомеле колбасы не было. Здесь же изобилие всего! А какое мороженое — просто чудо!

У меня родился сын Димочка, и, наполненный впечатлениями, я купил билет, сел в железнодорожный вагон и отправился домой, в Гомель.


Второй раз я оказался в Москве при следующих обстоятельствах. Моему сыну Диме дали путевку в санаторий, который находился в Кубинке, в 40 километрах от Москвы. Это знаменитый санаторий, где отдыхали дети космонавтов, генералов и даже внуки членов ЦК КПСС. Кубинка, вообще-то, крупнейший военный аэродром, и меня бы никогда туда не пустили еще пару лет назад. С Белорусского вокзала я поехал на электричке до военного городка Кубинка. Прекрасное место. Мощный еловый лес. А воздух просто божественный. Я никогда такого больше не ощущал — густой и насыщенный кислородом с чудесным запахом ели, который ни с чем не спутаешь. Он знаком нам с детства — так пахнет новогодняя елка. Был легкий морозец и в лесу лежал снег. Я встретил сына — он сильно похудел, ему прописали строгую диету. Темнело. Мне разрешили остаться в санатории. Я устроился на ковре, в спортзале. А какие там ковры! Ворс по щиколотку. Огромные, они занимали все залы, а на стенах висели картины, причем неплохие по качеству. Во всех залах очень тепло и уютно. Через пять минут я уже крепко спал на пушистом ковре в углу спортзала.

Утром я дождался сына, его отпустили, и я пошел гулять с ним по дремучему заснеженному еловому лесу. Какая красота!

На берегу Москвы-реки мы неожиданно вышли к монастырю XV века. Он стоял посреди леса и был наполовину разрушен при научном коммунизме, а крышу сожгли при съемках фильма «Эскадрон гусар летучих!». Красивые места — но мне пора домой.

И вот я снова в электричке. Через час я уже на Белорусском вокзале. До отъезда еще полдня. Я пошел гулять по столице СССР. На улицах лежал снег, причем грязноватый. По улицам и подземным переходам с бешеной скоростью носились вечно чем-то озабоченные москвичи, еще больше — гости столицы. Целые толпы музыкантов в подземках и на улице, потрясающее количество нищих, просящих подаяние, и бомжей. Я еще был не готов к такой картине. Я пошел сначала в Кремль, затем на Красную площадь. Это был традиционный маршрут с посещением Кремлевских музеев. Выйдя из собора Василия Блаженного на красную площадь, я посмотрел с интересом на памятник героям польской войны. 1612 года. Гражданин Минин с увлечением показывал рукой князю Пожарскому на Мавзолей В. И.Ленина и, казалось, говорил ему: «Гляди-ка, князь, какая мразь в стене Кремлевской завелась».

Заканчивалась «перестройка». Сколько было надежд на «лучшее будущее». И все прахом! Но это было замечательное время — «Wind of change» и Скорпионс, голова Кашпировского, очки Алана Чумака и «есть консенсус» Горбачева по телику. Удивительное время!

А что я вижу вокруг? Бегущих людей, бандитов на «крутых тачках», тысячи попрошаек, нищих и бомжей, валяющихся под заборами, спившихся мужиков и баб в очереди за «пойлом», даже не за водкой, в рабочее время.

Оторвавшись от грустных мыслей, я решил пойти в кафе и покушать пельменей. Узнав цену за 5—6 пельмешек (11 рублей), я быстро вышел оттуда, сел на лавку и съел содержимое последней стеклянной банки, которую я взял из дому. Глянул на часы — еще два часа до поезда. Смотрю, с Манеже выставка художников-авангардистов. Но там пускают по пригласительным. Тут я заметил бородатого парня, который топтался на крыльце. Я подошел и попросил его: «Борода, борода, заведи меня туда». Художник засмеялся и провел меня на выставку. Ко мне подошли две дамы, поздоровались и спросили, не литовец ли я. «Да-а». — промямлил я, подделываясь под прибалта. У меня были длинные волосы и зимняя джинсовая куртка. Вероятно, я был похож. Дамы провели меня по выставке. Боже, какая дрянь там была нарисована, как-будто хвостом шаловливого мула малевали. Вот только голые девки были реалистичны, остальное — каракули. После Третьяковки мне стало обидно за человечество. А дамы видели в этом шедевры уровня Рафаэля!

Мне надоело слушать эту болтовню и у меня вырвалось: «Так это же хрень полная!». Дамы обиделись на меня и ушли. Оказывается, это «фуфло» было нарисовано их супругами.

Я с интересом посмотрел на «моделей», которые демонстрировали свое нижнее белье на невысоком подиуме. Некоторые были ростом с меня с необычайно красивым и тупым выражением лица. В Москве еще не стреляли, внешне спокойно, как перед бурей.


В третий раз я поехал в Москву с моим братом Димой в январе 2008 года. На зимних каникулах. Он тогда работал под Москвой. Рано утром я сел на маршрутку и отправился в центр столицы.

Отстояв очередь, я взял билеты в музей Кремля. Были хорошие выставки. Потом походил с фотоаппаратом по Кремлю. Опять Царь-колокол и Царь-пушка.

И снова другое восприятие. Вот что значит возраст, а это впечатление самое реальное. На Красной площади был каток, где катались тысячи людей. Москва жила своей суетливой жизнью. После собора Василия Блаженного я побрел вдоль набережной Москвы-реки, где наткнулся на «шедевр» Церетели — статую Петра I с часами на шляпе, затем пошел в собор Христа Спасителя, отстроенный заново на месте бассейна «Москва». Не прижилась новая «вера» в Ленина на Руси. Вернулась церковь, снова окрепла православная. Прошёл вдоль стены через захоронения «вождей мировой революции» и пошел в музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина.

На следующий день я решил пройтись по улицам и начал со Старого Арбата. Кругом певцы, фокусники и ораторы. И все борются «за металл». Ходил долго. Опять бегающие люди «в поисках счастья и приключений», бомжей стало меньше или совсем мало, но что-то опять изменилось в облике огромного города. Что-то не то.

И тут я все понял. Маленький Кремль в центре огромного мегаполиса уже не смотрелся так величественно, как прежде. Кругом огромные современные строения на месте двух-трехэтажных красивых особняков конца XIX века. Славный мэр Лужков постарался уничтожить всю историческую застройку, превратив Москву в «новый современный город». Просто она потеряла навсегда свое лицо и никогда его не вернет. А небоскребы еще не украсили ни одного города мира. Хорошо хоть скверы и парки не все уничтожили.

Посетил Ваганьковское кладбище — последний приют великих людей. Грустно стало, и я пошел гулять дальше.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 261